історія русов Коніського

 
 

історія русов Коніського

История Русов Георгия Конисского



 

ИСТОРІЯ РУСОВЪ
или
МАЛОЙ РОССІИ
СОЧИНЕНІЕ
Георгія Конискаго,
АРХІЕПИСКОПА БЂЛОРУСКАГО.
МОСКВА.
Въ университетской типографіи.
1846.
По ОпредЂленію Общества. 1846 года, генваря 26-го дня.
Секретарь Общества О. Бодянскій.
Императорскаго Общества Исторіи и Древностей Россійскихъ.
ОГЛАВЛЕНІЕ
[* СлЂдующее оглавленіе находится только въ одномъ Великорускомъ спискЂ Исторіи Русовъ, отличающемся большею поновкою слога подлинника; въ прочихъ же, БЂлорускихъ и Малорускихъ, спискахъ его вовсе нЂтъ.]
ЧАСТЬ І-я.
Предисловіе
ГЛАВА I.
Первый Гетманъ Пренцеславъ Лянцкоронскій
Гетманъ Князь Дмитрій Вышневецкій
Гетманъ Князь Евста?ій Ружинскій
Гетманъ Венжикъ Хмельницкій
ГЛАВА II.
Гетманъ Князь Михайло Вышневецкій
Гетманъ Григорій Свирговскій
Гетманъ ?едоръ Богданъ
Гетманъ Павелъ Подкова
Гетманъ Яковъ Шахъ
Гетманъ Дамьянъ Скалозубъ
Гетманъ ?едоръ Косинскій и введеніе Уніи
Гетманъ Павелъ Наливайко
Смерть его и штата его въ ВаршавЂ
Польское Правленіе въ Малоросіи
ГЛАВА III.
Гетманъ Петръ Конашевичь Сагайдачный
Особое Гетманство въ ЗаднЂпріи
Сагайдачный Гетманъ всей Малоросіи
Гетманъ Тарасъ Трясило
Гетманъ Семенъ Перевязка
Гетманъ Павлюга
Гетманъ Степанъ Остряница
Миръ въ Полонномъ
Гетманъ, Карпъ Полторакожуха
Гетманъ Максимъ Гулакъ
ГЛАВА IV.
Гетманъ Иванъ Барабашъ
Славный Гетманъ Зиновій Хмельницкій
Очищеніе Малоросіи отъ Поляковъ и Жидовъ
Прокламація Гетмана къ народу Малоросійскому
ГЛАВА V.
Экспедиція въ Молдавію
Король Польскій, Янъ Казиміръ, объявляетъ Посполитое рушенье на Малоросію
ЧАСТЬ II-я.
ГЛАВА I.
Зборовскій трактатъ
Прибытіе иностранныхъ пословъ
Бракъ Тимо?ея Хмельницкаго и смерть его
ГЛАВА II.
Вторичное Посполитое рушенье на Малоросію
Жванскій миръ
Прибытіе иностранныхъ пословъ
Договорныя статьи съ Царемъ АлексЂемъ Михайловичемъ
Наказный Гетманъ Золотаренко
ГЛАВА III.
Хмельницкій посылаетъ десятитысачный корпусъ въ помощь Шведскому Королю
Прибытіе иностранныхъ пословъ
Избраніе въ Гетманы Юрія Хмельницкаго
Гадяцкія статьи
ГЛАВА IV.
Гетманъ Виговскій
Юрій опять Гетманомъ
Наказный Гетманъ Якимъ Самко правитъ Малоросіею
Юрій монашествуетъ
Король Польскій, Янъ Казиміръ, дЂлаетъ Юрія опять Гетманомъ.
Ссылка Юрія въ Жмудь
Юрій гетманствуетъ въ четвертый разъ
Ссылка его на Греческій островъ
Гетманъ Брюховецкій
Рускіе Воеводы въ Малоросіи
ГЛАВА V.
Гетманъ Петръ Дорошенко
Гетманъ Дамьянъ Игнатьевичь МногогрЂшный
Гетманъ Иванъ Самуйловичь
Ссылка его въ Сибирь
ЧАСТЬ III-я.
ГЛАВА I.
Гетманъ Иванъ Степановичь Мазепа
Семенъ Палій
Карловицкій миръ
Нарвское сраженіе
ГЛАВА II.
Доносы Кочубея и Искры на Гетмана. Казнь ихъ
РЂчь Гетмана къ народу
ВЂроломная сдача Батурина
Гетманъ Иванъ Ильичь Скоропадскій
ГЛАВА III.
Полтавское сраженіе
Обстоятельство при ПрутЂ
Жалобы Гетмана Царю
Работа линій и каналовъ
Судъ надъ Царевичемъ АлексЂемъ Петровичемъ
Нейштадскій миръ
Уставъ о ПравдЂ воли Монаршей
Учрежденіе въ Малоросіи Коллегіи
Смерть Гетмана
Полковникъ Павелъ Полуботокъ правитъ Гетмаиствомъ
РЂчь Полуботка Петру І-му
Возшествіе на Престолъ Екатерины І-й
ГЛАВА IV.
Петръ II-й АлексЂевичъ
Ссылка Менщикова въ Сибирь
Подтвержденіе прежнихъ договоровъ и привиллегій Малоросіи.
Гетманъ Данило Апостолъ
Возшествіе на Престолъ Анны Ивановны
Доносъ Іеромонаха Суханова
Работы крЂпостей и редутовъ отъ ДнЂпра до Донца
Смерть Гетмана
Вторичное учрежденіе Коллегій
О сло†и дЂлЂ ГосударевЂ
Генералъ Леонтьевъ правитъ Малоросіею
Возшествіе на Престолъ Елисаветы Петровны
ГЛАВА V.
Императрица посЂщаетъ Кіевъ
Гетманъ Графъ Кирило Григорьевичь Разумовскій
Учрежденіе повЂтовъ и судовъ Градскихъ, Земскихъ и Подкоморскихъ
Вступленіе на престолъ Петра III-го
Голштинцы и Подцабольдинцы
Уничтоженіе Тайной Канцеляріи
Вступленіе на престолъ Екатерины II-й
Пикинерія
БЂлевская Коммисія
Увольненіе Гетмана
Учрежденіе Коллегіи на мЂсто Гетманства подъ президенствомъ Генералъ-Аншефа Румянцова
Генеральная опись
Турецкая война
Разнословія, встрЂчающіяся въ нЂкоторыхъ спискахъ.
Объясненіе нЂкоторыхъ словъ Малоросійскихъ въ Исторіи Русовъ, непонятныхъ для Великоросіянина.
Подробный обзоръ Исторіи Русовъ.
Указатель къ Исторіи Русовъ или Малой Росіи.
Давно уже Малоросіяне желали видЂть напечатанной „Исторію Русовъ или Малой Россіи, соч. Преосвященнаго Георгія Кониского.“ Много говорили, время отъ времени, что тотъ, другой, сбираются издать ее, даже печатаютъ; но, по сю пору, ее нЂтъ, какъ нЂтъ! ИмЂя нЂсколько списковъ етой исторіи, я выбралъ лучшій изъ нихъ, подвелъ къ нему изъ прочихъ разнословія, и потомъ предложилъ Императорскому Обществу Исторіи и древностей Россійскихъ издать его въ свЂтъ, что и исполняется нынЂ. Время отъ времени я намЂренъ тожс самое сдЂлать и съ прочими письменными источниками Малой Росіи, лЂтописями, записками, описаніями, и т. п., на пр., съ Шафонскимъ, Симоновскимъ, и др. А потому, я просилъ бы всЂхъ, кто только имЂетъ и желаетъ видЂть въ непродолжительномъ времени етЂ и подобные имъ памятники напечатанными, присылать мнЂ оные, какъ секретарю Общества, для снятія съ нихъ списковъ и немедленнаго помЂщенія въ „ЧТЕНІЯХЪ.“ Искреняя благодарность и признательность современниковъ, занимающихся исторіею, равно какъ и самаго потомства, будетъ лучшей наградой тЂмъ, кои воньмутъ етому призыву. Пора уже, давно пора, не скрывать подобнаго рода богатствъ подъ спудомъ и тЂмъ, сколько можно, облегчить изученіе и познаніе исторіи Южныхъ Русовъ для всЂхъ и каждаго, особенно же самыхъ Рускихъ. Благо, что естъ вЂрный и скорый случай исполнить ету священную обязанность истиннаго сына своего народа и отечества.
О. Бодянскій.
Февраля 9-го, 1846. Москва.
ПРЕДИСЛОВІЕ.
Исторія Малой Россіи до временъ нашествія на нее Татаръ, съ Ханомъ ихъ Батыемъ, соединена съ Исторіею всея Россіи, или она-то и есть единственная Исторія Россійская; ибо извЂстно, начало сея Исторіи, вмЂстЂ съ началомъ правленія Россійскаго, берется отъ Князей и Княжествъ Кіевскихъ, съ прибавленіемъ къ нимъ одного только Новгородскаго Князя Рюрика, и продолжается до нашествія Татарскаго безпрерывно, а изъ сего времяни бытіе Малой Россіи въ Общей Россійской Исторіи едва упоминается; по освобожденіи же ся отъ Татаръ Княземъ Литевскимъ Гедиминомъ, и совсЂмъ она въ Россійской Исторіи умолчена. Посему предлагаемая здЂсь Исторія Малороссійская писана на два періода, т. е. до нашествія Татарскаго экстрактомъ, а отъ сего нашествія пространно и обстоятельно.
Историковъ и ЛЂтописцевъ сего времяни было въ Малой Россіи довольно. Но какъ сія страна, какъ бы созданная или осужденная для руинъ, отъ частыхъ нашествій иноплеменниковъ, а еще частЂйшихъ набЂговъ и браней отъ народовъ сосЂднихъ, и наконецъ отъ непрестанныхъ междоусобій и побоищъ, претерпЂла всЂхъ родовъ разоренія, губительства и всесожженія, и, такъ сказать, обагрена и напоена кровію человЂческою и покрыта пепломъ, то въ такой несчастной землЂ, можно ли было что либо сберечь цЂлое? А по сей причинЂ взята сія Исторія изъ лЂтописей и записокъ БЂлорускихъ, яко изъ страны единоплеменной, сосЂдствующей и отъ руинъ Малоросійскихъ удаленной.
ИзвЂстный ученостію и знатностію Депутатъ Шляхетства Малоросійскаго, господинъ Полетыка, отправляясь по должности, Депутатства въ великую оную Имперскую Коммиссію для сочиненія проекта новаго уложенья, имЂлъ надобность необходимую отыскать отечественную Исторію. Онъ относился о семъ къ перво-/II/начальному учителю своему, Архіепископу БЂлорускому, Георгію Конискому, который былъ природный Малоросіянинъ, и долголЂтно находился въ Кіевской Академіи Префектомъ и Ректоромъ. И сей-то Архіерей сообщилъ Господину ПолетыкЂ ЛЂтопись или Исторію сію, увЂряя архипастырски, что она ведена съ давнихъ лЂтъ въ ка?едральномъ Могилевскомъ монастырЂ искусными людьми, сносившимись о нужныхъ свЂдЂшяхъ съ учеными мужами Кіевской Академіи и разныхъ знатнЂйшихъ Малоросійскихъ монастырей, а паче тЂхъ, въ коихъ проживалъ монахомъ Юрій Хмельницкій, прежде бывшій Гетманъ Малоросійскій, оставившій въ нихъ многія записки и бумаги отца своего, Гетмана Зиновія Хмельницкаго, и самые журналы достопамятностей и дЂяній національныхъ, и что притомъ она вновь имъ пересмотрЂна и исправлена.
Господинъ Полетыка, сличивъ ее со многими другими лЂтописями Малоросійскими и нашедъ отъ тЂхъ превосходнЂйшею, всегда ея держался въ справкахъ и сочиненіяхъ по Коммиссіи. И такъ Исторія сія, прошедшая столько отличныхъ умовъ, кажется должна быть достовЂрною. Одни воинскія дЂйствія покажутся, можетъ быть, инымъ сомнительньши, яко множественны суть. Но разсуждая о положеніи земли сея между народами, почти непримиримыми, судя о временахъ и обстоятельствахъ, въ которыя народъ сей всегда почти былъ въ огнЂ и плавалъ въ крови, надобно заключить, что сего народа все упражненіе и ремесло состояло въ войнЂ и убійствахъ. Одна Польша все то доказываеть. Она тогда только была могущественна и страшна, когда имЂла у себя войска Малоросійскія; а коль скоро ихъ лишилась, тотчасъ же упадать начала, а послЂдствія ея извЂстны.
Историки Польскіе и Литовскіе, справедливо подозрЂваемые въ баснословіяхъ и самохвальствЂ, описывая дЂянія народа Рускаго, яко бы въ подданст†у Поляковъ бывшаго, затмЂвали всемЂрно великіе подвиги ихъ, подъятые на пользу общаго отечества своего и Польскаго. Самыя даже постановленія и преимущества ихъ въ семъ отечест†скрывали, сближая, какъ можно, народъ сей къ рабскому состоянію и ничтожеству. А когда дошла повЂсть ихъ до временъ гоненій и тиранствъ Польскихъ, на народъ Рускій произведенныхъ, поводомъ выдуманной отъ /III/ нихъ Уніи, а паче какъ дошло до освобожденія народа сего отъ ига Польскаго собственнымъ своимъ мужествомъ и безпримЂрною почти храбростію, то тутъ изрыгнули писатели оные всЂ свои поношенія и всЂхъ родовъ неправды и клеветы на сей народъ и на ихъ вождей и начальниковъ, называя ихъ непостояннымъ и бунтливымъ хлопствомъ, по своевольству, будто, и буйству своему бунты и нестроенія поднявшимъ. Но дЂла Гетмановъ Рускихъ: Косинскаго, Наливайка, Остряницы и наконецъ великія дЂла Хмельницкаго, переписки ихъ и деклараціи, доказьгоаютъ тому весьма противное, и всякъ здравомыслящій человЂкъ увидитъ въ нихъ истину несомнительную и подвиги благородные и справедливые; увидитъ притомъ и признаетъ умный, что всякое твореніе имЂетъ право защищать бытіе свое, собственность и свободу, и что къ тому оно снабдено самою природою или Творцемъ своимъ достаточными орудіями или способомъ.
О мужест†и предпріимчивости народа Рускаго совЂтуется баснословцамъ и критикамъ заглянуть въ Исторіи Греческія, Римскія и другія иностранныя; и они имъ покажутъ Кагана, Кія, Оскольда, Святослава, Владиміра, Ярослава, и другихъ великихъ Государей или Князей Рускихъ, воевавщихъ славно съ воинствомъ Рускимъ въ ЕвропЂ, Азіи, Греціи, и на самыя столицы ихъ Константинополь и Римъ нападавшихъ. И такому народу, поживши нЂсколько въ соединеніи съ Поляками и Литовцами во всегдашнихъ почти войнахъ за ихъ и за свое отечество, можно ли было потерять природную свою храбрость, которая потомъ и надъ самими Поляками и Литовцами довольно наконецъ себя показала ?
Но не смотря на все то, съ сожалЂніемъ должно сказать, привнесены нЂкоторыя нелЂпости и клеветы въ самыя лЂтописи Малоросійскія, по несчастію, творцами ихъ, природными Рускими, слЂдовавшими по неосторожности безстыднымъ и злобливымъ Польскимъ и Литовскимъ баснословцамъ. Такъ, на пр., въ одной учебной исторійкЂ выводится на сцену изъ Древней Руси, и ли нынЂшней Малоросіи, новая нЂкаясь земля при ДнЂпрЂ, названная тутъ Украиною, а въ ней заводятся Польскими Королями новыя поселенія и учреждаются Украинскіе козаки; а до того сія земля будто была пуста и необитаема, и Козаковъ въ Руси не бывало. Но видно господинъ писатель такой робкой исторійки /IV/ не бывалъ нигдЂ, кромЂ своей школы, и не видалъ въ той сторонЂ, называемой имъ Украиною, Рускихъ городовъ, самыхъ древнихъ или, по крайней мЂрЂ, гораздо старЂйшихъ отъ его Королей Польскихъ, то есть: Черкаса, Крылова, Мишурина и стараго Кодака при рЂкЂ ДнЂпрЂ, Чигирина при ТясмикЂ, Умани при РoсЂ, Ладыжина и Чагарлыка при БугЂ, Могилева, Рашкова и Дубосара при ДнЂстрЂ, Каменнаго Затона и БЂлозерска у вершины Лимана. Изъ сихъ городовъ были иные провинціальными и областными Рускими городами чрезъ многіе вЂки. Но у него все это пустыня, и Князи Рускіе, выводившіе великія Флотиліи свои въ Черное море изъ рЂки ДнЂпра, то есть изъ самыхъ тЂхъ странъ, и воевавшіе на Греціго, Синопъ, Трапезонтъ и на самый Цареградъ съ войсками областей оныхъ, преданы имъ ничтожеству и забвенію; равно какъ и сама Малоросія возвращена кЂмъ-то изъ Польскаго владЂнія безъ усилія и добровольно, и бывшія при томъ, отъ войскъ Рускихъ противъ Поляковъ и ихъ Королей и посполитого рушенья, тридцать четыре кровопролитныя брани, не заслуживаютъ того, чтобы отдать сему народу и его вождямъ за подвиги ихъ и геройство должную справедливость. Однако, кто что ни говори, а всегда конецъ дЂло блажитъ. Пріиди и виждь!
ИСТОРІЯ РУСОВЪ
или
Малой Россіи
Народъ Славянскій, произшедшій отъ племени Афета, сына Ноева  1, названъ Славянами по родоначальнику и Князю своему Славену  2, потомку Росса Князя внука Афетова  3. Онъ, переселясь изъ Азіи отъ временъ Вавилонскаго языковъ смЂшенія  4, сталъ обитать отъ горъ поясныхъ  5 или Рифейскихъ и отъ моря Каспійскаго на ВостокЂ, до рЂки Вислы и моря Варяжскаго на ЗападЂ, и отъ Чернаго моря и рЂки Дуная отъ Полудни, до СЂвернаго океана и Балтійскаго моря на СЂверЂ. Доказательствомъ тому есть Исторія Преподобнаго Нестора Печерскаго и его послЂдователей и предшественниковъ, ту Исторію писавшихъ, кои всЂ были Академики или Члены того главнаго  6 училища, которое во Славянахъ  7 заведено было въ городЂ Кіе†Кириломъ, философомъ Греческимъ, скоро по введеніи туда религіи  8 Христіанской. А взята она изъ книгъ Священныхъ библій и изъ  9 древней обширной библіотеки, въ Кіе†собранной, но въ нашествіе варваровъ и бывшія руины погибшей; оть чего и самыя училища крылись въ однихъ монастыряхъ и подземныхъ жилищахъ, даже до дней Рускаго избирательнаго Князя или Гетмана Сагайдачнаго и Митрополита Кіевскаго Петра Могилы, древнюю Академію Кіевскую возстановившихъ.
Не меньшимь доказательствомъ означенныхъ предЂловъ Славянскихъ суть опустЂлые города и развалины, Славянскимъ языкомъ называемые, и надписи, ихъ литерами и нарЂчіемъ писанныя на камняхъ, кладбищахъ и статуяхъ каменныхъ; тоже названіе рЂкъ, озеръ, горъ и улусовъ, въ степяхъ Крымскихъ, Заволжинскихъ и на остро†ТаманЂ, или древнемъ ТмутараканЂ находящихся; что все очевидно свидЂтельствуетъ Славянское тамо жительство. А замЂченные нЂкоторыми писателями въ тЂхъ предЂлахъ иноплеменные Славямамъ народы, какъ - то : Киммеріане или Готты, Маіоты  10, Гунны и другіе, наравнЂ съ ордами Понтійскаго Царя Митридата, были перехожія чрезъ Славянскую землю и иностранныя  11 колоніи, нашодшія съ Востока и СЂвера и по краткомъ здЂсь пребываніи удалившіяся въ страны полуденныя и западныя. Да и самые почитавшіесь за жильцовъ при Черномъ и Азовскомъ морЂ Греки и Генуэзцы  12, не что иное были, какъ купцы, поселившіесь съ согласія Славянъ на ихъ приморскихъ земляхъ ради обоюдной торговой пользы; а бывшія съ городами ихъ Херсономъ, Феодосіею и Босфоромъ у Славянъ войны, значать однЂ маловремянныя сосЂднія ссоры, кончавшіяся удовлетвореніями. /2/
Историки сопредЂльныхъ съ Славянами народовъ, Птоломей, Геродотъ, Страбонъ, Діодоръ и другіе, приписывая Славянамъ древность самую отдаленную, за 1610-ть лЂтъ до Рождества Христова извЂстную, говорятъ, что они, ведя съ сосЂдями безпрестанныя войны и преслЂдуя переходившихъ ихъ землю иноплеменныхъ народовъ, зашли и переселили колоніи свои за рЂку Дунай до моря Адріатическаго въ Иллиріи и отъ горъ Карпатскихъ до рЂки Одра; а на западныхъ берегахъ Балтійскаго моря оселили всю Померанію, ихъ нарЂчіемъ такъ названную. Но даютъ сіи Историки Славянскимъ племенамъ различныя названія, судя по образу ихъ жизни и виду народному, на прим. Восточныхъ Славянъ называли Ски?ами или Скиттами по кочевой жизни и по частому переселенію съ мЂста на мЂсто; Полуденныхъ Сарматами по острымъ ящуринымъ глазамъ съ прижмуркою; и Русами или Русняками  13 по волосамъ; СЂверныхъ приморскихъ Варягами называли по хищничеству и по засадамъ, ожидающимъ прохожихъ; а въ срединЂ отъ тЂхъ живущихъ по родоначальникамъ ихъ, потомкамъ Афетовымъ, называли: по Князю Русу  14, Роксоланами и Россами, а по Князю Мосоху, кочевавшему при рЂкЂ Моск†и давшему ей сіе названіе, Москвитами и Мосхами: отъ чего впослЂдствіи и Царство ихъ получило названіе Московскаго и наконецъ Россійскаго.
Сами Славяне и того больше названій себЂ надЂлали. Болгарами называли тЂхъ, кои жили при рЂкЂ ВолгЂ; ПеченЂгами тЂхъ, кои питались печеною пищею; Полянами и Половцами живущихъ на поляхъ, или степяхъ безлЂсныхъ; Древлянами жильцовъ ПолЂсныхъ  15, а Козарами - всЂхъ таковыхъ, которые Ђзживали верхомъ на коняхъ и верблюдахъ и чинили набЂги; а сіе названіе получили наконецъ и всЂ воины Славянскіе, избранные изъ ихъ же породъ для войны и обороны отечества, коему служили въ собственномъ вооруженіи, комплектуясь и переяЂняясь также своими семействами, Но когда во время военное выходилн они внЂ своихъ предЂловъ, то другіе гражданскаго состоянія жители дЂлали имъ подмогу, и для сего положена была у нихъ складка обіцественная или подать, прозвавшаясь наконецъ съ негодованіемъ Дань Козарамъ.
Воины сіи, вспомоществуя часто союзникамъ своимъ, а паче Грекамъ, въ войнахъ съ ихъ непріятелями, переименованы отъ Царя Греческаго, Константина Мономаха, изъ Козаръ Козаками, и таковое названіе навсегда уже у нихъ осталось. Описываемыя жъ у нЂкоторыхъ писателей войны Славянъ съ ПеченЂгами, Половцами, Козарами и другими Славянскимн народами бывшія и безсправочно иноплеменничьими войнами называемыя, значатъ не иное что, какъ междоусобныя самихъ Славянъ брани за рубежи областные, за отгонъ скота и за другія притязанія и ссоры Князей ихъ произходившія; а ошибки оть историковъ произошли по множеству разныхъ названій, одному и тому же народу приписуемыхъ. /3/
Справедливость сего доказывается тЂмъ, что описанные выше пряло иностранные народы, т. е. Готты, Гунны и другіе, извЂстны по Исторіямъ и преданіямъ, откуда они вышли и куда пошли; а о сихъ ничего того нЂтъ, и какъ бы они съ неба опустились и въ землю вошли, не оставивъ и потомства своего; чего Исторія никакъ терпЂть не должна, яко баснословнаго.
Такимъ образомъ часть Славянской земли, отъ рЂки Дуная до рЂки Двины и отъ Чернаго моря до рЂки. Стыра, Случи, Березины и Донца, и СЂви  16 лежащая, получила названіе Русь, а народъ, на ней живущій, названъ Русами и Русняками  17 вообще. ВпослЂдствіи сія жъ самая земля дЂлилась названіемъ на Чермную или Червоную Русь по землЂ, производящей красильныя травы и червецъ въ странЂ полуденной, и на БЂлую Русь по великимъ снЂгамъ, выпадающимъ въ сторонЂ сЂверной. Провинціальныя дЂленія той земли были Княжества: Галицкое, Переяславское, Черниговское, СЂверское, Древлянское и главное или Великое Княжество Кіевское, которому всЂ другія подчинены были. Князья или Верховные начальники выбираемы были отъ народа въ одной особЂ, но на всю династію, и потомство выбраннаго владЂло по наслЂдію. Изъ сихъ Князей знатнЂйшіе по Исторіямъ: Каганъ, воевавшій Грецію и осаждавшій флотиліею своею и сухопутнымъ войскомъ столичный городъ Константинополь, спасшійся чудомъ Богоматери; Кій, основатель города Кіева и Княжества сего имени; побЂдоносные въ войнахъ Оскольдъ и Диръ, воевавшіе славно съ Греками и Генуэзцами на морЂ и сушЂ, разорившіе славные города Синопъ и Трапезонтъ, и поразившіе на голову воиска непріятельскія при рЂкЂ ОсколЂ; Игорь, избившій коварно Оскольда и Дира и самъ убитый Древлянами; Святославъ, покорившій себЂ Болгаръ Задунайскихъ и тамо жившій въ городЂ ПереяславцЂ, нъшЂшнемъ РущукЂ; и Владиміръ, первый крестившій всю Россію.
И сей Владимиръ, сверхъ означенныхъ Княжествъ, соединивъ всЂ другія Славянскія Княжества, раздЂлившіясь подъ разными названями между его братьями и родственниками, былъ одинъ надъ ними Самодержцемъ и назывался Великимъ Княземъ Рускимъ и Царикомъ надъ всЂми Князьями, и будучи могущественъ и страшенъ въ войнахъ, безпрерывно съ сосЂдями производимыхъ, сыскалъ отъ нихъ и оть народовъ отдаленныхъ отмЂнное уваженіе, почему всЂ Державы искали его дружбы, а для удержанія ея предлагали ему свои вЂры или религіи. Но онъ, извЂдавъ первЂе ихъ, основательно предпочелъ всЂмъ Христіанскую Греческаго или Іерусалимскаго исповЂданія, и въ 988 г. по Рождест†ХристовЂ, отправясь съ войскомъ къ приморскому городу Херсону, крестился тадю отъ Грековъ и женился на Греческой ЦаревнЂ АннЂ; а воротясь въ Кіевъ, крестилъ семейство свое и народъ. Прежде же крещенія всЂ Славяне имЂли вЂру восточныхъ язычниковъ, и признавая единаго Бога Вседержителя, почитали символомъ или жилищемъ его солнце, а орудіемъ гнЂва его громъ или перунъ. Почему и чествовали /4/ солнце воспаленіемъ огня, яко его образа, и вверженіемъ въ него начатковъ оть всего прозябаемаго, называя праздникъ сей Купалою.
Крещеніе Владимирово почитается третьимъ въ лЂтописяхъ Славянскихъ; первое у нихъ введено во дни Апостольскіе, благовЂстіемъ Апостола Андрея Первозваннаго, приплывшаго кораблемъ изъ Чернаго моря и рЂкою ДнЂпромъ къ той Кіевской горЂ, которая и по основаніи города Кіева всегда Андреевымъ холмомъ  18 называлась, и на которой послЂ создана во имя его церковь. Сей же Апостолъ рЂкою Десною былъ тогда и въ НовЂгородЂ СЂверскомъ, благовЂстилъ Евангеліе и почудился употребленію тамошнимъ народомъ бань своихъ, въ которыхъ, по словамъ его, разжигался каждый человЂкъ на подобіе раскаленнаго камня, сЂкъ себя хворостомъ до изможденія  19, а потомъ повергаясь съ журчаніемъ въ рЂчную воду, выходилъ оттуда живъ и бодръ, какъ бы никогда не разжиганъ  20 и не битъ. РЂки оныя до упадка Чернаго моря имЂли воды возвышеннЂй отъ нынЂшнихъ и пороги на ДнЂпрЂ не были открыты. Второе крещеніе произнела бабка Владимирова, Великая Княгиня Кіевская Ольга, которая сама крестилась въ ЦарЂградЂ и была наречена по крещеніи Еленою.
По кончинЂ Владимира Перваго, скоро кончилось и соединеніе Царства его. Сыновья и племянники Владимировы раздЂлили его на двЂнадцать Княжествъ, оставивъ однакоже по прежнему верховнымъ надъ всЂми Великое Княжество Кіевское, въ коемъ главнЂйшіе 21 отъ прочихъ Князей были: Ярославъ Владимировичь, распространившій и утвердившій Христіанство, сочинившій чрезъ избранныхъ мужей Рускіе законы, учредившій въ Кіе†главное училище Богословія и другихъ изящныхъ наукъ, съ обширною изъ Греціи выписанною библіотекою, и соблювшій  22 первенство свое со славою; Владимиръ Второй, названный Мономахомъ по дЂду его съ матерней стороны Императору Греческому, Константину Мономаху, по которому и онъ признамъ отъ Греческой Имперіи Царемъ Рускимъ и получилъ на то дЂдовскую корону, со всЂми другими Царскими регаліями. Но возставшія  23 раздЂломъ Княжествъ междоусобныя войны, за первенство и наслЂдство между Князьями всегда продолжавшіясь, первЂе ослабили Великое Княжество Кіевское, потомъ и совсЂмъ его разорвали, и съ 1161 года назвались  24 Великими Княжествами: Галицкое въ Чермнорусіи,  25 Владимирское на КлязьмЂ и наконецъ Московское по городу МосквЂ. Но и тЂ Княжества, славилися первенствомъ свіоимъ по 1238 годъ; а съ сего года нашествіе войною Мунгальскихъ Татаръ, подъ начальствомъ Хана ихъ Батыя, внука Чингис-Ханова, всЂ Княжества удЂльныя и великія разрушило почти до основанія; города ихъ и селенія разорены и многіе сожжены; Князья и воинства избиты, а оставшіесь разсЂялись по отдаленнымъ СЂвернымъ провинціямъ, и съ сего времени большая часть Рускихъ Княжествъ подпали Татарскому игу. И хотя Княжества опять возстановлены, но пребывали они съ Князьями /5/ своими въ подданст†Татарскихъ Хановъ, которые, взимая дань съ народа, поставляли въ нихъ Князей и ихъ перемЂняли по своему произволенію, что продолжалось по 1462 годъ, въ который Князь Московскій Иванъ Васильевичь, Третій сего имени, пользуясь слабостію Татаръ, изнемогшихъ междоусобными войнами и раздЂлами, отказалъ Хану Ахмату отъ  26 ежегодной дани съ народа и отъ  27 своего повиновенія; а внукъ сего Князя, Иванъ Васильевичь Четвертый, названный Грозный, совокупивъ многія Княжества Рускія во едино, въ 1547 году переименовалъ себя изъ Князя Царемъ и Самодержцемъ Московскимъ, и съ того времяни навсегда уже Царство Московское и его владЂтели симъ названіемъ титуловались, съ переименованіемъ наконецъ Царства Московскаго на Россійское, которое, для различія отъ Чермной и БЂлой Руси, называлось Великою Россіею; тЂ же  28 обЂ Руси вмЂстЂ названы тогда Малою Россіею.
Княжества Малой Россіи, претерпЂвъ въ нашествіе Батыя и его Татаръ въ 1240 г. большее отъ другихъ пораженіе, по мЂрЂ упорнаго имъ сопротивленія и кровопролитныхъ битвъ, разорены были также до основанія; Князья ихъ и воинство выбиты; города разрушены и сожжены, и народъ остался подъ игомъ Татарскимъ, а иной укрывался въ БЂлорусіи и землЂ Древлянской или ПолЂсіи; знатнЂйшія же фамиліи съ немногими Княжескими семействами удалились въ сосЂдственное Княжество Литовское, и тамо пребывая, многія соединились родствомъ съ владЂтельными и вельможескими фамиліями тамошними, и помощію сего подвигнули Литовскаго владЂтельнаго Князя Гедимина освободить ихъ землю отъ владЂнія Татарскаго и соединить ее съ своею державою подъ одно право и начальство.
Посему Гедиминъ Князь въ 1320 году, пришедши въ предЂлы Малоросійскіе съ воинствомъ своимъ Литовскимъ, соединеннымъ съ Рускимъ, состоявшимъ подъ командою воеводъ Рускихъ Пренцеслава  29, СвЂтольда и Блуда  30, да Полковниковъ Громвала, Турнила, Перунада, Ладима  51 и иныхъ, выгнали изъ Малоросіи Татаръ, побЂдивъ ихъ на трехъ сраженілхъ, и на послЂднемъ главномъ при рЂкЂ ИрпенЂ, гдЂ убиты Тымуръ и Дивлетъ, Князья Татарскіе, Принцы Ханскіе  32. За сими побЂдами возстановилъ Гедиминъ правленіе Руское подъ начальствомъ выбранныхъ отъ народа особъ, а надъ ними устроилъ намЂстникомъ своимъ изъ Руской породы Князя Ольшанскаго, послЂ котораго были изъ сей же породы многіе другіе намЂстники и воеводы; но знатнЂйшій изъ нихъ извЂстенъ Симеонъ Александровичь  33, воевода и Князь Кіевскій и Слуцкій, возобновившій въ 1470, году церкви и монастыри Кіевскіе, Батыемъ разоренные и болЂе двухъ сотъ лЂтъ опустЂлыми бывшіе. Права же и обычаи Рускіе не токмо подтвердилъ Гедиминъ тамошнему народу во всемъ ихъ пространствЂ, но ввелъ ихъ и въ своей землЂ вмЂстЂ съ письменами или грамотою Рускою; почему и доднесь въ Княжест†Литовскомъ видны по древнимъ архивамъ и у частныхъ особъ старыя /6/ привилегіи и другіе документы, писанные письмомъ Рускимъ, а коренное право Руское, извЂстное подъ именемъ судныхъ статей и собранное въ одну книгу, Статутъ называемую, переведено послЂ съ Рускаго на языкъ Польскій  34, что и въ самой той книгЂ при концЂ напечатано.
О таковомъ соединеніи Руси  35 съ Литвою хотя и повЂствуютъ нЂкоторые писатели, что яко бы Князь Литовскій Гедиминъ произвелъ его силою оружія своего, побЂдивъ при рЂкЂ ИрпенЂ Князей Рускихъ и ихъ воинство; но сіе послЂдовало съ Князьми Татарскими, а не Рускими, и переворотъ произшествія того внесенъ въ Исторію ошибкою весьма грубою; ибо извЂстно по всЂмъ лЂтописямъ и самимъ достовЂрнымъ преданіямъ и такъ сказать осязательнымъ, что по покореніи Ханомъ Татарскимъ Батыемъ всЂхъ Княжествъ Рускихъ, пребывали они во владЂніи Татарскомъ: Великоросійскія сЂ 1238, а Малоросійскія съ 1240 года, слЂдовательно Литовскому Князю въ 1320 году воевать было въ Руси не съ кЂмъ болЂе, какъ только съ Татарами; да и по самимъ  36 трактатамъ, привилегіямъ и пактамъ, соединяющимъ Рускій народъ съ Литвого и Польшею, видимо есть, что онъ соединялся и договаривался, яко вольный и свободный, а отнюдь не завоеванный. Хотя же и было нЂсколько войска Рускаго между Татарами, воевавшими съ Гедиминомъ, а между начальниками ихъ были конечно и отродки Княжескіе; но они принуждены были быть между ими по власти своихъ владЂтелей, воюл за ихъ интересы, вопреки своимъ, обыкновенно страха ради Татаръ, готовыхъ истребить семейства ихъ и жилища при малЂйшемъ подозрЂніи. А что точно обладали Татары Малоросіею наравнЂ съ другими Княжествами Рускими, о томъ, сверхъ записокъ и преданій, и сверхъ остатковъ руинъ, Татарами въ землЂ сей причиненныхъ, доказываютъ самые гербы ихъ Магометанскіе на древняхъ церквахъ и колокольняхъ подъ крестами остающіеся  37, то есть полумЂсячія, Магометанствомъ  33 за святость почмтаемыя  39, кои во время Татарскаго владЂнія одни  40 постановляемы были на тЂхъ зданіяхъ по ихъ принужденію, а по сверженіи ига Татарскаго оставлены они сначала въ подножіи креста на знакъ уничтоженія святыни Магометанской силою и знаменіемъ креста Господня; потомъ осталось сіе обычайнымъ употребленіемъ мастеровъ, кресты оные дЂлающихъ, ради ихъ украшенія,
Итакъ пребывая Малоросія въ совершенномъ единст†съ Княжествомъ Литовскимъ, оказала сему Княжеству великія и важныя услуги, ратоборствуя за него со многими непріятельствовавшими народами, а паче съ беэпокойными и заносчивыми Крыжаками, Ливонцами и Прусами, отъ коихъ многія учинены пріобрЂтенія въ пользу Княжества Литовскаго, во взаимность и благодарность Литовцамъ за помощь ихъ Малоросіянамъ противъ Татаръ. А когда сіе Литовское Княжество въ 1386 году чрезь Князя своего Ягайла  41, сына Ольгердова, а потомка Гедиминова, соединилось въ одну /7/ державу съ Королевствомъ Польскимъ посредствомъ супружества сего Князя съ Гедвигою, Королевою Польскою, наслЂдницею Польской короны, по которой и Князь оный, крещенный того года, Февраля 14-го дня, возведенъ и признанъ Королемъ Польскимъ подъ именемъ Владислава Перваго, то и Малоросія, подъ древнимъ названіемъ Руси, соединилась тогда вмЂстЂ съ Литвою въ Королевство Польское на трактатахъ и условіяхъ, равномЂрно с сЂмъ тремъ народамъ  42 служащихъ, въ которыхъ между пространными положеніями главное заключалось въ сихъ достопамятныхъ  43 словахъ: „Принимаемъ и соединяемъ, яко равныхъ къ равнымъ и вольныхъ къвольнымъ.“ Сіе постановленіе оть времяни до времяни каждымъ Королемъ при коронаціи подтверждаемо было подъ названіемъ Пакта Конвента; и на основаніи того по тогдашнему правительственному формулу учреждены въ трехъ оныхъ націяхъ три равные Гетмана, съ правомъ намЂстниковъ  44 Королевскихъ и верховныхъ военачальниковъ и съ названіемъ: одного короннымъ Польскимъ, другаго Литовскимъ, а третьяго Рускимъ.
На содержаніе Гетмановъ и другихъ важнЂйшихъ урядниковъ опредЂлены староства или 45 ранговыя деревни и прочія угодья, а для резиденціи Малоросійскаго Гетмана назначенъ городъ Черкасъ  46, пониже Кіева, надъ ДнЂпромъ лежвщій; провинціальное же дЂленіе земли было на воеводства и повЂты, и Рускихъ воеводствъ учреждено тогда четыре: Кіевское, Брацлавское, Волынское и Черниговское, совмЂстно съ СЂверіею, названною СЂверія Дукатусъ. Чины правительственные и самые Гетманы съ урядниками городскими и земскими, выбираемы были изъ рыцарства вольными голосами и утверждаемы Королемъ и Сенатомъ; а Сенатъ составлялся изъ особъ, выбранныхъ Сеймомъ или общимъ собраніемъ, которое составляли Депутаты, посылаемые отъ народа, состоявшаго тогда изъ трехъ классовъ: шляхетства, духовенства и поспольства.
Шляхетстио, по примЂру всЂхъ народовъ и державъ, естественнымъ образомъ составлялось изъ заслуженныхъ и отличныхъ въ землЂ породъ и всегда оно въ Руси. именовалось рыцарствомъ, заключающимъ въ себЂ Боляръ, произшедшихъ изъ Княжескихъ фамилій . урядниковъ по выборамъ, и простыхъ воиновъ, называемыхъ Козаками по породЂ  48, кои производя изъ себя всЂ чины выборами и ихъ по прошествіи урядовъ возвращая въ прежнее званіе, составлялн одно рыцарское сословіе  49, искони тако самымь ихъ Статутовымъ правомъ утвержденное, и они имЂли вЂчистою  50 собственностью своею однЂ земли съ угодьями, а поспольствомъ владЂли по правамъ и рангамъ, и повикность посполитыхъ была установлена правами. А владЂвшіе ими въ отношеніи власти ихъ надъ поспольствомъ, считались и назывались отчичами или вотчинниками, отъ слова  61 и власти, взятыхъ по древнимъ Патриціямъ, то есть отцамъ народнымъ, управлявшимъ первоначальными  52 семействами и обществами народными, съ кротостію и характеромъ отеческими.
Духовенство, выходя изъ рыцарства по избраніи достойныхъ, /8/ отдЂлялось только на службу Божію, а по земству имЂло одно съ ними право.
Въ поспольст†считались живущіе въ городахъ купцы и мЂщане, а по селеніямъ свободные міряне, войсковые оклады  53 платящіе, и подданные Боляръ и урядниковъ. ВсЂ они подчинены были своимъ Магистратамъ и Ратушамъ, въ коихъ засЂдали выбранные отъ нихъ Войты и Лавники, и судились по правамъ Магдебургіи, издавна въ ПольшЂ введеннымъ. При таковыхъ гражданскихъ постановленіяхъ и религія Руская Греческаго или Іерусалимскаго исповЂданія уравнена съ Римскою Католическою на одинакія права и преимущества, яко свободная и союзница, и утверждена привилегіями Королевскими и Сеймовыми Конституціями  54.
Полуденная часть Руси или Малоросіи  55 т, е. Галиція, съ своими округами, не принадлежитъ въ составъ нынЂшняго Малоросійскаго съ Польшею соединенія; ибо она послЂ нашествія Батыя съ Татарами и по ослабленіи и истребленіи Князей тамошнихъ, переходила первЂе изъ рукъ въ руки то къ Венгерскимъ, то къ Польскимъ Королямъ; наконецъ досталась совсЂмъ ПольшЂ по притязанію наслЂдственному Королей тамошнихъ, женившихся на Княжнахъ Рускихъ Галицкихъ. И Король Польскій Казимиръ Третій или Великій, въ 1339 году завладЂлъ безпрепятственно главнымъ ея городомъ Львовомъ, Княземъ Кіевскимъ, Львомъ Даниловичемъ, построеннымъ, и всею тою страною. Забравъ въ замкахъ ихъ безсчетныя суммы и неоцЂненныя драгоцЂнности, какъ бы въ приданое своей посесіи, присоединилъ ее къ ПольшЂ подъ одинакое съ нею право, и раздЂлилъ тогда же на губерніи или воеводства. Почему весьма ошибаются тЂ писатели, кои, приписывая все завоеваніямъ Польскимъ, полагаютъ за одно нынЂшнее соединеніе съ Польшею Литвы и Малоросіи съ прежнимъ непосредственнымъ завладЂніемъ Польшею Галиціи, которая въ семъ соединеніи, въ договорахъ и пактахъ, при томъ заключенныхъ, не имЂла никакого участія. Однако Казимиръ Великій, соединяя Галицію съ Польшею, убЂжденъ бывши справедливостію и уважая Венгерцевъ, всегда за нее интересовавшихся, уравнилъ во всЂхъ преимуществахъ шляхетство и народъ тамошній съ шляхетствомъ и народомъ Польскимъ, а равномЂрно и религію Рускую Греческаго исповЂданія съ религіею Католическою Римскою, и утвердилъ все то своими привилегіями и пактами. И сія часть Малоросіи, такъ же какъ и вся оная земля, никогда оружіемъ Польскимъ покорена не была, а только помощію Польскою и Литовскою освобождена отъ другихъ владЂтелей и притязателей, каковы были Татары и Венгерцы. Доказательствомъ тому есть между прочимъ привилегія Короля Казимира Великаго, въ 1339 году, Марта 17-го дня состоявшаясь, такого содержанія: „Обачивши утыски и фрасунки люду Рускаго, оскудЂлаго Ксенжентами тутешними и якъ ихъ нивЂчать Кроли Венгерскіе, отродки нахалъныхъ Беловъ и Коломановъ, якіи издавна землю ону собЂчили и нищили безъ /9/ слушныхъ причинъ але начальствомъ и здрадами, обороняемъ и приврочуемъ людъ той къ Держави и Королевству нашему Польскому на вЂчныя времяна, яко жь есть онъ намъ единоплеменъ, отъ одной крови нашей Сарматицкой, порожонцы, и намъ тежъ кревною посесіею принадлежный, поневажъ мы отъ предковъ нашихъ и Кнажни Галицкой урождены есьмы, и прет о уставуемъ, жебы земля Галицкая зъ ея ксенженствами подЂліоная на воеводствы и повяты, прилучона и зъедночона зоставала за Короною и Державою Польскою вЂчно и безъ поврученя, и жебы оборона ей была певна и не одмовна. Рыцарству же Рускому, віосками и околицами мЂшкаючему, мЂти права свои и свободы на добра и набытья зупельне, якъ се установлено шляхетному Рыцарству Польскому, зъ якымъ едночитися тымъ, якъ зъ ровными  56 и свободными во вшелякихъ  61 справахъ и урядахъ, и выборы судовыи чинити и вныхъ судитись по еднему праву, коронному  58 Польскому. Тежъ и поспольству бути на однихъ правахъ и повинностяхъ зъ поспольствомъ Польскимъ. А належите до вЂры, альбо Религіи Католической Руской, то мЂти ее водномъ поваженню зъ Религіею Католичеекою Польскою, яко ся здавна такъ они були; а диспута о едносцяхъ  59 ихъ належе до капланства, а не до мирского люду, якимъ бути мендзы собо злагодне и боронити ойчизну и вшелякій интересъ ей справовати куждему въ своей вЂрЂ свободне и безъ зневаги.“
По соединеніи Малой Россіи съ Державою Польскою, первыми въ ней Гетманами оставлены потомки природныхъ Князей Рускихъ, СвЂтольдовъ, Ольговичевъ или Олельковичевъ и Острожскихъ, кои по праву наслЂдства, признанному и всегда уважаемому отъ Королей Польскихъ и Великихъ Князей Литовскихъ, правительствовали своимъ народомъ  60 уже въ качест†Гетмановъ и воеводъ по конституціямъ Королевства, а не по достоинствамъ Княжескимъ. И сіе продолжилось до пресЂченія ихъ Династій въ мужеской линіи, что и въ Литовскомъ Княжест†съ тамошними Княжескими фамиліями устроено было и такъ же продолжалось. Изъ сихъ гетмановавшихъ Князей Рускихъ Венцеславъ СвЂтольдовичь, защищая воинствомъ своимъ общее Королевство Польское отъ страшныхъ тогда НЂмецкихъ Крыжаковъ, разширявшихъ завоеванія свои при берегахъ  61 Балтійскаго моря, оказалъ первому Королю своему, Владиславу Ягайлу  62, и всему его Королевству знатныя услуги. И когда въ 1401 году отъ Магистра Крыжацкаго Магнуса, послЂ многихъ съ нимъ сшибокъ и перемирій, присланы къ Королю Владиславу съ нарочитымъ посланникомъ два окровавленные меча, означающіе по тогдашнему рЂшительную и жестокую войну и вызовъ на оную, то Венцеславъ, по повелЂнію Королевскому, соединясь съ воинствомъ Польскимъ и Литовскимъ, имЂвъ притомъ своего войска тридцать семь тысячь, при воеводахъ Ольговичу и Острогету, да при полковникахъ: Рогдаю, Полеличу, Громвалу, Колядичу и КупалдЂю, наступилъ съ ними на Крыжаковъ около /10/ городка Динабурга, и между тЂмъ, какъ они по НЂмецкимъ своимъ строямъ поворачивались и были во всегдашнихъ движеніяхъ и оборотахъ, Венцеславъ позади своихъ войскъ провелъ знатную часть пЂхоты подъ начальствомъ Рогдая къ низкому берегу рЂки Двины, и оттоль вломившалсь пЂхота въ средину стана Крыжацкаго, ударила на нихъ Рускими своими копьями въ тылъ и во всЂ стороны, и привела ихъ въ смятеніе, а окружавшія войска напали тогда на нихъ со всЂхъ сторонъ и сдЂлали рЂшгателъное имъ пораженіе, такъ что сочтено ихъ убитыми и въ плЂнъ взятыми до пятидесяти тысячь. Запасы и снаряды со всЂмъ станомъ достались въ добычу побЂдителямъ, и такимъ образомъ надолго Крыжаки оные усмирены.
Король Владиславъ, бывъ чрезвычайно доволенъ и признателенъ къ такимъ важнымъ услугамъ  63 Гетмана Венцеслава и всего Рускаго воинства, наградилъ ихъ разными почестями и подарками; а когда отъ чиновъ Литовскихъ учинены нЂкоторыя попытки на преимущества и имЂнія чиновъ Рускихъ и ихъ рыцарства, то онъ, по представленію о томъ Гетмана въ 1409 году, АпрЂля 13 дня, издалъ подтвердительнуго привилегію на пакты  64 соединенія, и она есть слЂдующаго содержанія: „Промышленіемъ Божескимъ и доброю волею нашею и становъ нашихъ народныхъ, зъедночивши мы ДЂдычное княжество наше Литовское и подлеглыя ему отъ своей воли княжества Рускія зъ народомъ и королевствомъ Польскимъ, установили есьмо на те и подписали достаточныя пакты едноченя. Але нЂкоторые чины Литовскіе, якъ ся ускаржано намъ отъ Гетмана Рускаго, не уймуются ничовать зупельной едности зъ ними чиновъ Рускихъ и шляхты тутейшой побытомъ вызволеня ихъ отъ ярма Татаровъ. И пре то мы уставуимъ и повторЂ стверждаемъ ухундованы  65 и укрЂплены пакты зъ едноченя народу Рускаго зъ народомъ Польскимъ и Литовскимъ, и буты имъ яко ровный зъ ровными и вольный зъ вольными вЂчнЂ и непреложнЂ, и права свои Рускіи тримати безъ прешкоды, якось они слушны есть и за тымъ пріенты въ Княжеству нашемъ Литовскимъ заедне зъ письмомъ  66 Рускимъ, альбо Славянскимъ  67, и по нимъ всЂ суды мЂты и справы одерживати и добрами своими дЂдычными и набытыми обладати и якъ хотя оборочати не оупречне  68 и ,безъ прешкоды иншими правами. Тежъ и лицарству Рускому зъ лицарствомъ Польскимъ и Литовскимъ едность держаты, ико ровный зъ ровнымъ, на каждыхъ справахъ и урядахъ, безъ жадной упреки и неваги. А претензіи альбо докоры о давнимъ поратунку люду Руского отъ ярма Татарского найбарзЂй ничуемъ и касуемъ, яко ты справы знатне одплачоны и одслужоны лицарствомъ Рускимъ противъ супостатовъ Литовскихъ зрадливыхъ Ливонцовъ и тыхъ нестатечныхъ Крыжаковъ и иншихъ наступцовъ на ойчизну, одъ якихъ Русняки слушно насъ оборонили  69 и головы свои на плацу положили, и за докору ихъ сроги кары и навязки на виновайцовъ укладамы.“ /11/
По кончинЂ Короля Владислава Ягайлы наслЂдовалъ сынъ его старшій, Владиславъ Второй, прозванный Ягелономъ. Онъ коронованъ 1434 года, и первымъ попеченіемъ имЂлъ храненіе и утвержденіе постановленій отца своего, по которымъ въ Княжества Рускія, раздЂленныя на воеводства и повЂты, подтвердилъ выбранныхъ изъ тамошнихъ княжескихъ и шляхетскихъ фамилій Воеводъ, Кастеляновъ, Старостъ и Судей  70, со всЂми другими урядниками, сравнивая ихъ и все шляхетство или рыцарство Руское честію и вольностію съ Польскими чиновниками и шляхтою, что хранить и наслЂдникамъ своимъ присягою утвердилъ, изданною въ 1435 году. Марта 7 дмя, привилегіею своею тако узаконилъ: „Воеводства Рускія зъ рицерствомъ и народомъ тутешнимъ поставляемъ и утверждаемъ на тыхъ правахъ, привилегіяхъ и вольностяхъ, якія имъ одъ отца нашего поставлены и утверждены при зъединоченю добровольномъ Руси и Литвы зъ Державою Польскою, и да не важять нихто въ оныхъ воеводствахъ нашихъ ничевати правъ ихъ и привилеевъ въ дЂлахъ земскихъ и рицарскихъ, тежъ и въ религіяхъ отеческихъ наслЂдованныхъ добрая воля и свобода да не отъемлется, ни насилуется, и рицарство шляхетское Руское зъ рыцарствомъ шляхетскимъ Польскимъ и Литовскимъ, и тЂ народы зупельне зъединочатся, яко ровный зъ ровнымъ и свободный зъ свободнымъ, и яко единоплеменны суть и доброю волею едность свою ухундовали и укрЂпили вызволившися одъ ярема Татарского общею ратію Рускою, и Литовского предъ Гедимина праотца нашего, и теперь въ имЂніяхъ своихъ и побыткахъ да имутъ Русняки свободу и волю свого не преслЂдовану и не насилуему, и судятся въ нихъ одъ самихЂ себя; а въ суды земскіе и градскіе избираютъ судей и урядниковъ вольными голосами по правамъ своимъ и статутамъ, якіе утверждаемъ и заховуемъ на вЂчныя времена и за посесоровъ нашихъ о нихъ ручаимся.“
По сей привилегіи и по пактамъ соединенія Короли Польскіе: Казимиръ Четвертый, братъ Владиславовъ, Янъ Албрехть и Александръ, сыны Казимировы, права оныя присягали, при коронаціяхъ подтверждали, а другіе по нихъ бывшіе Короли, какъ то: Жигизмунты и прочіе привилегіями своими ихъ возобновляли.
Король Владиславъ Ягелонъ Второй, утвердивъ распоряженія гражданскія внутреннія, принялся за дЂла внЂшнія воинственныя. Но въ сихъ столько былъ счастливъ и удаченъ, сколько имЂлъ въ нихъ превратностей, и политика его, то бодрственная, то безпечная, упала, наконецъ на главу его, вскруженную высокомЂрнымъ духовенствомъ Римскимъ. Онъ въ 1435 году чрезъ пословъ своихъ подтвердилъ миръ съ Турками, прекративъ преждебывшія съ ними пограничныя распри и несогласія. Султанъ ихъ Амуратъ Первый, имЂвши тогда войну съ Цесаремъ НЂмецкимъ за Сербію и Венгрію, просилъ Короля убЂдительно взять между ими посредничество и помирить ихъ въ ихъ распряхъ или сдЂлать ему помощь въ войнЂ /12/ оной; за что обЂщавалъ ему великія суммы, либо уступку въ областяхъ своихъ, сопредЂльныхъ съ Польшею. Король отъ всего того отказался, а въ 1439 году взялъ сторону Венгерцевъ, и выступивъ съ арміею своею противъ Турковъ, разбилъ ихъ дважды въ Трансильваніи, а наконецъ сошедшись съ Султаномъ на границахъ Венгерскихъ, побЂдилъ и его на главномъ сраженіи не далеко оть рЂки Дуная, принудивъ Султана съ остаткомъ разбитой арміи своей ретироваться за Дунай. Плодомъ сихъ побЂдъ было то, что Венгерцы признали Владислава своимъ Королемъ, чЂмъ и былъ онъ у нихъ дЂйствительно чрезъ пять лЂть. Султанъ, такъ же признавъ его въ семъ достоинствЂ, уступилъ ему всЂ свои претензіи на Венгрію, а Король опять заключилъ съ Султаномъ миръ и утвержденъ оный съ обЂихъ сторонъ клятвами и трактатами; и за симъ награждая онъ свое воинство, сдЂлалъ великія пожалованія и надачи чинамъ и войску Рускому, отлично содЂйствовавшему во всЂхъ его побЂдахъ; а было ихъ въ сихъ походахъ сорокъ три тысячи семь сотъ чедовЂкъ подъ командою воеводъ : Кіевскаго СвЂтольдовича и СЂверскаго Ольговскаго, да полковниковъ: Блудича, Дулепы, Претича, Станая, Бурлія и Артазія, коимъ, между другими дарами Королевскими, жаловалы отъ него гербы и золотые коряки на поворозахъ, то есть на шнурахъ шелковыхъ, повЂшенныхъ черезъ плечо и подобныхъ нынЂшнимъ эксельбантамъ или кавалеріямъ.
Миръ оный не долго продолжался, и Король въ 1444 году нарушилъ его самымъ вЂроломнымъ и постыднымъ образомъ. Папа Римскій Евгеній IV-й, знавъ отвагу Королевскую и храбрость его воинства, впервые почти побЂдившаго такъ громко силы Турецкія, страшныя до того всей ЕвропЂ, подговорилъ Короля опять напасть на Турковъ, воевавшихъ тогда съ Венеціянами и Далмацкими народами, которые, бывъ христіанами Греческаго исповЂданія, просили Папу о вспоможеніи имъ противу Турокъ, обЂщеваясь за то принять его религію и верховное надъ собою Іераршество. Король отговаривался долго великимъ для него порокомъ и тяжкимъ грЂхомъ за вЂроломство и нарушеніе клятвъ, учиненныхъ съ Султаномъ Турецкимъ при заключеніи съ нимъ недавняго мира. Но Папа буллою своего разрЂшилъ Короля отъ всЂхъ клятвъ и обязанностей его съ Турками, увЂряя, что клятвы съ невЂрными ничего не значать и Христіане отъ нихъ всегда могутъ быть свободны. Въ дополненіе къ тому прислалъ онъ своего легата, Кардинала Іульяна Чезарини, къ Королю съ хорошимъ мЂшкомъ золота, который никогда съ нимъ не разлучался, а Король, собравъ заразъ достаточныя силы, и не извЂщая о томъ Султана, выступилъ въ его провинціи, и проходя ихъ прямо непріятельски, переправился за рЂку Дунай, направляя походъ свой къ городу Адріанополю. Султанъ, свЂдавъ о нашествіи на области его Короля Польскаго съ арміею своею явною войною, безъ объявленія на то причинъ, протестовался народамъ, его окружавшимъ, свидЂтельствовался небомъ и землею, /13/ воздЂвая къ нимъ руки, и наконецъ клялся всЂмъ, что есть святЂйшее въ мірЂ, что онъ не подалъ никакихъ причинъ къ нарушенію съ Поляками мира и торжественныхъ клятвъ, его утверждавшихъ, и заключилъ такимъ изреченіемь : „ПрезрЂли Гяуры своего Бога, споручителя мирныхъ условій; призову жь и я Его въ свою помощь!“
Между тЂмъ, какъ Король Польскій выбиралъ себЂ дорогу къ Адріанополю, второй столицЂ Султанской, и воображалъ притомъ о множест†корыстей тамошнихъ, могущихъ достаться ему въ добычу, Султанъ Амуратъ, прошедъ скоропостижно со многочисленною арміею Балканскія горы, засталъ Короля и армію его около города Варны. Сраженіе началось и продолжалось съ крайнимъ ожесточеніемъ Турковъ, злобившихся на Поляковъ за наглое нарушеніе ими мира, и съ примЂрнымъ мужествомъ войскъ Польскихъ, окураженныхъ прежними побЂдами. Султанъ безпрестанно разъЂзжалъ по своей арміи и ободрялъ воиновъ помощіею своего Аллаха, мстителя вЂроломства, котораго неумолкно призывалъ; а Король, также разъЂзжая по своимъ войскамъ, поощрялъ ихъ благословеніемъ СвятЂйшаго Папы и присутствіемъ его Кардинала. Наконецъ поборники Аллаховы превозмогли послЂдователей Папскихъ. Армія Польская была разбита и разсЂяна, Король убитъ, а Кардиналъ бросился въ рЂку, съ намЂреніемъ переплыть ее на лошади; но золото, наполнявшее его карманы и отяготившее сего всадника, погруаило его на дно рЂчное и съ нимъ вмЂстЂ погибло. Войска Рускія бьгли на семъ сраженіи въ числЂ тридцати тысячь подъ начальствомъ воеводы своего Ольговскаго, и полковниковъ Тризны, Гудима, Бурлія, Станая, Претича и иныхъ. Они, по разбитіи всей Польской арміи, спасались въ Булгарію, а народы тамошніе, бывъ Русинамъ единовЂрны и единоплеменны, изъ Славянскаго рода отъ рЂки Волги изшедшіе, давали имъ безопасныя у себя убЂжища и проводили ихъ скрытыми путями за рЂку Дунай; но изъ нихъ до половины чиновниковъ и рядовыхъ пало на сраженіи.
Во дни Короля Александра, сына Казимира Четвертаго, а брата Албрехтова, пресЂклась мужеская линія Князей Рускихъ въ послЂдней отрасли ея, Князю Семеону Олельковичу; и по силЂ постановительныхъ конституцій Королевства, въ 1506-мъ году избранъ отъ рыцарства первый Гетманъ Рускій, Пренцлавъ Лянцкоронскій, изъ фамиліи Сенаторской, зять Князя Острожскаго, и свойственникъ Короля Александра, за которымъ была въ супружест†Елена, также Княжна Руская, названная отъ Поляковъ схизматичкою, и за тЂмъ  71, не коронованная. Сей Гетманъ оказалъ для Королевства Польскаго великія и важныя услуги, побЂдивъ на трехъ сраженіяхъ Турковъ, Татаръ и Волоховъ, нападавшихъ на Галицію и Волынь и стремившихся во внутренность Польши къ столичному городу Кракову. Плодомъ сихъ побЂдъ было отобраніе отъ Турковъ и Татаръ Малоросійскихъ земель около ДнЂстра и при устьи ДнЂпра, отъ временъ /14/ нашествія Батыева захваченныхъ. Для охраненія навсегда отъ нихъ границъ сего края, учреждена тогда изъ Козаковъ Малоросійскихъ сильнал стража между Бесарабіи и Крыма, надъ рЂкою ДнЂпромъ, пониже пороговъ или за порогами, на сей рЂкЂ имЂющимись, гдЂ Козаки, ради всегдашняго пребыванія, подЂлали укрЂпленія или редуты, названные засЂками отъ сЂченія деревъ, на палисады употребленныхъ. Оть чего въ послЂдствіи Козаки, тамо засЂвшіе, названы Запорожскими Козаками; мЂсто же пребыванія ихъ названо СЂчыо Запорожскою, и Козаки первые перемЂнялись другими, изъ жилищъ ихъ командированными. Наконецъ, принимая приходящихъ къ нимъ охотниковъ изъ холостыхъ Козаковъ, ловлею звЂрей и рыбы, а не меньше добычею заграничною споваженныхъ, составили многолюдное общество Козацкое; а что бы имъ не мЂшало ничто быть готовыми ко всякимъ предпріятіямъ, рЂшились сіи Козаки оставаться навсегда безженными. Такимъ образомъ завелась СЂчь Запорожская, и замЂнила прежнюю стражу пограничную. Правительство, признавши ихъ полезными, учредило между ими по ихъ выборамъ старшинъ и главнаго Атамана, Кошевымъ названнаго, и оставила по прежнему въ командЂ Гетмана Малоросійскаго, коему они и мЂсто ихъ пребыванія принадлежали всегда. Для содержанія же и снабженія войска сего наданы и отведены ему достаточныя земли Малоросійскія, съ угодьями по обЂимъ сторонамъ ДнЂпра и пороговъ, между рЂчекЂ Конской, Самары, Калміуса, Ташлика и Буга.
По ГетманЂ Лянцкоронскомъ выбранъ въ Гетманы Князь Дмитрій Вишневецкій, и онъ бывши Гетманомъ во время мирное, славился гражданскими добродЂтельми, поправлялъ разоренные города и публичныя зданія, наблюдалъ за правосудіемъ и правленіемъ земскихъ и городскихъ урядниковъ, возбуждалъ народъ къ трудолюбію, торговлЂ и хозяйственнымъ заведеніямъ, и всякими образами помогалъ ему оправиться послЂ разорительныхь войнъ, и за то все почтенъ отцемъ народа. Въ его время зимою случилосъ прорваться между стражею пограничною Крымскимъ Татарамъ въ нижнюю Подолію, называемую Побережье. Они тамо разграбили нЂсколько мЂстечекъ подъ часъ ярманковъ и угнали не мало скота; но какъ дЂлали они сіе хищнымъ образомъ, такъ что военныя команды нигдЂ настичь и схватить ихъ не могло, то поражены они самою судьбою, или нечаянною жестокостію воздушныхъ стихій. Когда возвращались они въ свои улусы съ обыкновенною торопливостію, захватилъ ихъ въ степяхъ необычайный снЂгъ съ страшною вьюгою или фугою, отъ чего они ни Ђхать, ни пути своею видЂть не могли, а принуждены стоять по шею въ снЂгу. СдЂлавшійся послЂ того жестокій морозъ съ вЂтромъ возвЂщалъ имъ неминуемую гибель, и они, порЂзавши своихъ лошадей и скотъ, повлазили въ ихъ туловища и искали спасенія въ слабой и краткой сей теплотЂ, но всЂ до послЂдняго тамъ погибли, и найдено ихъ по веснЂ болЂе четырехъ тысяхь труповъ.
По кончинЂ Гетмана Князя Вишневецкаго въ 1514 году выбранъ /15/ Гетманомъ Князь Евстафій Ружинскій который, въ молодыхъ лЂтахъ обучаясь и вояжируя долго въ чужихъ краяхъ, а паче по Германіи и Франціи, пріобрЂлъ въ разныхъ наукахъ, особливо въ военной, великое знаніе. Первымъ его стараніемъ было произвесть въ Малоросіи реформу войскамъ и устроенію ихъ другимъ отъ прежняго  72 образомъ. Войска сіи по древнему заведенію считались въ жилищахъ своихъ по околицамъ изъ одного селенія, и по куренямъ, ивъ нЂсколькихъ вмЂстЂ селеній составленнымъ, и назывались всЂ жильцы вообще куренною или околичною шляхтою, служивые изъ нихъ старые товариствомъ, а молодые Козаками. Курени и околицы управлялись выбранными изъ нихъ Атаманами и товарищами, кои и маловажныя ихъ распри разбирали и мирили  73 ихъ; а по земскимъ спорамъ и тяжбамъ и по важнымъ дЂламъ  74 разбирались и судились въ повЂтовыхъ и городскихъ судилищахъ. По службЂ жь вЂдомы были хорунжими повЂтовыми, отъ которыхъ чинились смотры и описи Козакамъ и ихъ вооруженію, и у нихъ блюлись знамена или хоругвы повЂтовыя, подъ стражею товарискою, на коихъ гербы были, съ одной стороны повЂтовый, а съ другой національный. Но когда надобно было собираться войску для походовъ, то отъ хорунжихъ оповЂщано по куренямъ, чтобы собиралось войско на назначенныя верховнымъ начальствомъ сборныя мЂста, каковыми часто бывали БЂловЂжъ за НЂжиномъ и Крыловъ за ДнЂпромъ, и иные, гдЂ изъ собравшихся Козаковъ и товариства составлялись полки и сотни, и въ нихъ избирались вольными голосами всЂ чиновники высшіе и нижніе, кои въ тЂхъ чинахъ считались только во время службы или походовъ, а по возвращеніи въ жилшца обращались въ прежнее состояніе съ названіемЂ товарищами, то есть заслуженными и съ увагою въ голосахъ, коими отъ другихъ преимуществовали. Такое древнее заведеніе поводомъ было ко многимъ своевольствамъ и злоупотребленіямъ Козацкимъ. Они собирались часто безъ позыву хорунжихъ, а паче въ мЂстахъ пограничныхъ, выбирали начальниковъ, составляли полки такъ называемые охочекомонные, и чинили набЂги въ Турцію, Молдавію и Крымъ подъ предлогомъ освобожденія плЂнниковъ изъ неволи, а въ самомъ дЂлЂ для полученія добычи, отъ чего многія съ тЂми народами заводились ссоры и самыя войны.
Гетманъ Ружинскій, по изволенію Кородя Сигизмунда Перваго, пресЂкая своевольства и нестроенія, учредилъ въ Малоросіи двадцать непремЂнныхъ Козацкихъ полковъ, въ д†тысячи каждый, названъ ихъ по знатнЂйшимъ городамъ, какъ-то: Кіевскій, Черниговскій, СЂверскій, Переяславскій, Каневскій, Черкаскій, Чигиринскій, Уманскій, Корсунскій, Бряцлавскій, Калжинскій  75, Кропивянскій, Острянскій, Миргородскій, Полтавскій, Гадяцкій, НЂжиискій, Лубенскій, Прилуцкій и Винницкій. Каждый полкъ раздЂлилъ на сотни, названныя такъ же по городамъ и мЂстечкамъ. Во всякій полкъ опредЂлилъ выбранныхъ товариствомъ и Козаками изъ заслуженныхъ товарищей полковниковъ, /16/ сотниковъ и старшинъ полковыхъ и сотенныхъ, кои оставались въ чинахъ на всю уже ихъ жизнь и завели съ тЂхъ поръ чиновное въ Малоросіи Шлехетство, или такъ сказать наслЂднее Болярство, зависЂвшее прежде отъ выборовъ и заслугъ, по примЂру всЂхъ другихъ народовъ и земель благоустроенныхъ Христіанскихъ. Полки оные наполнены тогда и впредь наполняемы были выбранными изъ куреней и околицъ Шляхетскихъ молодыми Козаками, записанными въ реестръ военный до положеннаго на выслугу срока, и отъ того названы они реестровыми Козаками; половина ихъ конная изъ каждаго полку всегда содержала въ полЂ, а другая пЂшая содержала въ городахъ гарнизоны, и при надобности вспомогала и комплектовала первыхъ. ОдЂяніе и вооруженіе положено у нихъ легкое и одинакое, и они его по образцамъ исправляли. Въ мирное время изъ собственнаго имЂнія, и пропитаніе имЂли оть домовъ своихъ; а на случай войны и походовъ положено жалованье изъ скарбу Малоросійскаго каждому Козаку по червоному въ годъ и по кафтану тузынковому на два года, а иногда и по кожуху. Старшинамъ сотеннымъ вдвое противъ Козака, а сотникамъ вдвое противъ старшинъ; полковники же, старшины генеральные обозные и старшины полковые, имЂли опредЂленныя ранговыя деревни, и другія наддачи. Артилерія, обозы и въюки съ запасами, провіантомъ и фуражомъ снаряжались отъ скарбу и поспольства. Оружіемъ были, у конницы копья, стуцеры, пистолеты и сабли, а у пЂхоты ружья, копья и кинжалъ, кои выписывали и доставали изъ Швеціи и Турціи.
Экзерциція въ войскЂ оставалась старинная съ поправкою, и обыкновенный маршъ колонный назывался иттить сакмою. Для марша въ опасности строились въ треугольникъ, а изъ него построитъ фронть значило становиться въ лаву; но для атаки, а паче для обороны, устроена вновь сильная изъ трехъ ширингъ батава, похожая во всемъ на древнюю Греческую, а потомъ Римскую фалангу, которая во всей ЕвропЂ введена подъ именемъ батальона де каре; построеніе конницы въ пЂхоту равнялось нынЂшнему драгунскому пЂшему строю. Для помЂщенія охотниковъ или волонтеровъ, всегда собиравшихся изъ убожи или такъ называвшихся гултаевъ, устроено пять полковъ охочекомонныхъ, называвшихся по фамиліямъ полковниковъ, производимыхъ Гетманами, и они содержаны на стражЂ пограничной, въ низу рЂкъ Самары, Буга и ДнЂстра, и получали ежегодно небольшое жалованье, а больше довольствовались звЂриною и рыбною ловлею; за поведеніе ихъ отвЂчали полковники; число же ихъ не опредЂлено, но полкъ считался не болЂе пяти сотъ человЂкъ.
По устроеніи такимъ образомъ войска Малоросійскаго, когда въ 1516 году Ханъ Крымскій Меликъ - Гирей, по союзу его съ Княземъ Московскимъ Василіемъ Ивановичемъ, шелъ войного на Польшу и Малоросію, то Гетманъ Ружинскій съ войсками Малоросійскими и Польскими, по повелЂнію Короля Жикгимунта, /17/ гимунта, выступя къ нему навстрЂчу, и сошедшись на границахъ Малоросійскихъ надъ рЂкою Донцемъ, при городЂ БЂлгородЂ, далъ себя атаковать Хану, который, по обыкновенію Азіятскому, окружилъ своимъ войскомъ съ трехъ сторонъ. Войска Гетманскія были примкнуты тыломъ къ рЂкЂ и своему обозу; Татары произвели страшный крикъ и пустили тучи стрЂлъ; конница Гетманская, спЂшившаясь и построенная въ батаву, а пЂхота выстроенная такъ же фалангою, встрЂтила натиски Татарскіе сильнымъ огнемъ изъ ружей и пушекъ, и производя пальбу безпрерывно во все Татарское стремленіе, сдЂлали имъ сильное пораженіе, и они, ощутивъ великую свою гибель, начали удаляться. Но Гетманъ съ мЂста своего не велЂлъ никому трогаться, а показывалъ видъ, что онъ только въ силахъ обороняться, а не наступать: почему Татары, дЂлая во весь день свои напуски, на ночь отступили на нЂсколько верстъ въ степь и расположили обширный свой станъ безпечно. Гетманъ, имЂвъ войско свое неутомленное, выступилъ съ нимъ съ полночи въ походъ, и идучи нарочито тахо, сблизился къ стану Татарскому на самой зарЂ. А какъ Татары обыкновенно держатъ лошадей на паствЂ, а не у коновязей, то Гетманъ выслалъ отрядъ конницы съ приготовленными завремянно бумажными ракетами, кои будучи брошены на землю, могли перескакивать съ мЂста на мЂсто, дЂлать до шести выстрЂловъ каждая. Конница оная, наскакавъ на становище Татарское, зажгла свои ракеты, бросила ихъ между лошадей Татарскихъ и причинила въ нихъ великую сумятицу; онЂ перепугавшись, бЂгали во весь опоръ по табуну, волочили и топтали своихъ всадниковъ и сторожей, а между тЂмъ всЂ войска Гетманскія, съ пальбою изъ ружьевъ и артиллеріи, напали на станъ Татарскій, прошли его насквозь, поражая смЂшенныхъ и обезумленныхъ Татаръ, и такъ разбили Хана и его войска на голову, забрали станъ его со всЂмъ багажемъ, и обременные корыстями, возвратились со славою въ свою землю.
Возвращаясь Гетманъ Ружинскій отъ БЂлгорода Рускаго, встрЂченъ былъ Турками и Татарами, выступившими изъ БЂлгорода или Акермана Татарскаго, что въ Бессарабіи. Они, извЂстясъ о побЂдЂ надъ Ханомъ Крымскимъ и о потеряніи имъ всего стана своего съ великимъ богатствомъ, предпріяли отнять богатства оныя у Ружинскаго, напавши на него нечаянно и въ расплохъ, почти обыкновенный у возвращающихся войскъ съ похода удачнаго. Но Ружинскій былъ не такъ безпеченъ, какъ Татары думали; онъ, свЂдавъ оть граничныхъ разъЂздовъ, что Татары БЂлгородскіе съ тамошними, гарнизонными Турками выступили на Очаковскую степь, удалилъ заразъ тяжести свои въ Уманщину, а самъ съ войсками, переправясь чрезъ рЂку Бугъ, засЂлъ въ очеретахъ и байракахъ при рЂкЂ КодымЂ. И какъ только Татары съ Турками притягнули къ Бугу, то онъ, наступивъ на нихъ нечаянно со всЂхъ сторонъ, сыгралъ съ ними такую роль, какую они для него готовили и разбивъ ихъ на голову, гналъ остатки до самаго Акермана, отнялъ у нихъ все, что ни имЂли, /18/ и умножилъ свои добычи, которыя раздЂлилъ Полякамъ и своему войску. Отъ сего времени Поляки, обращаясъ часто съ войсками Малоросійскими и почитая ихъ храбрость и мужественный характеръ, завели съ ними тЂсную и искреннюю дружбу и служили многіе изъ нихъ въ полкахъ Малоросійскихъ, поставляя себЂ за честь, даже знатное шляхетство, именоваться Козаками. Отъ такаго общаго названія Рускихъ воиновъ Козаками, вышла въ послЂдствіи та ошибка, въ которую впали всЂ писатели Малоросійскіе и Польскіе, полагая въ своихъ лЂтописяхъ и исторіяхъ, что послЂ Гетмана Князя Михайла Вишневецкаго, всЂ другіе Гетманы выбираемы были изъ простыхъ или реестровыхъ Козаковъ. Но это весьма несправедливо и здравому разсудку предосудительно; ибо Козаки всегда имЂли въ полкахъ и провинціяхъ своихъ многихъ чиновниковъ разныхъ степеней, какъ-то : Старшинъ генеральныхъ, полковыхъ и сотенныхъ, и земскихъ урядниковъ. И какая же стать или что за правило, мимо такого числа чиновниковъ, выбиратъ простыхъ Козаковъ? А когда сіе приписывается уваженію заслугъ и достоинствъ, то натурально, что офицеры, заслуженнЂе и достойнЂе отъ простыхъ воиновъ, и вошли въ чины свои непремЂнно по симъ качествамъ; обходить же ихъ въ выборахъ Гетманскихъ значило бы нЂчто вздорное, одни неудовольствія, возмущенія и междоусобіе приносящее. А вЂроятно произошли у писателей таковыя нелЂпыя о выборахъ заключенія по общему слову или названію, употребительному и теперь между воинствомъ, что всякій Генералъ есть солдатъ а Гетманъ-Козакъ, слЂдовательно всЂ офицеры и рядовые суть воины, и названія сіи всЂмъ имъ свойственны и приличны. О Козакахъ Рускихъ, а паче о Малоросійскихъ и о самомъ ихъ названіи, странная нЂкая повЂствуютъ нЂкоторые писатели. Они, какъ бы препираясь между собою, говорятъ: одни, сіи Козаки суть пришельцы въ Русь, то изъ Ски?іи или отъ Татаровъ, то изъ Кабарды Черкаской; а другіе утверждаютъ, яко бы остатки иноплеменнаго народа Козарскаго. Польскіе жь историки показываютъ еще, будто они набиралисъ изъ разной вольницы или сволочи, и поселены отъ ихъ Королей на пустыхъ земляхъ внизу рЂкъ ДнЂпра и Буга. Но таковыя нелЂпыя мнЂнія значатъ больше, чЂмъ ошибки историческія, и не приводя другихъ истинъ, опровергаетъ ихъ самый разсудокъ; ибо то неоспоримо, что всякой народъ долженъ имЂть своихъ воиновъ и по необходимости изъ самихъ себя, чтобы ввЂрять свою судьбу и безопасность не иностранному, а своему воинству, а иначе было бъ крайнее безуміе и неосторожность, похожія на то, какъ бы заставитъ стеречь коршунамъ голубей, а волкамъ овецъ. Названія же воинамъ даются обыкновенно на языкЂ каждаго народа по доспЂхамъ или вооруженіямъ ихъ, и потому видны въ одномъ народЂ жолнеры, въ другомъ янычары и спаги, а во иныхъ солдаты и жандармы; а дальше названія сіи раздЂляются на конныхъ и пЂшихъ; отъ чего такъ же извЂстны названія по мушкету мушкатеровъ, по карабинамъ карабинеровъ, и такъ далЂе. /19/
Такимъ образомъ и Рускіе воины назвались конные Козаками, а пЂшіе стрЂльцами и сердюками, и сіи названія суть собственныя Рускія, отъ ихъ языка взятыя, на примЂръ стрЂлъцы по стрЂльбЂ, сердюки по сердцу или запальчивости, а Козаки и Козаре, по легкости ихъ коней, уподобляющихся козьему скоку. Что бы же были они иностранцы или пришельцы, и Рускій народъ ввЂрилъ бы такимъ бродягамъ судьбу свою и безопасность, сего ничто не доказываетъ, и выдумки о томъ и заключенія суть безразсудны. Равно и мнЂніе Польскихъ историковъ, приписующихъ заведеніе Козаковъ ихъ Королямъ, касается только до холостыхъ Запорожскихъ Козаковъ, собравшихся въ низу ДнЂпра изъ Рускихъ охотниковъ, о коихъ Исторія пространно повЂствуетъ. ОсЂдлые жь и запасные Козаки, названные отъ того реестровыми Козаками, были во всЂхъ провинціяхъ и повЂтахъ Рускихъ, и видны они доселЂ по древнимъ кашнутамъ  76 и самымъ осЂдлостямъ, т. е, околицамъ и куренямъ. А Короли Польскіе, Владиславъ Второй и Стефанъ Баторій, чрезъ Гетмановъ своихъ Рускихъ, хотя дЂлали о Козакахъ распоряженія, но то касалось только до управленія и комплектованія ихъ полковъ, конныхъ Козацкихъ и пЂшихъ сердюцкихъ, которые набирались изъ семействъ Козачьихъ, жительствовавшихъ околицами и куренями своими во всЂхъ воеводствахъ Рускихъ, и касалось еще до умноженія ихъ чиновниковъ и урядниковъ, а отнюдь не до новыхъ заведеній Козачества, о чемъ свидЂтельствуютъ самые тЂхъ Королей привилегіи и универоалы, здЂсь описанные. Ежели же полагать первоначальное Козачество отъ Ски?овъ и Козаровъ, то все тоже выйдетъ, что они произошли отъ своего племени Славянскаго; ибо извЂстно, что Ски?ы, или говоря правильиЂе Скиты, были Славяне  77, т. е. при ВолгЂ и КавказЂ живущіе, а а Козаре, точные предки Рускихъ Козаковъ, были жительствомъ по всей Руси, яко избранные изъ того же народа на службу отечества.
Черкасами называли и писали всЂхъ почти Малоросіянъ, а не однихъ Козаковъ; но называлн ихъ такъ одни Велико-Россіяне для отличія отъ своихъ жителей, и давали ихъ названіе по главному ихъ городу Черкасу, состоящему при рЂкЂ ДнЂпрЂ, гдЂ Гетманы Рускіе резидовали и былъ верховный трибунамъ сей земли. Давать же народамъ названія по главнымъ ихъ городамъ весьма обычно въ цЂломъ свЂтЂ. Такъ называли Москалями всЂхъ Россіянъ по городу ихъ МосквЂ, и Царство сіе долго такимъ названіемъ титуловалось; также называются нынЂ Генуезцы, Венеціяне и другіе народы по своимъ городамъ. Когда же спрашивать еще, почему городъ Черкаскъ названъ Черкасомъ? то уже тонкость сія будетъ такъ нерЂшительна, какъ бы и о многихъ другихь. въ свЂтЂ городахъ, не имЂющихъ свЂдЂнія о началЂ своего названія. Но то уже справедливо, что народъ Черкасы, за Азовскимъ моремъ и рЂкою Дономъ обитающіе и на который многіе писатели указываютъ, никогда въ Руси городовъ на свое имя не строилъ, да и у себя ихъ не имЂетъ, и сей народъ по виду /20/ своему и положенію жительства своего въ предЂлахъ Славянскихъ, т. е. между древняго Княжества Тмутараканскаго и рЂки Волги, справедливЂе почитаться можетъ произшедшимъ отъ племенъ Славянскихъ, смЂшавшихся съ Грузинами и Татарами, чЂмъ отъ него выводить воиновъ Славянскихъ, цЂлыми милліонами оть Черкасъ многолюднЂйшихъ, и кои выставляли на войну великія свои арміи. Касательно же Татаръ, то они, бывъ пришельцами въ землЂ Руской, натурально воиновъ своихъ Русинамъ  78 не давали, а напротивъ того съ ихъ воинами вели всегдашнія брани и никогда съ народомъ Рускимъ не мЂшались, слЂдовательно, Козаки Рускіе оть нихъ произойти никакъ не могли.
По кончинЂ Гетмана Князя Ружинскаго, въ 1534-мъ году выбранъ Гетманомъ изъ Есауловъ Генеральныхъ Венжикъ Хмельницкій. Онъ имЂвъ повелЂніе отъ Короля Жигмунта Перваго отражать войскомъ своимъ великую Орду Татарскую, собравшуюсь изъ Крыма и Бессарабіи и пробиравшуюсь чрезъ Молдавію и Волынь въ Польшу на грабежь и ея опустошеніе, выступилъ съ войскомъ своимъ реестровымъ въ Волынь, а охочекомонные полки и Запорожскихъ Козаковъ, раздЂливъ на многія партіи, разослалъ для прикрытія границъ съ той стороны, отъ которой шли Татары, повелЂвъ имъ нападать на Татаръ при ихъ походахъ и ночлегахъ и удаляться отъ нихъ, подаваясь къ главному войску. Такими маневрами обманувшись Татары, почитая всЂ нападавшія на нихъ войска малозначуіцими и коихъ имъ опрокинуть и прогнать всегда можно, шли далЂе безпечно и насунулисъ на станъ Гетманскій около города Заславля. Гетманъ, передъ тЂмъ укрЂпивъ станъ свой вагенбургомъ, изъ обоза построеннымъ, и оставивъ въ немъ нЂсколько пЂхоты съ тяжелою артиллеріею, самъ со всЂмъ главнымъ войскомъ скрылся за рощи и пасЂки городскія  79. И какъ только Татары окружили по ихъ обычаю обозъ Козачій и начали перестрЂлку, поднявши великій крикъ, то Гетманъ, выступивъ изъ закрытаго мЂста, ударилъ съ тыла и во фланги непріятелю, и сдЂлавши одинъ выстрЂлъ изъ ружей и пушекъ, сталъ поражать копьями и саблями. Татары, изумясь нечаяннаго нападенія и будучи сбиты сильнымъ залпомъ и окружены съ трехъ сторонъ войсками, оробЂли, замЂшались и разбЂжались врозь; по полямъ. Гетманъ, отрядивъ тотчасъ назначенныя прежде сего войска, велЂлъ имъ гнать и поражать Татаръ съ тылу, и знавши Татарскую хищную ухватку, удобно на бЂгу соединяться, оборачиваться и нападать, приказалъ своему войску отнюдь не разсыпаться по одиночкЂ, а держаться кошеевъ  80, что значатъ нынЂшніе взводы или плутонги; самъ же съ главнымъ корпусомъ шелъ срединою и отбилъ всЂ Татарскіе вьюки съ запасами. Татары не преминули на бЂгу соединитьсл и оборотясь нападать на все войско. Но у Гетмана готова была для сего сильная батава съ артиллеріею, которая тотчасъ ихъ отражала и въ бЂгь обращала. И такимъ образомъ Гетманъ, поразивъ и разсЂявъ Татаръ, возвратился со славою и великою добычею къ Заславлю /21/ и получилъ отъ Короля благодарственные похвальные листы, а отъ Поляковъ вездЂ, куда приходилъ, тріумфальныя встрЂчи. Во дни Гетмана Венжика, на бывшемъ въ Варша†главномъ СеймЂ, когда о уравненіи Литовскаго и Рускаго Шляхетства съ Шляхетствомъ Польскимъ, предложены были на подтвержденіе прежнія начальныя привиллегіи и всЂ законоположенія, то Король Сигизмундъ Августъ, подтверждая и поставляя ихъ на всЂмъ прежнемъ основаніи, изданною 1563 года, Іюня 7 дня, привиллегіею, между прочимъ узаконилъ: „Дозволяемъ рыцарству Литовскому и Рускому привиллегіи правъ и вольностей земскихъ внести и вписать въ новосочиняемый Статутъ, такимъ образомъ, какъ и въ коронЂ Польской оныя вписаны, и равномЂрно употреблять, вольностями своими пользоваться, и имЂть, такъ какъ прежде сего, чинъ рыцарскій Шляхетскій обоихъ народовъ Литовскаго и Рускаго то употребляли и пользовались.“ А когда на другомъ послЂ того бывшемъ главномъ СеймЂ, отъ Депутатства Рускаго взошли представленія о притязаніи, нЂкоторьши чинами Литовскими, а паче бывшими въ землЂ Руской по выборамъ на урядахъ, поспольства Рускаго  81 въ свое вЂчистое послушаніе, то тотъ же Король Сигизмундъ Августъ, повторяя и подтверждая всЂ прежде бывшихъ Королей Польскихъ привиллегіи, въ данной отъ себя 1569 года, Іюня 7  82 дня привеллегіи, такъ узаконилъ : „Землю Рускую и Княженіе Кіевское и всЂхъ оныя земли жителей вообще и каждаго особливо оть послушанія, владЂнія, должностей и повелЂній Великаго Княжества Литовскаго на вЂчное время изъемлемъ, освобождаемъ и къ Польскому Королевству, какъ ровныхъ къ ровнымъ, свободныхъ къ свободнымъ, и какъ собственный и истинный къ первому и къ собственному тЂлу и главЂ, со всЂми вообще и съ каждымъ особливо, съ городами, мЂстечками, селами, повЂтами или уЂздами, и всЂми ихъ, каковыя бъ ни были, имЂніями, оную землю и Княженіе Кіевское предреченной КоронЂ или Королевству Польскому присовокупляемъ и соединяемъ.“
По смерти Гетмана Венжика Хмельницкаго избранъ Гетманомъ изъ Воеводъ Князь Михайло Вишневецкій. Онъ въ 1569 году имЂлъ повелЂніе отъ Короля Сигизмунда Августа идти съ войскомъ Малоросійскимъ на оборону отъ Турковъ и Татаръ осажденнаго ими города Астрахани, въ помощь войскамъ Царя Масковскаго, Ивана Васильевича Грознаго, которому Король одолженъ былъ возвращеніемъ ПольшЂ завоеваннаго Царемъ города Полоцка съ его окрестностями. По сему повелЂнію Гетманъ съ полками реестровыхъ Козаковъ отправился въ походъ изъ города Черкаса, и идучи походомъ, присоединилъ къ себЂ пограничные охочекомонные полки и часть Запорожскихъ Козаковъ, и съ сими силами, пробираясь степями, достигъ города Астрахани, а тамо обозрЂвши станы Турецкій и Татарскій, стоявшіе порознь около города, раслоложилъ и свой станъ повыше непріятельскихъ при рЂгЂ ВолгЂ, и укрЂпивъ его окопами и артиллеріею, повелЂлъ /22/ дЂлать наЂздникамъ своимъ частые шармицеры или перестрЂлки около становъ непріятелъскихъ, а самъ между тЂмъ съ сильнымъ корпусомъ конницы всякой день наЂзжалъ на станъ Турецкій, и обойдя его вокругъ съ пересртЂлкою изъ ружей, возвращался въ свой станъ. Продолжая Гетманъ такіе наЂзды нЂсколько дней, послалъ въ одну ночь надежнаго старшину въ городъ, съ повелЂніемъ, чтобы гарнизонъ и жители въ назначенный имъ день, сдЂлали вылазку изъ города и повели фальшивую атаку на Турецкіе шанцы, бывшіе между городомъ и ихъ станомъ. Воротившійся изъ города старшина, проползшій въ оба пути ночью, увЂрилъ Гетмана о готовности гражданъ и гарнизона по его назначенію. Гетманъ сдЂлалъ также назначеніе и помочнымъ Московскимъ войскамъ, окопавшимся на одной Волжской косЂ, чтобы они въ тотъ же день подступили пЂшіе подъ станъ Татарскій и занимали бы его своею атакою. За симъ распоряженіемъ, въ первое утро на самой зарЂ, выступилъ Гетманъ съ конницею, построенною въ лаву или длиннымъ фронтомъ, а позади ее толстою фалангою построились пятнадцать тысячь пЂшихъ Козаковъ, вооруженныхъ копьями, саблями и ружьями. Конница шла впереди и по флангамъ закрывая пЂхоту, и какъ только корпусъ сей сталъ виденъ изъ города, то граждане съ гарнизономъ сдЂлали вылазку по условію, съ великимъ крикомъ и пальбою разсыпались около шанцевъ Турецкихъ, показывая видъ ихъ окружить. Гетманъ съ своимъ корпусомъ приближался къ стану Турецкому, и Турки, видя и считая его разъЂзжающимъ по прежнему, ни мало о немъ не уважали, а бЂжали большими толпами изъ стану въ шанцы на помощь ихъ войскамъ. Корпусъ, вставши въ самую ближайшую отъ стана дистанцію, мгновенно раздался въ стороны и далъ мЂсто пЂхотЂ, которая съ возможною олрометчивостію ударила на станъ, вломилась въ него, овладЂла пушками и, проходя по немъ, поражала Турковъ, неожидавшихъ вовсе такого нападенія. БЂгущіе изъ стана Турки дали знать въ шанцы о своемъ пораженіи, и оттоль толпами поспЂшали на освобожденіе стана. Но Козаки, засЂвшіе въ немъ, встрЂтили ихъ изъ-за окоповъ артиллеріею и ружейными выстрЂлами столь удачно, что большая часть пала на мЂстЂ, а остальные, смЂшавшись, ле знали, куда бЂжать. Гетманъ съ конницею напавъ на нихъ въ ту самую пору, поразилъ ихъ въ другой разъ и прогналъ къ стану Татарскому, куда бЂжали и оставшіесь въ шанцахъ Турки, а граждане съ гарнизономъ заняли шанцы безъ всякаго почти сопротивленія. И такимъ образомъ Астрахань отъ осады освобождена. Турки, дождавшись ночи, ушли къ своимъ Черкескимъ границамъ, а Татары ихъ прикрывали. Гетманъ Вишневцкій, получивъ при Астрахани въ станЂ Турецкомъ великую добычу, раздЂлилъ ее между войсками своими и Московскими, отдавъ симъ послЂднимъ и всю тяжелую артиллерію Турецкую, но отдЂливъ притомъ часть добычн на скарбъ Малоросійскій. Симъ поступкомъ войска Малоросійскія, а паче Козаки Запорожскіе и охочекомонные, крайне огорчились и явно /23/ роптали на Гетмана; и въ одну ночь отдЂлившись ихъ болЂе пяти тысячь человЂкъ, ушли изъ стана Гетманскаго. Проходя внизъ по рЂкЂ Дону, остановились въ устьЂ его на одной косЂ, выше города Азова, на сопротивномъ его берегу, и построили тамъ городъ Черкаскъ, на имя своего города, Черкаса, гдЂ, оставшись они навсегда, жили первЂе безъ женъ, по примЂру Запорожцевъ, потомъ, приглася къ себЂ Донскихъ Козаковъ, въ маломъ числЂ жившихъ въ своемъ городкЂ, называвшемся Донскимъ, на мЂстЂ нынЂшняго Донскаго монастыря бывшемъ, соединились съ ними и переженилисъ, принявъ всЂ обычаи тЂхъ Козаковъ, и сдЂлавъ городъ сей главнымъ всему войску Донскому, оть ихъ и оть приходящихъ къ нимъ одноземцевъ знатно умножившемуся.
На мЂсто Вишневецкаго, выбывшаго изъ должности Гетманской посольствомъ его отъ Короны въ земли иностранныя, въ 1574 году, избранъ въ Гетманы Обозный Генеральный, Григорій Свирговскій. Онъ, по волЂ РЂчи Посполитой Польской, управлявшей чрезъ министровъ своихъ Польшею, по выЂздЂ изъ нея Короля Генриха во Францію, призванъ былъ отъ Господаря Волошскаго, Іоанна Лылулы, на помощь народу своему противу Турковъ, на него нападавшихъ, и вступя въ Молдавію съ войскомъ Малоросійскимъ, далъ первую баталію Туркамъ около города Сороки, 23 АпрЂля, 1575 года, гдЂ, разбивъ Турковъ совершенно, положилъ главнаго Пашу ихъ, Кара-Мустафу и многихъ съ нимъ чиновниковъ Турецкихъ, и отправилъ ихъ со многими знаменами и добычею въ Варшаву. ПослЂ сей побЂды, раздЂлилъ Гетманъ войска свои на двое, и одну часть, подъ командою Полковника Савы Ганжи, командировалъ къ главному городу Волоскому, Букаресту, а съ другою пошелъ самъ чрезъ Яссы къ Галацамъ; между тЂмъ послалъ нарочнаго въ СЂчь Запорожскую, съ повелЂніемъ къ Кошевому Феську Покотылу, чтобы онъ выслалъ пЂхоту свою на лодкахъ въ Черное Море и приказалъ не допускать дессантовъ Турецкихъ въ Дунай и ДнЂстръ  83. Кошевой выправилъ сію экспедицію въ найлучшемъ порядкЂ и она принесла сухопутному войску совершенныя выгоды. Запорожцы, разъЂзжая своими лодками по Черному морю и въ устьяхъ обЂихъ рЂкъ, перехватили и полонили многія суда съ войскомъ и воинскими припасами; а войдя въ Дунай, многія прибрежныя крЂпостцы и жилища разорили и выжгли. Гетманъ и Ганжа съ войсками своими, проходя Молдавію и Валахію, встрЂчали Турецкіе корпуса и партіи, и ихъ всегда счастливо разбивали и разгоняли. Очистивъ сіи земли оть нашествія Турецкаго, когда поворотилъ Гетманъ отъ Дуная къ Бессарабіи подъ городъ Килію, то туть предательскимъ образомъ извЂщенъ былъ отъ Армянина, что въ городЂ томъ хранятся безцЂнныя сокровища, награбленныя Турками въ Молдавіи и Валахіи, и положенныя въ городЂ подъ стражею небольшаго гарнизона, въ ожиданіи, пока суда Запорожскія съ моря и Дуная удалятся и ихъ въ Турцію перевезть будетъ можно. Гетманъ, привыкнувъ побЂждать несравненно большія силы и /24/ укрЂпленія Турецкія, рЂшился тотчасъ осадить Килію и взять ее приступомъ. Распорядивши войска на приступъ и не оставивъ въ стану своемъ обыкновеннаго резерва и укрЂпленія, началъ скоропостижную атаку съ трехъ сторонъ; но взорванныя оть Турокъ въ двухъ мЂстахЂ мины, подняли Гетмана и множество съ нимъ Козаковъ на воздухъ, и сдЂлали совершенную разстройку и гибель, а напавшіе за тЂмъ со всЂхъ сторонъ Турки, перерЂзали съ тылу премногихъ Козаковъ, а остальныхъ разогнали, и они, скитаясь долго по Молдавіи, нашли корпусъ полковника Ганжи и съ нимъ воротились въ свои границы.
На мЂсто погибшаго Гетмана Свирговскаго, въ 1576 году избранъ Гетманомъ изъ полковниковъ ?едоръ Богданъ, Онъ, собравъ и дополнивъ потерянныя Свирговскимъ войска, и имЂвъ повелЂніе отъ царствующаго тогда Короля, Стефана Баторія, преслЂдовать Крымскихъ Татаръ, нападавшихъ въ отсутствіе Свирговскаго на границы Малоросійскія и плЂнившихъ тамошній народъ, отправился со всЂмъ войскомъ въ Крымъ, въ 1577 году, весною. Идучи внизъ по ДнЂпру, выправилъ изъ СЂчи Запорожской пять тысячь пЂхоты въ лодкахъ, подъ командою Есаула Войсковаго, Нечая, приказавъ ему, выплывшя въ Черное море, пристать на Крымскихъ берегахъ около городовъ Козлова и Керчи  84 и запереть тамошнія гавани до прибытія своего къ тЂмъ городамъ. При проходЂ Гетмана по Крымской степи, встрЂчали его многія Татарскія полчища; но онъ ихъ храбро принимая, всегда съ великимъ урономъ прогонялъ. Наконецъ дошло дЂло до главнаго сраженія, которое Гетманъ предвидЂвши завременно пріуготовился, и поворотя отъ Лимана ДнЂпровскаго до Орской или Перекопской линіи, атакованъ былъ между Кинбургскихъ кучугуровъ и каменнаго Даріева моста всЂми Татарскими ордами подъ командою самаго Хана Дивлетъ-Гирея. Наступленіе ихъ, крикъ народный и топотъ конскій подобилися грозной бурЂ, все опрокидывающей. Армія Малоросійская шла четырьмя батавами, построенными такъ, что обозъ ея и конный резервъ были въ серединЂ, а артиллерія, разставленная по всЂмъ фасамъ, могла дЂйствовать вокругъ арміи. Непріятель допущенъ былъ къ фронту на ружейный выстрЂлъ, и тогда открыта была пальба со всЂхъ орудій и продолжалась безпрерывно болЂе часа. Навалившіеся на фронть панцырные всадники и наЂздники Татарскіе, приняты и поражены копьями. Поднявшійся между тЂмъ сильный вЂтръ прочистилъ воздухъ отъ дыма, показалъ страшныя тучи мертвецовъ Татарскихъ, покрывшихъ тЂлами всю окружность Козацкой арміи. Гетманъ примЂтивъ, что Татары, отступая къ линіи, растянулись по обЂимъ сторонамъ моста, соединяющаго косу Кинбурскую съ Перекопскою степью, двинулся къ мосту и вершинЂ залива, и отрЂзавъ знатную часть Татаръ отъ ихъ полчищъ, выпустилъ на нихъ конный резервъ, подкрЂпленный одною батавою, которые, пригнавъ Татаръ къ заливу, всЂхъ тамо перебили и перетопили, /25/ а оставшіеся на другой сторонЂ, сколько ни порывались помочь отрЂзаннымъ, не успЂли въ томъ ни мало за водою и за пальбою изъ стану Гетманскаго, и убрались за линію. Войска Козацкія пришли къ линіи безпрепятственно, и Гетманъ, разсудя что штурмовать ее медленно и убыточно, переправилъ знатную часть конницы ночью чрезъ Гнилое море или Сивашъ въ бродъ и вплавь; а она, дошедши съ той стороны къ первымъ воротамъ на линіи, отбила ихъ и впустила всю армію, которая, напавъ на городъ Оръ, называемый Перекопомъ, взяла его штурмомъ, и выбивъ весь гарнизонъ до послЂдняго человЂка, разорила укрЂпленія и предала городъ огню. Отъ Перекопа продолжала армія походъ свой въ боевомъ порядкЂ до города Кефы, и заставъ его осажденнымъ съ моря и отъ горъ Запорожскими Козаками, произвела съ ними генеральный на него приступъ и въ короткое время имъ завладЂла и предала все убійству, грабленію и огню, оставивъ живыми однихъ своихъ плЂнныхъ, числомъ обоего пола до пяти сотъ душъ. А какъ поворотили войска обходить горы Кефскія для нападенія на Бахчисарай и Козловъ, то при рЂкЂ СалгирЂ встрЂтили ихъ Ханскіе посланники изъ знатнЂйшихъ Мурзъ, поднесли Гетману дорогіе подарки и просили его отъ имени Хана о заключеніи мира. На миръ согласились съ условіемъ собрать и возвратить всЂхъ плЂнниковъ Рускихъ и въ залогъ того дать пятнадцать Мурзаковъ  84 аманатами. Все то со стороны Татаръ было исполнено, и Гетманъ, получивъ еще 713 плЂнниковъ  85, воротился въ Малоросію съ превеликою добычею. Морскимъ войскамъ повелЂлъ онъ посЂтить тЂ города Турецкіе, кои покупали у Татаръ и держали въ неволЂ плЂнниковъ Рускихъ, и войска сіи, напавъ нечаянно на приморскіе города: Синопъ, Трапезонтъ и на многія мЂстечки, предали ихъ огню и мечу, доставъ у нихъ нЂсколько своихъ плЂнниковъ и премножество добычи.
Во дни сего же Короля Баторія, когда силы Турецкія безпрестанно  86 нападали на Христіанъ вверхъ по рЂкЂ Дунаю живущихъ, и отъ ихъ Государей и Князей прошено у Короля помощи, то Король далъ повелЂніе Гетману Богдану сдЂлать съ войсками Малоросійскими сильную диверсію въ земли Турецкія, отдаленныя отъ границъ Польскихъ, и отвлечь ихъ силы отъ сосЂдствующихъ съ Польшею Хрістіанъ. Гетманъ, выправивши напередъ въ Черное море Запорожскаго Есаула Нечая, съ тремя тысячами Козаковъ Запорожскихъ на ихъ лодкахъ, отправился самъ со всЂмъ войскомъ Малоросійскимъ на степи Крымскія и, перешедъ ихъ въ виду Орской линіи и Татаръ, ни мало походу его не мЂшавшихъ, вступилъ въ предЂлы Донскихъ Козаковъ недавно смЂшавшихся съ Запорожскими. Сіи Козаки приняли Гетмана и войско его дружелюбно и сдЂлали имъ всЂ походныя вспоможенія, а паче переправою войскъ на судахъ своихъ за рЂку Донъ, а послЂ за рЂку Кубань  87. Гетманъ, проходя за Дономъ земли Черкескія, не предпринималъ противъ нихъ ничего непріятельскаго. И Черкесы, посматривая на /26/ войско съ удивленіемъ, не дЂлали никакихъ покушеній враждебныхъ, а продавалн войску скоть свой и другіе съЂстные припасы съ видомъ пріятельскимъ. Переправившись за Кубань, Гетманъ открылъ непріятельскія дЂйствія надъ Турецкимъ  88 народомъ, предавая все встрЂчающееся огню и мечу. Запорожскіе Козаки, плавая лодками у береговъ сей земли, дЂлали такіа же разоренія прибрежнымъ селеніямъ. Народы сіи, не ожидая такихъ нападеній и будучи безъ пріуготовленій къ оборонЂ, спасались однимъ бЂгствомъ и укрывательствомъ. И такъ проходя Гетманъ съ войсками всю Анатолію, посЂтилъ и главные ея города, Синопъ и Трапезонтъ; однако не дЂлая къ крЂпостямъ ихъ приступа, за неимЂніемъ нарочитой къ тому артиллеріи, выграбилъ и выжегъ одни ихъ форштаты, а достигнувъ предмЂстій Цареградскихъ съ восточной стороны тамошняго пролива, напалъ на нихъ со всЂхъ сторонъ и принудилъ Турокъ, удивленныхъ такимъ нечаяннымъ нападеніемъ, спасаться бЂгствомъ на судахь въ самый Царьградъ. Войско же Малоросійское, разграбивъ и зажегши предмЂстія, отступило назадъ къ Черному морю, и на проливЂ, переправясь Запорожскими лодками и другими морскими судами, у Турецкихъ береговъ забранными, вступило въ Болгарію, провозгласивъ тамошнему народу, что они, яко единовЂрные и единоплеменные, ничего непріятельскаго имъ дЂлать не будутъ. Болгары, симъ успокоенные, провожали войска Козацкія до самаго Дуная, дЂлая въ путевыхъ надобностлхъ всевозможное пособіе и тутъ же извЂстили Гетмана, что Турки, нападавшіе на Сербію и другія Христіанскія по Дунаю баннатства  89, воротились скоропостижно назадъ и потянулись къ Адріанополю. Гетманъ, переправясь чрезъ Дунай на Запорожскихъ и добычныхъ судахъ, между городовъ Силистріи и Варны, вступилъ въ Молдавію, и поровнявшись съ городомъ Кидіею, напалъ на него нежданно на разсвЂтЂ, и взявши штурмомъ, вырЂзалъ всЂхъ Турковъ и Армянъ, и городъ разграбилъ и выжегъ до основанія, отмщевая, такимъ образомъ, смерть погибшаго въ семъ городЂ предательствомъ Гетмана Свирговскаго и премногихъ съ нимъ Козаковъ Малоросійскихъ, а за симъ воротился Гетманъ съ войскомъ въ свои границы со славою и добычею многою. Король Баторій, Монархъ исполненный благоразумія, праводушія и всЂхъ превосходныхъ качествъ, санъ его украшающихъ, воздалъ Гетману и всему войску Малоросійскому достойную справедливость, наградивъ заслуги ихъ подарками, почестями и другими преимуществами, мужество отличающими. Гетману, имЂющему клейноты Польскіе : булаву или жезлъ повелителя и знамя съ гербомъ БЂлаго Орла, прибавилъ клейнотъ Азіятскій, бунчукъ, означающій побЂды надъ Азіатскимъ народомъ. Для резиденціи Гетмана и всего Малоросійскаго Трибунала, воздвигнулъ на имя свое при рЂкЂ СеймЂ городъ Батуринъ, а въ Черкасахъ повелЂлъ имЂть Гетману своего НамЂстника или Полеваго Гетмана  90, называвшагося послЂ Наказнымъ Гетманомъ, каковы прибавлены и другимъ двумъ /27/ въ ПольшЂ Гетманамъ  91. Въ Генералитеть Малоросійскій прибавилъ двухъ Генеральныхъ Есауловъ и одного Бунчужнаго Генеральнаго, а въ полки опредЂлилъ по одному судьЂ и по одному писарю, повелЂвъ Козакамъ судиться по службЂ и во всЂхъ дЂлахъ, до особы служивой касающихся, въ своихъ полкахъ и сотняхъ; а только по дЂламъ земскимъ разбираться по прежнему, яко шляхтЂ, въ судахъ повЂтовыхъ. Отъ сего въ послЂдствіи родилось у нЂкоторыхъ писателей то ошибочное заключеніе, что, яко бы всегда  92, Козаки и по всЂмъ ихъ дЂламъ, даже и земскімъ, судилися особымъ какимъ-то правомъ Козацкимъ, отмЂннымъ отъ шляхетскаго. Но это мнЂніе весьма несправедливо и опровергается самыми приговорами судебными, въ архивахъ имЂющимися, по которымъ всЂ разборы земскіе и городскіе производились и взысканія присуживались между Козаками и ихъ чиновниками по Статутовымъ артикуламъ, для шляхетства узаконеннымъ; одни же служивые, то есть реестровые, да и то во время службы, судились отъ ихъ старшинъ правомъ воинскимъ, единственно до особы касающимся. Хотя же самыя судилища городскія и повЂтовыя во время руинъ и гоненій, за Унію происходившихъ, и отъ упадка чиновнаго шляхетства Малоросійскаго, въ Католичество Римское и въ Поляцтво обратившагося, разрушились и измЂнились, а дЂла ихъ по должности перешли было въ полки и сотни, но и тутъ судились также Козаки и удовольство получали по правамъ ихъ шляхетскимъ, особаго же для нихъ права нигдЂ не видно. Даже и самые Поляки, сдЂлавшись послЂ, непримиримыми Козакамъ врагами, права сего никогда у нихъ не отнимали, а напротивъ того остающаяся и до днесъ между ими околичная шляхта (изъ Козаковъ произшедшая, ничЂмъ отъ нихъ не разнствующая и большею частію не имущая собственныхъ земель своихъ, а на владЂльческихъ, подъ Чиншею нли на оброкЂ, живущая) пользуется у нихъ по одной породЂ всЂми правами и преимуществами шлахетскими. Ежели же поводомъ такого противорЂчія есть тотъ пунктъ, который послЂ руинъ въ статьяхъ Козацкихъ положенъ: „Чтобы никто изъ чиновъ постороннихъ и не Козацкихъ, въ дЂла ихъ войсковыя не мЂшался; а гдЂ будетъ два Козака, тамъ они третьяго судить могутъ,“ то сія статья сама собою доказываетъ, что рЂчь въ ней идетъ о дЂлахъ и разборахъ войсковыхъ, а отнюдь не земскихъ. Но при всемъ томъ и она права шляхетскаго у Козаковъ не отнимаетъ, ибо само право сіе, изъ первыхъ преимуществъ шляхетскихъ, узаконяется свободою судиться шляхтЂ чрезъ своихъ выборныхъ  93 судей, а не иныхъ. Трибуналъ Малоросійскій состоялъ изъ семи Департаментовъ или отдЂленій: 1-й изъ нихъ значилъ верховное правительство и назывался Генеральная Канцелярія съ верхнею Аппеляціею, отколь выходили универсалы Гетманскіе и всЂ повелЂнія; 2-й Генеральный Судъ Градскій; 3-й Генеральный Судъ Земскій; 4-й Коммиссаріатъ, ревизовавшій дЂла подкоморскіе и имЂвшій вмЂстЂ Дирекцію надъ публичными зданіями, дорогами /28/ и переправами; 5-й Скарбовая Канцелярія, вЂдавшая доходы и расходы національные; 6-й Военный Региментъ, управлявшій военными дЂлами; и 7-й Ревизіонный Комитетъ, ревизовавшій всЂ счеты скарбовые и воинскіе, отъ коего и фискальство зависЂло радъ всЂми чинами и адвокатами, чтобы они точно исправляли предписанныя имъ должности.
Для награды заслугъ товариства, въ полкахъ и сотняхъ невмЂстимаго, учредилъ Король Баторій три класса или степени товарищей войсковыхъ. Въ первую степенъ жалованы Бунчуковые Товарищи, и чинъ ихъ рав- нялся Обозному Полковому, а служба въ войскЂ или походЂ имЂла мЂсто при клейнотахъ національныхъ, т. е. надъ  94 бунчукомъ и знамемъ; въ мирное же время опредЂлялись въ знатныя Комисіи повелЂніемъ Гетманскимъ и Гереральной Канцеляріи. Во вторую степень жалованы Войсковые Товарищи, и они  95 по службЂ войсковой также имЂли мЂсто въ штатЂ Гетманскомъ и у клейнотъ національныхъ, а въ жилищахъ своихъ занимались Комисіями, отъ Генеральной Канцеляріи и ея Департаментовъ назначаемыми, а чинами считалисъ противъ  96 Сотниковъ. Въ третью степень производились Значковые Товарищи; они имЂли мЂсто на службЂ въ полкахъ при полковомъ знамени, а при повышеніи производились въ Войсковые  97 Товарищи. ВсЂхъ оныхъ степеней Товарищи на чины свои имЂли оть Гетмана универсалы и служили они въ своей  93 землЂ и въ походахъ на собственномъ своемъ коштЂ, но за долговремянныя и отличныя службы награждаемы были отъ Гетмановъ деревнями, хуторами и другими пожалованіями.
Король Баторій во всЂхъ отношеніяхї къ Рускому воинству и народу былъ такой патріотъ, каковымъ почитался у Римлянъ Императоръ Титъ, сынъ Веспасіановъ, т. е. другъ и отецъ человЂчества. Онъ правотого своею и кротостію вселилъ  99 во всЂ народы Королевства своего духъ единства и братскаго согласія. Не слышно были между ними никакихъ споровъ ни о породахъ, ни о преимуществахъ, и ниже о религіяхъ, умы народные часто возмущающихъ. Самое даже Духовенство, склонное обыкновенно къ преніямъ и присвоенію себЂ правомыслія, подобилось тогда агнцамъ непорочнымъ златаго вЂка или пастырства Адамова, и что всего восхитительнЂй, то было согласіе чистое и  100 обЂихъ главныхъ религій, Римской и Руской. Когда отлучался надолго Епископъ Римскій, то поручалъ паству или правленіе своей Епархіи Епископу Рускому; когда же, напротивъ, отлучался Епископъ Рускій, то также поручалъ Епархію свою въ правленіе Римскому Епископу, и все было у нихъ въ послушаніи и любви, прямо Христіанской.
Признательностъ и милость Короля Баторія къ воинству и народу Рускому объясняются въ привиллегіи его, состоявшейся 1579 года, АпрЂля 19 дня, въ которой такъ написано: „Взглядомъ и увагою великихъ праць и рыцарства войскъ Рускихъ, якіе вони показали и завше оказують въ оборонЂ и разшыреню общей отчизны /29/ отъ супостатовъ и извыклыхъ претендаторовъ зарубежныхъ, найбарзей отъ тыхъ треклятыхъ иноплеменныхъ Магометанцевъ и бусурмановъ, плюндрующихъ отчизну и завертаючыхъ въ неволю людъ Христіанскій, яко ся и недавно за Королевство наше учинилося, але милостію Божескою и звитяжествомъ  101 вЂрного Гетмана нашого Руского Богдана и войсками его Козацкими знатне одвернуто и отплачено, уставуемъ и подтверждаемъ вси права, вольности и привилегіи войска того и всего народа Руского, антецессорами нашими постановленныя и утвержденныя, и якъ изъ вЂковъ у нихъ бувало, тако да пребудеть на вЂчныя времена и да неважить никто одминяти и нарушати правъ и свободъ въ добряхъ вЂчистыхъ и набытыхъ и во всякихъ маеткахъ, а властны воны шафовать имы по своей воли и судитысь объ ихъ въ своихъ Судахъ земскихъ и гродскихъ, въ якихъ засЂдати выбраннымъ отъ рыцарства особамъ и судыти по своимъ правамъ и статутамъ Рускимъ; а належито до рыцарства войскового, тымъ судытись въ обозахъ и табурахъ своихъ отъ судей войсковыхъ, якыхъ мы въ каждомъ полку учредить повелЂли, еднакъ справа до нихъ належыть о бремени воина и маетку его движимомъ, донелЂ же кто козакуеть и вписанъ въ реестры войсковыи, а за повроченьемъ въ повЂты и околицы, судытися воны учнуть въ судахъ повЂтовыхъ и гродскихъ, яко станъ Шляхетный и Шляхетство Руское въ чинахъ, урядахъ и реестровомъ козацтви знайдуечесь, едность и равенство имуть зъ Шляхетствомъ Польскимъ и Лытевскимъ, яко же при первомъ зъедночвню Руси зъ Польшею и Литвою уложено есть и утверждено, и мы тое подтверждаемъ и заховуемъ. Трибуналу Рускому отправовать дЂла свои по приличности въ новосозданномъ гроди нашомъ БатуринЂ, а якъ потреба укажеть, то и въ Черкасахъ; тежь и Гетману Рускому резидовать въ томъ гродЂ, а въ Черкасахъ мЂти намЂстника своего изъ Генералитета войскового, якый мы знатно розширыли и заоздобыли, умноживъ и классы товариства Бунчукового, Войскового и Значкового, якымъ помЂщатись подъ бунчукомъ и при полковыхъ хоругвахъ, а бунчукъ жалуемъ мы Гетману на знакъ звитяжства его зъ войскомъ своимъ надъ народомъ Азіятичнымъ, одъ якого и клейнодъ сей добутъ працею Гетманскою и кровію Козацкою.“
По смерти Гетмана Богдана, случившейся скоро послЂ его походовъ, въ 1579 году избранъ въ Гетманы изъ Полковниковъ Павелъ Подкова. Онъ былъ породы Волошской, изъ фамиліи Князей или Господарей тамошнихъ. Долговременныя заслугя войску Малоросійскому и отличные подвиги его въ дЂйствіяхъ военныхъ, дали право къ сему избранію. Въ его правленіе сверженъ былъ съ своего достоинства Петръ Подкова, Господарь Волошскій, взбунтовавшимись Волохами. Онъ убЂжалъ къ Гетману ПодковЂ, племяннику своему, и упросилъ его о своемъ возстановленіи. Гетманъ, отрядивъ семь полковъ реестровыхъ Козаковъ и два полка охочекомонныхъ, /30/ отправился съ ними въ Валахію. На двухъ сраженіяхъ Волохи были разбиты и разсЂяны войсками Малоросійскими. Гетманъ приближился къ главному городу Бухаресту, чтобы его осадить, но встрЂтившіе изъ города чины, Духовенство и народъ, упрашивали Гетмана быть Господаремъ, вмЂсто его дяди, который тутъ же съ Гетманомъ находился и далъ на то свое согласіе. Гетманъ, по долгомъ отлагательствЂ, убЂжденъ былъ, наконецъ, просьбами и клятвами Волоховъ принять у нихъ Господарское достоинство и вступить для того въ городъ. По совершеніи учрежденныхъ на таковъ случай обрядовъ и празднествъ, Подкова остался на правленіи Господарства Волошскаго, а войска Малоросійскія при Полковникахъ и другихъ чинахъ отпустилъ въ Малоросію, съ благодарственною грамотою ко всЂмъ Чинамъ и Козакамъ за ихъ къ нему благоволеніе и усердіе. При себЂ оставялъ Подкова Козаковъ съ двадцать, самыхъ къ нему приверженныхъ, а съ прочими разставался, какъ съ родными, въ слезахъ и сЂтованіи. По какъ только сіи выступили въ свои жилища, то получили извЂстіе о смерти Гетмана. Воротившіесь съ тЂломъ его Козаки, разсказали, что онъ убитъ предательски: одинъ вельможа, запросивъ Господаря въ загородный свой домъ крестить младенца, имЂлъ тамъ готовыхъ убійцъ изъ прежнихъ мятежниковъ. Они, напавъ на Подкову нечаянно въ самомъ домЂ, отрубили ему голову топоромъ, положа ее на порогъ, а съ нимъ убили одного Старшину и двухъ Козаковъ Малоросійскихъ. ТЂло Подковы съ голрвою погребено Козаками съ честію въ Каневскомъ монастырЂ.
На мЂсто убитаго Гетмана Подковы, выбранъ въ Гетманы въ 1582 году Есаулъ Генеральный Яковъ Шахъ,  103, и первьшъ его стараніемъ было отмстить Волохамъ смерть Гетмана Подковы, который былъ великій Шаху другъ, а Козакамъ весьма любезенъ. Онъ доносилъ Королю, что Турки, взявши въ свою протекцію Валахію и Молдавію, и усиливаясь особливо въ Валахіи, приближаются къ границамъ Польскимъ и Рускимъ. И потому отъ Короля Баторія послано Гетману повелЂніе беречь границы и умножить на нихъ войско и разъЂзды. Гетману сего и надобно было. Онъ, умноживши войско, послалъ оное разъЂздомъ внизъ ДнЂстра, а самъ съ большою силою отправился вверхъ по той рЂкЂ, и поймавъ около границъ нЂсколько Турковъ воинскаго званія, отослалъ ихъ къ Королю въ доказательство своего бдЂнія. Между тЂмъ, сдЂлавъ скоропостижный походъ отъ границы въ Валахію, напалъ на городъ Бухарестъ, выбилъ и выжегъ его предмЂстія, а замокъ взялъ въ осаду, требовалъ отъ гражданъ выдачи виновниковъ смерти Гетмана и Господаря Подковы, угрожая въ противномъ случаЂ превратить все въ пепелъ и кучу камней. Граждане не закоснЂли исполнить его требованія, и выдали семнадцать человЂкъ виновныхъ съ самимъ Бояриномъ, Подкову на смерть предавшимъ. Гетманъ, обрЂзавъ имъ уши и носы, велЂлъ повЂсить ихъ въ виду гражданъ, съ надписью, прибитою на церкви Никольской: „Тако караются вЂроломцы и зрадцы, проливающіе кровь христіанскую невинную.“ /31/ Правительство Турецкое не оставило безъ претензіи нападеніе Гетмана съ войскомъ на Валахію и Бухарестъ. Султанъ ихъ требовалъ чрезъ посланниковъ своихъ удовлетворенія отъ Короля Польскаго, а между тЂмъ заарестовать велЂлъ всЂхъ купцовъ Польскихъ и Рускихъ, торговавшихъ въ Молдавіи, Валахіи и Крыму. Король Польскій, приступая къ удовольствованію Турецкихъ претензій, предалъ Гетмана суду, и насланнымъ въ военный Малоросійскій Трибуналъ универсаломъ повелЂлъ старшинЂ Генеральной и всему войску судить Гетмана. Онъ былъ отрЂшенъ отъ Гетманства и осужденъ на вЂчное заточеніе въ монастырь Каневскій, гдЂ по волЂ его посвященъ въ монахи и кончилъ жизнь свою спокойно въ монашествЂ.
На мЂсто Гетмана Шаха, въ 1583  103 году избранъ Гетманомъ изъ Полковниковъ Демянъ Скалозубъ. Въ началЂ его правленія Крымскіе Татары, поводомъ несогласія правительствъ Польскаго и Турецкаго за произшествіе Волошское, напали воровски  106 на границы Малоросійскія и плЂнили нЂсколько сотъ человЂкъ около мЂстечекъ Опошнаго и Котельвы. Гетманъ, по первому о томъ извЂстію, тотчасъ отправился съ конницею своею на Крымскую степь, въ намЂреніи перенять Татаръ съ плЂнными, не допустя ихъ до Орскаго Перекопа; но въ томъ не успЂлъ, а свЂдалъ отъ пойманныхъ языковъ, что они убрались уже за Перекопъ и выжгли всю степь на день пути къ Перекопу. Гетманъ, отступя въ свои границы, доносилъ Королю о непріятельскихъ оть Татаръ поступкахъ и получилъ въ резолюціи повелЂніе, чтобы, не открывая явной войны, въ которую Турки, будучи теперь безъ дЂла, вмЂшаться могутъ, старался плЂнныхъ вызволить искуснымъ образомъ. Гетманъ, не признавая въ семъ пунктЂ другаго искуства, кромЂ военнаго, далъ секретное повелЂніе Запорожскому Кошевому, Нечаю, умножить свои лодки до возможнаго количества и приготовить ихъ и войско свое въ тайную экспедицію. Скоро за симъ прибылъ Гетманъ съ коннымъ войскомъ къ СЂчи, и спЂшивши тутъ три полка реестровыхъ Козаковъ, посадилъ ихъ съ такимъ же числомъ Запорожцевъ на лодки, выправилъ въ море подъ командою Писаря войсковаго Запорожскаго Ивана Богуславца, и полковника Малоросійскаго Карпа Перебійноса. Партизанамъ симъ повелЂлъ Гетманъ пройти Лиманомъ и морскимъ берегомъ до приморскихъ Крымскихъ городовъ, запереть ихъ гавани, и выходящія изъ нихъ суда пересматривать и отбирать Русскихъ плЂнниковъ, если они въ нихъ найдутся, а одному отряду судовъ подойти къ вершинЂ Перекопскаго залива, повыше Сербулацкой  107 пристани. За симъ распоряженіемъ отправился Гетманъ съ довольнымъ числомъ конницы и пЂхоты къ Орской линіи, и подойдя къ ней, заперъ обои ея ворота, показываявидъ перебираться чрезъ  108 линію. Между тЂмъ приплылъ въ заливъ Перекопскій первый отрядъ судовъ Запорожскихъ, въ кои перебрался самъ Гетманъ ночью, не оповЂщая войску, а повелЂлъ только Обозному Генеральному, Якову СурмылЂ, командовать /32/ войскомъ и продолжать покушеніе пробраться за линію, съ тЂмъ намЂреніемъ, чтобы Татары, боясь вступленія Козацкаго внутрь Крыма, поскорЂй сбывали плЂнниковъ своихъ въ приморскіе города, гдЂ ихъ отнимать на лодкахъ будеть можно. Отплывши Гетманъ въ море, соединился тамъ съ своею флотиліею, и назначивъ ей разныя гавани Крымскія, поплылъ самъ въ заливъ Керчинскій, отдЂляющій Крымъ отъ острова Тамана, гдЂ надЂялся застатъ самую большую переправу плЂнниковЂ. Но какъ только вошелъ въ заливъ, то вышедшими изъ Азовскаго и Чернаго моря военными Турецкими судами былъ окруженъ, и по долгомъ сраженіи взять въ плЂнъ со всЂми, оставшимися оть сраженія войсками, и отвезенъ въ Цареградъ, и тамо уморенъ голодомъ. Равно и Писарь Богуславецъ захваченъ былъ Турками въ плЂнъ при городЂ КозловЂ; но послЂ Запорожцами вырученъ помощію Семиры, жены Паши Турецкаго, которая выЂхала вмЂотЂ съ Богуславцемъ въ Малоросію и была его женою. Прочія жь войска Казацкія съ Обознымъ Сурмилою и Полковникомъ Перебійносомъ воротились въ свои границы.
На мЂсто Скалозуба, въ 1592 году избранъ Гетманомъ изъ Есауловъ Генеральныхъ заслуженный въ войскЂ Малоросійскомъ, природный шляхтичъ Польскій, Федоръ Косинскій, и въ его время началась извЂстная оная эпоха ужаса и губительства для обоихъ народовъ, Польскаго и Рускаго, эпоха, умолченная по Исторіямъ, или легко въ нихъ описанная, но которая, потрясши Польшу до самаго основанія, и колебавши ее болЂе ста лЂтъ, низринула, наконецъ, въ бездну ничтожества, а народу Рускому давши испить самую горестную чашу, каковую и во дни Нерона и Калигулы не всЂ Христіане вкушали, преобразила его въ иной  109 видъ и состояніе. Это значитъ Унія, выдуманная въ РимЂ Папою Климентомъ VIII и принесенная какимъ-то Польской породы Прелатомъ, Михайломъ Кунинскимъ  110. Она явилась здЂсь въ лисьей кожЂ, но съ волчьимъ горломъ. Епископы Рускіе и Митрополитъ ихъ, Кіевскій Михаилъ Рогоза, со многими Архимандритами и Протопопами, въ 1695 году приглашены были самымъ лестнЂйшимъ образомъ въ городъ Бресть Литовскій, на совЂтъ Братерскій. Названо сіе собраніе Духовнымъ Греческой Церкви Соборомъ. ПредсЂдательствовавшій въ немъ Нунцій Папежскій со многимъ Римскимъ Духовенствомъ, низпославъ Рускому Духовенству благословеніе Папское и даръ Святаго Духа, воззывалъ его къ единовЂрію и сопричастію славы обладающаго міромъ и въ сочлены повелителя вселенной. Въ приданное къ тому обнадеживали наддачею Епископамъ и монастырямъ деревень съ подданнымн, а БЂлому Священству по пятнадцати домовъ въ послушаніе или рабство изъ ихъ же прихожавъ. Сіе дЂйствительно и исполнено опредЂленіемъ Короля и Сената, слЂпо повиновавшихся изволеніямъ Папскимъ. Духовенство Руское, прелъстясь порабощеніемъ себЂ толикаго числа своихъ соотчичей и чадъ духовныхъ и не заботясь ни мало о обязанностяхъ /33/ своихъ предъ Богомъ, предъ общею Церковію и предъ народомъ, ихъ избравшимъ, подписали согласіе на Унію и присягою то утвердили. И сихъ предателей было восемь Епископовъ и одинъ Митрополитъ, Рогоза, съ Архимандритами и Протопопами, а именно: 1-й Ипатій, Епископъ Владимірскій и Брестскій, Прототроній Константинопольскіи; 2-й Кирилъ Терлецкій, Епископъ Луцкій и Острожскій, Ексархъ Патріаршескій; 3-й Ермогенъ, Епископъ Полоцкій и Витебскій; 4-й Іоаннъ Гоголь, Епископъ Пинскій и Туровскій; 5-й Діонисій, Епископъ Холмскій и БЂльскій; 6-й Иннокентій Борковскій, Епископъ Черниговскій и Остерскій; 7-й Ираклій Шеверницкій, Епископъ Волынскій и Почаевскій; и 8-й ?еоктистъ, Епископъ Галицкій и и Львовскій. А не соблазнившихся Епископовъ, возвысившихъ санъ свой Пастырскій благоразуміемъ и твердостію, прямо Апостольскую, устояло только три : СЂверскій Іоаннъ Лежайскій,  111 потомокъ Князей СЂверскихъ; Переяславскій Сильвестръ Яворскій, и Подольскій Иннокентій Туптальскій, 112 да Протопопъ Новогородскій, Симеонъ Пашинскій. Сіи мужи, исполнившась ревности по вЂрЂ своей древней Апостольской и по отечественнымъ законамъ и обрядамъ, возражали соборищу оному, препирали его, и наконецъ торжественно предъ нимъ и предъ цЂлымъ свЂтомъ протестовали, что они, бывши Членами Великой Ка?олической Церкви Греческой и Іерусалимской, и не имЂвши отъ ея Патріарховъ и всего Духовенства согласія и позволенія на перемЂну догматовъ и обрядовъ, древними вселенскими соборами утвержденныхъ, не признаютъ вводимыхъ въ нее новостей и творцовъ ихъ законными и правильными, и весьма отъ нихъ, яко отъ самозванства и заблужденія, отрицаются. Соборище оное, по многихъ словопреніяхъ и угрозахъ, не поколебавши сихъ столповъ Церкви, предало ихъ оскорбленію и  113, урЂзакши имъ бороды, изгнало изъ сонмища своего, осудивъ на лишеніе сана ихъ и должностей.
Гетманъ Косынскій, свЂдавши о заводимыхъ въ БрестЂ новостяхъ толикой важности, тотчасъ здЂлалъ сильныя отъ себя представленія, одно къ Королю и Сенату, а другое въ самое Брестское собраніе. Въ первомъ доносилъ онъ яко намЂстникъ Королевскій и министръ правленія, „что перемЂна въ вЂрЂ и обычаяхъ народныхъ, въ БрестЂ заводимая Духовенствомъ безъ согласія народнаго, есть преткновеніе, весьма опасное и неудобоисполнимое, и что согласить умы человЂческіе, и совЂсть каждаго, есть дЂло почти не человЂческое, а Божіе, и онъ не надЂется удержать народъ въ слЂпомъ повиновеніи Духовенству и своевольно нововводимымъ въ Церковь правиламъ, и проситъ правительство отвратить зло оное, или дать время народу на размышленіе.“ Въ собраніе Брестское писалъ Гетманъ, яко глава народа, „что собравшіесь туда Руское Духовенство не имЂетъ отъ чиновъ націи и отъ народа никакого полномочія на введеніе въ ихъ вЂру и обряды перемЂнъ и новостей, а безъ того не имЂетъ оно власти и сими обременять народъ своевольными ихъ /34/ правилами и вымышленіями; и что сіе Духовенство, бывъ избрано въ ихъ должности отъ чиновъ и народа, и содержано на ихъ же коштЂ, можегъ всего того лишиться отъ тЂхъ же чиновъ и народа при ихъ неудовольствіи; а онъ, Гетманъ, ни за что тутъ не ручается, и совЂтуетъ собранію пріостановить постановленія свои до общаго размышленія и сужденія.“ На сіи Гетманскія представленія, правительство и собраніе, сдЂлавъ ему притворное снисхожденіе, звали его на совЂтъ въ Брестъ. Но когда онъ туда прибылъ, то тотчасъ былъ арестованъ и преданъ суду Соборища Римскаго и Рускаго, кои, давъ ему вину апостата или отступника, осудили его на смерть, и замуровавши въ одномъ кляшторЂ въ столпъ каменный, названный клЂткою, уморили голодомъ. И такъ Гетманъ Косинскій, за ревность свою къ благочестію и спокойствію народному, учинился первою жертвою Уніи. Козаки, свЂдавъ о его заключеніи, собрались въ числЂ семи тысячь и отправились къ Бресту для его освобожденія. Но Польскія войска, встрЂтивши ихъ подъ мЂстечкомъ Пяткою, сразились съ ними и были разбиты на голову и разогнаны; но Козаки въ живыхъ уже Косинскаго не застали и дали сигналъ ко всеобщей брани.
По умерщвленіи такимъ варварскимъ образомъ Гетмана Косинскаго, дано оть Правительства Польскаго повелЂніе Гетману Коронному занять Малоросію войсками Польскими, ввесть во всЂ ея города гарнизоны и запретить строжайше чинамъ и Козакамъ имЂть элекцію на выборъ Гетмана, а Духовенству Рускому, возвратившемуся изъ Собора Брестскаго, дЂлать всемЂрную помощь въ обращеніи церквей и народа въ Унію. Духовенство начало сію работу окружными посланіями своими ко всЂмъ церквамъ и народу, въ коихъ оно такъ изъяснялось : „Ревнующіе о правовЂріи, мы, отцы Церкви Рускія, изволеніемъ Святаго Духа въ БрестЂ собравшіеся, судя и разсудя смутное состояніе нынЂ Іераршества Церкви Греческой, съ нами единовЂрной, и трудное наше въ требахъ церковныхъ съ нимъ сношеніе, препинаемое дальностію пути и злыми навЂтами варваровъ, ту водворившихся, яко же есть извЂстно всему свЂту, что всЂ Греческіе и Іерусалимскіе Патріархи, народы и церкви подпали съ давнихъ лЂть подъ иго невЂрныхъ бусурманъ, Турковъ, и отъ нихъ вводятся въ невольный тотъ народъ Агарянскіе обычаи, Христіанству противные, да и самое Богослуженіе ихъ и обряды Христіанскіе насилуются отъ тЂхъ проклятыхъ иноплеменниковъ частыми прещеніями и озлобленіями, отъ чего не слышно уже у нихъ вовсе трезвоновъ церковныхъ, воззывающихъ Христіанъ на молитву, и не видно процессій, украшающихъ обряды и служеніе Христіанское; а Московское Христіанство, бывши намъ тоже единовЂрнымъ, заразилось съ давнихъ лЂтъ расколомъ Стригольщины, отъ Жидовства произшедшимъ, и ересію, недавно внесенною отъ Армянскаго мниха, Мартина, въ КонстантинополЂ осужденнаго, а въ Кіе†всенародно сожженнаго. А посему не довлЂетъ /35/ намъ, православнымъ сущимъ, и общенія съ таковыми косными народами имЂти. И тако изволися Святому Духу и намъ отцамъ Церкви, послЂдуя многимъ нашей религіи Христіанамъ, Италійскимъ, Венеціанскимъ, Иллиричеекимъ и Греческимъ, соединиться по прежнему съ Церковію Римскою Католическою, сирЂчь древнею Апотольскою, съ которою наша религія и была чрезъ многіе вЂки въ сорвешенномъ единст†и согласіи, но отторгнута навЂтомъ строптиваго Константинопольскаго Патріарха, Фотія, безъ слушныхъ причинъ, але по его тщеславію, и за то видимы суть кары Божія на Греки и ихъ Церковь. Чрезъ то возвываемъ васъ всЂхъ, отцовъ Церкви Руской, возлюбленную братію нашу о ХристЂ, и васъ, чада Духовныя, православныхъ мірянъ, соединиться къ нашему единомыслію и приложитися къ Церкви прежней нашей Вселенской Римской, идЂже всЂ Апостолы, и верховнЂйшій изъ нихъ Петръ Святый, животь свой за нее положили, а преемникъ его, святЂйшій Папа, нынЂ со славою владычествуетъ, его же чтутъ вси царіе и владыки земные, и вседушно ему раболЂпствуютъ, и его же СвятЂйшее благословеніе и на васъ, православные Христіане, буди и буди!“ По обнародованіи по всЂхъ селеніяхъ и парафіяхъ сего посланія, припечатаны были къ каждой церкви особыя Епистолы, возвЂщающія объ оной перемЂнЂ и уговаривающія народъ къ повиновенію власти, по Божію смотрЂнію и милости, тако устрояющей на пользу ихъ, душевную и тЂлесную; непокоривые преступиики угрожаемы были ана?емою и отлученіемъ отъ Церкви. Между тЂмъ. какъ Духовенство перемЂняло церковные антиминсы и требники, и выдумывало формулы на прославленіе и чествованіе своего Папы, войска Польскія, имЂвшія повелЂніе вспомоществовать Духовенству при введеніи имъ Уніи, исполняли сіе сугубо, и бывъ разставлены при всЂхъ знатнЂйшихъ церквахъ, а паче въ городахъ и мЂстечкахъ, съ обнаженными саблями принуждали народъ клЂнчить въ церкви и бить себя въ груди по Римски, а при чтеніи Символа вЂры прибавлять извЂстное реченіе о Святомъ ДухЂ. При семъ возносимы были сабли надъ головами народа, съ угрозами: рубить неповинующихся ихъ велЂнію. Но сія вся начало только болЂзнемъ бЂ.
Чины и Козаки Малоросійскіе, недопускаемы бывши въ главный городъ ихъ, Черкасъ, занятый гарнизономъ Короннаго Гетмана Польскаго, собралисъ въ городЂ ЧигиринЂ и, по довольномъ и предовольномъ совЂтованіи, приговорили единогласно, на основаніи стародавнихъ правъ ихъ и привиллегій, Королями и договорными пактами утвержденныхъ, выбрать Гетмана съ должностію и преимуществомъ прежнихъ Гетмановъ. И за симъ приговоромъ, въ 1596 году выбрали Гетманомъ Генеральнаго Есаула, Павла Наливайка, и отъ него со всЂми чинами и войскомъ, чрезъ депутата и посланника своего, полковника Лободу, послана къ Королю, Жикгимунту Третьему, просьбу таковаго содержанія: „Народъ Рускій, бывъ въ соединеніи, первЂе съ Княжествомъ Литовскимъ, потомъ и съ Королевствомъ Польскимъ, не былъ никогда отъ нихъ /36/ завоеваннымъ и имъ раболЂпнымъ, но, яко союзный и единоплеменный, отъ единаго корене Славянскаго альбо Сарматскаго произшедшій, добровольно соединился на одинакихъ и равныхъ съ ними правахъ и преимуществахъ, договорами и пактами торжественно утвержденныхъ, а протекція и храненіе тЂхъ договоровъ и пактовъ и самое состояніе народа ввЂрены симъ помазанникамъ Божіимъ, СвЂтлЂйшимъ Королямъ Польскимъ, яко же и Вашему Королевскому Величеству, клявшимся въ томъ при коронаціи предъ самимъ Богомъ, держащимъ въ десницЂ своей вселенную и ея царей и царства. Сей народъ въ нуждахъ и пособіяхъ общихъ соединеной націи ознаменовалъ себя всемЂрною помощію и единомысліемъ союзнымъ и братерскимъ, а воинство Руское прославило Польшу и удивило вселенную мужественными подвигами своими во бранехъ и въ оборонЂ и разширеніи Державы Польской. И кто устоялъ изъ сосЂдствующихъ державъ противу ратниковъ Рускихъ и ихъ ополченія ? Загляни, найяснЂйшій Королю, въ хроники отечествеиныя, и онЂ досвЂдчутъ тое : вопроси старцевъ своихъ, и рекутъ тебЂ, колико потоковъ пролито крови ратниковъ Рускихъ за славу и цЂлость общей націи Польской, и коликія тысячи и тмы воиновъ Рускихъ пали остріемъ меча на ратныхъ поляхъ за интересы ея. Но врагъ, ненавидяй добра, отъ ада изшедшій, возмутилъ свяіценную оную народовъ едность на погибель обоюдную. Вельможи Польскіе, сіи магнаты правленія, завиствуя правамъ  151 нашимъ, пoтомъ и кровію стяжаннымъ, и научаемы Духовенствомъ, завше мЂшающимся въ дЂла мірскія, до ихъ не надлежныя, подвели найяснЂйшаго Короля, нашего Пана и отца милостиваго, лишить насъ выбора Гетмана на мЂсто покойнаго Косинскаго, недавно истраченнаго самымъ неправеднымъ, постыднымъ и варварскимъ образомъ, а народъ смутили нахальнымъ обращеніемъ его къ Уніи ! При таковыхъ отъ магнатства и Духовенства чинимыхъ намъ и народу утискахъ и фрасункахъ, не поступили еднакъ мы ни на что законопреступное и враждебное; но, избравши себЂ Гетмана по правамъ и привиллегіямъ нашимъ, повергаемъ его и самихъ себя милостивЂйшему покрову найяснЂйшаго Короля и отца нашего и просимъ найуниженнЂйше Монаршаго респекту и подтвержденія правъ нашихъ и выбора; а мы завше готовы есьмы проливать кровь нашу за честь и славу Вашего Величества и всей націи!“ Посланный съ сей прозьбою Полковникъ Лобода имЂлъ у Короля приватную аудіенцію, и на ней Король, удивляясь поступкамъ его Министерства, не отписалъ, однако, ничего къ Гетману и войску Малоросійскому, а сказалъ ЛободЂ, что онъ при первомъ СеймЂ будетъ стараться уничтожить затЂи Министровъ и Духовенства; а до того времени велЂлъ Гетману и, войску вести себя мирно и злагодно съ войсками и чинами Польскими.
Гетманъ Наливайко отправилъ во всЂ города и повЂты чиновниковъ и товариство, а въ знатнЂйшіе /37/ послалъ самаго Полковника Лободу, съ универсаломъ, извЂщающимъ о его выборЂ по правамъ и привиллегіямъ отечественнымъ, и о вступленіи своемъ въ правленіе по изволенію Королевскому, совЂтуя и повелЂвая притомъ чинамъ, войску и народу не предпринимать ничего враждебнаго противу консистующаго въ городахъ и селеніяхъ войска Польскаго, а ожидать о выводЂ онаго повелЂнія отъ верховной власти; въ разсужденіи же Уніи вести каждому себя спокойно, слЂдуя своей совЂсти. Короннаго Польскаго Гетмана извЂстилъ также Наливайко о его правленіи по изволенію Королевскому. Но скоро за симъ приходили къ Гетману извЂстія изъ городовъ и повЂтовъ, что посланные отъ него чиновники и товариство поруганы, прогнаны, а многіе и побиты Поляками, и что войска Польскія собираются къ Черкасамъ и БЂлой Церкви въ полномъ вооруженіи. Посему Гетманъ Наливайко принужденнымъ нашелся собрать и свои войска къ Чигирину и сталъ обозомъ при рЂкЂ ТясминЂ, гдЂ, укрЂпивши станъ свой окопами и артиллеріею, ожидалъ начинанія оть Поляковъ. Они скоро появились въ числЂ множественномъ подъ начальствомъ Короннаго Гетмана, Жолкевскаго. Наливайко сначала выставилъ противъ нихъ, на возвышенномъ мЂстЂ, три бЂлыя хрещатыя хоругви, то есть, знамена съ крестами, на нихъ вышитыми, и съ подписью или девизомъ: „Міръ Христіанству, а на начинщика Богъ и Его крестъ.“ Поляки, насупротивъ знаменъ, миръ возвЂщающихъ, выставили на шибеницЂ трехъ Малоросійскихъ чиновниковъ, Богуна, Войновича и Сутигу, отъ Гетмана въ городъ посланныхъ и тогда же, въ виду обоихъ войскъ, повЂшенныхъ, съ надписью : „Кара бунтовцомъ!“ За симъ явленіемъ началась отъ Поляковъ атака на станъ Козацкій. Наливайко заблаговременно учредилъ въ скрытомъ мЂстЂ за станомъ сильную засаду изъ отборныхъ войскъ, построенныхъ фалангою, и когда началась обапольная съ орудій и ружьевъ жестокая пальба и сдЂлалось круженіе дыма, онъ вывелъ свою фалангу изъ засады и ударилъ опрометчиво на самый центръ арміи Польской; а въ ту самую пору двинулись Козаки впередъ изъ стана и, поставивъ Поляковъ въ два огня, смЂшали ихъ и произвели страшное между ими пораженіе. Убійство и сЂча продолжались болЂе семи часовъ. Козаки, имЂя въ виду безчестно умерщвленныхъ и висящихъ своихъ собратій, такъ ожесточились и остервенилисъ противъ Поляковъ, что и слышать не хотЂли о згодЂ или пардонЂ. Раненыхъ и павшихъ на землю, въ другой разъ добивали, бросавшихся въ рЂку и утопавшихъ вытягивали арканами и рЂзали; словомъ сказать: спаслись бЂгствомъ только одни, имЂвшіе отмЂнно быстрыхъ коней, а прочіе пали на мЂстЂ и порозницею по степи. При разборЂ и погребеніи тЂлъ сочтено, а по Козацки накарбовано, мертвыхъ Поляковъ 17,330 человЂкъ. Мертвецы сіи были наволочены великими ярусами вокругъ шибеницы, гдЂ товариство висЂло, и тамъ зарыты, а висЂвшіе съ торжествомъ сняты, везены и погребены въ церкви Соборной Чигиринской Преображенія Господня, съ надписью на гробахъ невиннаго /38/ ихъ страданія за очЂчество и вЂру Православную.
Гетмамъ Наливайко по первомъ съ Поляками сраженіи, такъ счастливо произведенномъ, раздЂлилъ войска свои на двое : одну часть, подъ командою Полковника Лободы, послалъ въ города ЗаднЂпровскіе и Задесенскіе, съ повелЂніемъ выгонятъ оттуда Поляковъ и Духовенство, зараженное Уніею; а самъ, съ другою частію войска, пошелъ тою стороною, что между рЂкъ ДнЂпра и ДнЂстра. Проходя обЂ части войскъ въ свои назначенія, имЂли многія сраженія съ Поляками, собиравшимся изъ городовъ и селеній Малоросійскихъ и вновь приходящими къ, нимъ, на подкрЂпленіе изъ Польши и псегда ихъ на голову разбивали и разгоняли, получая въ добычу обозы ихъ и вооруженія. И такимъ образомъ очищая Гетманъ Малоросію отъ Поляковъ и Уніи, принужденъ былъ два города свои, Могилевъ надъ ДнЂстромъ и Слуцкъ надъ Случью, запершіесь съ сильными гарнизонами Польскими и многими уніятами, чинившими крЂпкія вылазки, доставать штурмомъ, при чемъ оба тЂ города созжены и разорены были до основанія, а Поляки выбиты до послЂдняго. И всЂ сіи походы, сраженія и штурмы произведены были въ три съ половиною мЂсяца. Наконецъ, сошедшись Гетманъ съ Полковникомъ Лободою при рЂкЂ СулЂ  117, напали тамъ на обозъ съ войсками двухъ Гетмановъ Короннаго и Литовскаго, укрЂпленный окопами и палисадами, окружили его и четыре дня штурмовали, и уже часть укрЂпленій опрокинули, но пріЂхавшіе тогда же изъ Варшавы посланники Королевскіе сдЂлали всему конецъ. Король писалъ ко всЂмъ тремъ Гетманамъ, чтобы брань и вражду тотчасъ они прекратили и на вЂчный миръ и утвержденіе правъ и привиллегій Рускихъ подписали въ лицЂ, обоихъ войскъ трактатъ, и присягою его утвердили; а онъ, Король, со всЂми чинами и Сеймомъ, даровавъ войску и народу Рускому полную амнистію, забывая вЂчно все прошедшее, подтвердили уже пакты ихъ и привиллегіи на вЂчныя времена. И такъ первая война съ Поляками кончена, трактатъ подписань и присягою съ обЂихъ сторонъ утвержденъ. Войска, изъявляя наружную пріязнь и косо посматривая одинъ на другаго, разошлись во свояси.
Гетманъ Наливайко, распустя войско и воротясь въ Чигиринъ, старался всемЂрно возстановить прежнее устроеніе и порядокъ въ городахъ и повЂтахъ, войною разрушенные, и очиститъ церкви и Духовенство ,. Уніею зараженныя. НЂкоторые изъ Духовенства прямо отстали отъ сея заразы, а другіе притворялись быть таковыми; но всЂ они сожалЂли о потеряніи власти надъ народомъ, отъ Поляковъ слишкомъ имъ наданной : ибо сверхъ порабощенныхъ имъ по пятнадцати домовъ изъ парафіянъ, владЂемыхъ ими какъ невольниками, повиненъ всякъ парафіянинъ договариваться съ попами о платежЂ имъ за главныя требы Христіанскія, каковы суть: Сорокоусты и Суботники по умершимъ и вЂнчаніе новобрачныхъ. Въ таковыхъ случаяхъ бывали продолжительныя и убЂдительныя прозьбы прихожанъ предъ попами, /39/ и называлось то еднать попа, и попы, изчисляя достатокъ просителя, вымогали какъ можно большей заплаты, а сіи о уменшеніи ея просили съ поклонами до земли, а часто и со слезами.
Отъ сего-то вышла извЂстная пословица народная: „Жениться не страшно, а страшню еднать попа.“ Сей мерзостный обычай, съ тЂхъ поръ вкравшійся, продолжается, по несчастію, и до днесь, и попы, сверхъ установленныхъ имъ доходовъ, дЂлаютъ свои безстыдныя вымогательства и мытничества по прежнему, и полагаютъ даже за требы Христіанскія, какъ - то : Сорокоусты, Суботыики и другія, по своему произволенію, и никто о томъ не преречетъ и не возопіетъ.
Между тЂмъ въ 1597 году настало время посылать въ Варшаву Депутатовъ на Сеймъ валный или главный; а ихъ всегда посылано четырехъ отъ воеводствъ, трехъ отъ уряду Гетманскаго и войска, а пять отъ городовъ знатнЂйшихъ и поспольства. Въ числЂ войсковыхъ депутатовъ досталось быть Полковнику ЛободЂ, СудьЂ Полковому, ?едору МазепЂ, и Сотнику Кіевскому, Якову Кизиму. Они со всЂми другими Депутатами туда и выправлены. Но и самъ Гетманъ восхотЂлъ съ ними Ђхать, не столько для Сейма, какъ ради принесенія Королю своему усерднЂйшаго почтенія и повиновенія, о которомъ онъ всегда помышлялъ. По пріЂздЂ Гетмана и Депутатовъ въ Варшаву, въ первую ночь взяты они на квартирахъ подъ караулъ и повержены тогда же въ подземную темницу, а по двухъ дняхъ безъ всякихъ спросовъ и сужденій, вывели Гетмана и съ нимъ Лободу, Мазепу и Кизима, на площадь и, объявивъ имъ вину гонителей на вЂру Христову, посадили живыхъ въ мЂднаго быка, и жгли быка того малымъ огнемъ нЂсколько часовъ, пока вопль и стонъ страдальцевъ былъ слышенъ, а наконецъ тЂла замученныхъ въ томъ быку сожжены въ пепелъ. Сіе жестокое и безчеловЂчное варварство выдумано Римскимъ Духовенствомъ по правиламъ и мастеретву ихъ священной инквизиціи, а произвели его въ такое безстыдное дЂйствіе вельможи Польскіе, владЂвшіе, вмЂстЂ съ Примасомъ, всЂмъ Королевствомъ; ибо надобио знать, что власть Королевская съ 1572 года, то есть, со времени перваго избирательнаго Короля, Генриха Валезскаго, вызваннаго въ Польшу изъ Франціи, и отъ своевольства Поляковъ опять во Францію воротившагося, была весьма ослаблена; а отъ другаго Короля, Сигизмунда, посвятившаго себя изъ малолЂтства въ санъ духовный и изъ кляштора въ Короли призваннаго, и совсЂмъ власть оная упала, а присвоили ее себЂ вельможи или магнаты Королевства и Духовенство Римское, державшіе Короля за одну проформу. Самые Сеймы народные не что иное были, какъ твари магнатовъ и Духовенства, подобранныя ими и ихъ партіями изъ, такъ называемой, убогой или чиншевой шляхты и факторовъ ихъ городскихъ, кои чрезъ все время Сеймовъ одЂвались и содержались на коштЂ вельможъ и кляшторовъ. Историки Польскіе, Вагнеръ и другіе, сколько ни увеличивали винъ Козацкихъ и сколько не прикрывали /40/ самовластныхъ посягательствъ вельможъ и Духовенства Римскаго на землю Рускую, пишуть, однако, что „миссія Духовенства Римскаго, замысливъ произвесть въ Руской религіи реформу, для единства съ своею, слишкомъ поспЂшила совершить ее такъ нагло и такъ отважио въ народЂ грубомъ и всегда воинствующемъ; а Министерство правительственное, стремясь на староства и маентки урядниковъ Рускихъ, и того больше ошибокъ надЂлало. Оно, давши амнистію первому ватажцЂ Козацкому, Наливайку, и его сообщникамъ, въ торжественныхъ съ ними трактатахъ, клятвами утвержденныхъ, а Духовенствомъ не право разрЂшенныхъ, наконецъ, забравши фортельно на СеймЂ національномъ,.. всЂии народами за святость чтимомъ, потратило ихъ самымъ варварскимъ образомъ, противъ чести, совЂсти и всЂхъ правъ народныхъ, и вмЂсто того, чтобы врачевать болЂзнь народную, больше ея язвы разстравилою“
По истребленіи, Гетмана Наливайка такимъ неслыханнымъ варварствомъ, вышелъ оть Сейма или отъ вельможъ, имъ управлявшихъ, таковъже варварскій приговоръ и на весь народъ Рускій. Въ немъ объявленъ онъ отступнымъ, вЂроломнымъ и бунтливымъ и осужденъ въ рабство, преслЂдованіе и всемЂрное гоненіе. СлЂдствіемъ сего Нероновскаго приговора было отлученіе навсегда Депутатовъ Рускихъ отъ Сейма національнаго, а всего Рыцарства оть выборовъ и должностей правительственныхъ и судебныхъ, отборъ староствъ, деревень и другихъ ранговыхъ имЂній оть всЂхъ чиновниковъ и урядниковъ Рускихъ, и самыхъ ихъ уничтоженіе. Рыцарство Руское названо Хлопами; а народъ, отвергавшій Унію, Схизматиками. Во всЂ правительственные и судебные уряды Малоросійскіе насланы Поляки съ многочисленными штатами, города заняты Польскими гарнизонами, а другія селенія ихъ же войсками. Имъ дана власть все тое дЂлать народу Рускому, что сами схотятъ и придумаютъ, и они исполняли наказъ сей съ лихвою, и что только смыслить можетъ своевольное, надменное и пьяное человЂчество, дЂлали то надъ несчастнымъ народомъ Рускимъ безь угрызенія совЂсти. Грабительства; насиліе женшинъ и самыхъ дЂтей, побои, мучительства и убійства превзошли мЂру самыхъ непросвЂщенныхъ варваровъ. Они, почитая и называя народъ неволъниками или ясыромъ Польскимъ, все его имЂніе признавали своимъ. Собиравшихся вмЂстЂ нЂсколькихъ человЂкъ для обыкновенныхъ хозяйскихъ работъ или празднествъ, тотчасъ съ побоями разгоняли, и о разговорахъ ихъ пытками изтязывали, запрещая навсегда собираться и разговарцвать вмЂстЂ. Церкви Рускія силою или гвалтомъ обращали на Унію. Духовенство Римское, разъЂзжавшее съ тріумфомъ по Малой Россіи для надсмотра и понужденія къ Уніятству, вожено было оть церкви до церкви людьми, запряженными въ ихъ длинныя повозки по двЂнадцати  119 и болЂе человЂкъ въ цугъ. На прислуги сему Духовенству выбираемы были Поляками самыя краснЂйшія изъ дЂвицъ Рускихъ. Церкви несоглашавшихся на Унію прихожанъ отданы жидамъ въ аренду, /41/ и положена за всякую въ нихъ отправу денежная плата отъ одного до пяти талеровъ, а за крещеніе младенцевъ и похороны мертвыхъ отъ одного до четырехъ злотыхъ  120. Жиды, яко непримиримые враги христіанства, сіи вселенскіе побродяги и притча въ человЂчествЂ, съ восхищеніемъ принялись за такое надежное для ихъ скверноприбыточество, и тотчасъ ключи церковные и веревки колокольныя отобрали къ себЂ въ корчмы. При всякой требЂ христіанской, повиненъ ктиторъ идти къ Жиду, торжиться съ нимъ и, по важности отправы, платить за нее и выпросить ключи; а Жидъ при томъ, насмЂявшись довольно Богослуженію христіанскому и перехуливши все христіанами чтимое  121, называя его языческимъ или, по ихъ, Гойскимъ, приказывалъ ктитору возвращать ему ключи, съ клятвою, что ничего въ запасъ не отправлено.
Страданіе и отчаяніе народа увеличилось новымъ приключеніемъ, содЂлавшимъ еще замЂчательнЂе всей землЂ епоху. Чиновное Шляхетство Малоросійское, бывшее въ воинскихъ и земскихъ должностяхъ, не стерпя гоненій отъ Поляковъ и не могши перенесть лишенія мЂстъ своихъ, а паче потерянія ранговыхъ и нажитыхъ имЂній, отложилось отъ народа своего и разными происками, посулами и дарами, закупило знатнЂйшихъ урядниковъ Польскихъ и Духовныхъ Римскихъ, сладило и задружило съ ними и, мало по малу, согласилось, первЂе на Унію, потомъ обратилось совсЂмъ въ Католичество Римское. Въ послЂдствіи сіе Шляхетство, соединяясь съ Польскимъ Шляхетствомъ свойствомъ, родствомъ и другими обязанностями, отреклось и отъ самой породы своей Руской, а всемЂрно старалось, изуродовавъ природныя названія, пріискиватъ и придумывать къ нимъ Польское произношеніе и называть себя природными Поляками. Почему и доднесь видны у нихъ фамиліи совсЂмъ Рускаго названія, каковыхъ у Поляковъ не бывало, и по ихъ нарЂчію быть не могло, на примЂръ: Проскура, Чернецкій, Кисиль, Воловичь, Сокирка, Комаръ, Ступакъ и премногія другія, а изъ прежняго Чаплины назвался Чаплинскій, изъ Ходуна Ходинскій, изъ Бурки Бурковскій, и такъ далЂе. СлЂдствіемъ переворота сего были то, что имЂнія сему Шляству и должности ихъ возвращены, а ранговыя утверждены имъ въ вЂчность и во всемъ сравнены съ Польскимъ Шляхетствомъ. Въ благодарность за то приняли и они, въ разсужденіи народа Рускаго, всЂ систему политики Польской, и подражая имъ, гнали преизлиха сей несчастный народъ. Главное политическое намЂреніе состояло въ томъ, чтобы ослабить войска Малоросійскія и разрушить ихъ полки, состоящіе изъ реестровыхъ Козаковъ, въ чемъ они и успЂли. Полки сіи, претерпЂвъ въ послЂднюю войну не малую убыль, не были дополнены другими; отъ скарбу и жилищъ Козацкыхъ запрещено чинить всякое въ полки всположеніе. Главные начальники воинскіе, перевернувшись въ Поляковъ, сдЂлали въ полкахъ великія вакансіи. Дисциплина военная и весь порядокъ опущены, и Козаки реестровыс стали нЂчто пресмыкающеесь, безъ пастырей и вождей. Самые курени /42/ Козацкіе, бывшіе ближе къ границамъ Польскимъ, то отъ гоненія, то отъ ласкательствъ Польскихъ, послЂдуя знатной ШляхтЂ своей, обратились въ Поляковъ и ихъ вЂру, и составили извЂстныя и понынЂ околицы Шляхетскія. Недостаточные реестровые Козаки, а паче холостые и мало привязанные къ своимъ жителъствамъ, а съ ними и всЂ почти охочекомонные, перешли въ СЂчь Запорожскую и тЂмъ ее знатно увеличили и усилили, сдЂлавъ, съ тЂхъ поръ, такъ сказать, сборнымъ мЂстомъ для всЂхъ Козаковъ, въ отечест†гонимыхъ, а напротивъ того знатнЂйшіе Запорожскіе Козаки перешли въ полки Малоросійскіе и стали у нихъ чиновниками, но безъ дисциплины и регулы; отъ чего въ сихъ полкахь видимая сдЂлалась перемЂна.
Въ сіе смутное  122 для Малоросіи время, когда все въ ней дышало злобою, мщеніемъ и отчаяніемъ, возникло новое зло, какъ бы самымъ адомъ устроенное на пагубу людскую. Въ 1604 году нЂкто Москвитянинъ, проживавшій въ домЂ воеводы Сандомирскаго, Юрья Мнишка, назвался Московскимъ Царевичемъ Дмитріемъ, о которомъ прежде носился слухъ, что онъ въ малолЂтст†убитъ происками Боярина тамошняго, Годунова, по немъ въ Моск†воцарившагосъ. Но сей, называвшійся Царевичемъ, утверждалъ и манифестовалъ, что онъ есть дЂйствительно Царевичь, спасшійся отъ смерти убійствомъ другаго младенца, церковничаго сына, на мЂсто его подставленнаго. Со стороны Царя Годунова доказано въ ПольшЂ переписками съ Послами, убитаго Царевича совершенно знавшими, что тотъ Царевичь точно въ мертвецахъ, а называющійся имъ бродяга есть лишенный дъяконства монахъ, Гришка Отрепьевъ. Но, не смотря на такія доказательства, двоякіе интересы взяли свою силу. Воевода Мнишекъ хотЂлъ видЂть дочь свою, Марину, Царицею Московскою, выдавши ее замужъ за называвшагося Царевичемъ тамошнимъ, съ которымъ у нихъ о семъ соглашенось, и для того стряпалъ за него у Короля Польскаго и у Сената, а Король съ Поляками, пользуясь симъ случаемъ, хотЂли, сдЂлавши претендатора онаго Царемъ Московскимъ, подЂлиться съ нимъ Царствомъ его и удовлетворить тЂмъ заматерЂлую вражду свою на царство Московское. И потому предпринято выставить всЂ силы Польскія противъ силъ Московскихъ въ пользу Самозванца, Театромъ же зрЂлища того опредЂлена судьбою сЂверная Малоросія. Войска Московскія, предводимыя многими Воеводами, Боярами, Думными Дьяками и многими Окольничими и Стольниками разныхъ степеней, вошли первые въ Малоросію и, пройдя въ ней пограничный городъ, СЂвскъ, переправились черезъ рЂку Десну при городЂ СЂверскомъ-НовгородЂ, а миновавши его, расположились станомъ на горахъ Новгородскихъ, по дорогЂ Черниговской. Граждане Новгородскіе и всЂ повЂта тамошняго жители, отъ временъ Епископа ихъ, Лежайскаго, и Протопопа Пашинскаго, поруганныхъ за благочестіе на соборищЂ Брестскомъ, питавшіе ненависть къ Уніятству и ихъ творцамъ, были вновь оскорблены Поляками отборомъ у нихъ двухъ монастырей, противъ замка мужескаго /43/ Успенскаго, и, на ЯрославлЂ горЂ, дЂвичьяго Покровскаго, изъ которыхъ первый обращенъ въ Базиліянскій кляшторъ, а другой передЂланъ на кляшторъ Доминиканскій. А потому не имЂли они никакого усердія къ Полякамъ и ихъ интересамъ. Напротивъ того врожденная склонность къ единовЂрцамъ и однородцамъ дЂлала ихъ всегда приверженными къ народу Рускому или Московскому. И за тЂмъ въ проходъ ихъ войскъ не толъко не оказали имъ ничего непріятельскаго, но и въ надобностяхъ путевыхъ явно имъ пособствовали, обнаруживъ сею неосторожностію вражду свою къ Полякамъ,
Войска Польскія, окружавшія самозванца Отрепьева, шли отъ Чернигова, подъ предводительствомъ Короннаго Гетмана, Калиновскаго, и, Полковника СЂверскаго, Ивана Заруцкаго, опредЂленнаго оть Короля надъ войсками Малоросійскими Наказнымъ Гетманомъ. Они, приближась къ Новгороду СЂверскому, расположили станъ свой при Соленомъ озерЂ, у вершинъ обширныхъ и глубокихъ рвовъ, заросшихъ лЂсомъ, кои нЂкогда наполнялись водою и окружали Новгородъ. Правый изъ нихъ назывался Ладейною пристанью, по входившимъ въ него ладіямъ, когда въ рЂкЂ ДеснЂ вода была возвышеннЂе, а лЂвый звался Ярославскимъ потокомъ или ручьемъ, по теченію его у Ярославли горы. Съ первыхъ дней происходили отъ обЂихъ армій одни попытки и шармицеры между обоими станами; наконецъ открыта генеральная баталія отъ Польской стороны. Пользуясь означенными рвами, введена была въ нихъ ночью Малоросійская пЂхота, и на разсвЂтЂ ударили Поляки съ, трехъ сторонъ на станъ Московскій. По долговременной сЂчи, вломились въ него Полаки и произвели великое съ обЂихъ сторонъ убійство; наконецъ выбили Московскія войска изъ ихъ стану, завладЂли имъ и гнали тЂ войска до склоненія горъ въ рЂку Десну. Тутъ они раздЂлились на двое: одна часть, пользуясь байраками и зарослями, ушла въ гору по рЂкЂ до мЂстечка Гремяча и переправилась тамъ чрезъ Десну, а другая часть увалилась въ Новгородъ. и заперла позади себя городскія ворота. Поляки, гнавшіе Московскія войска, приступили къ городу и начали его осаждать; а Малоросійскія войска съ Полковникомъ Заруцкимъ, отступивъ къ монастырю Пребраженскому, послали къ Градоначальнику, Березовскому, и ко всЂмъ гражданамъ своихъ чиновниковъ, уговаривая ихъ объявить убЂжавшихъ въ городъ Московцевъ военноплЂнными и ворота отворить. Но между симъ, такъ наглымъ произшествіемъ, граждане по необдуманности, или не будучи въ силахъ, выпустили Московцевъ въ нижнія ворота къ рЂкЂ и дали способъ переправиться черезъ рЂку. Поляки же, выбивъ городскія ворота, вломились въ городъ и, ищущи Московцевъ, убивали всЂхъ, имъ встрЂчающихся; а свЂдавъ, что Московцы выпущены изъ города, обратили всю злость свою на гражданъ. Убійство надъ ними произведено всеобщее; не щадя ни пола, ни возраста, умерщвляли всЂхъ безъ пощады. Несчастные сіи граждане, бывъ не вооружены и безо всякаго сопротивленія, только что крестились и молились Богу и своимъ убійцамъ; /44/ но сіи безъ угрызенія совЂсти закалали жертвы свои въ полномъ неистовствЂ; женщины и дЂвы, по нзнасилованіи, были перебиты; младенцы, послЂ убитыхъ матерей, ползавшіе по улицамъ, поднимаемы были на копьяхъ, а иные схвачены за ноги й убиты головами объ стЂны; словомъ сказать, кровь человЂческая лилась вездЂ ручьями, а трупы валялись кучами. НЂкоторые изъ молодыхъ гражданъ убЂжали было въ замокъ, который почитался неприступнымъ, яко на высокой горЂ укрЂпленный и великими самородными рвами окруженный. Но какъ онъ былъ не въ оборонительномъ состояніи и съ слабымъ гарнизономъ, то вошедшіе въ него безъ сопротивленія Поляки выбили въ немъ бывшихъ людей до послЂдняго, а наконецъ, разграбивъ городъ и церкви, зажгли его со всЂхъ сторонъ и обратили въ пепелъ. ПослЂ такого всегубительства пребывалъ городъ сей въ запустЂніи многія лЂта, и народъ околичный Ђздилъ на торги свои обыкновенно въ городъ Путивль; отъ чего извЂстныя около Новгорода дорога, гора и перевозъ названы Путивльскими. Самозванецъ, по истребленіи Новгорода, обратился съ войсками на городъ СЂвскъ, а оттоль дальше по дорогЂ Московской; но, не доходя до города Кромъ, въ Комарницкой волости, былъ окруженъ и разбитъ войсками Московскими. Войска Малоросійскія, съ Командиромъ своимъ Заруцкимъ, злобясь на Поляковъ за Новгородское побоище, слабо имъ помогали, а только спасли Самозванца и привезли его въ городъ Батуринъ, гдЂ онъ вновь ополчился, и какъ послЂ играли они роли свои съ Заруцкимъ, исторія ихъ описываетъ.
Въ продолженіе на Малоросію Польскихъ гоненій, полки Малоросійскіе иные соглашены въ послушаніе Короннаго Гетмана, а другіе, согласясь съ Козаками Запорожскими, въ 1508 году выбрали себЂ Гетманомъ Обознаго Генеральнаго, Петра Конашевича Сагайдачнаго, и онъ первый началъ писаться Гетманомъ Запорожскимъ, а по немъ и всЂ бывшіе Гетманы въ титулахъ своихъ прибавлять войско Запорожское начали. Имъ послЂдуя, титуловались также Полковники и Сотники Малоросійскіе, да и самое войско Малоросійское часто Запорожскимъ войскомъ называлось. А вошло названіе сіе въ обычай какъ для различія отъ тЂхъ полковъ, кои были въ послушаніи Коронныхъ Гетмановъ, такъ и для удержанія правъ своихъ на выборы, кои Поляками при всЂхъ случаяхъ воспящаемы и пресЂкаемы были въ селеніяхъ Малоросійскихъ; а Запорожскіе Козаки, напротивъ того, вошедши въ выборы Малоросійскіе, прежде сего для нихъ чуждые, и бывъ удалены отъ селеній и отъ сообщенія съ Поляками, могли удобно сберечь права и свободы войсковмя и отвращать отъ нихъ насилія Поляковъ. Между тЂмъ Гетманъ Сагайдачный, свЂдавъ, что Татары Крымскіе, пользуясь замЂшательствами Малоросійскими, сдЂлали въ пограничныя селенія набЂги и угнали въ Крымъ многихъ плЂнниковъ Малоросійскихъ, отправился съ пЂшимъ войскомъ на лодкахъ Запорожскнхъ въ Черное море, гдЂ одна половина войска поплыла къ городу КефЂ, а другая /45/ съ самимъ Гетманомъ вышла въ Сербулацкой пристани на берегъ и прошла милю горъ Кефскихъ къ тому же городу и, атаковавъ городъ сей отъ моря и отъ горъ, взяла его штурмомъ. ПлЂнники, въ немъ найденные, освобождены и забраны войскомъ, а жители выбиты до послЂдняго и городъ разграбленъ и сожженъ. Гетманъ, пройдя горами къ городу Козлову, сдЂлалъ предмЂстіямъ его то же, что и КефЂ; а жители, убравшись въ замокъ, просили пощады и выпустили всЂхъ плЂнниковъ съ великими дарами къ Гетману, который, кончивши такъ счастливо свою експедицію, возвратился съ плЂнными и великою добычею въ свои границм.
Поляки, въ опроверженіе Гетмана Сагайдачнаго, а болЂе, чтобы всЂять вражду и междоусобіе въ войскахъ Малоросійскихъ, выбрали съ приверженными къ нимъ Поляками Гетманомъ изъ Сотниковъ Демьяна Кушку, и онъ, вздумавъ прославить себя военными успЂхами и заслужитъ общее тЂмъ уваженіе, отправился съ войсками своими въ Бессарабію для освобожденія плЂнныхъ Христіанъ, тамошними Татарами на границахъ Подоліи забранныхъ; но, приближась къ городу Акерману, былъ атакованъ Турками и Татарами и отъ нихъ взятъ въ плЂнъ и изтребленъ. На мЂсто сего Кушки, Поляки, съ послушными имъ полками, для одинакихъ причинъ, то есть, во вредъ Сагайдачному, выбрали Гетманомъ старшину Козацкаго, прозываемого Бородавку, но Сагайдачный, поймавъ его, разъЂзжающаго для возмущеній по Малоросіи, предалъ суду войсковому, которымъ и осужденъ, яко самозванецъ и возмутитель народный, на смертъ и разстрЂлянъ предъ войскомъ. Поляки видя, что всЂ войска Малоросійскія преклонны къ Сагайдачному и имЂвши въ помощи его нужду, для отраженія Турковъ, шедшихъ войною на Польшу, подтвердили Сагайдачнаго Гетманомъ на всю Малоросію.
Гетманъ Сагайдачный, забравъ въ команду свою всЂ войска Малоросійскія и имЂвъ предписаніе отъ Короля Жикгимунта III-го, отправился, вмЂстЂ съ войсками Польскими, противу Турокъ и, встрЂтивши ихъ за ДнЂстромъ, въ БуковинЂ, повелъ на нихъ фальшивую атаку съ одними легкими войсками; а пЂхоту, между тЂмъ, устроилъ съ своею конницею и артиллеріею на двухъ возвышенностяхъ, закрытыхъ зарослями. Турки, по обыкновенной Азіатской запальчивости, гнали легкія войска въ полномъ жару и разстройствЂ; а сіи, всегда подаваясь назадъ съ легкими перестрЂлками, дЂлали передъ ними обыкновенный кругъ маякомъ и завели Турокъ въ середину построенныхъ войскъ Польскихъ и Малоросійскихъ между возвышенностей и кустарниковъ. Войска сіи, вдругъ сдЂлавъ съ двухъ сторонъ сильные залпы артиллеріей и ружьями, повергли Турковъ цЂлыя тысячи; а конница, обхвативъ съ тылу и боковъ, перемЂшала ихъ и совсЂмъ разстроила, такъ что Турки, метаясъ въ безпамятствЂ, то въ ту, то въ другую, сторону, были всЂ перебиты и переколоны, а спаслись одни бросившіе оружіе свое и знамена на землю и опустившіеся въ одну балку, гдЂ, положась ницъ, /46/ просили пощады, и тогда же получили ее. ПобЂдителямъ досталась въ добычу вся артиллерія Турецкая, весь ихъ обозъ съ запасами и все вооруженіе, у живыхъ и мертвыхъ собраное; мертвецовъ же ихъ при погребеніи сочтено 9,715 человЂкъ, въ плЂнъ взято болЂе 1000, и въ томъ числЂ семь Пашей разныхъ степеней и семнадцать человЂкъ другихъ чиновниковъ; да убЂжало отъ обозу и скрылось въ заросляхъ и байракахъ болЂе тысячи.
Гетманъ, отправивъ всЂхъ плЂнниковъ и все излишнее съ аммуниціей и запасами въ Каменецъ-Подольскій, для препровожденія въ дальнЂйшія оттоль назначенія, продолжалъ походъ свой между Молдавіи и Валахіи, преслЂдуя Турковъ, которыхъ встрЂтивъ нЂсколько отрядовъ и корпусовъ на походЂ, разбилъ ихъ и обратилъ въ бЂгство съ великими ихъ потерями. Наконецъ сближился къ главной арміи Турецкой, расположенной при городЂ ГалацЂ, подъ командою Сераскира, Паши Силистрійскаго, Топалъ-Селима. Гетманъ, обозрЂвъ ея положеніе и укрЂпивъ станъ свой окопами и артиллеріею, ожидалъ на себя Турецкаго нападенія, Но примЂтивъ, что рЂкою Дунаемъ приходятъ на судахъ свЂжія въ Турецкую армію подкрЂпленія, рЂшился самъ атаковать Турковъ. И въ одно утро, на самой зарЂ, выступилъ изъ стана своего, построилъ пЂхоту свою въ д†фаланги, и прикрывъ ее конницею, повелъ на станъ Турецкій, который однимъ фасомъ и тыломъ примыкалъ къ рЂкЂ и строеніямъ форштата. Первый выстрЂлъ Турецкой артиллеріи направленъ былъ ва конницу Гетманскую, которая и потерпЂла отъ него не малую въ лошадяхъ потерю. Но скоро за выстрЂломъ вдругъ конница удалилась въ стороны, а пЂхота одною фалангою опустилась къ рЂкЂ и, обошедъ при самой водЂ фланговую батарею Турецкую, не давъ ей вновь зарядить пушекъ, ввалилась въ станъ Турецкій и въ форштатъ городской и, сдЂлавъ выстрЂлъ изъ ружъевъ, начала работать копьями; а другая фаланга во всей опрометчивости, бросясь ползкомъ на окопы Турецкіе и произведя ружейный выстрЂлъ на Турковъ, окопы защищавшихъ, устремилась на нихъ съ копьями. Конница же между тЂмъ дЂлала натиски свои съ другихъ сторонъ стана Турецкаго, развлекая силы ихъ во всЂ стороны, и по долгомъ убійственномъ сраженіи Турки, наконецъ, опрокинуты и побЂжали въ городъ. Они, обстрЂлявшись ружьями и пистолетами, не могли ихъ скоро заряжать вновь; а Козаки всегда поражали ихъ копьями, противъ которыхъ саблями и кинжалами обороняться почти невозможно, или оборона сія очень противу копьевъ слаба есть. Погоня за Турками сдЂлана только до рЂки и замку, а дальше производить ее запрещено было Козакамъ, и они получили себЂ въ добычу весь станъ Турецкій со множествомъ артиллеріи, запасовъ и богатствъ. Наконецъ, подвезена была тяжелая артиллерія къ замку и начата изъ оной пальба. Но Турки, сЂвши на суда, убрались за Дунай, оставивъ городъ съ одними жителями, которымъ, яко Христіанамъ, никакого зла не причинено. /47/
Гетманъ, оставляя Галацъ, направилъ походъ свой въ Бессарабію. Но подоспЂвшій къ нему гонецъ изъ Варшавы привезъ отъ Короля повелЂніе, чтобы онъ возвратился съ войсками въ свои границы, а Турковъ оставилъ въ покоЂ, потому что отъ ихъ Правительства учинено перемиріе и соглашаются на вЂчный миръ. Гетманъ, приближаясь къ своимъ границамъ, отпустилъ отъ себя войска Польскія, и, продолжая походъ въ Малоросію, встрЂтилъ при БугЂ другаго гонца, изъ СЂчи Запорожской посланнаго, чрезъ котораго увЂдомляетъ его Кошевой Дурдило, что Крымскіе Татары, пользуясь заграничною отлучкою Гетмана и войскъ Малоросійскихъ, прошли своима станами за рЂку Самаръ, на грабежъ въ восточную Малоросію. Гетманъ, оставивъ пЂхоту свою слЂдовать обыкновеннымъ маршемъ въ свои жилища, съ конницею поспЂшалъ форсированнымъ къ ДнЂпру, а переправясь чрезъ него, расположился скрытно въ лугахъ ДнЂпровскихъ около устья Конскихъ Водъ, и посылалъ къ рЂкЂ СамарЂ частые разъЂзды для развЂдыванія о поворотЂ изъ Малоросіи Татаръ. Чрезъ нЂсколько дней прибЂжали къ нему, запыхавшись, разъЂзжіе Козаки и возвЂстили, что Татары съ превеликимъ ясыремъ и со множествомъ всякаго скота перебираются чрезъ Самару и при ней имЂть будутъ свой ночлегъ. Гетманъ, отправясь на всю ночь съ войскомъ своимъ къ СамарЂ, напалъ тутъ на самой зарЂ на табуръ Татарскій, обширно расположенный по теченію рЂки; первый выстрЂлъ изъ пушекъ и ружей и произведенный крикъ разогналъ верховыхъ Татарскихъ лошадей, а самихъ Татаръ обезумилъ и привелъ въ крайнюю робость. Они, шатаясь по табуру, не знали что дЂлать, а Козаки, проходя лавою чрезъ весь лагерь, кололи и рубили ихъ почти безъ всякой обороны. ПлЂнники обоего пола, увидя неожиданную себЂ помощь, развязывали одинъ другаго и принялись также за Татаръ съ самою злобною жестокостію. Копья и сабли Татарскія, оставленныя на ночь въ кучЂ, были для плЂнниковъ готовымъ вооруженіемъ, и Татары отъ собственнаго оружія погибали тысячами. Такимъ образомъ истреблены Татары всЂ до послЂдняго, такъ что не осталось изъ нихъ никого, кто бы возвЂстилъ въ Крыму о ихъ погибели, Весь табуръ Татарскій со всЂмъ тЂмъ, что они ни имЂли, достался побЂдителямъ въ добычу, а плЂнники Малоросійскіе; до нЂсколько тысячь обоего пола душъ, не только что освобождены изъ неволи, но и награждены лошадьми и вещами Татарскими достаточно, и возвратились въ свои жилища, равно и Гетманъ съ своимъ войскомъ прибылъ въ резиденцію свою благополучно и со славою многою.
Гетманъ Сагайдачный, послЂ означенныхъ походовъ, никакихъ другихъ самъ не предпринималъ, а при обыкновенныхъ и всегдашнихъ почти безпокойствахъ и набЂгахъ пограничныхъ, командировалъ Наказнаго Гетмана своего, Петра Жицкаго  123 и Старшинъ Генеральныхъ и Полковниковъ съ корпусами и командами, смотря по надобности и силамъ противнымъ. И бывши самъ спокойнымъ правителемъ Гетманства, поправлялъ /48/ внутренніе безпорядки правительственные и воинскіе, воспящалъ усильно Уніятство, возвращалъ изъ него церкви, и въ томъ числЂ и соборную Кіевскую Софію, созыдалъ вновь ихъ, и между тЂмъ построилъ Братскій Кіевскій монастырь на ПодолЂ, подъ распоряженіемъ того же Наказнаго Гетмана, Петра Жицкаго, яко въ архитектурЂ свЂдуіцаго; надалъ сему монастырю достаточныя деревни и возобновилъ въ немъ, съ помощію Митрополита Кіевскаго, Петра Могилы, древнюю Кіевскую Академію, заведенную со временъ послЂдняго крещенія Россіи, но отъ нашествія на Россію Татаръ крывшуюсь въ разныхъ монастыряхъ и пещерахъ. И поживши Сагайдачный въ полной сла†великаго и важнаго Гетмана Малоросійскаго болЂе двадцати лЂтъ, скончался въ КіевЂ, въ 1622году, и погребенъ въ церкви того созданнаго имъ Братскаго монастыря, коего почитался онъ главньшъ Ктиторомъ.
Поляки, уважая храбрость и заслуги Сагайдачнаго, не смЂли при немъ явно производить въ Малоросіи своихъ наглостей, да и самая любимая ихъ Унія нЂсколько пріутихла и простыла. А что знатнЂйшее Малоросійское Шляхетство все почти обратилось къ нимъ въ Католичество и осталось въ Руской религіи изъ народа одно среднее и низшее сословіе, то дали они новый титулъ Уніятству, назвавъ его: „Хлопска вяра.“ По смерти Сагайдачнаго возобновили они прежнее гоненіе въ народЂ и политику на разстройство войскъ Малоросійскихъ; почему и подчинили войска реестровыя Коронному и Литовскоиу Гетманамъ, выборъ же въ Малоросійскіе Гетманы весьма запрещенъ, а ранговыя Гетманскія имЂнія разобрали и раздЂлили между собою магнати Польскіе. На народъ, кромЂ обыкновенныхъ податей, подымныхъ и поземельныхъ, наложены еще индукта и евекта, т. е., пошлинный сборъ съ покупки и продажи всЂхъ съЂстныхъ припасовъ и со всЂхъ другихъ вещей и животныхъ, въ продажу и покупку производимыхъ; и всЂ тЂ сборы были общіе, со всЂхъ жителей Малоросійскихъ взымаемые. А для держащихся православія или Греческой религіи особая, сверхъ того, положена подать, похожая на дань Апокалипсическую, во дни Антихристовы описываемую; и для сего предъ праздникомъ Воскресенія Христова по всЂмъ городамъ и торжищамъ продаваемые мірянамъ обыкновенные на пасху хлЂбы, были подъ стражею урядниковъ Польскихъ. Покупающій пасху Уніятъ долженъ имЂть на груди лоскутъ съ надписью: „Уніатъ;“ таковой покупаетъ ее свободно; не имЂющій же начертанія того на груди своей платитъ дань по тинже и по половинЂ ея отъ хлЂба, смотря по величинЂ и цЂнамъ тЂхъ хлЂбовъ. Въ знатнЂйшихъ городахъ и торжищахъ отданъ сборъ сей пасочный также въ аренду или откупъ Жидамъ, которые, взимая дань сію безъ пощады, распологали еще и число пасокъ, какому хозяину сколько по числу семейства имЂть ихъ должно, и потому силою ихъ накидали; а у таковыхъ хозяевъ, кои сами пекли пасочные хлЂбы, досматривали Жиды и цЂнили при церквахъ на ихъ освященіи, намЂчал всЂ хлЂбы какъ базарные, такъ и въ домахъ /49/ печеные, крейдою и углемъ. чтобы они отъ дани не угонзнули. И такъ производя Жидовство надъ Христіянами въ ихъ собственной землЂ такую тяжкую наругу, сами между тЂмъ отаравляли пасхи свои свободно и проклинали Христіанъ и вЂру ихъ въ синагогахъ своихъ, на Руской землЂ устроенныхъ, невозбранно; а Поляки тЂмъ утЂшаясь, всЂ пособія и потачки Жидамъ дЂлали.
Султанъ Турецкій, Османъ Второй, свЂдавъ о возобновившейся у Поляковъ съ Козаками давней враждЂ, и надЂясь, что Козаки слабо врагамъ своимъ помогать будутъ, повелЂлъ войскамъ Турецкимъ нападать на границы Польскія, приоутствуя самъ въ городЂ БухарестЂ. Отъ стороны Поляковъ командированъ противъ Турокъ Гетманъ Коронный, Станиславъ Жолкевскій, съ войсками Польскими, при которыхъ было и Малоросійскихъ шесть полковъ тысячныхъ, съ Есауломъ Генеральнымъ, Потребичемъ, а прочіе разставлены отъ стороны Крыма для удержанія Татаръ отъ ихъ набЂговъ. Король Польскій, Сигизмундъ, находился поблизу своей арміи, на Волыни. Войска Польскія сошлися съ Турецкими въ урочищЂ на ЦецорЂ и дали баталію съ упорнымъ стремленіемъ съ обЂихъ сторонъ. Она продолжалась болЂе пяти часовъ съ перемЂннымъ счастіемъ и, наконецъ, рЂшилась побЂдою надъ Поляками, кои были разбиты и разсЂяны. Козаки Малоросійскіе, бывъ при семъ между двумя врагамн, тайнымн и явными, работалм, обыкновенно, какъ на панщинЂ, или какъ невольники работаютъ. Но когда дошло дЂло до пораженія и разстройства Польскаго, тутъ они довольно себя показали, сдЂлавъ отступъ неустрашимый и порядочный съ сильною своею батавою, которою много спасли и Поляковъ, скрывшихся за ихъ ряды. При множест†побитыхъ и полоненыхъ войскъ Польскихъ и Козацкихъ, убитъ тамъ и Сотникъ Черкаскаго полка, Михайло Хмельницкій; а сынъ его, юный Зиновій Хмельницкій, взятъ въ плЂнъ и отведенъ съ прочими въ Турцію.
Хмельницкій оный есть потомокъ Венжика Хмельницкаго, прежде бывшаго Гетмана Малоросійскаго; онъ, считаясь въ боярахъ или чиновной ШляхтЂ Малоросійской, имЂлъ въ вЂчистомъ владЂніи своемъ мЂстечко Субботовъ съ хуторами и знатными угодьями, а въ немъ каменную церковъ и монастырь, предкамн его и имъ сооруженныя. По службЂ воинской имЂлъ онъ чинъ Сотника въ рееотровомъ Черкаскомъ полку; но по характеру, вспомогаемому хорошимъ достаткомъ, значилъ вельможу края здЂшняго. Въ супружест†за нимъ была дочь Гетмана, Богдана, Анастасія, и оть сего супружества рожденный сынъ, Зиновій Хмельницкій, получилъ, при крещеніи его, другое имя, дЂдовское съ матерней стороны, Богдана, данное ему, по обычаю Римскихъ Католиковъ, отъ воспріемнаго отца его, Князя Сангушка. Сей Зиновій Хмельницкій, яко единственный сынъ у отца своего, воспитанъ имъ въ ВаршавЂ, попеченіемъ прямо отеческимъ и иждивеніемъ вельможескимъ. ВсЂ тогдашніе классы изящныхъ наукъ прошелъ онъ подъ руководствомъ /50/ найлучшихъ учителей, щедротою пріобрЂтенныхъ. Природная острота и дарованія оправдали старанія отеческія и учительскія. При другихъ его знаніяхъ, особливо искусенъ онъ былъ въ первЂйшихъ Европейскихъ языкахъ, а паче въ Латинскомъ и Греческомъ, за что отмЂнно любили его и почитали Римское Духовенство и Польскіе вельможи; да и самъ Королъ Сигизмундъ лично его зналъ и всегда отличалъ между сверстниками. А посему, когда Зиновій, бывши волонтеромъ при отцЂ своемъ на сраженіи Цецорскомъ, полоненъ Турками и ими проданъ изъ Царъграда въ Крымъ тамошнему мурзЂ, именемъ Ярысу, то Король, выкупивъ его изъ Крыму своею суммою, оставилъ у дЂлъ при своемъ КабинетЂ и въ чинахъ своей гвардіи. Онъ, въ 1629 году, бывши съ войсками Королевскими въ походЂ противъ Волоховъ и Венгровъ, полонилъ командою своею двухъ Князей Волошскихъ, Кантемировъ, и представилъ ихъ Королю.
Зиновій, находясь при КоролЂ, посЂщалъ однажды отечество свое, Малоросію и, свЂдавъ здЂсь, что Польское правительство, подъ распоряженіемъ Чаплинскаго, намЂстника Гетманскаго, или иначе дозорцы Чигиринскаго, по планамъ и разводамъ инженеровъ Французскихъ, въ 1638 году воздвигнуло нарочито сильную крЂпость, Кадакомъ названную, надъ рЂкою ДнЂпромъ, между предЂловъ Малоросійскихъ и Запорожскихъ устроенную съ политическимъ умысломъ, чтобы воспящать сообщенію между сихъ единокровныхъ народовъ, а паче ихъ войскъ, одно другому вспомогающихъ, восхотЂлъ посмотрЂть Зиновій устроеніе оной и, бывши на томъ мЂстЂ, вопрошенъ былъ Чаплинскимъ на языкЂ Латинскомъ: „Подтвердитъ ли онъ мнЂніе всЂхъ знатоковъ, что крЂпость сія есть непобЂдимая ?“ На сіе отвЂчалъ Хмельницкій съ кротостію на томъ же Латинскомъ языкЂ: „Что онъ еще не слыхалъ и нигдЂ не читывалъ, чтобы созданное руками человЂческими, не могло быть такими же человЂческими руками разрушено, а одно твореніе Божіе есть прочно.“ Чаплинскій, сочтя изреченіе сіе за слова возмутителъныя или замыслъ какой значущія, тотчасъ арестовалъ Хмельницкаго и отослалъ подъ стражу въ Чигиринъ. Но дочь Чаплинскаго, Анна, освободя секретно Хмельницкаго изъ - подъ стражи, дала способъ уЂхать ему и возвратиться въ Варшаву, гдЂ онъ жаловался на Чаплинскаго Королю, и получилъ въ удовлетвореніе то, что Чаплинскому, въ наказаніе за своевольный и оскорбительный поступокъ его надъ гвардейскимъ офицеромъ, обрЂзанъ былъ, чрезъ стражника, Скобичевскаго,  124, одинъ усъ.
Умножившіеся отъ Поляковъ разнообразные Малоросіянамъ налоги, притЂсненія и всЂхъ родовъ насилія, подвигнули, въ 1623 году, Константина Ивановича, Князя Острожскаго, Воеводу Кіевскаго, принесть самыя убЂдительнЂйшія жалобы Королю и Сенату о горестномъ состояніи народа Рускаго, доведеннаго до крайности урядниками и войсками Польскими, управлявшими Малоросіею, и что мЂра своевольства ихъ и безчинія превосходить всякое терпЂніе. /51/ По симъ жалобамъ много ходатайствовалъ Владиславъ, Королевичь Польскій, командовавшій многократно войсками Малоросійскими и уважавшій отличныя заслуги ихъ воинскія при походахъ на Ливонцонъ и въ Померанію и Гданскъ, въ пользу союзной Швеціи, и преполезныя всему Королевству Польскому, которое такъ худо за нихъ имъ платило. Другъ Владиславовъ, Густавъ Адольфъ, Король Шведскій, также вступался за сіе дЂло, представляя Королю и Сенату чрезъ Министра своего, резидующаго въ ВаршавЂ, „что предпринятія и подвиги обоихъ союзнымъ Королевствъ, Польскаго и Шведскаго, на пользу обоюдную, всегда усовершенствованы были постоянною храбростію и мужествомъ войскъ Рускихъ, составлявшихъ центръ арміи Польской; а безпримЂрнос ихъ послушаніе къ начальству и терпЂніе нуждъ и тягостей воинскихъ всегда его удивляло и восхищало, яко самовидца и соучастника тЂхъ ихъ подвиговъ; а потому онъ, бывши ими много одолженъ, никогда спокойно смотрЂть не можетъ на чинимыя войску тому и народу, ихъ составляющему, безчеловЂчныя насилія и варварство отъ своеволія распутныхъ Поляковъ, весьма худо повинующихся своимъ правительствамъ и почти до безначалія дошедшихъ, и что правленіе Польское, допустившее войска свои и Шляхту до анархіи, а владЂлъцевъ и вельможей поставившее въ деспотизмъ, самый неограниченный, и права частныя и общенародныя всегда презирающій, сомнительно есть въ удержаніи союзовъ, съ дружескими Державами заключенныхъ и однимъ надежнымъ правленіемъ обезпеченныхъ.“
По такимъ важнымъ представленіямъ и жалобамъ, правительство Польское, обнадеживъ народъ Рускій и патріотовъ его своимъ вниманіемъ и скорымъ пособіемъ, исполнило все то обыкновенно по Польски, т. е., до перваго Сейму, состоящаго въ пиршествахъ и самохвальствахъ; и Козаки Малоросійскіе, соединенно съ Запорожскими, въ 1624 году принуждены выбрать себЂ Гетманомъ Полковника Корсунскаго, Тараса Трясила, не употреблявшаго послЂ сего названія, и съ нимъ подняли оружіе противъ Поляковъ оборонительное. И по сей системЂ, не чиня они надъ Поляками никакихъ поисковъ, собрались къ городу Переяславлю и, расположивъ станъ свой между рЂкъ Трубежа и Альты, ожидали начинаній Польскихъ. Поляки стягались со всей Малоросіи, а частію и изъ Польши, и собравшись въ великихъ силахъ подъ командою Короннаго Гетмана, Конецпольскаго, повели атаку на станъ Козацкій, укрЂпленный обозомъ и артиллеріею съ окопами. Нападеніе повторяемо и всегда отбиваемо было нЂсколько дней съ великимъ урономъ Польскимъ. Наконецъ, Козаки, дождавшись Польскаго празника, Панскимъ тЂломъ называемаго, который они отправляютъ съ пальбою и пиршествами, выслали въ ту ночь ползкомъ знатную частъ пЂхоты своей въ одну ближайшую балку, и на разсвЂтЂ ударили съ двухъ сторонъ на станъ Польскій, вломились въ него и, заставъ, многихъ /52/ Поляковъ полунагими, перекололи ихъ, всЂхъ противившихся имъ истребили, а прочихъ перетопили въ рЂкЂ и разогнали, получивъ станъ ихъ со всЂми запасами и артиллеріею въ свою добычу.
ПослЂ сего пораженія Польскаго, названнаго Тарасовою ночью, были Козаки раздЂлены на многіе корпусы и партіи, и командированы Тарасомъ для очищенія селеній Малоросійскихъ отъ Поляковъ и Жидовъ. ихъ фаворитовъ; а себЂ взялъ Тарасъ удЂлъ на работу сію, самый пространнЂйшій. Вся месть Козацкая пала тогда на тЂхъ невЂрныхъ. Они избиты цЂлыми тысячами безъ всякой пощады, а только съ приговоромъ и припЂвомъ арендъ ихъ пасочныхъ, и какъ они надъ ними ругались угольными своими мЂтами или значками. Правительство Польское, получивъ извЂстіе о пораженіи своихъ войскъ и объ изгнаніи Поляковъ изъ всей Малоросіи, и что Жиды, ихъ прожектанты и лазутчики, съ талмудами своими также не были забыты и получили за мытничество свое довольное возмездіе, не предпринимало тогда ничего противъ Малоросіи, боясь Короля Шведскаго, который, считая за обиду, что представленіе его о Козакахъ Малоросійскихъ такъ худо уважено Сеймомъ Польскимъ, привелъ войска свои въ движеніе на ихъ границахъ, показывая видъ къ нападенію на Польшу. Поляки же притомъ береглись и оть стороны Царства Московскаго, въ которомъ, во время междоусобій и замЂшательствъ тамошнихъ, произходившихъ отъ многихъ Самозванцевъ и притязателей Царства того, достали себЂ городъ Смоленскъ съ его уЂздами, и всЂми силами добычу сію охраняли. А Тарасъ, побывши Гетманомъ со славою девять лЂтъ, скончался спокойно.
По смерти Тараса, въ 1632 году избрали Козаки Гетманомъ изъ Полковыхъ Обозныхъ Семена Перевязку; но политика его, сопровождаемая коварнымъ предательствомъ отечества, скоро лишила его сего достоинства. Онъ, будучи знатно обдаренъ и обольщенъ вельможами Польскими, присвоивавшими себЂ многія имЂнія ранговыя Гетманскія и другихъ урядниковъ, преклонился на ихъ сторону и тайно помогалъ ихъ предпріятіямъ. И Поляки, мало по малу, ввели все почти то въ Малоросію, что Тарасомъ покойникомъ очищено было; а для подкрЂпленія своихъ работъ, ввели и войска Польскія въ мЂста знатнЂйшія. Козаки, замЂтивши поведеніе Гетмана Перевязки подозрительнымъ и вреднымъ, отрЂшили его отъ Гетманства и предали суду воинскому; но онъ, помощію Жидка, крамара Лейбовича, очаровавшаго, яко бы стражу, проданнымъ отъ него для караульныхъ табакомъ, бЂжалъ изъ-подъ стражи и укрылся въ ПольшЂ.
На мЂсто низверженнаго Перевязки, въ 1633 году избранъ отъ Козаковъ и чиновъ ихъ Гетманомъ Хорунжій Генеральный, Лавлюга. Но когда онъ, скоро послЂ выбора, началъ собирать и умножать войска для подкрЂпленія правъ своихъ и народныхъ, то Коронный Гетманъ, Конецпольскій, со многочисленными /53/ войсками Польскими, напавъ заблаговременно на Павлюгу и на войко его подъ селомъ Кумейками, разбилъ ихъ и выгналъ изъ стану, который достался Полякамъ въ добычу; а Козаки съ Гетманомъ шли оборонительно пЂшіе до мЂстечка Боровицы, гдЂ, укрЂпившись въ замкЂ, ожидали вспоможенія оть разсЂянныхъ войскъ своихъ. Но Гетманъ Конецпольскій предложилъ Козакамъ миръ, съ подтвежденіемъ прежнихъ правъ и привиллегій войсковыхъ и всей націи, и съ условіемъ принять въ Гетманы прежде выбраннаго Перевязку, а Павлюгу, исключивъ изъ войска, оставить спокойно въ его имЂніи. Миръ былъ подписанъ и клятвами утвержденъ; но продолжался онъ потоль, пока Козаки были въ укрЂпленіи; а какъ скоро вышли они изъ замка и, разстроившись, начали расходиться по своимъ дорогамъ, то Поляки тотчасъ явили обыкновенное свое вЂроломство и, напавъ на разстроенныхъ Козаковъ, многихъ изъ нихъ перерубили и перестрЂляли бозъ обороны, и у другихъ ограбили всю ихъ збрую и обрЂзали усы и чупрыны. Гетмана же Павлюгу, Обознаго Гремича и Есауловъ ПобЂдима  125, Летягу, Шкурая и Путыла, забрали подъ караулъ и, оковавши желЂзомъ, отослали въ Варшаву, съ донесеніемъ, что они полонены во время сраженія. Правительство Польское, безъ всякихъ о томъ изслЂдованій и справокъ, повелЂло Гетману ПавлюгЂ живому содрать съ головы кожу и набить ее гречаною половою, а Старшинамъ его отрубить цЂликомъ головы и ихъ, вмЂстЂ съ чучелою Гетманской головы, отослать на позоръ въ города Малоросійскіе. По сему велЂнію выставлены были головы оныя на сваяхъ въ НЂжинЂ, БатуринЂ, УманЂ и Черкасахъ, а чучела Гетманская въ ЧигиринЂ; а потомъ созжены всенародно подъ часъ ярмарокъ.
На мЂсто замученнаго Павлюги, выбранъ, въ 1638 году, Гетманомъ Полковникъ НЂжинскій, Стефанъ Остряница, а къ нему приданъ въ СовЂтники изъ стараго заслуженнаго товариства Леонъ Гуня, коего благоразуміе въ войскЂ отмЂнно уважаемо было. Коронный Гетманъ, Лянцкоронскій, съ войсками своими Польскими не преставалъ нападать на города и селенія Малоросійскія и на войска, ихъ защищавшія, и нападенія его сопровождаемы былм грабежемъ, контрибуціями, убійствами и всЂхъ родовъ безчинствами и насиліями. Гетману ОстряницЂ великаго искуства надобно было собрать свои войска, вездЂ разсЂянныя и всегда преслЂдуемыя Поляками и ихъ шпіонами; наконецъ, собрались они скрытыми путями и по ночамъ къ городу Переяславлю. И первое предпріятіе ихъ было очистить отъ войскъ Польскихъ ПриднЂпровскіе города, на обоихъ берегахъ сел рЂки имЂющіеся, и возстановить безопасное сообщеніе жителей и войскъ обЂихъ сторонъ. УспЂхъ соотвЂтствовалъ предпріятію весьма удачно. Войска Польскія, при городахъ и внутри ихъ бывшія, не ожидая никакъ предпріятій Козацкихъ, по причинЂ наведеныхъ имъ страховъ послЂднею зрадою и лютостію, надъ Павлюгою и другими чинами произведенною, ликовали /54/ въ совершенной безпечности, и потому они вездЂ были разбиты, а упорно защищавшіеся истреблены до послЂдняго. Аммуниція ихъ и артиллерія достались Казакамъ, и они, собравшись въ одно мЂсто, вооруженные найлучшимъ образомъ, пошли искать Гетмана Лянцкоронскаго, который, съ главнымь войскомъ Польскимъ, собрался и укрЂпился въ станЂ при рЂкЂ СтарицЂ. Гетманъ Остряница тутъ его засталъ и атаковалъ своимъ войскомъ . Нападенія и отпоръ были жестокіе и превосходящіе всякое воображеніе. Лянцкоронскій зналъ, какому онъ подверженъ мщенію отъ Козаковъ за злодЂйство, его вЂроломствомъ и зрадою произведенное надъ Гетманомъ ихъ, Павлюгою и Старшинами, и для того защищался до отчаянія; а Козаки, имЂя всегда въ памяти недавно видЂнныя ими на позорищЂ въ городахъ отрубленныя головы ихъ собратій, злобились на Лянцкоронскаго и Поляковъ до остервенЂнія, и потому вели атаку свою съ жестокостію, похожею на нЂчто чудовищное. Наконецъ, здЂлавши залпъ со всЂхъ ружей и пушекъ, и произведши дымъ, почти непроницаемый, пошли и поползли на Польскія укрЂпленія съ удивительною отвагою и опрометчивостію, а вломясь въ нихъ, ударили на копья и сабли съ слЂпымъ размахомъ. Крикъ и стонъ народный, трескъ и звукъ оружія, уподоблялись грозной тучЂ, все повергающей. Пораженіе Поляковъ было повсемЂстное и самое губительное. Они оборонялись однЂми саблями, не успЂвая заряжать ружьевъ и пистолетовъ, и шли задомъ до рЂки Старицы, а тутъ, повергаясь въ нее въ безпамятствЂ, перетопились и загрязли цЂлыми толпами. Гетманъ ихъ, Лянцкоронскій, съ лучшею, но немногою, конницею завременно бросился въ рЂку и, переправившись чрезъ нее, пустился въ бЂгъ, не осматриваясь и куда лошади несли. Станъ Польскій, наполненный мертвецами, достался Козакамъ съ превеликою добычею, состоящею въ артиллеріи и всякаго рода оружіи и запасахъ. Козаки, по сей славной побЂдЂ, воздЂвали руки къ небесамъ и благодарили за нее Бога, поборающаго за невинныхъ и неправедно гонимыхъ. Потомъ, отдавая долгъ человЂчеству, погребали тЂла убіенныхъ, и сочли Польскихъ мертвецовъ 11,317, а своихъ 4,727 человЂкъ, и въ томъ числЂ СовЂтника Гуню. Управившись съ похоронами и корыстьми, погнались за Гетманомъ Лянцкоронскимъ и, настигнувъ его въ мЂстечкЂ Полонномъ, ожидающаго помощи изъ Польши, тутъ атаковали его, запершагось въ замкЂ. Онъ, не допустивъ Козаковъ штурмовать замка, выслалъ противъ ихъ на встрЂчу церковную процессію со крестами, хоругвами и Духовенствомъ Рускимъ, кои, предлагая миръ отъ Гетмана и отъ всея Польши, молили и заклинали Богомъ Гетмана Остряницу и его войско, чтобы они преклонились на мирныя предложенія. По долгомъ совЂщанію и учененныхъ съ обЂихъ сторонъ клятвахъ, собрались въ церковь высланные отъ обЂихъ Гетмановъ чиновники и, написавши тутъ трактать вЂчнаго мира и полной амнистіи, предающей забвенію все прошедшее, подписали его съ присягою на Евангеліи о вЂчномъ храненіи написанныхъ /55/ артикуловъ и всЂхъ правъ и привиллегій Козацкихъ и общенародныхъ. За симъ разошлись войска во свояси.
Гетманъ Остряница, разославъ свои войска, иныя по городамъ въ гарнизоны, а другія въ ихъ жилища, самъ, съ Генеральною Старшиною и многими Полковниками и Сотниками, заЂхалъ въ городъ Каневъ, для принесеніа благодарственныхъ Богу моленій въ монастырЂ тамошнемъ. Поляки, отличавшіеся всегда нъ условіяхъ и клятвахъ непостоянными и вЂроломными, сдержали трактать свой, въ Полонномъ заключенный, наравнЂ со всЂми прежними условіями и трактатами, у Козаковъ съ ними бывшими, то есть, въ одномъ вЂроломст†и презорствЂ; а Духовенство ихъ, присвоивъ себЂ непонятную власть на дЂла Божія и человЂческія, опредЂляло храненіе клятвъ между одними только Католиками, а съ другими народами бывшія у нихъ клятвы и условія всегда имъ разрЂшало и отметало, яко Схизматическія и суду Божію не подлежащія. По симъ страннымъ правиламъ, подлымъ коварствомъ сопровождаемымъ, свЂдавши Поляки чрезъ шпіоновъ своихъ, Жидовъ, о поЂздЂ Гетмана Остряницы съ штатомъ своимъ, безъ нарочитой стражи, въ Каневъ, тугъ въ монастырЂ его окружили многолюдною толпою войскъ своихъ, прошедщихъ по ночамъ и байракамъ до самаго монастыря Каневскаго, который стоялъ внЂ города. Гетманъ не прежде узналъ о семъ предательствЂ, какъ уже монастырь наполненъ былъ войсками Польскими, и потому сдался имъ безъ сопротивленія. Они, перевязавъ весь штатъ Гетманскій и самаго Гетмана, всего тридцать семь человЂкъ, положили ихъ на простыя телЂги, а монастырь и церковь тамошнія, разграбивъ до послЂдка, зажгли со всЂхъ сторонъ, и сами съ узниками скоропостижно убрались и прошли въ Польшу скрытыми дорогами, боясь погони ,и нападенія отъ городовъ. Приближась къ ВаршавЂ, построили они узниковъ своихъ пЂшо, по два вмЂстЂ связанныхъ, и каждому изъ нихъ накинули на шею веревку съ петлею, за которую они ведены конницею по городу съ тріумфомъ и барабаннымъ. боемъ, проповЂдуя въ народЂ, что Схизматики сіи пойманы на сраженіи, надъ ними одержанномъ; а потомъ заперты они въ подземельныя тюрмы и въ оковы. Жены многихъ, захваченныхъ въ неволю чиновниковъ, забравши съ собою малолЂтныхъ дЂтей своихъ, отправились въ Варшаву, надЂясь умилостивить и подвигнуть на жалость знатность тамошнюю трогательнымъ предстательствомъ дЂтей за отцовъ своихъ. Но они симъ только пищу кровожаднымъ тиранамъ умножили и отнюдь ничего имъ не помогли; и чиновники сіи, по нЂсколькихъ дняхъ своего заключенія, повлечены на казнь безъ всякихъ разбирательствъ и отвЂтовъ. Казнь оная была еще первая въ мірЂ и въ своемъ родЂ, и неслыханная въ человЂчест†по лютости своей и варварству, и потомство едва ли повЂритъ сему событію, ибо никакому дикому и самому свирЂпому Японцу не придетъ въ голову ея нзобрЂтеніе; а произведеніе въ дЂйство устрашило бы самыхъ звЂрей и чудовищъ. /56/ ЗрЂлище оное открывала процессія Римская со множествомъ Ксензовъ ихъ, которые уговаривали ведомыхъ на жертву Малоросіянъ, чтобы они приняли законъ ихъ на избавленіе свое въ чистцу; но сіи, ничего имъ не отвЂчая, молились Богу по своей вЂрЂ. МЂсто казни наполнено было народомъ, войскомъ и палачами, съ ихъ орудіями. ГетманъОстряница, Обозный Генеральный Сурмило, и Полковники: Недрыгайло  126, Боюнъ  127 и Рындичь были колесованы, и имъ, переломавши поминутно руки и ноги, тянули изъ нихъ по колесу жилы, пока они скончались; Полковники: Гайдаревскій  128, Бутримъ, Запалій  129, и Обозные: Кизимъ и Сучевскій пробиты желЂзными спицами насквозь и подняты живые на сваи; Есаулы полковые: Постыличь, Гарунъ, Сутига  130, Подобай, Харкевичь, Чудакъ и Чурай, и Сотники: Чупрына, Околовичь  131, Сокальскій, Мировичь и Ворожбитъ, прибиты гвоздями къ доскамъ, облитымъ смолою, и сожжены медленнымъ огнемъ. Хорунжіе: Могилянскій, Загреба, Скребыло, Ахтырка, Потурай, Бурлій и ЗагныбЂда, растерзаны желЂзными когтями, похожими на медвЂжью лапу. Старшины : Ментяй  132, Дунаевскій, Скубрій, Глянскій, Завезунъ, Косырь, Гуртовый, Тумаръ и Тугай, четвертованы по частямъ. Жены и дЂти страдальцевъ оныхъ, увидя первоначальную казнь, наполняли воздухъ воплями своими и рыданіемъ; но скоро замолкли. Женамъ симъ, по невЂроятному тогдашнему звЂрству, обрЂзавши груди, перерубили ихъ до одной, а сосцами ихъ били мужей, въ живыхъ еще бывшихъ, по лицамъ ихъ; оставшихся же по матерямъ дЂтей, бродившихъ и ползавшихъ около ихъ труповъ, пережгли всЂхъ въ виду ихъ отцовъ на желЂзныхъ рЂшеткахъ, подъ кои подкидывали уголья и раздували шапками и метелками.
Главные члены человЂческіе, отрубленные у замученныхъ чиновниковъ Малоросійскихъ, какъ-то: головы, руки и ноги, развезены по всей Малоросіи и развЂшаны на сваяхъ по городамъ. Разъъзжавшія притомъ войска Польскія, наполнившіл всю Малоросію, дЂлали все то надъ Малоросіянами, что только хотЂли и придумать могли : всЂхъ родовъ безчинства, насилія, грабежи и тиранства, превосходящія всякое понятіе и описаніе. Они, между прочимъ, нЂсколько разъ повторяли произведенныя въ Варша†лютости надъ несчастными Малоросіянами, нЂсколько разъ варили въ котлахъ и сожигали на угольяхъ дЂтей ихъ въ виду родителей, предавая самыхъ отцовъ лютЂйшимъ казнямъ. Наконецъ, ограбивъ всЂ церкви благочестивыя Рускія, отдали ихъ въ аренду Жидамъ, а утварь церковную, какъ-то: потиры, дискосы, ризы, стихари и всЂ другія вещи, распродали и пропили тЂмъ же Жидамъ, кои изъ серебра церковнаго подЂлали себЂ посуду и убранство, а ризы и стихари перешили на исподницы Жидовкамъ; а сіи тЂмъ передъ Христіанами хвастались, показывая нагрудники и исподницы, на коихъ видны знаки нашитыхъ крестовъ, ими сорванныхъ. Такимъ образомъ Малоросія доведена была Поляками до послЂдняго разоренія и изнеможенія, и все въ /57/ ней подобилось тогда нЂкоему хаосу или смЂшенію, грозящему послЂднимъ разрушеніемъ. Никто изъ жителей не зналъ и не былъ обнадеженъ, кому принадлежить имЂніе его, семейство и самое бытіе ихъ, и долго ли оно продлится ? Всякой съ потеряніемъ имущества своего искалъ покровительства то у поповъ Римскихъ Уніятскихъ, то у Жидовъ, ихъ единомышленниковъ, а своихъ присяжныхъ враговъ, и не могъ придумать, за что схватиться.
Войска Малоросійскія, разогнанныя изъ ихъ жилищъ и квартиръ, были въ послЂднемъ разстройст†и изнеможеніи. Однако жь еще разъ собрались они порозницею при рЂкЂ МерлЂ, и тамъ, вмЂстЂ съ Запорожцами, въ 1639 году, выбрали Гетмана изъ Есауловъ Полковыхъ, Карпа Полтора-Кожуха, который всемЂрно старался умножить свои войска и возстановить съ ними свободу Малоросійскую, но ни какъ не успЂлъ. Ибо Поляки всЂ пути пресЂкли къ сообщенію съ ними войскъ ЗаднЂпровскнхъ и Задесенскихъ, кои подчинили Гетманамъ Коронному и Литовскому, а въ Малоросію наслали для управленія жителями своихъ Воеводъ, Кастеляновъ, Коммиссаровъ и Старостъ, изъ природныхъ Польскихъ фамилій, которые для народа были совершенно волки хищные, а не пастыри, и народъ испилъ отъ нихъ прегорькую чашу лютости и мщенія. Покушались Поляки и на Полтора - Кожуха, чтобы его съ войскомъ, при немъ бывшимъ, истребить; но онъ, держась пограничнаго края близъ степовъ Крымскихъ и Запорожскихъ, всегда наЂзды ихъ отражалъ удачно, и многихъ чиновниковъ ихъ воинскихъ, переловивъ въ наЂздахъ, даровалъ Татарамъ въ Крымъ, а въ замЂну оть нихъ получалъ барановъ и рогатый скотъ для прокормленія своего войска. А между тЂмъ, по приглашенію Крымскаго Хана, ходилъ Полтора-Кожуха съ войсками своими и Татарскими на отраженіе многочисленныхъ Калмыцкихъ ордъ, вышедшихъ отъ границъ Китайскихъ и нападавшихъ на предЂлы Татарскіе, и, побЂдивъ на многихъ схваткахъ Калмыковъ, прогналъ ихъ за Волгу и оказалъ тЂмъ знатную услугу Хану и его Татарамъ. Поживъ Полтора - Кожуха въ семъ промыслЂ три года, померъ въ табурЂ войсковомъ на степяхъ, а погребенъ въ пустомъ Славянскомъ городЂ, Каменномъ ЗатонЂ, и гробомъ ему служила порожняя горЂлочная бочка.
На мЂсто Гетмана Полтора-Кожуха, въ 1642 году выбранъ Козаками въ Гетманы Обозный Полковой Максимъ Гулакъ; но и сей одинакую съ Полтора-Кожухомъ имЂлъ участь, и покушенія его на умноженіе войскъ и освобожденіе Малоросіи отъ ига Польскаго были тщетны. Когда онъ вышелъ было съ войсками къ рЂкЂ Тясмину для поиску надъ Поляками, то множествомъ ихъ, подъ командою Чернецкаго, Старосты Чигиринскаго, былъ разбитъ и разсЂянъ, и обозъ съ запасами и артиллеріею потерянъ. Итакъ пребывалъ онъ въ тЂхъ же пограничныхъ мЂстахъ, гдЂ и Полтора-Кожуха, держался и мЂлъ при себЂ реестроваго войска только 7-мь тысячь человЂкъ, и съ тЂми ходилъ къ сосЂднимъ народамъ на толоку, то есть, помогалъ между /58/ ними слабЂйшимъ. И когда Крымцы его зазывали, то воевалъ онъ на ихъ коштЂ, на Черкесовъ, на Волжинскихъ Хановъ и на Калмыковъ, и много тЂмъ одолжилъ Крымцовъ ко взаимности. А когда званъ отъ Царей Московскихъ, то воевадъ онъ съ ними на Заволжинцовъ и Донцовъ; и наконецъ запрошенъ былъ онъ Султаномъ Турецкимъ противу Персовъ, имЂвшихъ тогда сь Турецкимъ Султаномъ войну, и ходилъ на коштЂ Турецкомъ съ войскомъ своимъ за Кубань въ Анадолію, гдЂ, соединясь съ Пашою Турецкимъ, Джезаромъ, проходилъ съ нимъ и войсками Турецкими до Персидскаго города, Эривана, побЂждая Персидскіе корпусы, съ ними встрЂчавшіеся, и на нихъ нападая всегда удачно. А при ЭриванЂ полученъ Султанскій Фирманъ съ объявленіемъ мира, и Гетманъ Гулакъ возвратился съ сего похода счастливо и обдарвнъ Султаномъ весьма знатно; между прочимъ жаловалъ Султанъ Гетману и войску свои Императорскіе клейноды, бунчукъ и перначь, осыпанные каменьями и жемчугами. Гетманъ, поживъ въ семъ достоинст†пять лЂтъ, скончался; а по его кончинЂ войска, при немъ бывшія и умалившіяся нарочито отъ походовъ и долгаго некомплектованія новыми, соединилисъ съ Запорожскими Козаками и разошлись по ихъ зимовникамъ, имЂвъ, однако, своихъ начальниковъ и курени.
Правительство Польское, издавна запрещавшее и возбранявшее выборы Гетмановъ Малоросійскихъ, умыслило, наконецъ, держать въ войскЂ Малоросійскомъ Наказныхъ Гетмановъ изъ старшинъ ихъ Генеральныхъ и Полковниковъ, каковъ покажется преданнЂйшимъ на сторону Польскую, дабы удержать тЂмъ войска сіи отъ запрещенныхъ имъ выборовъ. И по сему плану, въ 1646 году опредЂленъ и объявленъ въ ЧигиринЂ Наказнымъ Гетманомъ Есаулъ Генералъный и Полковникъ Чигиринскій, Иванъ Барабашъ, а при немъ въ сочленахъ оставленъ прежде выпущенный отъ Кабинета Королевскаго и пожалованый отъ Короля Жикгмунда Третьяго Писаремъ Генеральнымъ, Зииовій Богданъ Хмельницкій, который задолго передъ тЂмъ женился на дочери Дозорцы Чаплинскаго, АннЂ, нЂкогда освободившей его изъ-подъ ареста. Онъ имЂлъ оть нея сыновей, Тимо?ея и Юрія, Хмельницкихъ. Сей мужъ, будучи великаго разума и искуства, въ 1647 году уговорилъ и понудилъ Наказнаго Гетмана, Барабаша, взнесть представленіе къ Королю отъ лица всея Малоросіи, въ которой онъ есть теперь верховнымъ начальникомъ, слЂдовательно и опекуномъ народнымъ, о чинимыхъ народу сему отъ Польскихъ войскъ и начальниковъ несносныхъ гоненіяхъ, насильствахъ и крайнемъ его порабощеніи и разореніи. Королемъ тогда былъ Владиславъ Четвертый, извЂстный Рускій патріотъ, ходатайствовавшій нЂкогда за войска Рускія у Короля отца своего, вмЂстЂ съ Густавомъ, Королемъ Шведскимъ. Представленія Барабаша принялъ Владиславъ благосклонно, предлагалъ ихъ на разсужденіе и уваженіе Сенату и чинамъ Польскимъ, доказывая имъ въ сильныхъ выраженіяхъ, взятыхъ изъ бытія и примЂровъ разныхъ народовъ во /59/ вселенной, „что всякое правленіе насильственное и тиранское, каково теперь наше въ Руси  133, никогда не было прочно и долговременно, но, яко нЂчто вынужденное и взаимными интересами и согласіемъ неукрЂпленное, всегда оно разрушалось и съ трескомъ падало. А что народъ Рускій съ городами, селеніями и землями своими соединялся съ, Польшею добровольно на одинакія и равныя съ нею права и преимущества, сего опровергнуть мы ни чЂмъ не можемъ, яко утвержденнаго торжественными договорами и пактами, въ привиллегіяхъ и архивахъ хранящимись. Ежели же на опроверженіе того поставлять причиною возмущенія народныя, то справедливость требуетъ противоставить имъ и гоненія ихъ, нарушающія права и свободы народныя.“ Магнаты и чины Королевства, большею частію преклонны бывши на сторону Примаса Королевскаго, яко особы первенствующей духовной, на вся разрЂшающей, держалисъ его совЂтовъ и мнЂній, и обезсиливъ съ нимъ издавна власть Королевскую, и сдЂлавъ ее одною проформою, расхитили и подЂлили между собою премногія имЂнія національныя, Польскія и Рускія, и потому на перемЂны, стяжанію и самолюбію ихъ противныя, весьма не согласовали. И Король, по многихъ словопреніяхъ и уговорахъ, видячи, что онъ ни въ чемъ не успЂваетъ, нашелся принужденнымъ выговорить посламъ Малоросійскимъ и написать къ Наказному Гетману ихъ и войску, между прочимъ, сіи достопамятныя слова: „Поневажъ вы воины есте и имаете у себе мушкеты и сабли, то что вамъ возбраняетъ стать за себя и за свою свободу? Ибо видно жребій вашъ таковъ, чтобы имЂть все отъ меча, и даже самую свободу; а я помогать вамъ не въ силахъ,обуреваемъ будучи партизанствомъ и ихъ факціями.“
Наказный Гетмамъ, Барабашъ, получа рескрипть Королевскій, объявилъ его только одному Писарю Генеральному Хмельницкому; но и то по необходимости, яко Канцлеру націи, а отъ прочихъ чиновъ вовсе его утаилъ, держась стороны Поляковъ, отъ которыхъ онъ былъ знатно обдаренъ и имЂлъ. съ ними нарочитую дружбу. Хмельницкій многократно уговаривалъ Барабаша объявить Королевское изволеніе чинамъ, народу и войску, дабы ихъ ободрить благоволеніемъ къ нимъ толь справедливаго и милостиваго Монарха, идать знать изъ-подъ руки Полякамъ, чтобы они вЂдали мысли Королевскія, пособствующія невинности народной, своеволіемъ насилуемой, и страшились бы обороны, позволяемой самимъ Монархомъ. Но Барабашъ, упоенный дарами Польскими и усыпленный ихъ льщеніями, ни на что оное не уважалъ, и принудилъ Хмельницкаго исполнить самому тотъ долгъ начальства, который онъ Барабашъ учинить былъ обязанъ. Хмельницкому оставалось употребить великое искуство, чтобы достать у Барабаша Королевскій рескриптъ, со тщаніемъ имъ хранимый, и огласить его чинамъ и войску. Благопріятный случай скоро ему въ томъ способствовалъ. Для новорожденнаго младенца въ фамиліи Хмельницкаго надобно было имЂть при крещеніи воспріемника; къ сему упрошенъ /60/ Хмельницкимъ Барабашъ, и онъ со всею свитою своею отправился изъ Чигирина въ жилой домъ Хмельницкаго, въ мЂстечко Субботовъ; а тамо, по совершеніи надъ младенцомъ таинства крещенія, начались обыкновенныя въ такихъ случаяхъ пиршества, на которыхъ употчиванъ Барабашъ и штатъ его съ умышленнымъ стараніемъ. Хмельницкій, снявши у соннаго Барабаша съ руки перстень и забравши перначь и шапку съ кокардою, достоинство Барабашево означающія, отправился съ ними ночью въ Чигиринъ и, явясь у жены Барабашевой, показалъ ей знаки мужніе, требуя у нея выдачи нужныхъ писемъ изъ кабинета Барабашева, яко бы имъ, Барабашемъ, для самонужнЂйшихъ надобностей и скоропостижно испрашиваемыхъ. Жена Барабашева, видя знаки мужніе и зная должность Писаря Генеральнаго, до котораго дЂла письменныя особливо принадлежать, отворила Хмельницкому кабинетъ мужній, и онъ нашелъ въ немъ извЂстный рескриптъ Королевскій и другіе важные акты, до народа Рускаго и правъ его относящіеся, забралъ ихъ и отправился изъ Чигирина прямо въ Запорожскую СЂчь, и прибылъ туда 7-го Августа, 1647 года.
Въ СЂчи Запорожской Хмельницкій нашелъ готовыхъ и способныхъ подъ ружье Козаковъ только съ небольшимъ триста человЂкъ, а прочіе разсЂяны были по ихъ промысламъ и ловитвамъ рыбнымъ и звЂринымъ. Къ нимъ призвалъ и собралъ Хмельницкій реестровыхъ Козаковъ, оставшихся отъ командованія Гетмана Гулака и въ зимовникахъ Запорожскихъ проживавшихъ, три тысячи сто пятнадцать человЂкъ, коимъ объявя изволеніе Королевское, позволяющее на оборону отечества, соглашалъ ихъ поднать оружіе противъ Поляковъ, общихъ своихъ супостатовъ. Козаки сіи, не дождавшись почти окончанія рЂчи Хмельницкаго, единогласно возгласили готовность свою на всЂ его предпріятія въ пользу отечества, и тогда же прикрыли Хмельницкаго шапками своими, въ знакъ выбора его въ Гетманы; но онъ, отклонивъ выборъ до общаго войсковаго и всЂхъ чиновъ согласія, вызвался предводительствовать ими въ прежнемъ своемъ чинЂ, и скоро за симъ предпринялъ завладЂть городомъ Кадакомъ, наполненнымъ Польскими войсками, чтобы симъ возстановить по прежнему сообщенія Малоросіи съ предЂлами Запорожскими. Атаку надъ Кадакомъ произвелъ Хмельницкій скоропостижно, и штурмъ, учиненный имъ нечаяннымъ образомъ, споспЂшествовалъ его намЂреніямъ весьма удачно. СпЂшившіеся Козаки, одною ихъ половиною дЂлали приступъ фальшивый со стороны степной, и производя пальбу и крикъ, лежачи на землЂ, обратили на себя все вниманіе и оборонительныя мЂры войска Польскаго; а другая половина пЂшихъ Козаковъ подползла берегомъ ДнЂпровскимъ подъ самую крЂпость и водными воротами вошла въ нее съ малымъ сопротивленіемъ; а внутри крЂпости ударили Козаки въ тылъ Польскихъ войскъ со всею опрометчивостью и произвели въ яихъ страшное убійство. Поляки тогда уже увЂрились о впаденіи непріятеля въ крЂпость, /61/ когда имъ побЂждены были. ДЂйствовавшіе отъ степу Козаки, свЂдавъ, что товарищи ихъ сражаются внутри крЂпости, перемЂнили притворную атаку свою на дЂйствительную и вломились въ крЂпость при слабомъ сопротивленіи, и тамъ докончали пораженіе войскъ Польскихъ на голову, такъ что не остался изъ нихъ ни одинъ, которой бы возвЂстилъ роду своему о ихъ истребленіи. Оставшаясь въ городЂ воинская аммуниція, со многими всЂхъ родовъ запасами, досталась въ добычу побЂдителямъ, и знатно помогла вооружить армію Козацкую.
По овладЂніи городомъ Кадакомъ, Хмельницкій назначилъ его сборнымъ мЂстомъ для войска Малоросійскаго, и послалъ въ околичные города и селенія окружные листы, съ извЂщеніемъ о предпріятіи его на оборону отечества и съ прописаніемъ послЂдовавшаго на то письменнаго соизволенія Королевскаго, и чтобы войска Малоросійскія, отложась отъ Наказнаго Гетмана, Барабаша, дознаннаго зрадтцы и предателя отечественнаго, контрактующаго тайно и явно съ Поляками на пагубу народную, собирались къ нему, въ Кадакъ, для дальнЂйшихъ совЂтованій и предпріятій. Скоро за симъ оповЂщеньемъ прибыли въ Кадакъ три тысячи человЂкъ реестровыхъ Козаковъ: Полтавскій, Миргородскій и Гадяцкій, и части другихъ полковъ, удалившихся отъ Барабаша въ ту пору, когда онъ вновь приводилъ къ присягЂ войска своего командованія на вЂрность службы ихъ, при поискахъ надъ Хмельницкимъ и его сообщниками. Барабашъ, скоро свЂдавъ о предпріятіи и успЂхахъ Хмельницкаго, тотчасъ далъ знать о томъ Коронному Гетману, Павлу Потоцкому, а онъ также, въ самой скорости, послалъ на помощь къ Барабашу сына своего, Стефана, съ девятью тысячами Польскихъ войскъ, кои, соединясь съ Барабашемъ въ городЂ Черкасахъ, учинили тутъ распоряженія къ нападенію на Хмельницкаго. Барабашъ, бывъ тогда объявленъ отъ Короля Гетманомъ Малоросійскимъ, имЂлъ при себЂ пять тысячь реестровыхъ Козаковъ, присягнувшихъ ему въ вЂрности, кои сЂли съ нимъ на струги и лодки и отправились ДнЂпромъ внизъ, съ тЂмъ, чтобы осадить Хмельницкаго въ КадакЂ и съ рЂки, сдЂлать въ городъ высадку; а Гетману Потоцкому, съ тринадцатью тысячами реестровыхъ и Польскихъ войскъ, осадить Кадакъ отъ степу и пресЂчь Хмельницкому и войску его всякую ретираду.
Хмельницкій, знавши о намЂреніи Барабаша и распоряженіяхъ его съ Потоцкимъ, сдЂлалъ и свои распоряженія къ оборонЂ. Онъ для флотиліи Барабашевой построилъ на одной косЂ ДнЂпровской, вышедшей далеко въ рЂку, сильную батарею и, снабдя ее тяжелою артиллеріею и пЂхотою съ длинными копьями, прикрылъ все то насаженнымъ вокругъ батареи тростникомъ и кустарникомъ. А въ КадакЂ оставилъ небольшое число пЂхоты, приказавъ ей всегда показываться на валахъ и батареяхъ городскихъ, и, расхаживая съ мЂста на мЂсто, увеличивать число свое; самъ же со всЂмъ коннымъ и пЂшимъ войскомъ скрылся въ байракахъ за нЂсколько верстъ передъ Кадакомъ. Войска Польскія шли степомъ, вровень съ пловучею по ДнЂпру флотиліею /62/ Барабашевою; и какъ только сближилась и насунулась флотилія сія на батарею, то пронзведенъ съ ней сильный залпъ изъ пушекъ, весьма удачно наведенныхъ по судамъ, съ которыхъ многія были разбиты и повреждены, а остальныя, отяжелены бывши навалившимися въ нихъ изъ разбитыхъ судовъ людьми, начали приставать въ безпорядкЂ къ берегамъ Хмельницкій по первому изъ пушекъ выстрЂлу вышелъ со всЂмъ своимъ войскомъ изъ байраковъ и ударилъ во фланги и тылъ войскъ Польскихъ, неожидавшихъ таковаго нападенія. Сраженіе было тяжкое и убійственное. Хмельницкій, врЂзавшись съ своими войсками въ середину Польскихъ, смЂшалъ ихъ и отнялъ всю артиллерію непріятельскую, а за тЂмъ, поражая непріятеля своими выстрЂлами и копьями, противъ которыхъ всегда Поляки трепещутъ и стоять не могутъ, загналъ ихъ между города и ДнЂпра въ узкое мЂсто и тамо простыхъ драгуновъ и жолнеровъ Польскихъ истребилъ до послЂдняго, а чиновниковъ ихъ и всЂхъ реестровыхъ Козаковъ принудилъ положитъ оружіе и отдаться въ плЂнъ; и сихъ чиновниковъ осталось сорокъ три человЂка, а въ томъ числЂ и Гетманъ Потоцкій.
По истребленіи Хмельницкимъ Польскихъ войскъ, бросился онъ къ реестровымъ Козакамъ, приплывшимъ съ Барабашемъ на флотиліи; онъ засталъ ихъ на берегу ДнЂпра, устроенныхъ къ оборонЂ. Хмельницкій, не дЂлая на нихъ нападенія, велЂлъ выставить противу нихъ бЂлое крещатое знамя съ провозглашеніемъ: „Миръ Христіанству.“ Потомъ пригласилъ къ себЂ подъ знамя всЂхъ чиновниковъ и многихъ Козаковъ, отложившихъ отъ себя оружіе, и такъ говорилъ имъ: „Помыслите, братіе и други, помыслите и разсудите, противу кого вы вооружились и за кого хотите бранъ съ нами имЂтъ, и кровь свою и нашу втуне проливать ? Я и окружающее меня товариство есть единокровная и единовЂрная ваша братія; интересы и пользы наши одни суть съ пользами и нуждами вашими. Мы подняли оружіе не для корысти какой или пустаго тщеславія, а единственно на оборону отечества нашего, жизни нашей, и жизни чадъ нашихъ, а равно и вашихъ! ВсЂ народы, живущіе во вселенной, всегда защищали, и будутъ защищать вЂчно, бытіе свое, свободу и собственность, и самыя даже пресмыкающіяся по землЂ животныя, каковы суть звЂри, скоты и птицы, защищають становища свои, гнЂзда свои и дЂтища свои до изнеможенія; и природа, по намЂренію Творца всЂхъ и Господа, снабдила разными къ тому орудіями въ самыхъ членахъ ихъ. Почто же намъ, братіе, быть нечувствительными и влачить тяжкія оковы рабства въ дремотЂ и постыдномъ невольничествЂ, въ собственной еще землЂ своей? Поляки, васъ вооружившіе на насъ, суть общіе и непримиримые враги наши; они уже все отняли у насъ: честь, права, собственность и самую свободу разговора  134 и вЂроисповЂданія нашего; остается при насъ одна жизнь, но и та ненадежна и несносна самимъ намъ; да и что за жизнь такая, когда она преислолнена горестей, страховъ и всегдашняго отчалнія? Предки наши, /63/ извЂстные всему свЂту, Славяне или Савроматы и Русы, соединясь съ Литовцами и Поляками добровольно и ради обоюдной защиты отъ инноплеменниковъ, пришли къ нимъ съ собственною своею природною землею, съ своими городами и селеніями и своими даже законами и со всЂмъ, въ жизни нужнымъ. Поляки ничего имъ и намъ не давали ни на одинъ пенязь, а заслуги наши и предковъ нашихъ, оказанныя Полякамъ въ оборонЂ и разширеніи Королевства ихъ, извЂстны сутъ всей ЕвропЂ и Азіи; да и сами Поляки хрониками своими очевидно тое доказываютъ. Но пролитая за нихъ кровь наша и избіенныя на ратныхъ поляхъ тысячи и тьмы воевъ нашихъ награждаются отъ Поляковъ однимъ презорствомъ, насиліемъ и всЂхъ родовъ тиранствами. И когда вы, о братья наши и други, когда не видите униженія своего отъ Поляковъ и не слышите презрЂнныхъ титуловъ, наданнымъ вамъ отъ нихъ, то есть, титуловъ хлопа и Схизматика, то вспомните, по крайней мЂрЂ, недавнія жертвы предковъ вашихъ и братіи вашей, преданныхъ коварствомъ и измЂною и замученныхъ Поляками самымъ неслыханнымъ варварствомъ. Вспомните, говорю, сожженныхъ живыми въ мЂдномъ быкЂ Гетмана Наливайка, Полковника Лободу, и другихъ; вспомните ободранныя и отрубленныя головы Гетману ПавлюгЂ, Обозному Гремичу и имымъ; вспомните наконецъ Гетмана Остряиицу, Обознаго Сурмила, Полковниковъ: Недригайла, Боюна и Рындича, коихъ колесовали и живымъ жилы тягли, а премногихъ съ ними чиновниковъ нашихъ, живыхъ же на спицы воткнули и другими лютЂйшими муками жизни лишили. Не забывайте, братія, и о тЂхъ неповинныхъ младенцахъ вашихъ, коихъ Поляки на рЂшеткахъ жарили и въ котлахъ варили. ВсЂ оные страстотерпцы замучены за отечество свое, за свободу и за вЂру отцовъ своихъ, презираемую и ругаемую Поляками въ глазахъ вашихъ. И сіи мученики, неповинно пострадавшіе, вопіютъ къ вамъ изъ гробовъ своихъ, требуя за кровь ихъ отмщенія и вызываютъ васъ на оборону самихъ себя и отечества своего.“
Едва кончилъ Хмельницкій рЂчь свою, возстало въ войскЂ волненіе и поднялся шумъ, яко духъ бурный; всЂ начали бросатъ оружіе и кричать: „Готовы умереть за отечество и вЂру нравославную! ПовелЂвай нами, Хмельницкій, повелЂвай и веди насъ, куда честь и полъза наша требуютъ. Отмстимъ за страдальцевъ нашихъ и за поруганіе вЂры нашей, или умремъ со славою. Да не увидимъ болЂе поношеній нашихъ, не услышимъ стону потомства нашего! Одно насъ теперъ смущаетъ только, что мы клялись предъ Богомъ и учинили присягу на евангеліи о вЂрномъ послушаніи Барабашу, сему врагу отечества и предателю нашему! „Вынужденныя клятвы неважны, отвЂчалъ Хмельницкій, и Богъ воевидЂцъ обратитъ ихъ на главу того, кто ихъ вынудилъ и призывалъ имя Его всуе. Законы Божественные, естественные и гражданскіе всегда такія клятвы уничтожаютъ; и вы отъ нихъ свободны; а болъше всЂхъ клятвъ обязаны вы своему отечеству, самою природою, и вЂрЂ святой, /64/ символомъ ея, вами исповЂдуемымъ. О семъ поборайте и за нихъ стойте; а болЂе сихъ жертвъ ничего отъ васъ не требуется.“
Козаки, утЂшенные рЂчами Хмельницкаго, устремились искать Барабаша, чтобы предать его на судъ войска, и нашли его, спрятавшагося въ одномъ суднЂ; но какъ выведенъ былъ изъ судна на берегъ, то, вырвавшись изъ рукъ Козацкихъ, бросился онъ стремглавъ въ рЂку и утопился; а Козаки тогда возгласили: „И погибе нечистивый! Да погибнеть же и память его съ шумомъ!“
Хмельницкій, соединивъ Барабашевы войска съ своими, провозглашенъ и утвержденъ отъ нихъ Гетманомъ Малоросійскимъ, Октября 15-го дня, 1647 года, и первымъ попеченіемъ его было возстановить и устроить полки реестровые на прежнемъ основаніи по планамъ Гетмана Ружинскаго, и разставить ихъ на кантониръ - квартиры въ Черкасахъ, ЧигиринЂ и УманЂ съ ихъ округами, отколь Поляки и Жиды заблаговременно убрались къ границамъ Польскимъ, а въ полки Малоросійскіе ежедневно приходили новыя войока изъ Малоросіи, и туть они формировались и вооружались. А между тЂмъ Гетманъ Хмельницкій отправилъ плЂнныхъ чиновниковъ Польскихъ и самаго ихъ Гетмана Потоцкаго въ Крымъ къ Хану, Исламъ-Гирею, даруя ихъ Хану для полученія надежнаго и прибыточнаго за нихъ выкупа. Просилъ онъ притомъ Хана о заключеніи съ нимъ союза противъ Поляковъ, напоминая о прежнихъ союзахъ и услугахъ Гетмановъ, Гулака и Полтора-Кожуха, съ войсками Малоросійскими, Крыму оказанныхъ, и объясняя, между прочимъ, что ни мало Поляковъ и войскъ ихъ не страшится, а только опасны ему одни ихъ подкупы и коварства, которыми они многихъ Гетмановъ и чиновниковъ Малоросійскихъ предательски къ себЂ захватили и перемучили, и теперь такимъ же оружіемъ грозять поступить, огласивъ въ народЂ знатную сумму червонцевъ за его предательство и измЂну, каковы въ партизанствахъ и факціяхъ суть обыкновенны.
Ханъ Исламъ-Гирей, поблагодаря Хмельницкаго за такой хорошій подарокъ, отказался, однако жь, отъ союза его съ нимъ и съ Малоросіею, поставлял непреоборимыми тому причинами мирное положеніе Султана, Его Императора, съ Польшею, и ссору Султанскую съ сильными сосЂдними державами Европейскими и Азіятскими, въ которыя и Татарскія войска непремЂнно будутъ употреблены. А совЂтовалъ онъ Хмельницкому принять къ себЂ за гвардію друга его Мурзу, Тугай-Бея, съ его ордою, состоящею изъ четырехъ тысячь; но и то подъ видомъ найму, на что сей Мурза имЂетъ изключительное право или особую привиллегію; а онъ за поведеніе и вЂрность Мурзы и за войска его ручается и отвЂчаетъ, обЂщевая во всемъ прочемъ быть несомнЂннымъ Хмельницкому пріятелемъ и покровителемъ, яко испытавшій многократно непостоянство Поляковъ и знающій совершенно коварный ихъ характеръ, за что поклялся онъ себЂ быть вЂчньмъ имъ непріятелемъ. Хмельницкій, бывши хорошій политикъ въ дЂлахъ /65/ министерскихъ, сего только и желалъ, чтобы свЂдать мысли Ханскія въ разсужденіи Поляковъ, а коресподенція его съ нимъ для того начата, дабы предварительно преклонить Хана на свою сторону, предупреждая Поляковъ, о которыхъ онъ зналъ, что не преминутъ подарками своими и посулами склонять Хана на свою сторону, чтобы онъ, въ случаЂ надобности, одЂлалъ войсками своими диверсію въ Малоросію. И такъ, согласясь Хмельницкій на Ханскія предложенія, послалъ въ Крымъ сына своего, Тимо?ея, для договора съ Тугай Беемъ и пребыванія его, съ тайными наставленіями, при дворЂ Ханскомъ, въ характерЂ министра.
Гетманъ Хмельницкій, ратоборствуя во всю зиму на Поляковъ, послалъ на нихъ отряды войскъ своихъ во всЂ селенія Малоросійскія, позади своихъ позицій состоящія, и очистилъ отъ нихъ и отъ Жидовства ту часть Малоросіи по самый Кіевъ и Каневъ. Бывшія изъ нихъ на стражахъ начальства и мытничества избиты до послЂдняго, а имущество ихъ и вооруженіе забраты на войско. ЗнатнЂйшее же шляхетство Польское, то есть, ихъ вельможи, какъ то: Князь Вишневецкій, Яблонскій  135, воевода Кисиль  136, и многіе другіе, жившіе въ Малоросійскихъ городахъ и мЂстечкахъ, прежде бывшихъ ранговыхъ Гетманскихъ и урядничьихъ, а послЂ захваченньтхъ ими своевольно и присвоенныхъ себЂ въ вЂчность по надачЂ, яко бы, Сената и РЂчи Посполитой, которыми они совершенно владЂли, именно, въ Лубнахъ, ЗолотоношЂ, Трахтемиро†и иныхъ, выправлены съ честію изъ городовъ оныхъ, во уваженіе, что изъ нихъ иные были Руской породы, обратившіеся въ первыя гоненія въ Католичество и Поляцтво; а другіе, бывши въ чинахъ и должностяхъ Малоросійскихъ, управляли народомъ и должностями съ благоразуміемъ и кротостію. И таковымъ всЂмъ никакого озлобленія не сдЂлано, а только за провладЂніе неправильнымъ образомъ Малоросійскими имЂніями взыскана съ нихъ контрибуція деньгами, лошадьми, военными снарядами и хлЂбомъ; и то все употреблено на войско. Равно и Жиды, признанные народомъ въ хорошемъ поведеніи и невредными, а полезными въ общежительствЂ, искупились цЂною серебра и вещьми, для войска надобными, и отпущены за границу безъ озлобленія.
Въ началЂ 1648 года имЂлъ Хмельницкій готоваго при себЂ войска, хорошо вооруженнаго, сорокъ три тысячи семь сотъ двадцать человЂкъ, и въ томъ числЂ реестровыхъ Козаковъ 35 тысячь, охочекомонныхъ или волонтеровъ 4,900, да Запорожскихъ Козаковъ 3,820 человЂкъ. Съ перваго АпрЂля того года, свЂдавши онъ, что Коронный Гетманъ, Павелъ Потоцкій, со многочисленною Польскою арміею, собравшись при КаменцЂ Подольскомъ, идеть внизъ по рЂкЂ ДнЂпру къ УманщинЂ, выступилъ противъ него съ двадцатью пятью тысячами войска, оставивъ прочее въ крЂпкомъ положеніи при рЂкЂ БугЂ резервнымъ корпусомъ. И идучи внизъ по рЂкЂ Егарлику, выслалъ противъ арміи Польской нЂсколько партій легкихъ войскъ, и повелЂлъ /66/ имъ, нападая на авангардъ Польскій, удалятъся оть него скоропоспЂшно, показывая видъ, что они противъ ихъ трусятъ, и всЂ войска Козацкія отъ того бЂгутъ къ границамъ Татарскимъ. А между тЂмъ поворотилъ Хмельницкій со всЂмъ войскомъ въ степъ къ Желтымъ Водамъ, гдЂ, укрЂпивъ на возвышенности обозъ свой окопами и тяжелою артиллеріею и оставивъ въ немъ нЂсколько пЂхоты съ подъемными лошадьми, построенными вмЂсто конницы, скрылся ночью всторону отъ обоза за очерета и балки тамошнія. Гетманъ Потоцкій съ войсками Польскими, гоня передъ собою партіи Хмельницкаго, насунулся на обозъ Козацкій, за который партіи сего скрылись, и возмечтавъ, что все отъ него бЂжитъ и кроется, безъ должнаго размышленія и пріуготовленія, не укрЂпивъ даже обоза своего, повелъ заразъ атаку на станъ Козацкій. Произведенная съ обЂихъ сторонъ пальба изъ пушекъ и ружьевъ причинила обыкновенный громъ и трескъ, а поднявшійся отъ того дымъ помрачилъ горизонтъ и покрылъ сражающихся. Хмельницкій въ ту самую пору со всЂмъ войскомъ вышелъ изъ закрытья и, прошедъ обозами Польскими до самаго тылу ихъ войскъ, ударилъ на нихъ во всей опрометчивости, и сдЂлавъ первый, весьма удачный, выстрЂлъ изъ пушекъ и ружьевъ, напустилъ потомъ копьями. Поляки, только что узнавъ о нападеніи непріятеля, начали на него оборачиваться, но уже имъ побЂждены и смЂшаны были. Убійство произведено жестокое и повсемЂстное, Поляки, обстрЂлявшись на обозъ Козацкій, не успЂли собраться съ новыми зарядами, оборонялись однЂми саблями; но сабли противъ копьевъ есть оборона весьма слабая, и Козаки перекололя ими Поляковъ болЂе двЂнадцати тысячь, и въ томъ числЂ убиты Сенаторскія дЂти : Шембекъ и І СапЂга, и многіе Полковники и другіе знатные люди. Окончилось тЂмъ, что они разбЂжались въ великомъ безпорядкЂ и куда кто видЂлъ, оставивъ обозъ свой со всЂми снарядами и запасами въ добычу Козакамъ. На погонЂ схвачено въ плЂнъ чиновниковъ Польскихъ сорокъ девять человЂкъ, въ томъ числЂ самъ Гетманъ Потоцкій. Сраженіе сіе произходило АпрЂля 8-го, въ день Субботный, и Хмельницкій, отправивъ на мЂстЂ благодарственныя Богу мольбы за такую знатную надъ непріятелемъ побЂду, похоронилъ мертвецовъ своихъ и Польскихъ, а живыхъ плЂнниковъ Польскихъ и Гетмана ихъ, Потоцкаго, отослалъ въ новый даръ къ Хану Крымскому, отъ коего получилъ благодарственный адресъ, съ увЂреніемъ о непремЂнной дружбЂ его къ Хмельницкому и ко всей націи Малоросійской, и съ обнадеживаніемъ о готовности своей на ихъ помощь, въ случаЂ нужды и коль скоро откроется къ тому возможность.
Гетманъ Хмельницкій, отправившись отъ Желтыхъ Водъ, поспЂшилъ съ войсками Казацкими къ городу Каменцу Подольскому, который почитался, наровнЂ съ Кадакомъ, непобЂдимою у Поляковъ крЂпостью, и былъ гнЂздомъ или сборнымъ мЂстомъ для войскъ Польскихъ, направляемыхъ на Малоросію. Резервному корпусу своему, /67/ бывшему подъ командою Писаря Генеральнаго, Максима Кривоноса, велЂлъ слЂдовать съ правой стороны арміи надъ рЂкою Бугомъ. Приближась къ Каменцу, засталъ тамъ Хмельницкій новаго Гетмана, Калиновскаго, съ свЂжими Польскими войсками, разположеннаго станомъ подъ батареями крЂпости. Онъ разположилъ и укрЂпилъ станъ свой въ виду непріятельскаго и въ теченіи первыхъ дней производилъ объЂзды и осмотръ стана Польскаго и крЂпости, съ легкими съ обЂихъ сторонъ перестрЂлками; а 16-го числа Мая, на самой зарЂ, повелъ Хмельницкій атаку на станъ Польскій съ боку крЂпости, подъ которую еще съ полуночи подползла, съ нижней стороны, знатная частъ его пЂхоты съ одними ружьями и копьями. И когда съ стороны Козацкой началась на станъ Польскій сильная пальба изъ пушекъ и ружьевъ и произведенъ нарочито великій крикъ отъ войска, то въ то самое время пЂхота Козацкая, выскакавшая завременно и отворившая себЂ проходы въ крЂпости за водою, ввалилась чрезъ нихъ во внутрь крЂпости. Гарнизонъ тамошній, не ожидавшій никогда съ этого мЂста нападенія, яко со стороны неприступной и самою натурою, то есть, каменною скалою укрЂпленной, оборотясь, къ тому мЂсту спиною, смотрЂлъ внимательно на произходившее внизу за крЂпостью сраженіе, а Козаки, напавъ на него нечаянно въ тылъ, повергли большую часть солдатъ гарнизонныхъ копьями на землю, а остальные изъ нихъ, хотя, оборотившись на непріятеля, и принялись за оборону, но уже было поздно и все разстроено, и они истреблены Козаками всЂ до единаго. И такъ, очистивъ Козаки крЂпость сію отъ гарнизона, обратили съ батарей ея пушки на станъ Польскій и произвели въ немъ ядрами и картечами великое пораженіе. Поляки, ощутивъ гибель свою изъ той крЂпости, которую почитали своею защитою, пришли въ изумленіе и разстройство и начали въ крайнемъ безпорядкЂ бЂжать изъ стана; а Хмельницкій, примЂтивъ удачное дЂйствіе пЂхоты своей изъ крЂпости и побЂгъ Поляковъ изъ ихъ стана, наступилъ всЂми силами на оный и, занявъ его съ малымъ сопротивленіемъ, погнался конницею своею за бЂгущими Поляками, изъ коихъ спаслись не многіе бЂгствомъ, а прочіе были избиты, и станъ достался въ добычу побЂдителямъ, со множествомъ артиллеріи и всякихъ запасовъ. При погребеніи обостороннихъ убитыхъ сочтено тЂлъ Польскихъ, въ крЂпости и внЂ оной, 12,713, а Козацкихъ только 377, и сіе великое неравенство приписывается удачному взатію крЂпости и стана, съ слабымъ сопротивленіемъ отъ Поляковъ, и ихъ оплошности.
Въ КаменцЂ Подольскомъ оставилъ Хмельницкій достаточный гарнизонъ Козацкій, а разкомандировавъ оттоль многіе корпусы и деташаменты во всю Малоросію, сопредЂльную съ рубежами Польскими и Литовскими, повелЂлъ начальникамъ тЂхъ командъ выгонять и истреблать Поляковъ и Жидовъ, гдЂ они ими найдены будутъ, а паче примЂчать за движеніемъ войскъ Польскихъ и Литовскихъ внутрь ихъ земель, и ихъ отражать при границахъ, а ему давать о томъ знать для вспомоществованія. /68/ И сіи деташированные были: Обозный Генеральный, Носачь, и Полковникъ Дорошенко въ Галицію и Княжество Острожское; Писарь Генералъный, Кривоносъ, и Полковникъ Лукашъ Шаблюка, черезъ Кіевъ, къ городу Слуцку и рЂкЂ Случи, а Есаулъ Генеральный, Родакъ  137, и Полковники: Остапъ Нестелій  138 и Федорь Богунъ къ рЂкЂ Припети и далЂе въ Литву, Хорунжій Генеральный Буйносъ и Полковники охочекомонные: Яковъ Гладкій и Кондратъ Худорбай  139, за Черниговъ, въ ПолЂсье и СЂверію; а самъ Хмельницкій, съ главнымъ войскомъ, проходя Малоросію срединою, остановился при городЂ БЂлой Церкви и оттоль, 28 Мая, разослалъ въ Малоросію прокламацію свою или универсалъ слЂдующаго содержанія:
„Зиновій Богданъ Хмельницкій, Гетманъ славнаго войска Реестроваго и Запорожскаго и всея по обЂимъ сторонамъ ДнЂпра сущей Украины Малоросійской, вамъ всЂмъ Малоросійскимъ по обЂимъ сторонамъ рЂки ДнЂпра Шляхетнымъ и Посполитымъ, большаго и меньшаго чина, людямъ, а особливо шляхетно урожонымъ Козакамъ, истой  140 братіи нашей, симъ универсаломъ нашимъ ознаймуемъ, ижъ не безъ причинъ нашихъ слушныхъ мусилисьмо зачать войну и поднять оружіе наше на Поляковъ, черезъ которое що ся, при всесильной помощи Божеской, на Жолтой водЂ АпрЂля 8-го, а потомъ подъ Каменцомъ, Маія 10-го,-надъ ними Поляками стало, то всЂмъ Вамъ уже совершенно есть вЂдомо. Теперь же, по двоихъ оныхъ надъ Поляками неровныхъ битвахъ нашихъ, скоро получили вЂдомо, же они тЂмъ несчастіемъ своимъ разгнЂваны и разъярены будучи, не только сами Панове и Княжата около Вислы и за Вислою многія на насъ стягають и совокупляють войски, але и самаго найяснЂйшаго Короля своего, Владислава, Пана нашего милостиваго и отца ласковаго, на насъ подмовляють и возбуждають, абы со всЂми силами своими, пришедши въ Украину нашу Малоросійскую, латво насъ огнемъ и мечемъ завоевали, и мешканье наше сплюндровавши, разорили и въ прахъ и пепелъ обернули, а самыхъ насъ выбили, другихъ же въ немилосердую неволю забрали и на иншія далечайшія за Вислу мЂста выпроводили, славу нашу не только въ части свЂта Европейскаго право славленую, но и въ одлеглыхъ за моремъ Чернымъ странахъ Азіатскихъ довольно народамъ тамошнимъ вЂдомую, испразднили и поглотили. Постановилисьмо въ намЂреніи нашемъ не противъ Короля, Пана нашего милостиваго, а противъ Поляковъ гордыхъ, за ни защо имаючихъ его Королевскія высоковажныя привилеи, намъ Козакамъ и всЂмъ обще Малоросіянамъ данныя, права и вольности наши древнія, при насъ заховуючія и укрЂпляючія, мужественнымъ и небоязненнымъ, при помощи Божіей, станути сердцемъ и оружіемъ. Для сего, притягнувши отъ Каменецка  141, и станувши обозомъ нашимъ войсковымъ тутъ подъ БЂлою Церковью, пишемъ до васъ сей универсалъ, чрезъ который зазываемъ и заохочуемъ васъ всЂхъ Малоросіянъ, братію нашу, къ намъ до компаніи военной, /69/ а тое прикладуемъ и извЂствуемъ, ижъ они Поляки, подлугъ ихъ же кроникаровъ Польскихъ свидЂтельства, оть насъ, Савроматовъ и Русовъ уродившись и изшедши, и заедино съ початку съ самовласною братіею нашею, Савроматами и Русами бувши, а несытой славы и богатства душевреднаго себЂ ищучи, оть сопребыванія съ предками нашими древнихъ оныхъ вЂковъ отдЂлились и иное именованіе, еже есть Ляхи и Поляки, себЂ учинившн и за Вислу заволокшись, на чужихъ грунтахъ и земляхъ, тамъ, между знаменитыми рЂками, Одрою и Вислою, засЂли; многимъ околичнымъ землямъ и панствамъ НЂмецкимъ и инымъ западнымъ и полуночнымъ сошкодивши и державы ихъ, съ людьскими населеніями, звоевавши и разбойническимъ образомъ прошлыхъ оныхъ древнихъ вЂковъ утрутавши и укравши себЂ, завладЂли. Потомъ, за прошествіемъ многихъ временъ, въ селеніяхъ своихъ понадъ Вислою, въ пространныхъ тамошнихъ чуждыхъ земляхъ расплодившись и умножившись, а прореченными людскими шкодами и издырствами недовольны будучи, повстали напрасно и безсовЂстно, яко же иногда Каинъ на Авеля, на Русовъ альбо Савроматовъ, власную съ древности природную братію свою, и за предводительствомъ Короля своего, Казимира Великаго, уже имъ сего имени Третьяго, року отъ Рождества Христова 1335, альбо 1359, звлаща умалившимся и оскудЂвшимъ тогда Кіевскимъ и Острожскимъ и инымъ истиннымъ Рускимъ Княземъ нашимъ, завоевавши ихъ своей несытости, привлащали и подчинили истинныя съ древнихъ вЂковъ земли и провинціи Сарматскіа альбо Козацкія, наши Рускія, отъ Подоля, Волыня и Волохъ посполу и ажъ до самаго Вильня и Смоленска, долгія и обширныя границы свои имущія, а имянно: землю Кіевскую, Галицкую, Львовскую, Хелмскую, Бельзскую, Подольскую, Волынскую, Перемышлевскую Мстиславскую, Витебскую и Полоцкую. И не только въ упомянутыхъ земляхъ и провинціяхъ нашихъ Рускихъ славное имя наше Козацкое изпразднили, але, що найгорше и найжалостнЂйше, всЂхъ оныхъ, братію нашу, Роксоляновъ, въ невольническое подданское ярмо запрягти, отъ вЂры отеческія Православныя, душеспасительныя Грекороссійскія, отторгнули и до пагубной Уніи и Римскаго заблужденія силою, гвалтомъ и многими надъ совЂстію Христіанскою мученіями и тиранствомъ привлекли и приневолили, всЂхъ первыхъ Князей и Королей своихъ Польскихъ, благочестіе наше Грекороссійское хранившихъ и утвердившихъ, привиллегіи и мандаты презрЂвши, уничтоживши и цале противъ политики шляхетской и доброй совЂсти ихъ скасовали. Но гды и того душевреднаго, въ погибель влекущаго, Схизматическаго ихъ несытаго учинку (еже благочестіе святое на Унію обернули и честь Козацкую въ нечестіе и незнаніе претворили), заздрость ихъ и гордость мало быти показывала, то, наконецъ, положились було, мимо волю Королевскую, Пана нашего милостиваго, и изъ самихъ крайнихъ и остатнихъ, оть Поль Дикихъ будучихъ, яко /70/ то : Чигирина, Трахтемирова Переяслова, Полтавы и иныхъ многихъ городовъ и селъ, по обЂыхъ сторонахъ рЂки ДнЂпра зостаючихъ, Украины Малоросійскія, властной, предковЂчной отчизны нашей, отъ Святаго Равноапостольнаго Князя Владимира Кіевскаго, святымъ крещеніемъ Русь просвЂтившаго, благочестіемъ истиннымъ и непоколебимымъ сіяющихъ знатнЂйшихъ людей и Козаковъ, выгубити и выкоренити; а самимъ поспольствомъ альбо посполитымъ народомъ нашимъ завладЂвши, и не только въ ярмо невольничье ихъ запрягти, но, по своей безбожной ,волЂ, и душевредную правиламъ священнымъ и святыхъ отецъ нашихъ противную приняти Унію, чего уже певные были знаки и документы, когда не только многихъ Козаковъ и мЂщанъ, братію нашу, псы дозорцы Лядскіе, поЂли и когда плётками фальшиве панамъ  142 своимъ оскаржовали, и въ потеряніе головъ ихъ приправили, и добрами и имЂніями ихъ завладЂли, що и мнЂ, Хмельницкому, отъ нецнотливаго сына и брехуна, Чаплинскаго, дозорцы Чигиринскаго, пришлось було терпЂти и головы позбути; але и вЂру нашу Православную завжде ругали и безчестили, священниковъ нашихъ благочестивыхъ, гдЂ колвекъ изъ якой, хотя найменшой, причины безчествуючи, ругаючи, бьючи, разкровавляючи, власы и брады выдирали и урЂзовали. Якія жъ вамъ самимъ всЂмъ Малоросіянамъ отъ нихъ Поляковъ и Жидовъ, ихъ арендаровъ и любимыхъ факторовъ, по сіе время являлися обиды, тяжести, озлобленія и раззоренія, тутъ мы тихъ не выменюемъ, поневажъ вы сами объ нихъ вЂдаете и памятуете. Тое только тутъ вамъ припоминаемъ, ижъ до такой пришли було есте неволи у Поляковъ, же двомъ або тремъ на мЂстЂ въ улицЂ или въ дому своемъ сшедшимся, заказано и невольно було вамъ съ собою поговорити и о потребахъ своихъ господарскихъ побесЂдовати, безъ чего акты Христіанскіе и весельные быти не могуть. И що Богъ Творецъ далъ человЂку уста на глаголаніе, тые Поляки строгими указами своими заграждали и нЂмствовати надъ политику и всего свЂтные звычаи вамъ було приказали. Якое несносное бремя и устъ заключеніе поневажъ милость Божія всемогущая благословила и помогла намъ оружіемъ нашимъ военнымъ отсЂкти и одомкнути, побЂжденіемъ знаменитымъ въ двухъ вышереченныхъ побЂдахъ Поляковъ супостатовъ нашихъ. Теды да будеть о томъ присно хвалимо и превозносимо имя Его Божественное, яко не презри безустниковъ воздыханія и слезъ вашихъ, чрезъ Поляковъ пролитыхъ и проливаемыхъ! А що мы нынЂшнюю съ Поляками учинили войну безъ вЂдома и совЂта вашего всенароднаго, за тое вы насъ не ужасайтеся! Гды жъ мы учинили такъ для лучшей пользы вашей и нашей, научившися осторожности и лучшаго воинскаго управленія съ прикладу прежнихъ братій нашихъ, подъ Кумейками и на устьи рЂки Тясмина съ Поляками недавно прошлыхъ временъ войну имЂвшихъ, которые поневажъ прежде войны своей универсалами своими, до васъ во всю Украину засланными, /71/ увЂдомили Поляковъ о своемъ противномъ ихъ намЂреніи. Теды тЂмъ увЂдомленіемъ предстереженные Поляки, якъ надлежало запобЂгти злу своему, приготовились и на побЂжденіе ихъ войскъ Козацкихъ приспособились. И мы тежъ таковаго несчастливаго случая удержалися ажъ по сіе время съ симъ универсаломъ о начатомь съ Поляками дЂлу военномъ увЂдомленіемъ нашимъ. А теперь, якъ вЂдати вамъ, всЂмъ обще Маллоросіянамъ, о томъ доносимъ, такъ и до компаніи военной на предлежащее съ ними жъ Поляками дЂло военное васъ вызываемЂ и заохочуемъ. Кому мила вЂра благочестивая, отъ Поляковъ на Унію претворенная, кому изъ васъ любима цЂлость отчизны нашей, Украины Малоросійской, и честь ваша шляхетская, отъ Поляковъ уничтожаемая, весьма посмЂваемая, попираемая и поругаемая, тотъ всякъ не якъ отродокъ, но якъ зычливый и любезный сынъ отчизны своей, по выслушанію сего универсальнаго ознайменья нашого, къ намъ въ обозъ подъ БЂлую Церковь на добрыхъ коняхъ а съ исправнымъ оружіемъ, неоткладно прибувати и всполнЂ съ нами, прикладомъ старовЂчныхъ, валечныхъ и многимъ народомъ въ околичныхъ странахъ славныхъ предковъ своихъ, станути мужественно и небоязненно, при всемогущей помощи Божіей, противъ Поляковъ, своихъ грабителей, злобителей и супостатовъ, рачи. Ибо естьли не изволите допомогти намъ въ настоящей военной компаніи, то вЂдайте, же, якъ Поляки насъ одолЂють, певне и васъ всЂхъ Малоросіянъ, безъ жаднаго браку и респекту, подлугь давняго злаго намЂренія своего, не только огнемъ и мечемъ зруйнують и опустошать, але и всеконечнымъ вЂры нашея благочестивыя и святыя искорененіемъ и поруганіемъ, остатки ваши и чадъ вашихъ въ плЂнъ загорнуть и въ непремЂнную всегдашней неволи облекуть одежду. Лучше теды и благополезнЂйше намъ за вЂру Святую Православную и за цЂлость отчизны на пляцу военномъ, отъ оружія браннаго полягти, нежели въ домахъ своихъ, яко невЂстюхамъ, побіеннымъ быти. Гды же естьли умремъ за благочестивую вЂру нашу, то не только слава и отвага наша лицарская во всЂхъ Европейскихъ и иныхъ странахъ, дальнихъ земляхъ, славно провозгласится, але и упованіе наше, еже за благочестіе умрети, будеть безсмертія исполнено и страдальческими вЂнцами отъ Бога вЂнчано Не бойтеся теды, вашьмосци, братія наша, шлятетно урожоная Малоросійская, Поляковъ, хочь бы и найбольшія були ихъ войска ! Але прикладомъ славныхъ и великихЂ Русовъ предковъ своихъ, при своей правдЂ, за благочестіе святое, за цЂлость отчизны и за поломаніе прежнихъ правъ и вольностей своихъ, станьте сполно съ нами противъ тЂхъ, своихъ обидителей и разорителей, съ несумнЂнною надеждою своею отъ бЂдъ настоящихъ освобожденія и всемощныя благодати Божія, въ наступающемъ случаЂ военномъ, на супостатовъ нашихъ помощь намъ сотворить готовыя, якой то благодати Божественной уже и суть знаки, первое: двукратная выше поименованная /72/ побЂда Поляковъ; второе: щирая прихильность всего войска низоваго, Запорожскаго, на помощь нашу въ готовность зостающаго, кромЂ того, что ужъ при насъ есть тысячь три съ лишкомъ; третіе: найяснЂйшій Ханъ Крымскій зо всЂми ордами помогати намъ при нуждЂ готовъ есть на Поляковъ, при которомъ, для лучшей певности, и сына старшаго, Тимоша, резидовать мы оставили, и теперь готовой оть его Ханской милости, доброй и военной орды Крымской идеть до насъ тысячь съ четыре съ паномъ Тугай Беемъ, мурзою значнымъ; четвертое: и Козаковъ реестровыхъ, братіи нашей, пятнадцать тысячь, що отъ Гетмана Короннаго съ Барабашемъ Полковникомъ и съ НЂмцами при Гетманичу выправлены були въ суднахъ водныхъ и румомъ противъ насъ, и у Кадака отдавши Барабаша, недруга отчизнаго, а похлЂбцу Лядскаго, ДнЂпровымъ глубинамъ, къ намъ пристало и военной въ обЂихъ разахъ экспедиціи значне допомогло намъ, слушне тую присягу зломавши, которую на вЂрность Гетманамъ Короннымъ у Черкасахъ предъ сЂданіемъ въ судна водная подъ оружьемъ Лядскимъ, яко невольники и плЂнники, было принуждено выконать, когда сами Поляки до зломанія тоей присяги суть виною и початкомъ, сами первые поломавши, мимо волю Королевскую, права и вольности древнія Козацкія и Малоросійскія, и присягу свою на пріязнь, при ненарушимой цЂлости давнихъ правъ и вольностей, Козакамъ и всЂмъ Малоросіянамъ взаимне учиненную; пятое: изъ власныхъ ихъ людей три тысячи драгуніи предъ Кадацкою  143 битвою, въ передней стражЂ бывшей, вЂрность и присягу свою зломала и Гетмановъ Коронныхъ оставивши, къ намъ добровольне присовокупилася, такъ для того, ижъ була укривженною въ своихъ заслугахъ, якожъ и для того, ижъ разумЂла ненависть и злобу Гетмановъ своихъ Коронныхъ и всЂхъ пановъ Польскихъ, ко всЂмъ намъ Малоросіянамъ бывшую, и на всеконечное наше и вЂры нашея Православныя искорененіе и потребленіе, великимъ гнЂвомъ устремившуюся, изволили лучше послЂдовать намъ Малоросіянамъ, при правдЂ и истинЂ сущимъ, за права и вольности свои стоящимъ, нежели своимъ Полякамъ, неправедно на искорененіе наше повставшимъ и гордостною яростію воспаляемымъ; шестое: и для того ласка Божія и помощь Его всесильная при насъ бути можеть, ижъ при обидахъ нашихъ зачали войну сію съ Поляками, не безъ вЂдома и позволенія пана нашего, найяснЂйшаго Королевскаго Величества, Владислава Четвертаго, который року 1633, во время счастливой своей коронаціи, бывшимъ и намъ при оной съ Барабашомъ и иными знатными войска Малоросійскаго товарищами, прикладомъ прежнихъ найясиЂйшихъ Князей и Королей Польскихъ, антецессоровъ своихъ, всЂ наши войсковыя и Малоросійскія давнія права и вольности, при особливомъ утвержденіи вЂры нашей Православной, новымъ своимъ на паргаментЂ краснописаннымъ Королевскимъ подписаніемъ власной руки и при /73/ завЂсистой коронной печати, ствердивши привиліемъ, отправилъ насъ, яко отецъ ласковый, ударовавши каждаго значными подарками. А при отпра†нашей, на единЂ бывшей, устнЂ Его Величество къ намъ мовилъ: „Абысьмо по прежнему Гетмана собЂ постановили и при своихъ правахъ и вольностяхъ крЂпко стояли, не поддаючи оныхъ Полякамъ въ попраніе, щитячися Его Королевскими и иными давними привилегіями. А естьли бы панове Польскіе, или дозорцы, тыхъ привилеевъ не слухали, то маете, мовить Его Королевское Величество, мушкетъ и саблю при боку : тыми прето можете боронити свои отъ Поляковъ повреждаемыя права и вольности!“ ПослЂ чего въ колько лЂть, гды непрестанно дЂялись отъ Поляковъ злобныхъ бЂды и крайнія раззоренія, тогда знову мы всЂ съ Барабашемъ супликовалисьмо о томъ черезъ нарочныхъ пословъ нашихъ до Его Королевскаго Величества, Владислава, Пана своего милостиваго, который, при отпра†ихъ, яко словесно, такъ и приватнымъ листомъ своимъ Королевскимъ до Барабаша и до всЂхъ насъ Козаковъ, тоежъ свое Королевское, прежде намъ самимъ мовленное, же, на оборону правъ имЂемъ мушкеть и саблю, подтвердилъ и повторилъ слово. Но поневажъ Барабашъ Полковникъ, недругъ и нежелатель добра отчизны нашей, яко такое милостивое Королевское слово и позволеніе, такъ и привилею его таилъ и безъ жадной пользы Малоросійской крылъ у себо, не стараючися о неизбраніи Гетмана Козацкаго, объ увольненіи отъ обидъ Лядскихъ всего народа Малоросійскаго теды я, Хмельницкій, взявши Господа Бога на помощъ и отобравши штучнымъ образомъ у Барабаша привилегіи Королевскія, мусилемъ сіе военное съ Поляками зачати дЂло, на которое Его Королевскаго Величества самой превысокой особы войною на насъ порушенія нигды не чаемъ, такъ для того, же зачалисьмо сію войну съ Поляками за позволеніемъ Его Королевскимъ, яко и для того, же Поляки легце Его Королевскую превысокую персону у себе важучи, мандатовъ и приказовъ Его не слухали и непрестанныя Малоросіи утЂсненія налагали. А естьли Король, ижъ есть войску всему глава, самъ въ войску Польскомъ проти†насъ не пойдеть, то пановъ Польскихъ и ихъ многособраннаго войска, яко тЂла, альбо ока безъ главнаго наймнЂйше устрашитися не хотимо. Бо, ежели ветхій Римъ, иже всЂхъ Европейскихъ градовъ матерію нарещися можеть, многими Панствами и Монархіями владЂвый и о шести стахъ четыредесяти и пяти тысячей войска своего древле гордившійся, съ давнихъ оныхъ вЂковъ далеко меньшихъ противъ помянутой воинственной силы Римской, валечныхъ Русовъ изъ Русіи, отъ поморія Балтійскаго альбо НЂмецкаго, собранныхъ, за предводительствомъ Князя ихъ, коль былъ взатый и четырнадцать лЂтъ обладаемый, то намъ теперь гвалтомъ оныхъ древнихъ Русовъ, предковъ нашихъ, кто можеть возбранити дЂльности воинской и уменшити отваги лицарской? Що вамъ, братіи нашей, обще всЂмъ Малоросіянамъ, предложивши и до разсужденія /74/ здраваго подавши, поспЂхъ вашъ къ намъ въ обозъ, подъ БЂлую Церковь, прилежно и пильно жадаемъ, и инъ же упрійме зычимъ отъ Господа Бога здравія и благополучнаго во всемъ узнати поваженія! Данъ въ обозЂ нашемъ подъ БЂлою Церквою, 1648 года,мЂсяца Маія 28 дия.“
Отъ командированныхъ Гетманомъ Хмельницкимъ корпусныхъ его начальниковъ получены имъ, подъ БЂлою Церквою, донесенія: первое, отъ Писаря Генеральнаго, Кривоноса, что убЂжавшій отъ Каменца Подольскаго Гетманъ Польскій, Калиновскій, собравъ новую армію изъ Польскихъ и Литовскихъ войскъ, пробирается съ ними въ Подолію и, по словамъ пойманныхъ языковъ, переправился уже черезъ рЂку Случь; другое отъ Есаула Генеральнаго, Родака, что онъ, свЂдавъ при рЂкЂ Припети о походЂ Князя Литовскаго, Радзивила, съ войсками тамошними въ СЂверію, отправился вслЂдъ за нимъ съ своимъ корпусомъ и засталъ его около мЂстечка Городни  143, торжествующаго побЂду свою, одержанную надъ Хорунжимъ, Буйносомъ, и Полковниками, Гладкимъ и Худорбаемъ, изъ которыхъ Буйносъ, Гладкій и Есаулъ Полковой, Подобай, со многими Козаками были убиты и вьюки ихъ, съ запасами и артиллеріею, достались непріятелю въ добычу, а Полковникъ Худорбай, съ остальнымъ войскомъ, присоединился къ нему Родаку, встрЂтилъ его въ ГомельщинЂ. Посему Есаулъ, Родакъ, съ крайнею поспЂшностію приближась къ табуру Радзивилову и, чрезъ разъЂзжія партіи свои и пойманыхъ языковъ, свЂдавъ, что войска Радзивиловы, упоенныя побЂдою своею, стоятъ безпечно и, безъ всякихъ осторожностей и приготовленій, покоятся въ лагерЂ, а мЂстами и пируютъ, напалъ на нихъ всЂми войсками своими, вышедшими нечаянно изъ-за лЂса, и въ первое стремленіе отогналъ конницею своею всЂхъ непріятельскихъ лошадей, бывшихъ на пастбЂ, а спЂшившимись Козаками сдЂлавши выстрЂлъ изъ артиллеріи и ружьевъ по табуру, напустилъ ихъ съ копьями на войска Литовскія, которыя, бывъ полунаги и невооруженны, шатались съ мЂста на мЂсто и хватались то за одЂяніе, то за вооруженіе. Но Козаки, не давъ имъ поправиться и построиться, всЂхъ ихъ перекололи и перебили, а спаслись одни разбЂжавшіеся въ лЂса, и командиръ ихъ, Князь Радзивилъ, перебравшійся, съ лучшею, но не многою, конницею, за рЂчку, и также въ лЂсахъ скрывшійся. Обширный лагерь Радзивиловъ, его великолЂпные экипажи, съ сервизами и буфетами, и обозъ войсковой, со всЂми запасами и артиллеріею, досталися въ добычу Козакамъ и ихъ обогатили, а мЂлкимъ оружіемъ и лошадьми надЂлили многія тысячи новыхъ воиновъ, и корпусъ Родаковъ съ Худорбаемъ отправился къ Новгороду СЂверскому для дальнЂйшихъ поисковъ надъ Поляками и Жидами.
По рапорту Писаря Кривоноса, предписалъ ему Хмельницкій, возвращаясь съ своимъ корпусомъ въ Подолію, держаться въ сторонЂ праваго фланга непріятельской арміи и дать знать отъ себя Обозному, Носачу, чтобы онъ изъ Галиціи спЂшилъ къ нему сближиться, а самъ Хмельницкій, съ войскомъ, при немъ /75/ бывшимъ, выступивъ оть БЂлой Церкви, направилъ походъ свой къ городу Корсуню и, пройдя его, получилъ увЂдомленіе о приближеши арміи Польской. Посему, оставивъ Хмельницкій обозъ свой при КорсунЂ, расположилъ пЂхоту съ тяжелою артиллеріею въ садахъ и пасЂкахъ городскихъ и отправилъ ночью легкую партію къ Писарю, Кривоносу, чтобы онъ, сближась къ арміи Польской и ничего съ нею не начиная, ожидалъ первой пальбы изъ пушекъ отъ стороны города, и тогда бы наступилъ въ тылъ непріятелю. И за симъ распоряженіемъ, двадцать седьмаго Іюня, въ пятницу, выступилъ Хмельницкій съ одною конницею противу непріятеля. Поляки, свЂдавъ дорогою, что войска Козацкія разошлись многими корпусами въ разныя стороны, и надЂясь застать и атаковать Хмельницкаго, кроющагося въ КороунЂ съ малыми силами, спЂшили на него напасть. Хмельницкій, встрЂтивъ непріятеля своею конницею, началъ съ нимъ перестрЂлку и, дЂлая передъ нимъ кругъ обыкновеннымъ маякомъ, подавался притомъ назадъ, показывая видъ, что бЂжитъ онъ въ городъ. Поляки, во всемъ жару наступая на конницу Козацкую, не осматриваясь въ стороны, нашли самою срединою или центромъ своимъ на пЂхоту Козацкую, закрытую садами и окопами огородницкими. Учиненный отъ пЂхоты нечаянный и весьма близкій выстрЂлъ изъ пушекъ и ружьевъ, повалилъ великія кучи Поляковъ въ самой ихъ срединЂ, а повторяемые выстрЂлы совсЂмъ ихъ смЂшали и опрокинули; вышедшая же изъ окоповъ пЂхота докончила пораженіе ихъ своими копьми и они побЂжали въ полномъ безпорядкЂ, оставя на мЂстЂ всю артиллерію съ ея принадлежностью. На побЂгЂ встрЂтилъ Поляковъ Кривоносъ съ своимъ корпусомъ; и когда онъ пересЂкъ имъ путь и открылъ по нихъ палъбу изъ пушекъ и ружьевъ, то нагнавшій ихъ конницею своею Хмельницкій произвелъ тоже и сзади, и Поляки совершенно были разбиты и разсЂяны такъ, что спаслись изъ нихъ одни разбЂжавшіесь на лучшихъ коняхъ порозницею во всЂ стороны. Обозы ихъ, артиллерія и всЂ запасы достались въ добычу Козакамъ, а убитыхъ Поляковъ при погребеніи сочтено болЂе одиннадцати тысячь. Но Гетмань ихъ, Калинавскій, съ малымъ числомъ штата своего, спасся бЂгствомъ, и когда догонялъ его Козакъ и уже трогалъ копьемъ ему въ спину, то онъ, бросивъ на землю кошелекъ съ деньгами и часы золотые, тЂмъ отдЂлался.
Отъ Корсуня командированъ Хмельницкимъ Писарь Кривоносъ съ корпусомъ своимъ на городъ Баръ, въ которомъ, по извЂстіямъ, собрались многіе Поляки и Жиды, сбЂгшіесь съ Волыніи и Подоліи. Онъ, достигнувъ сего города, нашелъ его въ оборонительномъ состояніи, съ достаточнымъ гарнизономъ. Первое покушеніе Кривоноса на городъ отбито было гарнизономъ и гражданами съ великою потерею людей съ обЂихъ сторонъ. Кривоносъ, не имЂвъ при себЂ достаточной артиллеріи къ формальной осадЂ города, прибЂгнулъ къ хитрости, и въ одну ночь, призапасивъ множество /76/ соломы и сЂна, велЂлъ это перевязать въ кули и, смочивши часть ихъ водою, набросать полны рвы съ одной стороны города, а по слЂ все то зажегъ. Произведенный мокрою соломою и сЂномъ великой дымъ, натурально покрылъ одну сторону города и валовъ городскихъ, бывшую подъ вЂтромъ. На сіе мЂсто приготовлена была пЂхота съ лЂсницами и драбинами отъ возовъ для штурмованія валовъ городскихъ, и какъ народъ и гарнизонъ городской собрались къ мЂсту пожара для обороны строеній и въ ожиданіи сюда непріятеля, то отъ стороны Козацкой произведена пушечная пальба на самый огонь; а подъ шумъ поползла пЂхота Козацкая на валы городскіе въ томъ мЂстЂ, гдЂ на нихъ больше дЂйствовала темнота отъ дыму, и вошедши въ городъ, отбили одни ближайшія къ нимъ вороты городскія, въ которыя также вошла пЂхота съ артиллеріею, и всЂми сими силами учинено на гражданъ и гарнизонъ жестокое и нечаянное нападеніе во флангъ и тылъ. Они, по недолгомъ сопротивленіи будучи сбиты и разсЂяны, побЂжали, иные съ гарнизономъ въ замокъ, а другіе скрылись по домамъ. ПЂхота, преслЂдуя бЂгущихъ, вошла вслЂдъ за ними въ замокъ и имъ овладЂла; и тогда произведено въ городЂ и замкЂ страшное убійство, а паче надъ Жидами и ихъ семействами, изъ которыхъ не осталось ни одного въ живыхъ, и выброшено изъ города и зарыто въ одномъ байракЂ мертвецовъ ихъ около 15,000. Поляки перебиты одни военные и худые начальники народные, а прочіе пощажены и выпущены въ Польшу; городъ разграбленъ и оставленъ въ управленіе тамошнимъ Рускимъ жильцамъ съ Казацкимъ гарнизономъ.
Оть Есаула Генеральнаго, Родака, 13-го числа Іюня, получено Хмельницкимъ донесеніе изъ СЂверіи, что онъ, очистивъ оть Поляковъ и Жидовъ Черниговъ съ окружностію и всю Стародубщину съ городомъ Стародубомъ, поспЂшалъ съ корпусомъ своимъ къ Новгороду СЂверскому, гдЂ, по извЂстіямъ, имъ полученымъ, собралось много Поляковъ и ихъ войска, отрЂзаннаго симъ корпусомъ отъ Литвы, Смоленщины и БЂлорусіи. На пути встрЂтилъ его около Гремяча Хорунжій Новогородскаго повЂта, Фесько Харкевичь, и 110 старыхъ реестровыхъ того повЂта Козаковъ, въ отставкЂ бывшихъ, и разсказалъ ему о состояніи и числЂ войскъ Польскихъ, съ ихъ Шляхтою запершихся въ Новгородскомъ замкЂ, подъ начальствомъ Воеводы СЂверскаго, Яна Вронскаго. Родакъ, не имЂвъ отъ гражданъ ни помочи, ни сопротивленія по малочисленности ихъ, учинившейся отъ временъ всеобщаго надъ ними убійства, произведеннаго Польскими войсками, водившимися съ извЂстнымъ Московскимъ самозванцемъ, Отрепьевымъ, приступилъ къ городу спокойно и, расположась станомъ при Ярославскихъ потокахъ или ручьяхъ, повелъ атаку на городъ изъ Зубровскаго рву, названнаго такъ по бывшему тутъ Княжескому звЂринцу и содержавшимся въ немъ звЂрямъ, зубрами называемымъ. Городъ занятъ Козаками безъ всякой обороны; но какъ дошли они до /77/ городскаго замку, то нашли его неприступнымъ и въ найлучшемъ оборонительномъ состояніи. Сверхъ укрЂпленій искуственныхъ, окружали его природные байраки и высокія горы, на коихъ разставлены были пушки одна при другой, а для открытаго штурму приготовлено на вершинахъ горъ множество огромныхъ колодъ, висЂвшихъ надъ покатами горъ, кои бы, опущены бывши, могли передавить всЂхъ осаждающихъ. Родакъ по многимъ покушеніямъ и перестрЂлкамъ съ артиллеріи, не могши нимало успЂть, свЂдалъ наконецъ, что изъ замку былъ подземный ходъ за водою въ самую рЂку Десну и повелЂлъ ночью съ поперечной ему стороны вырыть въ него другой подземный проходъ. И какъ сіе изготовлено было, то въ одну ночь открылъ онъ фальшивый штурмъ на замокъ противу его воротъ и, во время продолжавшейся съ обЂихъ сторонъ пушечной и ружейной пальбы и поднятаго нарочито отъ войскъ Родаковыхъ крику, вошло подземнымъ проходомъ нЂсколько сотъ отборныхъ Козаковъ внутрь замка, и они, ударивъ на Поляковъ нечаянно въ тылъ, бросили при томъ вверхъ ракету, по которой узнавъ Родакъ, что войско его въ замкЂ и обратило на себя Поляковъ, бросился скоропостижно къ воротамъ и, выбивъ ихъ, вломился въ замокъ со всЂмъ войскомъ. Поляки, бывши окружены такимъ образомъ съ двухъ сторонъ, потеряли всю бодрость и начали хорониться подъ пушечные лафеты и въ строенія; но Козаки, вездЂ ихъ преслЂдуя, перебили всЂхъ до послЂдняго, и только Воевода Вронскій съ немногими людьми изъ штата своего, вбЂгши въ верхъ одной башни, просилъ пощады, обЂщаясь Козакамъ показать всЂ сокровища и запасы, зарытые въ землЂ. Онъ былъ пощаженъ со всЂми бывшими при немъ людьми; но когда вели ихъ по городу и встрЂтились съ ПовЂтовымъ Хорунжимъ, Харкевичемъ, противъ церкви соборной Воскресенской, то Вронскій, назвавъ Харкевича зрадцею и схизматикомъ, выстрЂлилъ въ него изъ картечки  144, спрятанной въ рукавЂ, и ранилъ въ бокъ, а Харкевичь тогда же выстрЂлилъ на Вронскаго изъ пистолета и повергъ его на землю; Козаки же, бывшіе при ХаркевичЂ и провожавшіе Вронскаго, изрубили его въ куски, а всЂхъ бывшихъ при немъ Поляковъ перерубили безъ пощады; но и Харкевичь скоро послЂ того скончался.
Гетманъ Хмельницкій, дождавшись при КорсунЂ Обознаго Генеральнаго, Носача, съ корпусомъ своимъ воротившагося изъ Галиціи, отправился съ нимъ къ рЂкЂ Случи, и на пути получилъ увЂдомленіе, что Польская армія, состоящая изъ Польскихъ войскъ и наемныхъ НЂмцовъ или такъ называемыхъ чужеземныхъ региментовъ, подъ командою Гетмановъ, Калиновскаго, Чернецкаго и Генерала Осолинскаго, идетъ къ нему на встрЂчу и расположилась при мЂстечкЂ Пилявцахъ. Хмельницкій форсированнымъ маршемъ поспЂшивъ къ Пилявцамъ, напалъ на Поляковъ въ ту пору, когда они только располагали свое укрЂпленіе вокругъ стана, но еще неукрЂпили, и сіе было 6 Августа, 1648 года, въ день /78/ Преображенія Господня, во вторникъ, на самомъ разсвЂтЂ. Сраженіе началось съ обЂихъ сторонъ жестокое и убійственное. Драгунія НЂмецкая, построенная по своимъ регуламъ, наступала на Козаковъ фронтомъ; но Козаки, допустя НЂмцовъ на ихъ карабинный выстрЂлъ и выстрЂливъ на нихъ изъ своихъ гвинтовокъ, тотчасъ разсыпалисъ въ стороны и нападали на НЂмецкій фронтъ сзади, а пока фронтами сдЂланы обороты къ оборонЂ, то уже заднія шеренги ихъ переколоты и повержены были копьями Козацкими на землю, а за поворотомъ фронта тоже сдЂлано и съ другой стороны. И такъ драгунія скоро была разстроена и перебита; но другія войска, а болЂе НЂмецкая пЂхота, защищались и наступали съ удивительною храбростію и великимъ искуствомъ. Исправная и скоро подвижная ихъ артиллерія весьма губительна была для пЂхоты Козацкой, и Гетманъ замЂтивъ сіе, тотчасъ прикрылъ ее конницею; а когда конница круглыми своими маяками или заЂздами занимала пЂхоту непріятельскую, то пЂхота Козацкая, позади конницы прошедъ непримЂтнымъ образомъ въ мЂстечко и съ него пробравшись жилищами  145 и садами на средину непріятельской арміи, ударила въ нее изъ ружьевъ и пушекъ и, не останавливаясь, бросилась съ копьями на Поляковъ, которые, обстрЂлявшись изъ своихъ ружьевъ, не могли устоять противу копьевъ Козацкихъ и начали бЂжать во всЂ стороны и тЂснить пЂхоту НЂмецкую. А пЂхота сія, сдЂлавъ поворотъ своего фронта на оборону Польскую, показала тылъ свой конницЂ Козацкой, и конница, во всей опрометчивости бросясь на нее, смЂшала ряды и разстроила линіи пЂхотныя, занявъ при томъ и артиллерію ея. За симъ вся смЂшанная армія Польская, отступая задомъ, безъ всякаго устройства, не могла долго защищаться отъ нападающихъ по слЂдамъ ея войскъ Козацкихъ и, наконецъ, бросилась бЂжать врознь. Козаки, преслЂдуя бЂгущихъ, сдЂлали въ нихъ великое пораженіе, и ежели бы не прекратила убійства скоро наступившая ночь и великая темнота, то весьма не много бы спаслось бЂгущихъ; но и такъ сочтено на мЂстЂ сраженія и на погонЂ болЂе 10,000 Польскихъ и НЂмецкихъ мертвецовъ и, въ томъ числЂ, самъ Гетманъ Калиновскій, разстрЂлянный и поколотый копьями, со многими офицерами, кои погребены при Польскомъ костелЂ съ подобающею воинскою почестью. Обозы со всЂми запасами и артиллерія съ ея парками достались побЂдителямъ, и добыча сія нарочито умножена бывшею въ мЂстечкЂ знатною свадьбою Польскаго вельможи, на которую съЂхалось было множество знатныхъ Поляковъ съ фамиліями, кои всЂ пощажены, а пожертвовали только дорогими вещами, сервизами и лошадьми, забратыми на войско.
Изъ полоненныхъ на Пилявскомъ сраженіи офицеровъ, 11-ть человЂкъ иностранныхъ отпустилъ Хмельницкій на честное слово и съ подпискою, что они противу Козаковъ воевать болЂе не будутъ, а 13-тъ Поляковъ переслалъ къ сыну своему, Тимошу, въ Крымъ, для представленія въ подарокъ Хану; трехъ же Поляковъ: Ротмистра /79/ Томаша Косаковскаго, Мечника Яна Червинскаго, и волонтера Людовика Осолинскаго, отправилъ въ Варшаву, и чрезъ нихъ, 11-го числа Августа, 1648 года, послалъ Хмельницкій къ Королю Владиславу и всЂмъ чинамъ республики представленіе свое слЂдующаго содержанія: „СвидЂтельствуюсь небомъ и землею и самимъ Богомъ Всемогущимъ, что подъятое мною оружіе и пролитая имъ многая кровь Христіанская есть дЂло рукъ нЂкоторыхъ магнатовъ Польскихъ, противящихся власти найяснЂйшаго Короля, сего помазанника Божія и милостивЂйщаго отца нашего, и сдЂдующихъ тиранскимъ своимъ склонностямъ и вымысламъ на пагубу народа Рускаго. Они-то жаждали крови человЂческой; они искали жертвы сей законопреступыой и варварской и, пусть же ею насытятся, а я умываю руки предъ народомъ и всЂмъ свЂтомъ, что нимало неповиненъ есмь въ крови сей Христіанской и единоплеменничей! ИзвЂстны всЂ чины республики, извЂстенъ и самъ СвЂтлЂйшій.нашъ Король, да и самые архивы Государственные засвидЂтельствують, сколько было представленій, сколько было жалобъ и просьбъ, самыхъ горчайшихъ и убЂдительнЂйшихъ отъ чиновъ и народа Рускаго о чинимыхъ имъ отъ распутныхъ и своевольныхъ Поляковъ и ихъ пьянаго воинства самыхъ несносныхъ насиліяхъ, грабежахъ, убійствахъ и всЂхъ родовъ тиранствахъ, многочисленныхъ и разнообразныхъ, и въ самыхъ дикихъ народахъ едва ли извЂстныхъ! Но никто по тЂмъ жалобамъ не внялъ нимало, никто не здЂлалъ по нимъ, хотя обыкновеннаго, разбора и удовлетворенія; самыя жалобы, наконецъ, сочтены преступленіемъ и злоумышленіемъ: оставленъ и брошенъ несчастный народъ сей на произволъ одного своевольнаго жолнерства и хищнаго Жидовства и поверженъ въ самое неключимое рабство и поношеніе. Все ему преграждено и воспящено было, и онъ доведенъ до того,что никто о немъ болЂе не проречетъ, ни возопіетъ. И такъ единоплеменные ему Поляки не, только не познавали единокровной братіи своей, Савроматовъ, но не признавали даже его и за созданіе Божіе, а всемЂрно презирали и поносили, надавъ ему презрЂнные титулы хлопа и Схизматика. Заслуги воевъ Рускихъ, тяжкія брани ихъ со иноплеменниками, подъятыя къ оборонЂ и разширенію предЂловъ Польскихъ, забыты и безстыдно попраны и презрЂны Поляками. Пролитая за нихъ кровь Руская и падшія на поляхъ ратныхъ тысячи и тьмы воевъ Рускыхъ награждены отъ нихъ висЂлицами, сожигательствомъ въ мЂдныхъ быкахъ, спицами и всЂхъ родовъ мученіями и варварствами. Но правосудіе Божіе, назирающее дЂла человЂческія, престало терпЂть таковыя лютости и безчеловЂчія, и подвигло народъ къ оборонЂ собственнаго бытія своего, а меня избрало слабымъ орудіемъ воли Его. Сей Промыслъ Божій явно доказанъ пораженіемъ Поляковъ, весьма неравными имъ силами Козацкими на семи главныхъ сраженіяхъ и на многихъ штурмахъ и битвахъ. Арміи Польскія избиты и разсЂяны; вожди ихъ и начальство многое истреблено, а /80/ не малое предано въ плЂнъ Татарскій, да тоею мЂрою, ею же мЂрили, возмЂрится и имъ! Остается руйновать жилища Польскія и истреблять семейства ихъ въ отмщеніе Рускимъ, сіе претерпЂвшимъ; но я судъ Божій на душу мою призываю, что не желаю и не ищу мести, постыдной Христіанству и человЂчеству, и подлежащей единому Богуи Его правосудію въ день онъ, въ онь же истязаны будуть вси Царіе земстіи и предержащіи власти міра сего о всемъ погибшемъ отъ нихъ я чрезъ нихъ человЂчест†и о пролитой невинно ихъ крови, отъ самыхъ временъ братомъ убитаго Авеля. И тако отзываюсь къ тебЂ, найяснЂйшій Королю, справедливый и любимый Монархъ нашъ, отзываюсь и къ вамъ, совЂтникамъ его и вельможамъ Польскимъ: убойтеся Бога милосердаго, потребите вражду и отрыньте злобу ея, губителъную собственнымъ вашимъ народамъ, возстановите въ нихъ миръ и тишину, да поживуть и васъ прославять! Сіе единственно отъ васъ зависитъ. А я всегда готовъ исполнить то, что долгъ мой и обязанность къ Богу и народу отъ меня требують.“
Отпущенные Хмельницкимъ плЂнники, Косаковскій, Червинскій и Осолинскій, дали ему честное слово, что доставятъ отвЂтъ на представленіе его непремЂнно черезъ д†недЂли, или сами они тогда явятся у него и перескажуть слышанное мнЂніе правительства по тому представленію; однако ни того, ни другаго по честному слову Поляки не сдЂлали, и болЂе у Хмельницкаго не являлись. И онъ, возобновивъ военныя дЂйствія свои на Поляковъ 29-го  146 Августа, выступилъ съ войсками отъ Пилявцовъ въ Галицію и, слЂдуя походомъ, отрядилъ въ обЂ околичныя стороны деташаменты и партіи, съ повелЂніемъ очищать города и селенія Малоросійскія отъ управленія Польскаго и отъ Уніятства и Жидовства, и возстановлять въ нихъ прежнія, на правахъ и обычаяхъ Рускихъ, устроенія и свободы, что и отъ самой арміи на пути производимо было. При чемъ тЂ изъ Поляковъ и Жидовъ жители, кои, не обладая Рускимъ народомъ, были ему полезны и обращались въ однихъ свободныхъ промыслахъ и ремеслахъ, оставлены на своихъ мЂстахъ безъ всякаго озлобленія. А по симъ правиламъ и обширный торговый городъ Броды, наполненный почти одними Жидами, оставленъ въ прежней свободЂ и цЂлости, яко признанный отъ Рускихъ жителей полезнымъ для ихъ оборотовъ и заработковъ, а только взята отъ Жидовъ умЂренная контрибуція сукнами, полотнами и кожами для пошитья реестровому войску мундировъ и обуви, да для продовольствія войскъ нЂкоторая провизія.
На походЂ явились у Гетмана Хмельницкаго Бояре Молдавскіе: Ваница, Курузи  147 съ двумя друми и съ письмомъ Господаря Молдавскаго, Василія Липулы, въ которомъ жаловался онъ, что Господарь Волошскій  148, соединенно съ Рагоціемъ  149, Княземъ Венгерскимъ, напавъ съ войсками своими на Молдавію, разорили ее злодЂйскимъ образомъ, безъ объявленія формальной войны и національныхъ претензій, и самаго его согнали /81/ съ правленія, и что онь просить у него помощи и защиты съ вЂдома Султана и правительства Турецкаго, по доброму сосЂдству и согласію народа Рускаго съ Молдавіею, и по близости оть нея на сей разъ побЂдоносныхъ войскъ Козацкихъ, имъ, Хмельницкимъ, командуемыхъ съ такою громкою славою, какова во всЂ стороны распространилась, а особливо Турковъ восхищаетъ, яко гнушающихся всегда вЂроломствомъ и непостоянствомъ народа и правительства Польскаго. Но сами Турки помогать теперь никому не въ состояніи, по причинЂ ненадежнаго положенія ихъ съ сосЂдними Державами, а паче съ Венетами и Египетскими Беями. Хмельницкій, принявъ посланниковъ Молдавскихъ благосклонно, и отписавъ къ Господарю ихъ, ЛипулЂ, самимъ имъ словесно сказалъ, чтобы Господарь доставилъ ему письменное завЂреніе отъ Порты объ испрашиваемой помощи для провинціи, въ ея протекціи состоящей, и противъ такой же другой; а безъ того никакія правила политическія не позволяютъ входить въ земли чужія съ вооруженною силою. По полученіи же такого завЂрія, онъ готовъ помочь ему въ защиту справедливости, противу такихъ нахальныхъ непріятелей; а пока сіе исполнится, дозволяетъ онъ Господарю, въ образЂ страннопріимства, имЂть пристанище съ штатомъ своимъ въ Малоросійскомъ городЂ, Могиле†надъ ДнЂстромъ, подъ охраненіемъ тамошняго горнизона.
Достигнувъ Хмельницкій въ Галиціи главнаго города Львова, Княземъ Кіевскимъ, Лъвомъ Даниловичемъ, построеннаго, осадилъ его войсками своими со всЂхъ сторонъ и, имЂвши у себя при арміи достаточно инженеровъ и артеллеристовъ изъ полоненныхъ имъ иностранцевъ, въ Рускую службу вступившихъ, открылъ противъ города и замка его траншеи съ осадною артиллеріею, при слабой пальбЂ пушечной изъ замка. ПослЂ брошенныхъ въ городъ и замокъ нЂсколькихъ сотъ бомбъ и ядеръ, загорЂвшаясь отъ нихъ синагога Жидовская и лавки купеческія понудили гражданъ выслать отъ себя Депутатовъ въ станъ Козацкій, съ прозьбою къ Хмельницкому о пощадЂ города, который они сейчасъ ему сдають и никогда его не запирали, а дЂлали то одни войска Польскія, въ замокъ убравшіясь, съ которыми граждане ни въ чемъ несогласны. а напротивъ того терпятъ отъ нихъ великія утЂсненія и своевольства. Гетманъ, вытребовавъ отъ гражданъ военную контрибуцію и согласясь объ ней съ ними, взялъ въ залогъ изъ знатнЂйшихъ семействъ гражданскихъ сорокъ девять аманатовъ, а затЂмъ, занявъ войсками своими городъ, приступилъ къ замку, который былъ еще запертъ и защищался гарнизономъ. Но когда встянутыми на поверхность одного костела пушками, начали бить ядрами во внутренность замка, а изъ траншей продолжали бросать въ него бомбы, то гарнизонъ, выставивъ на батареЂ бЂлое знамя, выслалъ оть себя Депутатовъ и просилъ пощады, отдавая замокъ со всЂми запасами побЂдителю. Капитуляція на то была подписана съ обЂхъ сторонъ, и гарнизонъ обезоруженный выпущенъ въ Польшу, /82/ съ договоромъ : не служить болЂе противъ Козаковъ никому изъ гарнизонныхъ чиновниковъ и рядовыхъ. Въ противномъ же случаЂ повинны будутъ взятые изъ нихъ послЂ того въ плЂнъ понесть безчестную казнь, т. е., висЂлицу. И такъ, овладЂвши Хмельницкій всЂмъ городомъ съ его войсками и другими запасами, и взыскавъ съ гражданъ договорную контрибуцію деньгами, сто тысячь битыхъ талеровъ, да суконъ лавочныхъ семьдесять пять поставовъ, со множествомъ съЂстныхъ припасовъ и другихъ для войска мЂлочей, оставилъ сей городъ подъ управленіемъ гражданъ и съ Козацкимъ камендатомъ и гарнизономъ.
Оть Львова продолжалъ Хмельницкій походъ свой съ войскомъ къ городу Замостью, и на пути дЂлалъ прежнія наблюденія въ очищеніи селеній Рускихъ отъ Поляковъ, Уніатовъ и Жидовства. Приближась къ городу войска Козацкія встрЂчены были въ форштатахъ его пальбою изъ ружьевъ отъ пЂхоты Польской, засЂвшей въ окопахъ садовыхъ и огородныхъ. Но посланные Хмельницкимъ пЂхотные отряды Козацкіе скоро выгнали Поляковъ изъ ихъ засады и многихъ перебили и полонили, а прочіе убрались въ замокъ городской и открыли съ него пальбу изъ пушекъ. Хмельницкій, осаждая городъ, увидЂлъ въ немъ вороты отворены и собравшихся при нихъмногихъ людей; посланный къ нимъ ординарецъ Гетманской, доносилъ Хмельницкому, что тЂ люди суть жители городскіе, испрашивающіе позволенія явиться у него съ своими мирными просьбами. Хмельницкій тотчасъ сіе дозволилъ, и граждане, состоящіе изъ Поляковъ и Жидовъ, жившихъ въ городЂ промыслами и ремеслами, ставши на колЂни, просили Хмельницкаго принять городъ ихъ съ жителями въ свое покровительство, объявляя, что они съ замкомь и его гарнизономъ не имЂютъ ни малаго сообщенія и согласія, а зависитъ онъ отъ Коменданта и войскъ Польскихъ, которыя угнЂтаютъ ихъ своими требованіями и своевольствомъ. Гетманъ, обЂщавъ гражданамъ не дЂлать ни какого зла, если они сами не подадутъ къ тому причины, занялъ городъ войсками своими и началъ дЂлать разпоряженіе къ штурму на замокъ. Изъ домовъ обывательскихъ собраны были всЂ лЂсницы и возовыя драбины, а предъ свЂтомъ полЂзла по нихъ пЂхота Козацкая на валы замка; но спустясь въ него, удивились Козаки, что при валахъ никого не нашли, а только по батареямъ кричали изрЂдка обыкновенные /83/ сигналы ночные, разставленные на нихъ часовые, которые, по сближеніи войскъ Козацкихъ, тотчасъ обробЂли, бросали отъ себя ружья и, ставши на колЂни, просили себЂ пощады именемъ найсвятЂйшей Панны Маріи! Пощада имъ для такого великаго имени тотчасъ дарована, и всЂ они сохранены безъ малЂйшаго озлобленія, и они разсказали притомъ войску, что гарнизонъ Польскій, подъ командою намЂстника Хребтовича и другихъ чиновниковъ, вышелъ ночью изъ замка скрытными воротами, оставивъ однихъ больныхъ и раненныхъ, да нЂсколько часовыхъ, повелЂвъ имъ подъ присягою и великими угрозами дЂлать во всю ночь сигналы, а съ свЂтомь отворить ворота замка и выйти къ непріятелю съ извЂстіемъ о выходЂ гарнизона въ городъ Збаражъ. Замокъ былъ занятъ, и въ немъ воинскихъ запасовъ найдено довольно; но хлЂба и другихъ съЂстныхъ припасовъ не нашлось ни мало, и Гетманъ, оставивъ въ замкЂ свой гарнизонъ, а въ городЂ прежнее начальство, и взыскавъ съ гражданъ легкую контрибуцію одними для гарнизона съЂстными припасами и нЂкоторымъ для него снабженіемъ, отступилъ отъ города.
Возвращаясь отъ Замостья, проходилъ Хмельницкій съ войсками города Рускіе : Владиміръ, Острогъ и другіе, возстановляя въ нихъ прежнее устроеніе Руское и изгоняя Польское; а найденные въ нихъ и въ околичности тамошней Поляки, владЂвшіе и управлявшіе народомъ Рускимъ, искупляли себя оть плЂна контрибуціями, на войско взятыми, и высыланы послЂ за рЂку Случь, оть чего вышла извЂстная пословица народная : „Знай, Ляше, по Случь наше.“ Приближась къ мЂстечку Полонному, встрЂтилъ Хмельницкій сына своего, Тимо?ея, прибывшаго изъ Крыму съ тамошнимъ мурзою, Тугай Беемъ, въ командЂ. котораго состояло четыре тысячи конныхъ Татаръ, по давнему обЂщанію отъ Хана Крымскаго, въ помощь Хмельницкому присланныхъ. Ханъ извинялся при томъ черезъ Мурзу своего, что медленность въ присылкЂ войскъ оныхъ происходила отъ нерЂшимости Порты въ разныхъ ея военныхъ предпріятіахъ, въ которыхъ и онъ долженъ былъ участвовать. Но Тимо?ей Хмельницкій пересказалъ наединЂ отцу своему, что Ханъ никогда не расположенъ былъ дЂлать ему помощи, а только манилъ и проводилъ его, чтобы себЂ что нибудь схватить и пріобрЂсть во время сосЂднихъ замЂшательствъ и изнеможеній. И для того имЂлъ онъ частыя сношенія секретныя съ Польскими вельможами, а паче съ Сенаторомъ тамошнимъ и Гетманомъ, Княземъ Іереміемъ Вишневецкимъ; а въ пересылки сіи употреблялся знатный купецъ Крымскій, Армянинъ Джержій, торгующій въ ПольшЂ и переЂзжавшій туда чрезъ Бессарабію и Валахію, который и частые подарки съ собою оттоль привозилъ. А когда въ прошедшемъ мЂсяцЂ прибылъ изъ Царяграда придворный тамошній Бостанжій съ секретными письмами отъ Султана, то Ханъ, оказывая ему, Тимо?ею, небывалыя до того почести и ласкательства, сказалъ, наконецъ, собирагься въ Русь съ Мурзою, Тугай-Беемъ, и наряженнымъ при немъ корпусомъ. Но онъ, между тЂмъ, помощію знатныхъ подарковъ, свЂдалъ отъ Кабинета Ханскаго, что Султанъ, описавши Хану великіе успЂхи Гетмана Хмельницкаго противъ Поляковъ и крайнее Польское изнеможеніе, велЂлъ ему стараться всемЂрно преклонить Гетмана отдать себя съ народомъ Рускимъ въ протекцію Турецкую на правахъ и свободахъ Молдавіи, Валахіи и самаго Крыма, и чтобъ Ханъ ничего не щадилъ въ угожденіе и услуги Гетману и народу Рускому. Но при отпра†Мурзы подслушалъ одинъ изъ дворцовыхъ чиновниковъ Ханскихъ, /84/ Тимо?еемъ задобренныхъ, что Ханъ, имЂвши наединЂ длинный съ Мурзою раэговоръ, до похода его относящійся, сказалъ ему при отпускЂ: „Помни всегда и не забывай, что хитонъ ближе къ тЂлу отъ чекменя !“
Гетманъ Хмельницкій тутъ же около Полоннаго получилъ чрезъ Боярина Молдавскаго, Костати, письмо Паши Силистрійскаго, Узукъ- 150 Алія, въ которомъ онъ, изъясняя волю Султанскую, въ фирманЂ его къ нему, ПашЂ, описанную, просилъ Гетмана о вспоможеніи Господарю Молдавскому, ЛипулЂ, на его непріятелей, противъ которыхъ употреблять Турецкія войска не позволяють теперь важныя политическія обстоятельства, и что Султанъ, его Господарь, много одолженъ будетъ Гетманомъ ко взаимной услугЂ. Гетманъ крайне доволенъ былъ такимъ случаемъ, который показалъ ему способъ отдЂлаться искусно отъ Тугай Бея и его Татаръ, ищущихъ всегда, что называется, ловить рыбу въ мутной водЂ, то есть, имЂющихъ врожденную склонность къ одному хищничеству и всЂхъ родовъ коварствамъ, занесеннымъ, видно, изъ прежняго отечества ихъ, Великой Татаріи, извЂстной всегдашними своими хищничествами и набЂгами, откуда ожидають богословы новаго нашествія порываемыхъ корыстьми и грубою языческою сисмемою, Гога и Магога, на всемірную брань. И такъ, обольстивъ Хмельницкій Тугай Бея отличными пріемами и подарками, согласилъ его отправиться съ сыномъ своимъ, Тимо?емъ, и соединеными войсками въ Молдавію на помощь Господарю тамошнему. Корпусъ туда отряженъ изъ восьми тысячь реестровыхъ и охочекомонныхъ Козаковъ и всЂми Тугай Беевыми Татарами, а. командующимъ объявленъ Тимо?ей Хмельницкій, подъ руководствомъ обознаго Генеральнаго, Носача, при которомъ были отличные Полковники: Дорошенко, Станай и Артазій, и корпусъ сей выправленъ въ Молдавію 17-го Сентября, 1648-го года.
Оть Полоннаго, распустя Хмельницкій войска свои на кантониръ-квартиры въ пограничные города и селенія, самъ, съ Гвардіею своею, состоящею изъ Чигиринскаго полка и трехъ сотъ волонтеровъ и со всЂмъ Гетманскимъ штатомъ отправился въ городъ Кіевъ, для принесенія благодарственныхъ Богу моленій за освобожденіе Малоросіи отъ ига Польскаго, и прибылъ туда 1-го Октября, въ день воскресный. Чины Малоросійскіе, товариство Козацкое и знатнЂйшее гражданство, собравшись въ Кіевъ завременно, встрЂтили Гетмана за городомъ съ подобающею честію и воздали ему живЂйшими чувствами всю свою благодарность за безпримЂрные подвиги его и труды, оказанные отечеству, и тогдаже признали и провозгласили его отцемъ и избавителемъ отечества и народа. Гетманъ, поблагодаря краткою рЂчью за ихъ признательность и особливо за воинство, оть ихъ семействъ къ нему собравшеесь и съ толикимъ мужествомъ во бранЂхъ подвизавшеесь, вступилъ въ городъ и прибылъ прямо въ соборную Софійскую церковь, гдЂ, выслушавши Божественную литургію, молебствовали и благодарили Бога прямо по Христіянски, съ сокрушеннымъ сердцемъ, /85/ и въ слезахъ и рыданіяхъ, самыхъ трогательныхъ, еже есть по псалмопЂвцу: рыдахъ отъ воздыханія моего сердца.“ Потомъ оборотясь Гетманъ къ чинамъ и народу, увЂщевалъ ихъ пребывать всегда Богу благодарными, а къ отечеству усердными, ревностными и межъ себя дружелюбными, не выпуская изъ мыслей обязанностей своихъ въ оборонЂ отечества й своей свободы; безъ чего, говоритъ, можемъ низринуться въ прежнее неключимое рабство и невольничество, и что непримиримые враги наши, Поляки, избиты только и изнеможены, а не совсЂмъ уничтожены, и могуть вновь собраться и ратоборствовать съ нами, примЂтивъ найпаче слабость нашу и несогласіе, о которомъ самъ Спаситель вашъ и Богъ провЂщалъ въ мірЂ; и мы видимъ всегдашнее того событіе, что всякой народъ и Царство, на ся раздЂлившееся, неустоить, и всякъ домъ, на ся раздЂлившійся, запустЂетъ.“
Пребывая Гетманъ въ КіевЂ, 9-го Октября послалъ въ первый разъ секретно въ Москву Судію Генеральнаго, Григорія Гуляницкаго съ представленіемъ къ Царю, АлексЂю Михайловичу, что теперь самое удобное есть время отобрать Царю оть Поляковъ городъ Смоленскъ съ его уЂздами и всю БЂлорусію, захваченные Поляками въ смутныя времена прежде бывшихъ Рускихъ браней съ Татарами, Поляками, а паче съ подставленными оть нихъ самозванцами, и что онъ, Хмельницкій, весьма желателенъ и готовъ помочь Его Величеству въ такомъ справедливомъ дЂлЂ и въ таковое время, когда Польскія силы вездЂ имъ разбиты и разсЂяны, и сама Польша находится въ крайнемъ изнеможеніи, а напротивъ того войска его, Козацкія, бывъ въ цвЂтущемъ соотояніи и разогнавъ вездЂ Поляковъ, остаются почти безъ дЂла. Царь АлексЂй Михайловичь, по осторожности своей, не отписавъ ничего къ Хмельницкому, присылалъ къ нему Князя Василія Васильевича Бутурлина, вмЂстЂ съ Гуляницкимъ, и чрезъ михъ поблагодарилъ Хмельницкаго весьма признательно за его такъ великое усердіе къ нему, Царю, и Его державЂ, единовЂрной и единоплеменной съ народомъ Малоросійскимъ, пересказалъ при томъ на словахъ, что его народъ, претерпЂвъ страшныя руины и убыли во время междуцарствія и необычайныхъ браней, а самая Держава, бывши не разъ потрясена съ самаго ея основанія и установившись нЂсколько, съ великими уступками завистливымъ и вЂроломнымъ сосЂдямъ, не можетъ еще пуститься на новыя неизвЂстныя войны безъ надежныхъ союзниковъ и друзей. Но ежели бы онъ, Хмельницкій, съ народомъ Малоросійскимъ, соединился навсегда съ Царствомъ его, Московскимъ, то тогда имЂли бъ съ нимъ предпріятія надежныя для общей пользы. О чемъ совЂтуетъ ему помыслить и Царю чистосердечно открыться; онъ же, съ своей стороны, обЂщеваетъ и обнадеживаетъ честію и совЂстію Христіанскою и Царскою принять ихъ, яко своихъ кровныхъ, и установить все по договору и обычаю народа и думныхъ людей. Гетманъ Хмельницкій какъ ни секретно производилъ съ Царемъ свои сношенія, однако они были ему, въ послЂдствіи, самою горчайшею пилюлею, /86/ приправившею его даже къ смерти.
Король Польскій, Владиславъ Четвертый, имЂвшій всегда справедливыя и патріотическія мысли о народЂ Рускомъ, получа чрезъ плЂнныхъ офицеровъ Польскихъ послЂдній отъ Хмельницкаго отзывъ, самый убЂдительнЂйшій къ мирнымъ положеніямъ, сберегающимъ общее отечество отъ конечнаго раззоренія продолжающимся жестокимъ междоусобіемъ, прислалъ къ Хмельницкому въ Кіевъ Воеводу Кіевскаго, Кисиля, и Князя Четвертинскаго, съ своимъ къ нему рескриптомъ, утверждающимъ его въ Гетманскомъ достоинст†и съ знаками, достоинство сіе означающими, кои оть посланниковъ оныхъ Хмельницкому торжественно и поднесены были, а именно: Гетманская булава, осыпанная алмазами, бунчукъ въ жемчугахъ и горностайная мантія. Гетманъ, поблагодаря Короля и пословъ его за сію важную присылку, а паче за преклонность къ миру, отдарилъ знатно пословъ Королевскихъ и отправилъ ихъ къ Королю съ мирными совЂщаніями и своимъ благодарственнымъ адресомъ. Но какъ только воротились они въ Варшаву, то противная Королю партія изъ чиновниковъ Польскихъ, подстрекаемая Примасомъ и Княземъ Іереміемъ Вишневецкимъ, отринули съ негодованіемъ мирныя намЂренія Короля, а посланниковъ его изгнали и выключили изъ должностей ихъ и достоинствъ, предвидя въ мирныхъ планахъ потерю свою невозвратную въ Рускихъ имЂніяхъ, ими силой захваченныхъ, и въ должностяхъ тамошнихъ, приносящихъ имъ великіе дрходы. Король, бывши вновь поступкомъ симъ отъ чиновъ и подданныхъ своихъ крайне огорченъ и оконфуженъ и ме имЂвши силъ и способовъ реванжовать противникамъ и озлобителямъ своимъ, впалъ въ безмЂрную печаль и задумчивость, и отъ того, въ 31-й день Октября, 1648 года, скончался. НЂкоторыя не безъ основанія подозрЂваютъ причиною смерти Королевской злодЂйскій промыслъ Примаса, учиненный чрезъ Духовника Королевскаго, Урбина. Хмельницкій, получа о томъ печальное извЂстіе, возрыдалъ горько и велЂлъ по всЂмъ церквамъ и во всей Малоросіи править о душЂ Королевской панихиды и сорокоусты и вписать его въ церковные поминальные субботники, съ прилогомъ къ имени Владислава: „Пострадавшаго правды ради и за народъ благочестивый.“
По кончинЂ Владислава вступилъ въ достоинство Королевское братъ его, Янъ Казимиръ. Онъ въ ДекабрЂ мЂсяцЂ того же года прислалъ къ Гетману Хмелъницкому прежде посыланнаго къ нему воеводу Кисиля, съ предложеніемъ, что начатыя братомъ его мирныя сношенія будутъ имъ докончаны, если Хмельницкій согласится и обяжется воевать съ Ханомъ Крымскимъ и Польскими войскими на Царство Московское, которому объявлена будетъ война съ требованіемъ пополненія давнихъ претензій Польскихъ на Московію и возвращенія Султану Турецкому и Хану Крымскому царства Астраханскаго съ городомъ того имени, въ которыхъ и онъ, Хмельницкій, получитъ, прибыточный участокъ. Хмельницкій на /87/ сіе предльженіе объявилъ ВоеводЂ мнЂніе свое, на самой честности и справедливости основанное, что воевать съ Христіанскою державою, народу его и ему самому единовЂрною и единоплеменною, и воевать еще за чужія претензіи, почитаеть онъ за тягчайшій грЂхъ предъ Богомъ и за великое предосужденіе предъ цЂлымъ свЂтомъ; ибо онъ вЂритъ несомнЂнно, и того оспорить никто не можетъ, что одна оборона естественнымъ образомъ человЂчеству позволяется противъ кого бы то ни было изъ своихъ враговъ, а нападать на человЂчество и терзать его самовольно и по однимъ прихотямъ есть разбойничество, варварство и самое звЂрство, ничЂмъ неизвинительное, и онъ лучше всего въ свЂтЂ лишится, чЂмъ преступитъ сіи правила Христіанскія и общія человЂческія. Воевода сколько ни обольщалъ Хмельницкаго разными посулами и обнадеживаніями со стороны Короля и РЂчи Посполитой, ничЂмъ, однако, поколебать его не могъ и возвратился тщетно. А Хмельницкій, по отлучкЂ его, послалъ заразъ секретно Судью Гуляницкаго въ Москву съ объявленіемъ Царю всего, происходившаго съ посланникомъ Польскимъ о намЂреніяхъ Королевскихъ, и что онъ, Хмельницкій, по усердію его къ Царю и его народу, совЂтуетъ предупредить зло оное посылкою на Смоленщину войскъ Царскихъ, а отъ Крыма и нашествія Татарскаго взбрать оборонительныя мЂры; а онъ всегда Царю и народу его вЂрный помощникъ и готовъ къ тому со всЂми войсками своими Козацкими . Царь благодарилъ Хмельницкаго чрезъ посланца его весьма признательно и снявши съ себя крестъ дорогой цЂны, послалъ его въ даръ Хмельницкому, съ увЂреніемъ, что за таковое искреннее усердіе пребудетъ онъ къ нему всегдашнимъ благодарникомъ и самымъ надежнымъ пріятелемъ; а о совЂтахъ его поразмыслитъ съ своими думными людьми и ему о томъ извЂститъ.
Царь АлексЂй Михайловичь въ февралЂ мЂсяцЂ 1649-го года посылалъ отъ себя къ Королю Польскому Князя АлексЂя Трубецкаго и Боярина Пушкина съ требованіемъ возвращенія Смоленска или заплаты за него ста тысячь рублей денегъ. Посланники сіи возвращаясь изъ Варшавы отъ Короля, заЂзжали, по повелЂнію Царскому, къ Гетману Хмельницкому и пересказали ему, что Король, выслушавъ требованіе ихъ и взявшись рукою за свою саблю, сказалъ, что сею отвЂчать онъ будеть за Смоленскъ и на всЂ за него претензіи Московскія. Между тЂмъ, по наказу Царскому, соглашали послы оные Хмельницкаго, чтобы съ народомъ Рускимъ и войскомъ соединился онъ въ Царство Московское на такихъ условіяхъ, какія имъ заблагоразсудятся; а Царь готовъ, между прочимъ, признать его, Хмельницкаго, съ потомствомъ владЂтельнымъ земли тоя Княземъ и объявить тогда войну ПольшЂ за Смоленскъ и БЂлорусію. Гетманъ въ сильныхъ выраженіяхъ доказывалъ посламъ Царскимъ, что народъ, имъ предводимый, есть народъ вольный и готовый всегда умереть за свою вольность до послЂдняго человЂка и характеръ сей въ немъ врожденный и неудобенъ къ насилованію; а при томъ, не смотря на его наружную /88/ простоту, есть онъ разборчивъ и проницатеденъ, то естъ, знаетъ цЂнить важность 151 державъ и народовъ. И потому надобно Царю заразъ объявить войну ПольшЂ, для двухъ, весьма важныхъ причинъ, самыхъ политическихъ: первое, чтобы народъ Малоросійскій узналъ прямо и увЂрился объ усердіи къ нему народа Московскаго, воюющаго въ помощь его на Поляковъ; а второе, чтобы Малоросіяне, увидЂвъ мужество народа Московскаго, перемЂнили о немъ тЂ мысли, кои имЂли о слабости его во время владЂнія Поляками городомъ Москвою и почти всЂмъ Царствомъ симъ; а безъ того, хотя бы я и согласился на мысли Царскія, но со стороны народа надежда будетъ тщетная.
Новый Король, Янъ Казимиръ, въ началЂ 1649-го года объявилъ во всемъ Королевст†своемъ посполитое рушенье на Казаковъ и на ихъ Гетмана, Хмельницкаго, т. е. повелЂлъ вооружиться всему народу своему, способному владЂть оружіемъ, коего и считали вооруженнымъ болЂе трехъ сотъ тысячь; а сборными мЂстами назначилъ имъ города: Лоевъ, Слуцкъ и Збаражъ. Хмелъницкій, собираясь противъ такого отчаяннаго Польскаго вооруженія, умножилъ свои войска до семидесяти тысячь, а въ городахъ учредилъ и оставилъ милицію изъ старыхъ Козаковъ и выслуженнаго товариства и изъ молодыхъ, долженствующихъ поступить на укомплектованіе въ полкахъ реестровыхъ Козаковъ. Войска Козацкія воспріяли свое движеніе съ 1-го Марта, и одинъ ихъ корпусъ, подъ командою Полковниковъ : Мартына Небабы и Антона Горкуши, отправленъ къ городу Лоеву и рЂкЂ Припети для удержанія или затрудненія похода войскъ Литовскихъ, а другой, подъ командою Есаула Генеральнаго, Богуна, и Полковниковъ: Осипа Глуха и Данила Нечая, командированъ къ городу Слуцку. Имъ одинакое дано отъ Гетмана наставленіе : удерживать непріятеля въ его позиціяхъ, пока возможно; а дальше затруднять его походы на переправахъ чрезъ рЂки и во всЂхъ дефилеяхъ, отступая всегда къ главной своей арміи, которая направила походъ къ городу Збаражу, куда положено придти самому Королю съ главнымъ Польскимъ войскомъ.
Гетманъ Хмельницкій поспЂшилъ съ арміею Козацкою подъ Збаражъ Марта 25-го на разсвЂтЂ, и засталъ при немъ войскъ Польскихъ до 100 тыс., предводительствуемыхъ старымъ Гетманомъ Короннымъ, Іереміемъ Вишневецкимъ, самымъ злЂйшимъ врагомъ и гонителемъ Козацкимъ, со многими молодыми Генералами и другими чиновниками, вытянутыми почти со всего Королевства. Войска сіи стояли уже въ боевомъ порядкЂ, какъ Хмельницкій къ нимъ приблизился. По счастію Хмельницкаго, а по ошибкЂ военачальниковъ Польскихъ, выставлены были въ передовыя линіи самые новые люди, набранные въ нынЂшнее посполитое рушенье и только умЂвшіе стоять и держать ружья; а старые и обученные воины выстроены въ другую линію, позади новыхъ, съ тЂмъ, видно, умысломъ, чтобы первыхъ удержать на ихъ мЂстЂ; но сіе /89/ послужило къ самой гибельной непріятельской разстройкЂ. Козацкая армія построена была на три фаланги  153, составленныя изъ пЂхоты и конницы спЂшившейся; два конные отряда шли по флангамъ, а корпусъ пЂхоты и конницы слЂдовалъ позади резервомъ. Одинъ фланговой отрядъ занялъ заразъ высоты, опущенныя Поляками противъ ихъ флангу. Фаланги, имЂвши достаточную у себя артиллерію, шли тихо, не смотря на пушечную пальбу непріятельскую, а потомъ на первые ружейные ихъ выстрЂлы, приближились къ передовымъ непріятельскимъ линіямъ на пистолетный выстрЂлъ, и тогда открыли на нихъ ружейную и пушечную пальбу съ великимъ успЂхомъ и пораженіемъ передовыхъ линій, которыя вдругъ замЂшались и подались назадъ; а поднятой при томъ крикъ отъ войска усугубилъ ихъ страхъ, и они, отступая первЂе спиною, а потомъ совсЂмъ оборотясь въ бЂгъ, смЂшали вторую линію и ее почти собою завалили. Казацкая пЂхота, удвоивъ свои шаги, напала тотчасъ на вторую линію и, не давъ ей выстроиться и выкарабкаться изъ толпы бЂгущихъ, ударила на нее копьями; убійство продолжалось нЂсколько часовъ съ невЂроятною гибелью для войскъ Польскихъ. Они, не имЂвши времени заряжать ружьевъ, а и того меньше выстроитьса, спасались однимъ бЂгствомъ и одинъ другаго тЂснили и опрокидывали. Конница Козацкая, пользуясь тЂмъ же замЂшательствомъ, ударила на бЂгущаго непріятеля во фланги, и только ей и было труда, что рубить и колоть бЂгущихъ въ безпамятст†Поляковъ. Наконецъ, убрались они въ городъ, остави†на мЂстЂ весь обозъ и багажъ свой съ превеликими кучами мертвецовъ и всею артиллеріею, коей собрано на мЂстЂ 57 орудій со всею ихъ принадлежностію. ТЂла убитыхъ нЂсколько дней свозили великими обозами въ отдаленность отъ города и тамъ ихъ хоронили, чтобы избЂжать города, а осаждающимъ его зловонія и вредныхъ испареній, а погребено ихъ, по перечоту, 19,373, съ убыткомъ Козацкимъ самымъ ничтожнымъ. Между убитыми Поляками много было ихъ чиновниковъ и знатной Шляхты, кои погребены отлично; да и самъ Вишневецкій тяжело раненъ въ лядвію и отнесенъ въ городъ на плащЂ жолнерскомъ.
Хмельницкій, хотя и зналъ, что въ городЂ артиллеріи и запасовъ почти не было, и потому штурмовать городъ весьма удобно, но зналъ при томъ и сіе, что провіантскихъ запасовъ на такое многолюдство, каково убралось въ городъ, не на долго станетъ. Посему рЂшился держать городъ въ тЂсной осадЂ и выморить Поляковъ голодомъ, а воиновъ своихъ сберегать для полевыхъ сраженій. И такъ, выжегши форштатъ вокругъ города, заперъ его со всЂхъ сторонъ, а противъ воротъ и всЂхъ проходовъ устроилъ редуты, укрЂпленные полисадами и артиллеріею съ сильными стражами. Между тЂмъ, съ перваго числа Іюня, начали возвращаться къ арміи отдЂльные корпусы Козацкіе, и перваго изъ нихъ командиръ, Полковникъ Небаба, доносилъ Гетману, что Князь Радзивилъ съ войсками Литовскими, въ числЂ 80 тысячь, переправясь чрезъ /90/ рЂку Припеть около города Лоева, имъ, Небабою, завременно раззореннаго и сожженаго, нападалъ на корпусъ его своими авангардами четыре раза; но онъ, Небаба, всегда ихъ отражалъ и причинялъ арміи Радзивиловой при перепра†рЂки и въ другихъ дефилеяхъ знатный убытокъ, а паче перетопилъ великое множество обозовъ съ запасами въ Припети; но, наконецъ, не могши пересилить такого многолюдства, уклонился отъ него около города Кіева; а Радзивилъ началъ Кіевъ осаждать и выжегъ нижній его форштатъ, Подоломъ называемый. Есаулъ Генеральный, Богунъ, прибывъ съ корпусомъ отъ Слуцка, рапортовалъ Гетману, что онъ, прошедъ съ корпусомъ до Бреста и раззоривъ сей городъ и мЂстечки Вишницу, Бобръ и другія, при многихъ битвахъ съ Поляками, возвратился къ  153 городу Слуцку и засталъ около его въ лагерахъ и по деревнямъ великія толпы Польскихъ войскъ, посполитымъ ихъ рушенъемъ собранныя, перебилъ ихъ нЂсколько тысячь, а послЂднихъ загналъ въ городъ, забравъ въ добычу всЂ ихъ обозы, запасы и множество верховыхъ и подъемныхъ лошадей; осаждать же города не посмЂлъ, за многолюдствомъ въ немъ войскъ, считающихся до 100 тысячь и за сближеніемъ Короля, поспЂшающаго къ Збаражу съ регулярными его войсками и гвардіею.
Гетманъ Хмельницкій по донесенію Богуна выступилъ заразъ съ главнымъ войскомъ на встрЂчу Короля и его арміи, а при ЗбаражЂ оставилъ писаря, Кривоноса, съ достаточнымъ корпусомъ. Въ два дни пути отъ Збаража освЂдомился Хмельницкій, что армія королевская при самомъ КоролЂ весьма къ нему близка. Онъ, избравъ заразъ мЂсто удобное при мЂстечкЂ ЗборовЂ, построилъ войска свои въ ордеръ баталіи: умноживъ пЂхоту свою спЂшенными Козаками, поставилъ ее тремя фалангами въ обширную линію, а на интервалахъ иди промежуткахъ между фалангами и на ихъ флангахъ построилъ крЂпкія батареи, обведенныя глубокими и широкими рвами. Фланги линій примкнуты, были: одинъ къ болоту и проведенному въ него рву, а другой къ лЂсу, такъ же окопанному въ довольное разстояніе. Линія пЂхотаая для того растянута и укрЂплена была, чтобы непріатель многолюдствомъ своимъ не могъ ее окружить. Позади линій на самой срединЂ оставленъ резервъ изъ пЂхоты и конницы, который могъ всЂ слабыя мЂста сикурствовать. Знатная часть лучшей конницы поставлена была впереди линіи, на ея лЂвой сторонЂ, за лЂсомъ, и начальникамъ ея отданъ приказъ, коль скоро армія непріятельская минуеть ихъ дистанціи и сблизится съ пЂхотной Козацкой линіей, то тотчасъ сдЂлать разсыпную атаку конницею во фланги и въ тылъ непріятельской арміи и развлечь тЂмъ вниманіе ея и осторожность во всЂ стороны, и чтобы она, сочтя себя атакованною со всЂхъ сторонъ, не смЂла прорываться за линію. Между тЂмъ всЂмъ воинамъ сдЂлалъ Хмельницкій краткое, но важное увЂщаніе, доказывая, „что отъ нынЂшняго сраженія зависитъ все счастье и несчастье наше и всего отечества нашего, въ которомъ отцы, братія и дЂти наши простираютъ /91/ къ намъ руки, прося освобожденія своего изъ постыднаго и тиранскаго невольничества Польскаго, а мертвецы наши, избитые и измученные Поляками, заклиная насъ Самимъ Богомъ и вЂрою въ Него, отъ Поляковъ поруганною, требуютъ праведнаго мщенія за кровь ихъ, неповинно Поляками пролитую и всегда попираемую.“ Но при томъ крЂпко Гетманъ приказывалъ всему воинству своему, чтобы никто, во время сраженія, не дерзалъ поднять убійственной руки на Короля и прикасаться къ нему, яко къ особЂ освященной, сирЂчь, помазаннику Божію, но при всякомъ случаЂ чтилъ бы его съ благоговЂніемъ.
Іюня 17-го, въ середу, 1649 года, есть тотъ пресловутый день, который долженъ быть всегда достопамятнымъ въ Исторіи Малоросійской. Онъ есть рЂшитель освобожденія народа Рускаго отъ ига Польскаго, и въ немъ положенъ камень основанію новой эпохи того народа. Предъ восходомъ солнца стала многочисленная армія Польская въ виду арміи Козацкой; она много людствомъ своимъ подобилась грозной тучЂ, закрывающей горизонтъ и помрачающей солнце. Всадники ея, блсетящіе збруею и богатымъ убранствомъ, представляли страшную молнію, сверкающую въ темнотЂ ночной; а отъ множественной конницы подымающяяся пыль возносилась вихрями своими до облаковъ и помрачала зрЂніе человЂческое, опускаясь на землю. Гетманъ, разъЂзжая безпрерывно по своимъ фалангамъ, приказывалъ не спЂшить выстрЂлами, а допускать непріятеля въ самую ближайшую дистанцію, не смотря на его пальбу и порывчивость. Но какъ толъко онъ сблизился довольно къ линіямъ, то открыта вдругъ пальба изъ пушекъ и ружьевъ Козацкихъ, а отъ скрытой конницы произведена разсыпная атака во флангъ и тылъ непріятельскій. Громъ пальбы, съ обЂихъ сторонъ производимой, и круженіе дыма, сдЂлавшееся отъ безпрерывныхъ выстрЂловъ, закрывали на долгое время рЂшимость сраженія; наконецъ, поднявшійся крикъ въ срединЂ арміи Польской, далъ знать, что дЂлается для воспрещенія ухода новыхъ войскъ изъ линій, которыя во многихъ мЂстахъ разорвали свой фронтъ и подЂлали въ немъ пространные интервалы, перемЂшавъ и разстроивъ старыхъ своихъ воиновъ. Гетманъ тое примЂтивши, выслалъ на слабыя мЂста непріятельскія одну фалангу своей пЂхоты, съ частію конницы, взятой изъ резерва; и пЂхота сія, ударивъ на разстроеннаго непріятеля копьями, тотчасъ обратила его въ бЂгъ. Покушавшійся непріятель окружить высланную пЂхоту, былъ встрЂченъ резервомъ Козацкимъ и обращенъ также въ бЂгство; а за тЂмъ и вся армія Польская, первЂе подаваясь по немногу назадъ, наконецъ совсЂмъ побЂжала въ разстройствЂ, и Гетманъ, оставивъ на мЂстЂ сраженія для осторожности одну только фалангу, велЂлъ всЂмъ прочимъ войскамъ гнать и поражать непріятеля. Убійство при семъ надъ Поляками было страшное и повсемЂстное. Вся конница, дЂлавшая прежде разсыпную атаку, нападала на бЂгущаго непріятеля цЂлою лавою или фронтомъ, и онъ, бывши въ разстройкЂ, не могъ стоять и обороняться /92/ противъ копьевъ, а спасался однимъ бЂгствомъ. Самъ Король нЂсколько разъ былъ окруженъ Козаками; но къ нему никто не прикасался и даже ничЂмъ на него не металъ, а пропускали его съ почтеніемъ, и онъ бросилъ отъ себя въ одну партію кошелекъ съ деньгами, а въ другую партію далъ часы золотые ея командиру, который принялъ ихъ, снявши съ себя шляпу и съ великимъ почтеніемъ, увЂривъ при томъ Короля, чтобы онъ изволилъ Ђхать спокойно и ничЂмъ не тревожась; ибо его никто не тронетъ, а всякъ чтитъ съ благоговЂніемъ, яко особу священную. Король, вздохнувъ и приподнявъ руки, выговорилъ СтаршинЂ Козацкому : „Какъ я обманутъ оть льстецовъ своихъ, называвшихъ васъ, Козаковъ, грубіянами и варварами! Напротивь, вижу я въ васъ благородныхъ воиновъ и великодушныхъ Христіанъ.“ Погоня и убійство надъ Поляками продолжались до заходу солнца; дороги и поле покрыты были мертвыми и умирающими Поляками на пятнадцать верстъ разстоянія. На мЂстЂ сраженія сочтено и погребено ихъ мертвецовъ до 20 тысячь, и въ томъ числЂ Генералъ Осолинскій, со многими другими изъ вельможъ и знатныхъ чиновъ Польскихъ, кои погребены въ одной каплицЂ Католической; а въ добычу остался обширный станъ арміи Польской со всЂми обозами и запасами, вся артиалерія съ ея парками и весь станъ Королевскій и вельможескій съ богатыми палатками, сервизами и экипажами; словомъ сказать: обогатили и обременили добычею сею всю армію Козацкую.
Гетманъ, воротившись съ арміею своею къ Збаражу, послалъ въ городъ нЂсколько чиновниковъ Польскихъ, взятыхъ въ плЂнъ и близкихъ Гетману, Князю Вишневецкому, между коими былъ одинъ изъ его родни. Чрезъ нихъ уговаривалъ Хмельницкій Вишневецкаго сдать городъ, яко безнадежный, и пощадить невинный народъ, въ немъ гибнущій. Чиновники оные, побывавши въ городЂ, скоро воротились къ Хмельницкому съ тремя чиновниками изъ города, посланными Вишневецкимъ. Они, предлагая сдачу города, разсказывали ужасное зрЂлище въ городЂ: войска и народъ, въ немъ запертый, лишившись человЂческой пищи, болЂе уже мЂсяца питались однимъ мясомъ лошадинымъ, собачьимъ, кошечьимъ и мышечышъ; а теперь питаются они всякими кожами и ремнями, и даже Ђдятъ обувь свою ременную; и самаго Князя Вишневецкаго нашли, при пользованіи его отъ ранъ, питающагося супомъ, съ мышачьимъ мясомъ свареннымъ, и что множество уже народа померло, а остальные порываются одинъ другаго Ђсть. Хмельницкій тотчасъ повелЂлъ одному отряду войскъ своихъ занять городъ, а войска, въ немъ запертыя, выпустить обезоруженными изъ города. Гетмана жъ Вишневецкаго, со всЂми чиновниками и Шляхтою, перемЂстить въ замокъ и содержать подъ стражею до дальнЂйшаго разсмотрЂнія. Войска, вышедшія изъ города, похожи были на нЂчто чудовищное: они слоняясь по землЂ, представляли изъ себя одни скелеты тЂлъ человЂческихъ и просили у Козаковъ пищи, падая на землю. Хмельницкій, тотчасъ снабдивъ ихъ довольною пищею, /93/ приказалъ важнЂйшимъ изъ нихъ беречь одинъ другаго, чтобы употребляли пищу съ великою осторожностію, дабы вдругъ не объЂдались и не померли, и за тЂмъ разпустилъ ихъ въ свои жилища. Князю Вишневецкому предложилъ Хмельницкій писать отъ себя къ Королю и послать къ нему своихъ чиновниковъ, кого изберетъ, и чтобы они скоро возвратились съ точною и надежною рЂшимостью, чего ему ожидать, мира или войны? Сей Князь, преизлиха гнавшій народъ Рускій и всегда разрывавшій съ нимъ заключаемые мирные договоры, писалъ къ Королю весьма убЂдительно, прося о заключеніи съ Козаками вЂчнаго и прочнаго мира, чего бы онъ ни стоилъ, „ибо видно,“ говорилъ онъ, ненависть наша къ народу Рускому превзошла мЂру свою, и судъ Божій видимо гонитъ насъ, за его отмщевая.“
При ЗбаражЂ прибылъ къ Хмельницкому сынъ его, Тимо?ей, воротившійся изъ Молдавіи вмЂстЂ съ Мурзою Крымскимъ, Тугай Беемъ. Они оба докладывали Хмельницкому, что непріятели Господаря Молдавскаго, Липулы, бывши разбиты войсками ихъ, Козацкими и Татарскими, на многихъ сраженіяхъ и на двухъ главныхъ, при Яссахъ и БухарестЂ, разсЂяны, наконецъ, и уничтожены вовсе; а Венгерцы, съ Княземъ ихъ, Ракоціемъ, убрались въ свои границы, и Господарь остался спокойнымъ въ своемъ правленіи и достоинствЂ. НаединЂ открылся Тимо?ей отцу своему, что дочь Господаря, Липулы, Княжна Ирина, хочетъ быть его супругою, на что и мать ея согласна; но отецъ тому противится, подстрекаемъ будучи Польскимъ вельможею, однимъ изъ Потоцкихъ, предлагающимъ въ супружество сына своего, котораго Ирииа не терпитъ, Хмельницкій, поблагодаривъ Тугай Бея за услуги и дружбу, подарилъ его весьма знатно и, пріумноживъ великія добычи, въ Молдавіи и Валахіи нажитыя, отпустилъ съ войскомъ Татарскимъ въ Крымъ, пославъ съ нимъ благодарственный адресъ къ Хану съ знатными также подарками. Къ ПашЂ Силистрійскому писалъ Хмельницкій, что по волЂ Султанской и по прозьбЂ его, Пашинской, въ разсужденіи Господаря Молдавскаго все сдЂлано, что было имъ желательно, и онъ въ своемъ достоинст†успокоенъ и утвержденъ; но сопротивленіе Господаря въ законномъ и добровольномъ бракЂ, его крайнЂ оскорбляетъ, и онъ проситъ Пашу прилежно въ томъ ему помочь. Паша отвЂчалъ Хмельницкому, что не только берется онъ уговорить Господаря на такое приличное и выгодное супружество, но донесетъ о томъ и самому Султану, своему государю, и надЂется отъ того самаго лучшаго успЂха.
Между тЂмъ воротились въ городъ Збаражъ посланные къ Королю чиновники Князя Вишневецкаго и привезли рескриптъ Королевскій, повелЂвающій Князю просить Хмельницкаго о заключеніи мирнаго трактата и присылки для того своихъ полномочныхъ комиссаровъ въ мЂстечко Зборовъ, куда высланы отъ Короля его полномочные: Воевода Кіевскій, Кисиль, и, Воевода Смоленскій, Грабовскій. Потому отъ стороны Малоросійской высланы Хмельницкимъ /94/ на конгресъ Зборовскій писарь Генеральный, Кривоносъ, Есаулъ Генеральный, Демьянъ МногогрЂшный, и Секретарь Гетманскій, Иванъ Виговскій. Трактатъ Зборовскій былъ заключенъ по наставленію и наказу Хмельницкаго и полномочными съ обЂихъ сторонъ подписанъ, Сентября 7-го дня, 1649 года; онъ состоялъ въ слЂдующихъ статьяхъ:
1. Народъ Рускій, со всЂми его областями, городами, селеніями и всякою къ нимъ народною и національною принадлежностью, увольняется, освобождается и изъемлется отъ всЂхъ притязаній, и долегливостей Польскихъ и Литовскихъ на вЂчныя времена, яко изъ вЂковъ вольный, самобытный и незавоеванный, а по однимъ добровольнымъ договорамъ и пактамъ въ едность Польскую и Литовкую принадлежавшій.
2. Обоюдная вражда, помста и все непріятельское, между сими народами бывшее, прекращается, уничтожается и предается вЂчному забвенію, и амнистія всему тому дается и утверждается полная и совершенная, служащая взаимно всЂмъ тремъ народамъ; тежъ и убытки альбо потери, войною и незлагодствомъ починенные и понесенные каждою націею и каждою особою, да зостаютъ безъ повраченья, поиску и упоминку на вЂчные часы.
3. Народъ Рускій отъ сего часу есть и ма буть ни оть кого, кромЂ самаго себе и правительства своего, независимымъ; а правительство тое избирается и установляется общею порадою, добровольно отъ всЂхъ становъ, и приговоромъ чиновъ и товариства, по стародавнимъ правамъ и обычаямъ Рускимъ, и никто имъ въ томъ да не мЂшаетъ, ни посредствуетъ ни якимъ колвекъ способомъ, ни тайнымъ, ни явнымъ, а найбарзЂй усильствомъ.
4. Религія Ка?олическая Руская альбо Греческая, маеть зупельное равенство съ религіею Католическою Польскою альбо Римскою, и въ справахъ церковныхъ и засЂданіяхъ гдЂ колвекъ, Митрополита Рускій Кіевскій мае первое мЂсто по Примасу Польскомъ, а Епископы Рускіе съ Епископами Польскими заровно засЂдаютъ и такъ ся лагодять, якъ издавна бувало за Круля Баторія и иншихъ до начатку въ земли Руской Уніи, которую до хундаменту касуемъ и нивычимъ, яко смутившую народы, породившую въ нихъ вражду, и окипЂлую безмЂрною кровію Христіанскою; а въ иншихъ народахъ альбо земляхъ Польскихъ и Литовскихъ мае вона подлеглость доброй воли мирянъ и ихъ шацунку; а безъ того нихто ее да не приметь и держати не мусить.
5. Границы Рускія земли установляются и утверждаются отъ Чернаго моря и лиману ДнЂпровскаго вгору на полдень по рЂкЂ ДнЂстру, а оть вершины его до рЂки Горыни, а отъ Горыни до рЂки Припети, и оттуду рЂкою ДнЂпромъ до города Быхова, а оттуда къ рЂкЂ Сожъ и Сожемъ до уЂзду Смоленскаго; а граница промежду рЂчекъ по твердой землЂ указуется по гранямъ сельскимъ альбо вясковымъ, и яке селеніе куды сходить, туды и грань принадлежить; /95/ и тЂ грани разберутся и поновятся звыклыми судами Подкоморскими и Комисарскими.
6. Верховный начальникъ и Господарь земли Руской и народа того ма бути Гетманъ, избираемый чинамн и войскомъ измежду себя вольными голосами, а постороннему альбо инако повставшему, не бути ни кому ни въ яку пору. Достоинство Гетмана Рускаго ма равенство зупельне съ Гетманами Коронными и Литовскими, а войска повольно имЂти ему реестроваго вь полкахъ, наполняемыхъ отъ товариства, 40 т, а охочекомоннаго и Запорожскаго килько наберется; и Козаки реестровые судомъ и послушенствомъ повинны полкамъ и командамъ ихъ, донелЂ же козакують и стоять въ реестрахъ войсковыхъ; а по выслугЂ ворочаются подъ право свое Шляхетское и тому повиноватиса учнуть, якъ и все посполитство мае судитись и разбиратись каждый станъ по своимъ стародавнимъ правамъ и артикуламъ, и нихто ихъ ни въ чемъ да не неволить, ни привлащаеть, опричь долегливостей, правами установленныхъ.
7. Миръ и тишину въ народЂ Польскомъ съ народомъ Рускимъ уставуемъ вЂчные и незрадливые, подъ клятвою анафемы и арафемы, нарушителя и зрадцы людскаго. А оборона отчизны каждому народу есть повольна, и заводца изъ нихъ самъ за себе ратуеть, а другаго не приневолюеть, и помочь между державами належить до злагоды правленія народнаго и общей порады. А инаково повольно будеть каждому воевать альбо неутралъ держать, и нихто за те ни пеняеть, ни помстить подъ клятвами вышереченными, тежъ и союзъ, альбо протекція народа Рускаго съ народомъ Польскммъ и иншимъ, подлежить до порады и приговору зупельнаго отъ народа, якому въ РЂчи посполитой щитатись третею республикою.
Получа Гетманъ Хмельницкій мирныя статьи чрезъ своихъ комиссаровъ, очистилъ заразъ всЂ города и селенія Польскія, занимаемыя войсками его внЂ назначенныхъ по трактату границъ, и войска всЂ распустилъ по ихъ квартирамъ и жилищамъ, а самъ отправился, со штатомъ своимъ и гвардіею, въ городъ Кіевъ для принесенія Богу благодарственныхъ моленій за дарованныя имъ побЂды и возстановленіе мира и спокойствія народнаго. Въ городъ вступилъ Гетманъ 1-го Октября, съ тріумфомъ, при пушечной паль6Ђ съ валовъ и колокольномъ звонЂ, а народъ и чины его, Гетмана, встрЂтили съ изъявленіемъ живЂйшей къ нему благодарности и своего полнаго удовольствія. По отпра†молебствій во всЂхъ церквахъ и монастыряхъ Кіевскихъ, повелЂлъ Гетманъ учинить тоже и во всей Малой Россіи, и поживши въ Кіе†д†недЂли, переселился на житье въ городъ Чигиринъ. Трактатъ Зборовскій, по ратификаціи его Королемъ, Яномъ Казиміромъ, опубликованъ по всей Малороссіи и записанъ вездЂ въ книги судовыя и правительственныя, Марта 8-го дня, 1650 года, чрезъ Есаула Генеральнаго, МногогрЂшнаго, Полковника Бряцлавскаго, Нечая, и Секретаря Виговскаго. /96/
Въ МаЂ мЂсяцЂ, 1650 года, прибыли къ Гетману Хмельницкому въ Чигиринъ иностранные посланники съ поздравленіемъ отъ своихъ государей его въ Гетманскомъ достоинствЂ, увеличенномъ знатными воинскими пріобрЂтеніями и Зборовскимъ трактатомъ, признавшимъ его и народъ Рускій вольнымъ и ни отъ кого, кромЂ самихъ себя, независимымъ. Посланники сіи были : отъ Султана Турецкаго, Османъ Ага, съ Пашею Силистрійскимъ, Узукъ Аліемъ, и многими знатными Туркамм; оть Царя Московскаго: СовЂтникъ его, Князь Василій Бутурлинъ, со многими Боярами, и, наконецъ отъ Короля Польскаго и РЂчи посполитой, Канцлеръ, Князь, Любомирскій, съ воеводою Кисилемъ и многими другими. Послы Турецкіе поднесли Гетману отъ имеши ихъ Императора булаву, осыпанную каменьями и жемчугами, саблю булатную дорогой цЂны и дулейманъ, похожій на мантію съ горностайными опушками, да сорокъ мЂшковъ серебряныхъ Турецкихъ левовъ въ даръ войску: и всЂ тЂ подарки были въ бумажныхъ мЂшкахъ и чехлахъ, покрытыхъ шелковою матеріею съ золотыми и серебряными цвЂтами. Послами Московскими представлены подарки, состоящіе въ дорогихъ мЂхахъ соболъихъ и другихъ и въ косякахъ разныхъ парчей и матерій, сложенные въ кули рогожаные, а казна, присланная для войска, въ боченкахъ, обвернутыхъ рогожами. Отъ стороны Польской выставлено въ подарки нЂсколько поставокъ тонкихъ суконъ и нЂсколько десятковъ дорогихъ поясовъ и ковровъ, а казна для войска покрыта дорогими коврами.
Послы оные были на аудіенціи у Гетмана. ПослЂ обыкновенныхъ поздравленій и привЂтствій, предлагали каждый отъ своихъ государей и народовъ дружбу свою и союзъ къ нему, Гетману, и народу Рускому, а для вЂчнаго ихъ удержанія, соглашали Гетмана съ народомъ къ себЂ въ протекцію на такихъ положеніяхъ, каковы общими договорами установлены будутъ, при чемъ первымъ пунктомъ положится утвержденіе Гетманства наслЂдственнаго въ потомст†и фамиліи его, Хмельницкаго. На сіе Гетманъ сказаль посламъ рЂшительно: „Союзъ и дружбу я готовъ держать со всЂми народами, и никогда ихъ не презрю, яко дара Божественнаго и всему человЂчеству приличнаго; избраніе жъ народу протекція, когда она ему надобна будетъ, зависитъ оть его доброй воли и общаго совЂщанія и приговора; а отъ потомственнаго обладанія народомъ симъ моею фамиліею въ качест†Гетмановъ я весьма отказываюсь и оть того вЂчно убЂгать буду, яко противнаго правамъ  154 и обычаямъ народнымъ, по которымъ они управляемы быть должны выбранными изъ себя всЂми урядниками и самимъ Гетманомъ. И я, возстановивши въ нихъ права сіи съ пожертвованіемъ великаго числа воиновъ, отъ нихъ же избранныхъ и кровію своею права оныя запечатлЂвшихъ, весьма совЂщусь и стыжусь помыслить даже о ихъ нарушеніи.“ Гетманъ, скоро по прибытіи въ Чигиринъ посланниковъ иностранныхъ, предписалъ во всЂ правительства и города Малоросійскія, чтобы отъ чиновъ и народа прибыли къ нему въ Чигиринъ на сеймъ /97/ Генеральный всЂ депутаты, выбранные, по примЂру прежде посыланныхъ въ Варшаву на сеймъ вольный, а особо повелЂлъ отъ полка прислать по три депутата чиновныхъ и по четыре изъ Козаковъ. Симъ собравшимся депутатамъ и всЂмъ чинамъ Малоросійскимъ объявилъ Гетманъ грамоты иностранныхъ Дворовъ, ихъ подарки и казну и, напослЂдокъ, соглашенія или зазывъ въ протекцію. Чины и народъ Малоросійскій, побывши 268 лЂть въ соединеніи съ Польшею и 66 лЂть заодно съ Литвою, вкусили и напитались слишкомъ вольностей и своевольствъ тамошнихъ, то есть, добраго и хулаго навыку, а урядники и чиновники здЂшніе и того болЂе заразились властолюбіемъ и присвоеніемъ себЂ начальства и неподчиненности. Посему первымъ было несогласіе ихъ на всякую протекцію и подчиненность иностранную, а и того больше видЂть у себя наслЂднее Гетманство, посуленное Хмельницкому посланниками иностранными отъ ихъ государей. Гетманъ съ клятвою принужденъ увЂрять ихъ, что „предложенное ему наслЂдственное правленіе тогдаже имъ отвергнуто и онъ на него никогда не согласится, яко на самый опасный камень преткновенія, на который всЂ падшіе сокрушатся и возстать не могутъ, и что онъ больше ихъ знаетъ, яко состарЂвшійся въ дЂлахъ политическихъ, каковому правительству въ народЂ Малоросійскомъ быть надлежитъ. А что принадлежитъ до протекціи, то она не токмо намъ полезна, но почти неизбЂжна, и здравомыслящій человЂкъ, или совершенный политикъ, съ перваго взгляду примЂтитъ, что самое положеніе земли нашей, открытой со всЂхъ сторонъ и неудобной къ укрЂпленію, дЂлаетъ насъ игралищемъ неизвЂстной судьбы и слЂпыхъ случаевъ. Ежели же обольстили и возгордили васъ многія и великія побЂды наши надъ непріятелемъ и пріобрЂтенная чрезъ то слава, почти всегосвЂтная,то знайте, друзья и братія, что это работалъ себЂ болЂе энтузіазмъ народный, подвигнутый крайнею жестокостію Польскою и крайнимъ же огорченіемъ и изступленіемъ народнымъ; и сколько при томъ пріобрЂли мы славы, столько же нажили тЂмъ и завистниковъ, которые, при всЂхъ случаяхъ, а иногда и нарочито для собственной безопасности и осторожности своей, не преминутъ всЂвать въ насъ плевелы или испытывать и пробовать насъ, какъ лЂкари испытуютъ больныхъ своихъ, щупая за пульсъ. И мы вЂрно на всегда таковы будемъ, каковы были и есть, то есть, непобЂдимыми, чего ни одинъ народъ себЂ присвоить не осмЂлится, не отвергнувъ промысла Божія, который одинъ всЂмъ движитъ, и сего крЂпитъ и возводитъ, а сего разслабляетъ и низводитъ, судя по достоинствамъ и заслугамъ народнымъ, а замЂчательнЂй въ пораженіяхъ его есть гордость и высокомЂріе народовъ.“
Чины и депутаты, успокоенные и тронутые рЂчью Хмельницкаго, начали было разсуждать о протекціи и избиратъ ее между державъ, приславшихъ своихъ посланниковъ. Но Польскую съ перваго разу единогласно отринули, а о прочихъ разбились на мнЂнія, но ни на одномъ не согласились. Старые изъ нихъ, соединенно съ Гетманомъ, /98/ соглашались на протекцію Московскую, яко къ народу единовЂрному и единоплеменному; но молодые весьма имъ противились, доказывая чрезъ партизанта своего и оратора, Есаула Генеральнаго, Богуна, что „въ народЂ Московскомъ владычествуетъ самое неключимое рабство и невольничество въ высочайшей степени, и что у нихъ, кромЂ Божьяго, да Царскаго, ничего собственнаго нЂть и быть не можетъ, и человЂки, по ихъ мыслямъ, произведены въ свЂтъ, будто, для того, чтобы въ немъ не имЂтъ ничего, а только рабствовать. Самые вельможи и бояре Московскіе титулуются обыкновенно рабами Царскими, и въ прозьбахъ своихъ всегда пишутъ они, что бьють ему челомъ; касательно жъ посполитаго народа, то всЂ они почитаются крЂпостными, какъ бы не отъ одного народа произшедшими, а накупленными изъ плЂнниковъ и невольниковъ, и сіи крЂпостные или, по ихъ названію, крестьяне обоего пола, то есть, мужчины и женщины съ дЂтьми ихъ, по недовЂдомымъ въ мірЂ правамъ и присвоеніямъ, продаются на торжищахъ и въ жилищахъ отъ владЂльцовъ и хозяевъ своихъ на ряду скота, а не рЂдко и на собакъ промЂниваются, и продаваемые повинны при томъ быть еще нарочито веселыми и отзываться о своемъ голосЂ, добротЂ и знаніи какого ни есть ремесла, чтобы по тому скорЂе ихъ купили и дороже заплатили. Словомъ сказать, соединиться съ такимъ неключимымъ народомъ есть тоже, что броситься изъ огня въ пламя.“
Духовенство Малоросійское, большею частію обращенное изъ Уніятства и крайнЂ сожалЂвшее втайнЂ о потерянной его власти надъ народомъ, поданной было имъ Поляками и близкой къ рабству, сплело нелЂпую басню въ разсужденіи посольства Московскаго и всЂхъ прочихъ, и бывшій съ нимъ въ собраніи протопопъ Черкаскій, ?едоръ Гурскій, почитавшійся въ народЂ отличнымъ богословомъ и проповЂдникомъ, взявши тексть изъ священнаго Евангелія и употребляя его на зло самымъ страннымъ сравненіемъ, говорилъ въ собраніи, что, „какъ, де, отъ трехъ царей или волхвовъ поднесенные младенствующему Христу дары: злато, ладанъ и смирна, предзнаменовали бытіе и страданіе его въ мірЂ и возвращеніе въ небо, то есть, злато значило Царя, ладанъ мертвеца, а смирна показывала Бога, то такъ и сіи дары, подносимые отъ Царей народу, предзнаменуютъ, чЂмъ они одЂты или покрыты, въ томъ будетъ жить или покрываться народъ, ими прельстившійся, на примЂръ: дары Польскіе состоятъ въ сукнахъ, покрытыхъ ковромъ, то будеть и народъ, съ Поляками жившій, ходить въ сукнахъ и имЂть ковры; Турецкіе дары одЂты и прикрыты бумагою и шелкомъ, то и народъ, за ними жившій, будетъ въ состояніи одЂваться шелковыми и бумажными матеріями; а Московскіе дары суть всЂ въ рогожахъ, то неизбЂжно и народъ, живучи съ ними, доведенъ будетъ до такой бЂдности, что уберется онъ въ рогожи и подъ рогожи. И эти заключенія суть вЂрны и превосходятъ всЂхъ оракуловъ въ свЂтЂ.“
Басня сія подЂйствовала больше всего на депутатовъ простЂйшихъ и на всЂхъ Козаковъ : они /99/ подняли открытый ропоть и шумъ на Хмельницкаго, „называя его зрадцею и предателемъ отечества, подкупленнымъ, яко бы, отъ пословъ, и что они, освободивши себя изъ неволи Польской съ пролитіемъ многой крови своей и пожертвованіемъ премногихъ тысячь братіи, положившей животъ свой за вольность отечества, опять предаются въ неволю самоизвольно, и предаются такому народу, который не подалъ имъ никакой помочи въ крайнихъ бЂдствахъ ихъ, не подалъ даже воды промыть кровавыхъ устъ нашихъ, и лучше намъ быть во всегдашнихъ бранЂхъ за вольность, чЂмъ налагать на себя новыя оковы рабства и неволи. Да и кому изъ сосЂдствующихъ народовъ отдаться можно безъ ужаса и содроганія? Одни изъ нихъ безпрестанно угнЂтаются бусурманствомъ, не терпящимъ открытаго богослуженія Христіанскаго въ собственной землЂ ихъ; другіе торгуютъ собственною братьею своею и, не смотря на одновЂрство и однокровство, продаютъ одинъ другаго безъ стыда и угрызенія совЂсти. А вЂръ у нихъ столько, сколько слободъ и въ нихъ домовъ, а нерЂдко и въ одномъ домЂ нЂсколько ихъ вмЂщается, и одно семейство оть разновЂрства не можетъ вмЂстЂ ни пить, ни Ђсть изъ одной посуды, а вся вЂра состоитъ у нихъ въ разборЂ образовъ и крестовъ, и кто изъ нихъ лучшій, тотъ есть и достойнЂй къ почитанію и сильнЂе къ помощи людской; для Бога же, Творца всЂхъ и Господа, не извЂстно, что у нихъ оставляется. И такъ ожели съ симъ народомъ соединиться намъ, то или они насъ распродадутъ по одиначкЂ, или переморятъ  155 на улицахъ своихъ и распутіяхъ; ибо никто изъ нихъ не пуститъ въ домъ свой никого нашего прохожаго, а паче съ табакомъ, употребленіе котораго почитается у нихъ страшнымъ грЂхомъ, смертнымъ грЂхомъ и единственнымъ человЂческимъ грЂхомъ во всемъ мірЂ.“
Гетманъ, успокоивъ ропотъ собранія повтореніемъ клятвъ своихъ, что „онъ никогда не имЂлъ въ мысляхъ и имЂть не будетъ намЂренія приневоливать ихъ къ поврежденію правъ своихъ и свободъ, совЂтовалъ только, по усердію своему къ нимъ и общему отечеству, поставить себя на крЂпкихъ ногахъ надежнымъ союзомъ и соединеніемъ съ другимъ народомъ, котораго всЂ благоустроенныя Державы всегда ищутъ, а намъ сугубо того надобно, въ разсужденіи, какъ я говорилъ уже, положенія земли и новости состоянія нашего,“ и за симъ разпустилъ собраніе во свояси, и сеймъ ихъ тЂмъ окоичился. Посланыиковъ иностранныхъ отдарилъ Хмельницкій пристойно за ихъ подарки и, отписавъ на грамоты со всею вЂжливостію и благодарностію своею за привЂтствія и отзывы Монарховъ, далъ имъ отпускную аудіенцію и на ней увЂрилъ каждаго порознь о всегдашней преданности своей къ ихъ Монархамъ и непрерывной пріизни къ народамъ, и что при томъ онъ всемЂрно будетъ стараться о соединеніи съ ними и своего народа по прошествіи въ немъ перваго отвратительнаго къ протекціямъ жара, породившагося опостылостію тиранскаго надъ нимъ правленія Польскаго, которое и во снЂ; имъ грезится и дЂйствуетъ на нихъ, какъ нЂкое страшное пугалище. /100/
Господаръ Молдавскій, Липула, въ АпрЂлЂ мЂсяцЂ, 1650 года, прислалъ къ Гетману Хмельницкому чрезъ Боярина Молдавскаго, Морозія, письмо, соглашаясь въ немъ выдать дочь свою, Ирину, въ супружество сыну его, Тимо?ею, и объясяяясь при томъ, что онъ всегда на бракъ сей былъ желателенъ, но препятствовали ему въ томъ продолжавшаясь войнаХмельницкаго съ Поляками и угрозы тамошняго знатнаго вельможи, Потоцкаго, который давно ищетъ супружества дочери его за сына своего, а фамилія Потоцкихъ ворочаетъ почти всЂмъ правленіемъ Польскимъ. Но теперь, бывши онъ, Липула, совершенно увЂренъ о мирномъ спокойствіи, а паче имЂвши письмо оть Двора Турецкаго и изволеніе на бракъ сей самаго Султана, его государя, завЂряющаго о своемъ, при всЂхъ случаяхъ, покровительствЂ, увЂряетъ Гетмана о непреложномъ его на бракъ оный согласіи и проситъ прислать сына своего къ нему въ городъ Яссы, съ достаточнымъ, однако, конвоемъ, чтобы отъ стороны Потоцкихъ не сдЂлано какого непріятельскаго покушенія; ибо онъ отъ лазутчиковъ своихъ свЂдалъ, что на границахъ Буковины собралась нарочитая партія Полъскихъ гультяевъ или волонтировъ, предводимая молодымъ Потоцкимъ. Гетманъ выправивъ сына своего въ Молдавію съ пристойною свитою и достаточнымъ конвоемъ изъ своей гвардіи, послалъ въ слЂдъ за нимъ пятитысячный корпусъ Козацкій подъ видомъ пограничнаго разъЂзда. Но какъ только молодой Хмельницкій при городЂ Могиле†переправился чрезъ рЂку ДнЂстръ и приближался къ городу СорокЂ, то вышедшій изъ байраковъ и садовъ корпусъ Польскій атаковалъ его со всЂхъ сторонъ и принудилъ штатъ и конвой Хмельницкаго спЂшившись убраться въ одинъ цвинтарь церковный и тамо отбиваться, оставивши весь свой обозъ съ богатствомъ на расхищеніе Поляковъ, которые, торжествуя симъ выигрышемъ, начали было обозъ грабить, а Гетманича при томъ штурмовать въ цвинтарЂ, съ умысломъ перебить всЂхъ осажденныхъ до единаго и не выпустить извЂстника, дабы о такомъ злодЂйст†не вышло наружу. Но корпусъ Козацкій, назиравшій всегда походъ Гетманича, окружилъ Поляковъ въ самый расплохъ и, выстрЂливши по нихъ изъ ружьевъ, ударилъ копьями и всЂхъ почти до единаго перекололъ; около десяти Поляковъ и самъ молодой Потоцкій пробились было чрезъ войска Козацкія и убЂжали въ поле, но, на рЂчкЂ обваливши мостъ, Потоцкій утонулъ въ водЂ, а прочіе перебиты увязшими на берегахъ въ урочищЂ „На батозЂ,“ и мертвецовъ Польскихъ похоронено до четырехъ тысячь человЂкъ, а послЂ сего побоища свадьба Гетманича въ Яссахъ совершена, и онъ воротился съ женою въ Чигиринъ. Гетманъ потомъ жаловался на Потоцкаго Королю о злодЂйскомъ нападкЂ на свадьбу сына его, добровольно и законно произведенную, но Потоцкимъ обруганную съ великимъ убыткомъ въ людяхъ и знатныхъ суммахъ, но притомъ и извинялся Гетманъ, есля что непріятнаго произошло между свадебными и нападавшими на нихъ, то благоволено бъ приписать тое обыкновеннымъ въ такихъ случаяхъ трактаментамъ и /101/ пиршествамъ, на которыхъ не безъ напилыхъ бываеть. Король, хотя на переписку сію и не отвЂчалъ Хмельницкому, однако же произшествіе свадебное первымъ было шагомъ къ новой войнЂ.
Молодой Хмельницкій не долго пользовался своего женитьбою. Министерія Польская подвигнула Радулу, господаря Мултянскаго, и Ракоція, Князя Венгерскаго, согнать тестя его съ правленія Молдавскаго; и онъ долженъ былъ отправитъся съ войскомъ Козацкимъ для возстановленія тестя въ прежнее достоинство. Походъ сей предпринять очень скоро, и такъ же очень скоро конченъ былъ съ желаемымъ успЂхомъ. Войска Мултянскія и Венгерскія вездЂ были разбиты и разсЂяны, и самъ господарь Мултянскій былъ убитъ подъ Бухарестомъ. Молдавскій господарь возстановленъ въ свое достоинство, и войска Козацкія, большею частію, распущены въ свои границы, а при Хмельницкомъ оставался одинъ полкъ Корсунскій съ полковникомъ Мозырою. Но когда онъ, провождаемый тещею и женою своею, проходилъ съ тЂмъ полкомъ пограничною стороною Молдавіи съ Мултяніею, возвращаясь такъ же въ свои границы, то на пути, около города Сочавы, окружили его великія толпы войскъ Польскихъ и Мултянскихъ, вмЂстЂ съ бунтовщиками Молдавскими, недовольными своимъ господаремъ, собравшими вновь Мултянъ и Поляковъ, знавшихъ о малыхъ силахъ Хмельницкаго. По краткомъ сраженіи вступилъ Хмельницкій въ городъ Сочаву и въ немъ заперся, во ожиданіи прибытія своихъ войскъ, за которыми послалъ онъ ночью надежнаго гонца. УкрЂпляя городъ, осматривалъ онъ при томъ важиЂйшія его мЂста, и въ то время выстрЂленнымъ отъ непріятеля пушечнымъ ядромъ оторвало ему руку по самое плечо, и онъ скончался чрезъ нЂсколько часовъ. Войска Козацкія поспЂшили къ городу на другой день смерти Хмельницкаго, разбили непріятеля на голову и весь станъ ихъ забрали; но, вмЂсто освобожденія, приняли изъ города тЂло Хмельницкаго и препроводили его, вмЂстЂ съ женою и тещею, къ старому Хмельницкому, который, увидЂвъ тЂло сына своего, близокъ былъ къ отчаянію извЂстнаго Царя Егея, бросившагося въ море, при появленіи на немъ черныхъ знаменъ сына своего. Плакалъ Хмельницкій неутЂшно и долго о семъ сынЂ своемъ, составлявшемъ всю его надежду, и который, при хорошемъ воспитаніи и отличныхъ дарованіяхъ, довольно пріученъ былъ имъ къ дЂламъ политическимъ и воинскимъ; а похоронилъ онъ его въ Субботовскомъ своемъ монастырЂ, въ каменной церкви.
Воевода Кіевскій, Адамъ Кисиль, происходящій изъ древней Руской фамиліи Святольдовъ, извЂстныхъ по исторіямъ съ 1128 года между Князьями Рускими, и съ нимъ судьи повЂтовые: Проскура, Воловичь и многіе другіе, также произшедшіе изъ Рускихъ породъ, обратившихся въ Католичество и Польское Шляхетство, скоро, по опубликованіи въ Малоросіи трактата Зборовскаго и устроеніи границъ и урядовъ первобытныхъ сего края, прибыли въ городъ Кіевъ, въ надеждЂ полученія родовитыхъ ихъ имЂній, войною потерянныхъ, /102/ и начали искательства свои со стороны Гетмана и Малоросійскаго трибунала, доказывая, что они неважною отмЂною въ вЂрЂ, отъ важныхъ обстоятельствъ произшедшею, и службою ихъ въ Польскомъ КоролевствЂ, терять родовыхъ имЂній не повинны ни по какимъ законамъ, и что они могугь съ нихъ такъ же отправлять службу и въ Малоросіи, какъ отправляли ее въ ПольшЂ. Гетманъ, по разсмотрЂнію и приговору трибунала, дозволилъ было просителямъ вступить въ свои владЂнія, съ присягою ихъ на вЂрность службы Малоросійскому своему отечеству. Но взбунтовавшіесь противъ того Кіевскіе, БЂлоцерковскіе и Переясловскіе Козаки, подговоренные Судьею Гуляницкимъ и Полковникомъ Миргородскимъ Гладкимъ, выгиали всЂхъ оныхъ искателей изъ селеній Малоросійскихъ и многихъ изъ нихъ перебили и разграбили, отъ чего и самый Воевода, Кисиль, воротившійся въ Польшу, скоро послЂ того померъ. Гетманъ, принявъ поступокъ сей за преступленіе весьма важное, повелЂлъ разыскать его уголовному трибуналу, совмЂстно съ военною Коммиссіею, и виновниковъ судить по законамъ. Судилище оное, нашедъ главными виновниками Гуляницкаго и Гладкаго, осудило ихъ на смерть, и Гладкому отрублена голова, а Гуляницкій бЂжалъ и скрылся въ Молдавіи съ тремя Старшинами отъ войска; прочихъ же Старшинъ и многихъ изъ товариства и рядовыхъ Козаковъ наказано палками, тюрьмою и содержаніемъ окованныхъ на пушкЂ. И хотя таковымъ образомъ довольно наказаны убійства и обиды чиновниковъ Польскихъ и многіе отысканные пожитки имъ возвращены, но Поляки признали поступокъ сей другою причиною къ войнЂ. Козаки означенныхъ полковъ, возроптавъ явно на Хмельницкаго, что онъ Полякамъ похлЂбствуетъ и ихъ безвинно гонитъ, вышли многіе съ семействами изъ своихъ жилищъ и вооруженною рукою пришли въ низъ рЂки Донца и тамо поселились, гдЂ составили такъ называемый Рыбинскій Слободской  156 полкъ.
Ханъ Крымскій, съ Мурзою своимъ, Нагайбекомъ, 11 Ноября, 1650 года, прислалъ къ Гетману Хмельницкому Турецкаго Агу, Нурадина, съ письмомъ своимъ и предложеніемъ отъ стороны Султана, соглашая Хмельницкаго, съ народомъ Малоросійскимъ, соединиться съ Портою Турецкою въ протекцію Султанскую, на самыхъ выгодныхъ договорахъ и кондиціяхъ, какіе только онъ избрать и присланному АгЂ поручить можетъ для донесенія и утвержденія Султану. Хмельницкій, принявъ посланниковъ съ отличными дружескими почестьми и угощеніями, отклонилъ, однако, предлагаемую протекцію до времени, представлял, что народъ, имъ командуемый, не расположенъ еще ни къ какимъ протекціямъ, опасаясь, дабы не нажить тЂмъ завистниковъ и не взорвать новой войны, отъ которой не совсЂмъ оправился, и что онъ всегда будетъ стараться преклонять народъ въ ихъ пользу. Посланники оные, не могши успЂть въ первомъ ихъ предложеніи, совЂщали Гетмана на другое, уговаривая его итти войною съ Ханомъ на Царство Московское, которому объявитъ Султанъ /103/ войну за завладЂніе Царями Московскими Татарскимъ Астраханскимъ; Царствомъ и если оно ПортЂ и Хану тою войною возвращено будеть, то ему, Гетману, удЂленъ будеть участокъ завоеванія изъ прилеглыхъ къ Малоросіи областей Московскихъ или Татарскихъ, ПослЂднее предложеніе посланниковъ для политическихъ видовъ Хмельницкаго крайнЂ ему понравилось, и онъ, предвидя новую неизбЂжную войну съ Польшею, уповалъ привязать къ себЂ необходимостію въ ней самаго Хана Крымскаго съ лучшимъ отъ прежняго успЂхомъ. Потому объявилъ онъ посланникамъ увЂрительно, что по окончаніи съ Поляками наступающей войны, которую они по самымъ малымъ причинамъ и больше отъ заматерЂлой своей злости на Малоросію предпринимаютъ, онъ будетъ готовъ на всЂ Султанскія и Ханскія предложенія. А когда еще, по изволенію Султанскому, и Ханъ Крымскій благоволить сдЂлатъ въ ней ему пособіе, то и тЂ преграды, каковы между одновЂрцами поставляются самою религіею и предразсудками народными, воспріимутъ позволительный видъ вступиться за союзника и его интересы, почитающіеся въ таковыхъ случаяхъ общими, взаимностію одобренными. Посланники, бывъ такими завЂреніями Хмельницкаго удовлетворены, отправились отъ него довольными, а Гетманъ, обдаривъ при томъ ихъ щедро, писалъ чрезъ нихъ Хану о дружескомъ своемъ къ нему расположеніи и о заключенномъ съ посланниками совЂщаніи, прося Хана обнадежить его, съ своей стороны, помощію своею въ нужномъ случаЂ противу Поляковъ.
Хмельницкій, выправивши оть себя посланниковъ оныхъ, писалъ заразъ къ Царю АлексЂю Михайловичу секретно, увЂдомляя о всЂмъ, произходившемъ у него съ посланниками, и о новой наступающей съ Поляками войнЂ, и просилъ при томъ Царя прилежно сдЂлать ему въ сей войнЂ пособіе или, по крайней мЂрЂ, учинить войсками своими диверсію въ Смоленщину и БЂлорусію, и показать тЂмъ Малоросіянамъ и ихъ войскамъ благосклонность свою на ихъ пользу и защиту, которою они непремЂнно подвигнуты будутъ на приверженность къ нему, Царю, и его народу для вЂчнаго съ ними соединенія, и послужитъ она, такъ сказать, задаткомъ къ будущимъ впредь договорамъ и соглашеніямъ. Царь, поблагодаря Хмельницкаго за его дознанное къ нему и его народу усердіе и новое извЂщеніе, обЂщалъ учинить ему просимую помощь отправкою войскъ своихъ къ Смоленску и въ БЂлорусію, не объявляя, однако, ПольшЂ формальной войны, дабы не прослыть нахальнымъ нарушителемъ мира и заключенныхъ на него прежнихъ трактатовъ безъ слушныхъ къ тому причинъ, а сдЂлаетъ ту высылку войскъ своихъ подъ видомъ союзныхъ обязательствъ, если токмо не помЂшаютъ въ ней непріятные слухи, приходящіе отъ Астрахани и другихъ понизовскихъ мЂстъ, въ которыхъ съ недавнихъ временъ начало что-то шевелиться неладное.
Хмельницкій, заключая изъ увЂреній, столь неопредЂленныхъ, суетную для себя надежду, началъ пріуготовляться къ оборонЂ собственными силами народа Малоросійскаго, /104/ и прежніе двадцать полковъ укомплектовадъ и составилъ сорокъ тыслчь реестровыхъ козаковъ; но число ихъ въ каждомъ полку положено неровное, а смотря по положенію селеній и по числу въ нихъ семействъ Козацкихъ, потерпЂвшихъ убыль выходомъ другихъ въ Слободской Рыбинскій полкъ. И по сему составились : полкъ Кіевскій, при ПолковникЂ АнтонЂ АдамовичЂ, въ 1200 Козаковъ, Черниговскій, при ПолковникЂ МартынЂ НебабЂ, въ 1200, СЂверскій, при ПолковникЂ Яко†КоровкЂ, въ 1200, Каневскій, при ПолковникЂ СеменЂ Павицкомъ  157, въ 3000, Переяславскій, при ПолковникЂ ?едорЂ ЛободЂ, въ 2000, Черкаскій, при ПолковникЂ ИванЂ ВоронченкЂ, въ 3000, Чигиринскій, при ПолковникЂ ?едорЂ ЯкубовичЂ, въ 3000, Уманскій, при ПолковникЂ ОсипЂ ГлухЂ, въ 3000, Корсунскій, при ПолковникЂ ЛукьянЂ МозырЂ, въ 3000, Бряцлавскій, при ПолковникЂ ДанилЂ НечаЂ, въ 2000, Калжинскій  158, при ПолковникЂ ИванЂ ?едоренкЂ, въ 2000, Кропивянскій, при ПолковникЂ ФилонЂ ДженджелеЂ, въ 2000, Острянскій, при ПолковникЂ ТимофеЂ НосачЂ, въ 2000, Миргородскій, при ПолковникЂ МаксимЂ ТаранЂ, въ 3000, Полтавскій, при ПолковникЂ МартынЂ ЛушкаренкЂ  159, въ 2000, Гадяцкій, при ПолковникЂ СергЂЂ БухалЂ  160, въ 1200, НЂжинскій, при ПолковникЂ ПрокопЂ ШуменкЂ, въ 1200, Лубенскій, при ПолковникЂ ДмитріЂ КривоносЂ, въ 1200, Прилуцкій, при ПолковникЂ ?едорЂ КисилЂ, въ 1200, и Винницкій, при ПолковникЂ ПетрЂ СтягайлЂ, въ 1600 Козаковъ. Сверьхъ означенныхъ реестровыхъ полковъ, имЂлъ Хмельницкій пушкарей съ артиллеріею и ея снарядами, подъ управленіемъ Вицеобознаго Генеральнаго, иностранца Фридрганна  161, 4550, да иностранцовъ при нихъ въ чинахъ старшинскихъ, считавшихся мастерами, 47 человЂкъ. Волонтировъ, раздЂленныхъ тогда на пятнадцать охочекомонныхъ полковъ, считалось 14,500 человЂкъ, да войскъ Запорожскихъ находилось въ готовности 12 тысячь. А всего имЂлъ Хмельницкій готоваго войска семьдесять одну тысячу съ небольшимъ, и въ томъ числЂ непремЂнной пЂхоты между реестровыми Козаками было двадцать тысячь, обученныхъ всЂмъ тогдашнимъ пЂхотнымъ строямъ и маневрамъ, а при надобности умножалась пЂхота спЂшившимись реестровыми конными Козаками, обученными батавой, и всему при томъ нужному.
Пограничные съ Польшею Козаки, а паче живущіе околицами и куренями около рЂкъ Стыри, Случи, Припети и Сожи, предвидя приближающуюся новую съ Поляками войну, выбрались изъ своихъ жительствъ подъ предлогомъ перехода ихъ внутрь Малоросіи, дабы не терпЂть руинъ пограничныхъ, но проходя далЂе, убрались къ рЂкЂ Донцу и поселились поблизу прежде ушедшихъ Рыбинскихъ поселенцовъ, составивъ изъ себя другой Слободской полкъ, назвавшійся Изюмскимъ, а выходъ сей; учинили они подъ часъ комплектованія въ полкя реестровыхъ Козаковъ. Посему Гетманъ велЂлъ произвесть во всей Малоросіи нобилитацію или производство въ Казаки, и учинено оное изъ свободныхъ войсковыхъ и городовыхъ жителей, /105/ служившихъ въ прежнія войны волонтирами Запорожцами и въ охочекомонныхъ полкахъ и представившихъ на то достаточныя свидЂтельства; а другихъ никакихъ жителей въ сіе производство не допущено, и производство въ Козаки строго разбиралось, и надобно было къ тому имЂть природное произхожденіе, или доказательства на заслуги; ибо состояніе и порода Козацкая признаваемы были достоинствомъ Шляхетскимъ. Почему и сихъ, вновь произведенныхъ въ Козаки, опредЂленіями правительствъ приговорено написать въ компуты Козацкіе и привесть на то къ присягЂ, считая ихъ впредь на ряду другихъ Козаковъ и въ одномъ съ тЂми Шлехетномъ достоинствЂ. Но завсЂмъ тЂмъ, по компутамъ и переписямъ Козацкимъ видны при нЂкоторыхъ фамиліяхъ отмЂтки, что они произходятъ изъ новописанныхъ Козаковъ. И такъ несправедливо иные заключаютъ, что въ Малоросіи яко бы свободно было переходить изъ Козяковъ въ мужики, а изъ мужиковъ въ Козаки по произволу каждаго.
Миръ въ Малоросіи съ Поляками по трактатамъ Зборовскимъ продолжался только около года. Поляки нарушили его самымъ подлымъ и безстыднымъ образомъ. Они, не объявивъ по общему народному праву формальной войны, ни причинъ, къ тому ихъ побуждающихъ, напали нечаяннымъ образомъ ночью на корпусъ Бряцлавскаго Полковника, Нечая, стоявшій лагеремъ при мЂстечкЂ КраснопольЂ, и разбили его на голову въ 7-й день Іюля, 1650 года. Есаулъ Генеральный, Богунъ, услышавъ о пораженіи Нечая, переправился заразъ черезъ рЂку Бугъ и напалъ съ корпусомъ своимъ на Поляковъ въ ту самую пору, когда они торжествовали побЂду свою надъ Козаками и ликовали въ лагерЂ побЂжденыхъ. Убійство надъ ними произведено жестокое и безъ всякой пощады, яко надъ подлыми хищниками, а не надъ войсками Европейскими, и когда они просили пощады или по ихъ згоды, то отвЂчано имъ : „Згода воинамъ, а кара зрадцамъ.“ Спаслись отъ убійства одни разбЂжавшіеся врознь и куда кто попалъ, а оба лагери, Польскій и Нечаевъ, со всЂми обозами, запасами и артиллеріею, остались на мЂстЂ въ добычу Богунову корпусу, который похоронилъ и тЂла убитыхъ Козаковъ и Поляковъ, и сочтено было послЂднихъ 3,719 человЂкъ, и въ томъ числЂ Полковникъ Польскій, Казимиръ Каневскій.
Гетманъ Хмельницкій, увЂдомленъ бывши отъ Богуна объ открытыхъ Поляками непріятельскихъ дЂйствіяхъ и бывшихь уже съ ними сраженіяхъ, командировалъ заразъ въ подкрЂпленіе корпуса Богунова другой Козацкій корпусъ, подъ командою Полковника Глуха, а къ Хану Крымскому послалъ нарочнаго гонца съ протестомъ объ открытой наглымъ образомъ Поляками войнЂ и съ испрошеніемъ присылки къ нему вспомогательныхъ войскъ, по учиненному съ посланникомъ, Нагайбекомъ, соглашенію, отъ него Хана утвержденному. Ханъ отвЂчалъ Хмельницкому, что онъ съ войсками его на помочь ему есть готовъ, но, по извЂстнымъ правительственнымъ обрядамъ, надобно доносить ему о томъ Султану, а получа отъ него /106/ резолюцію, присылкою войскъ своихъ не умедлить онъ, а можетъ быть и самъ на помощь ему прибудетъ, если не помЂшаютъ какія чрезвычайности, а паче со стороны Москвитянъ, которые на границахъ своихъ противъ Крыма дЂлаютъ укрЂпленія и воинскія приготовленія.
Есаулъ Богунъ, подкрЂпленный Полковникомъ Глухомъ, отправился отъ Краснополья впередъ для преслЂдованія Поляковъ въ ихъ границахъ, и 18-го числа Іюля открылся ихъ лагерь около мЂстечка Купчинцы, при Вознесенскомъ монастырЂ. Войска Польскія были подъ командою Польнаго Гетмана, Потоцкаго, при которомъ волонтировалъ и юный Собіевскій. Они окопались подъ монастыремъ по самыя уши. Богунъ покушался разными маневрами вывесть Поляковъ въ поле на открытое сраженіе, но въ томъ не успЂлъ, ибо держались они окоповъ своихъ, не показывая головы. Богуну не оставалось другихъ способовъ выгнать Поляковъ изъ стана, какъ только произвесть на него формальный приступъ. Но расторопность его открыла къ тому выгоднЂйшіе пути, и онъ 21-го Іюля, раздЂливъ корпусъ свой на три части, повелЂлъ двумъ изъ нихъ приступить съ двухъ сторонъ къ стану Польскому на самой зарЂ и дЂлать фальшивую на него атаку, положась на землю, а третьей части, изъ отборныхъ Козаковъ составленной, подползти къ монастырю и завладЂть имъ, во чтобы то ни стало. Сія колонна, во время произведенной отъ фальшивыхъ колоннъ пальбы и нарочитаго крику, пробилась въ монастырь и завладЂла имъ весьма удачно, а по сдЂланному отъ нея знаку сблизились къ ней и другія д†колонны, и встянутою на монастырскія строенія артиллеріею произведена внутрь стана сильная на Поляковъ пальба, и они, не могши чрезъ него дЂйствовать своею артиллеріею, разставленною при окопахъ, приступили было къ монастырю съ одними саблями и карабинами, но встрЂчены и опрокинуты ружьями и копьями Козацкими. Отступленіе ихъ обратно внутрь стана сопровождалось также копьями отъ Козаковъ, и они повержены были въ тылъ превеликими кучами; оставшіесь спаслись бЂгствомъ чрезъ свои окопы съ тЂмъ только, что при себЂ имЂли, а обозы ихъ, со всЂми запасами и артиллеріею, остались въ стану и были знатною добычею Козакамъ и ихъ начальникамъ. Убитые Козаки погребены съ торжествомъ въ монастырЂ, и ихъ сочли 1,715 человЂкъ, а Поляковъ зарыли въ ихъ же окопахъ и насчитали 9,674 тЂла.
Есаулъ Богунъ, рапортуя Гетману о преславной своей надъ Поляками побЂдЂ, доносилъ при томъ, что, чрезъ пойманныхъ имъ языковъ и Польскихъ лазутчиковъ, Жидовъ, извЂстился онъ о великихъ силахъ Польскихъ, идущихъ изъ внутренности Польши на городъ Слуцкъ, подъ командою Князя Четвертинскаго, и что нуженъ ему сикурсъ въ однихъ людяхъ, а артиллеріи и запасовъ слишкомъ у него довольно. Гетманъ предписалъ Богуну въ резолюцію, чтобы онъ въ выгодномъ мЂстЂ ожидалъ прибытія его съ войскомъ, а самъ бы не отважился нападать на такого многочисленнаго непріятеля, /107/ дабы имъ не былъ опрокинуть, а Непріятель тЂмъ не окуражился; ибо говорять, окураженный Полакъ заносчивЂй отъ всЂхъ дикихъ лошадей Татарскихъ. Между тЂмъ приходили слухи къ Гетману, что Князь Четвертинскій, впавши въ границы Малоросійскія, съ многочисленною Польскою арміею, продолжаетъ здЂсь походъ свой совсЂмъ по системЂ варварской, или по планамЂ прежняго дикаго завоевателя Татарскаго, Батыя, и что сожигаетъ всЂ селенія Малоросійскія и истребляетъ жителей здЂшнихъ безъ всякихъ причинъ и надобностей, а дЂлаетъ только одну пустыню, никому неполезную, Гетманъ, поспЂшая съ главнымъ войскомъ своимъ противъ Князя Четвертинскаго, сошелся съ Богуномъ въ сторонЂ Житомира и повелЂлъ ему, пройдя впереди арміи Польской, разгласить въ селеніяхъ, что онъ только одинъ съ корпусомъ своимъ провЂдываетъ о арміи непріятельской и удаляется отъ нея въ сторону, не будучи въ состояніи противъ ея устоять. Онъ дЬйствительно, поворотя на сторону и расположа станъ свой въ выгодномъ мЂстЂ, укрЂпилъ его найлучшимъ образомъ и ожидалъ на себя непріятеля по назначенію Гетманскому, который стоялъ въ блиакомъ, но закрытомъ отъ него, мЂстЂ и навЂдывался чрезъ разъЂзжія команды о движеніяхъ непріятельскихъ. Вопль народа и скота, бЂгущаго въ лЂса и другія укрывательства и поднявшіесь пожары и дымъ въ селеніяхъ, возвЂстили о сближеніи арміи Четвертинскаго. Богунъ выслалъ заразъ отрядъ лучшей конницы противъ его арміи и велЂлъ ей, нападая на авангардъ непріятельскій удаляться отъ него назадъ къ своему корпусу. Такими движеніями непріятель приведенъ къ самому стану корпуса Богунова, и онъ, смекнувъ первымъ взглядомъ о его малости, безъ дальнЂйшихъ замЂчаній напалъ заразъ на станъ со всЂхъ сторонъ, отколь только могъ. Произведенная съ обЂихъ сторомъ пальба изъ пушекъ и ружьевъ и поднявшійся отъ того дымъ довольно заняли и покрыли сражающихся. Гетманъ, сего только и ожидавшій, выступивъ со всЂми силами своими изъ закрытаго мЂста, ударилъ съ тылу и во флангъ непріятелю и поставилъ его въ два огня. Непріятель, оборачиваясь назадъ для обороны, обыкновенно смЂшался тЂмъ и разстроился. Богунъ, не спуская глазъ съ непріятеля, примЂтивъ его разстройство, тотчасъ выпустилъ изъ стана своего пЂхоту съ копьями и ударилъ на смЂшанную пЂхоту непріятельскую, не допуская ее исправитъся и перестроиться. Съ Гетманской стороны учинено тоже и непріятель, сбившійся въ толпы безъ всякаго порядку, отступалъ задомъ, не зная самъ, куда; конница же ихъ, примЂтивъ невозможность оборонить пЂхоту, пустилась открыто бЂжать, а конница Козацкая ударилась ее гнать. Пораженіе непріятеля было долгое и крайне губительное. ПЂхота, усмотрЂвъ себя оставленною отъ конницы и главныхъ начальниковъ, начала кричать згоду и, бросая ружья свои, становилась на колЂни и просила пощады для найсвятЂйшей Панны Маріи. При семъ великомъ имени все убійство тотчасъ прекращено и все утихло. Оставшаясь пЂхота Польская объявлена плЂнною, и ее сочтеко 7,346 человЂкъ, /108/ и въ томъ числЂ 32 офицера, а между ими знатный, называвшійся Корибутъ; да приведено конницею 13 человЂкъ плЂнныхъ офицеровъ, взятыхъ на погонЂ, а убито и погребено Поляковъ на мЂстЂ сраженія и на поляхъ 17,139 человЂкъ. Случилось сраженіе сіе 13 Сентября, въ среду, гдЂ и Козаковъ убито съ ихъ старшинами 2,173 человЂка. ВсЂ обозы и запасы Польскіе и вся ихъ артиллерія, состоящая въ 63-хъ пушкахъ, остались въ добычу Козацкую, а плЂнниковъ Польскихъ отослалъ Хмельницкій въ даръ Хану Крымскому, для полученія ему за нихъ выкупа, и получилъ отъ него увЂдомленіе, что войска его прибудутъ съ нимъ на помощь Хмельницкому въ слЂдующую весну.
Гетманъ, получа такъ знатную побЂду надъ Поляками, не былъ ею утЂшенъ; ибо окружавшія его толпами семейства Козацкія и всЂхъ другихъ жителей Малоросійскихъ, собравшіясь со многихъ селеній, Четвертинскимъ вызженныхъ и опустошенныхъ, приводили его до слезъ. Они вопіяли къ нему о пособіи, а онъ не зналъ, чЂмъ такому множеству помочь, а паче въ приближающееся зимнее время. И такъ, снабдя ихъ довольными съЂстными припасами, добычными лошадьми и волами, а бЂднЂйшихъ и деньгами, велЂлъ имъ идти на зимовье въ селенія Гадяцкаго и Полтавскаго полковъ, а по веснЂ селиться вгору по рЂкамъ СулЂ, Пселу и ВорсклЂ, на Малоросійскихъ, такъ называемыхъ, Булавинскихъ земляхъ, объ отводЂ которыхъ даны въ тЂ полки отъ Гетмана повелЂнія. И сіи выходцы, оселивъ въ тЂхъ мЂстахъ многія слободы, положили основаніе тремъ Слободскимъ полкамъ: Сумскому, Ахтырскому и Харьковскому, кои, умножившись другими Малоросійскими выходцами, дЂйствительно составили три полка оные. И были полки сіи съ другими такими же полками въ непремЂнномъ командованіи Гетмановъ и правительствъ Малоросійскихъ, и на всемъ пра†и преимущест†Малоросійскомъ ажъ до временъ приключенія Гетмана Самуйловича; а съ того времени Полковники тамошніе, пожолавъ лучше быть каждому изъ нихъ маленькимъ самовластнымъ Гетманомъ, чЂмъ большому Гетману повиноваться, просили отъ двора Царскаго, или лучше сказать, отъ Князя Голицына, всЂмъ тогда управлявшаго, всякій себЂ особыя права, исключительныя отъ подчиненности Малоросійской. Земли же, подъ сими полками оставшіясь, назывались потому Булавинскими, что принадлежали онЂ на булаву Гетманскую и на нихъ содержались заводы Гетманскіе конскіе и скотскіе, также заводы и табуны воловіе и конскіе всей Малоросійской артиллеріи, и тутъ же табуны полковыхъ артиллерій, Гадяцкаго, Полтавскаго и другихъ ближайшихъ, и для того были на нихъ многіе хуторы съ жителями, въ тЂ полки послЂ причисленные.
Король Польскій, получа извЂстіе о послЂднемъ пораженіи арміи Польской, бывшей подъ командою князя Четвертинскаго и составлявшей всЂ лучшія Польскія силы, повелЂлъ во всемъ Королевст†своемъ быть вторичному посполитому рушенью на Малоросію. И между тЂмъ какъ въ Польскихъ /109/ провинціяхъ все было въ движеніи и всякій, назначенный въ походъ, вооружался, Король вытребовалъ нарочитый корпусъ войскъ НЂмецкихъ отъ Маркграфа Бранденбургскаго, который считался въ Польской, Пруссіи вассаломъ Польскимъ и прислалъ корпусъ свой подъ командою Генерала Донгофа  162. Отъ Герцога Курляндскаго Король также требовалъ вспомогательнаго корпуса; но какъ Герцогство сіе по правамъ своимъ не обязано давать войска внЂ государства, то Король и Республика Польская, прося Герцога убЂдительно, обязались письменно не считать высылки сей обязанностію, но доброю волею, учиненною по просьбЂ отъ Польши и по усердію къ ней Курляндцевъ. Гетманъ съ своей стороны не оставилъ также безъ приготовленія себя къ оборонЂ. Онъ, дополнивъ полки свои на мЂста убылыя новыми воинами, подкрЂпилъ пограничные города сильными гарнизонами изъ милиціи и достаточною артиллеріею со всЂми запасами, и имЂлъ тогда готоваго войска въ полЂ семьдесятъ три тысячи, кои разположены были на зимнія кантониръ-квартиры отъ ДнЂстра до рЂки Припети.
Съ первыхъ чиселъ Марта, мЂсяца, 1651 года, всЂ войска Польскія и Козацкія были въ движеніи и одно другаго присматривали. Король Польскій по извЂстіямъ направлялъ походъ свой съ главною арміею къ рЂкЂ Стыри, куда и другія его войска по границамъ своимъ стягались. Войска Козацкія своими корпусами собирались въ ту же сторону; Ханъ Крымскій съ двадцати - тысячною арміею своею, слЂдуя надъ ДнЂстромъ вгору, сошелся съ арміею Хмельницкаго за день пути оть рЂки Стыри. Свиданье Хана съ Хмельницкимъ было замЂчательно и, по признанію знатоковъ, не предвЂщало ничего добраго. Ханъ принялъ Хмельницкаго съ притворною ласкою, домогался, оть него клятвъ на подтвержденіе обЂщаній, сказанныхъ Нагайбеку въ разсужденіи Царства Астраханскаго, и не спускалъ съ него глазъ, замЂчая самыя его мины. Хмельницкій, выворачиваясь изъ сего лабиринта, отвЂчалъ Хану всегда двусмысленно и неопредЂленно и обЂщавалъ впередъ обстоятельнЂе о томъ потолковать. Разставанье ихъ было довольно холодно, а таковы же и обнадеживанія; однако выбрали они станъ для обоихъ войскъ Козацкаго и Татарскаго и расположили его при рЂкЂ Стыри, между болотъ, при мЂстечкЂ БерестечкЂ, гдЂ Гетманъ построилъ обозы свои вагенбургомъ и укрЂпилъ ихъ окопами съ артиллеріею, а Ханъ поставилъ вьюки свои особо отъ вагенбурга позади войскъ своихъ и построилъ ихъ батавою.
Отъ передовыхъ Козацкихъ войскъ получено извЂстіе, что Польская армія, переправясь завременно чрезъ рЂку Стырь, идетъ надъ сею рЂкою къ Берестечку и считаютъ ее до 500,000. 11-го числа Мая стала она въ виду Козацкой и Татарской арміи и представляла ужасное зрЂлище блескомъ своимъ и стономъ земли отъ многолюдства, а паче отъ многочисленной конницы. Гетманъ выстроилъ армію свою на правомъ флангЂ Татарской; пЂхоту умножилъ спЂшенною конницею и /110/ поставилъ въ срединЂ обширною и толстою фалангою съ многочисленною артиллеріею по фасамъ и на срединЂ, и прикрылъ правый ея флангъ своею конницею. Сраженіе началось въ 9 часовъ утра страшною пальбою съ обЂихъ сторонъ изъ пущекъ и ружьевъ. Поляки, имЂвъ въ центрЂ своей арміи Прускія и Курляндскія войска, заняли все пространство Козацкой и Татарской арміи другими своими войсками, намЂреваясь ихъ окружить со всЂхъ сторонъ, но положеніе мЂста болотистаго въ томъ не позволяло. ПЂхота Козацкая, по первыхъ выстрЂлахъ, ударила на копья и опрокинула пЂхоту НЂмецкую, смЂшавъ ее и погнавъ. въ средину Польской арміи; но въ ту самую пору Татарская армія, прикрывавшая лЂвый Козацкій флангї и занимавшая самыя лучшія высоты, удалилась съ своего мЂста и попустила Полякамъ атаковать пЂхоту сію во флангъ и въ тылъ, такъ что она стала съ трехъ сторонъ обнята и стЂснена. Гетманъ, примЂтивъ отступленіе Татаръ, повелъ было часть конницы своей на ихъ мЂсто позади пЂхоты, но уже сюда пробиться не могъ, и посему онъ, съ одною конвойною командою, удалившись отъ арміи своей, поскакалъ искать Татаръ, въ другую сторону, чтобы уговорить и упросить Хана къ возвращенію на свое мЂсто. Конница Козацкая, увидЂвши удаляющагося изъ арміи Гетмана, обратилась въ слЂдъ за нимъ, а пЂхота ихъ стала тогда окружена со всЂхъ сторонъ. Она, бывши вокругъ поражаема и оставлена на конечную гибель, рЂшилась пробиться къ болотамъ и тамо ожидать послЂдней своей судьбины. НЂмцы кричали уже ей пардонъ, а Поляки згоду, то есть, требовали отдачи себя въ плЂнъ. Но она, отвЂчая, что лучше умереть со славою, чЂмъ жить поруганною, сомкнулась тЂснЂй и ручнымъ боемъ на копья и сабли пробилась въ густыя лозы, окружавшія болото, и тамо укрылась  163. Поляки, считая, что пЂхота сія уже въ ихъ рукахъ и они всегда ее могуть забрать въ плЂнъ или перебить всЂхъ до одного, оставили ее въ лозахъ до утра; ибо тогда было на заходЂ солнца, а всЂ обозы Козацкіе, бывшіе въ вагенбургЂ съ людьми тамошними и всЂми запасами, особливо со множествомъ лошадей верховыхъ и подъемныхъ, такожь вся артиллерія съ ея принадлежностью достались въ руки Польской арміи.
Между тЂмъ, какъ Поляки торжествовали побЂду въ станЂ Козацкомъ и ликовали надъ ихъ запасами, Козаки, засЂвшіе въ лозахъ, безпрестанно помышляли о своемъ избавленіи и оправдали собою ту пословицу народную, что „нужда влагаетъ разумъ человЂкамъ.“ Они, дождавшись темноты ночной, положили копья свои по болоту, по пяти ихъ вмЂстЂ, въ полторы четверти одно съ другаго, а концами вровень одно съ другимъ; по симъ копьямъ, положась на нихъ, катился каждый Козакъ съ боку на бокъ до другаго края болота и, такимъ образомъ, перекатились всЂ они за болото на твердую землю, а послЂдніе изъ нихъ переволокли за собою и всЂ копья. Не останавливаясь на твердой землЂ ни мало, пошли они искать конницы своей и Гетмана, и около полудня нашли ихъ, пасущихъ /111/ лошадей и сЂтующихъ неутЂшно о пропадшей пЂхотЂ и о такомъ великомъ всЂхъ несчастіи, Радость была несказанная, увидЂвши одни другихъ. Они, сдЂлавши тутъ ко роткій пЂхотЂ отдыхъ, подчивали конные Козаки пЂхотныхъ опуцками или стеблями травъ катрана и холодка, вмЂсто обыкновеннаго обЂда; ибо другой пищи, кромЂ травы, ни какой у себя не имЂли; а послЂ такого лакомства отправились всЂ въ дальнЂйшій путь къ Каменцу Подольскому. Гетманъ разсказалъ при томъ чиновникамъ своимъ исторію его съ Ханомъ Татарскимъ, что когда перенялъ онъ Хана за болотами по отступленіи Ханскомъ съ мЂста сраженія, то просилъ его найубЂдительнЂйше, поступая всЂ свои, каковы ни имЂлъ, сокровища, и что только ему угодно, чтобы онъ воротился на мЂсто сраженія и помогь оборонить оставшіясь въ опасности Козацкія войска; но онъ, оттитуловавши Гетмана Христіанскимъ гяуромъ, сказалъ въ полной злобЂ и ярости, что на границахъ Буковины видЂлся съ нимъ судья Гуляницкій и пересказалъ всЂ бывшія у Гетмана съ Царемъ Московскимъ переписки и переговоры о союзахъ, уговорахъ и протекціяхъ, и что „скорЂе онъ, Гетмань, сдЂлаетъ народъ свой злополучнымъ, нежели его осчастливитъ; ибо Ханъ никогда до такихъ союзовъ и протекцій не допустить, а наведетъ со всЂхъ сторонъ на землю его войска Турецкія, Татарскія и Польскія,“ и заразъ тому дЂлаетъ начинанія, если только Гетманъ не приметъ Турецкой и его стороны противъ Москвитянъ. Гетманъ, сколько не выговаривался, что ему въ нынЂшнее военное время и въ такомъ критическомъ бывши положеніи, ни какъ пуститься на новыя такія важныя предпріятія невозможно, а должно помышлять о томъ во время мира, однако Ханъ ничего того не уважилъ и разстался съ нимъ съ прежними угрозами, а Гетманъ послЂ свЂдилъ, что убЂжавшій отъ казни Судья Гуляницкій изъ Молдавіи пробрался въ Польшу, а оттоль посыланъ отъ Короля съ Сенаторомъ его, Лянцкоронскимъ, въ Буковину, на встрЂчу Хана съ великими къ нему подарками и нарочитыми суммами, которые Хану и поднесли, и всЂ тайны Хмельницкаго тогда Хану Гуляницкимъ открыты. Ханъ, приближась къ своимъ границамъ, захватилъ себЂ въ плЂнъ многихъ жителей Малоросійскихъ, считавшихъ его союзникомъ и тЂмъ обезпеченныхъ, а Козаковъ Запорожскихъ такъже ушло не мало отъ Гетмана въ слЂдъ за Ханомъ, подъ предлогомъ обороны своихъ зимовниковъ отъ раззоренія Татарскаго.
Король Польскій, окураженный коварнымъ предательствомъ Хана и полученною чрезъ то великою надъ Козаками побЂдою, раздЂлилъ превеликую армію свою на двое, и одну ея часть, подъ командою Князя Четвертинскаго, отправилъ для занятія города Кіева, въ который намЂревался Король прибыть съ штатомъ своимъ и арміею на зимовую, а съ другою арміею шелъ самъ Король на Волынь и до Каменца Подольскаго. Гетманъ Хмельницкій, потерявъ подъ Берестечкомъ войскъ своихъ около двЂнадцати тысячь, не потерялъ при томъ мужества своего нимало, и въ короткое время дополнивъ /112/ армію свою изъ городовыхъ гарнизоновъ и милиціи, и вооруживъ ее запасною аммуниціею изъ арсеналовъ, Чигиринскаго и Черкаскаго, выступилъ съ нею противъ арміи Четвертинскаго. Сію армію засталъ Гетманъ при мЂстечкЂ ХвастовЂ, имЂвшую роздыхъ въ полной безпечности; ибо Поляки, по обыкновенному своему легкомыслію и надменности, не иначе судили о Хмельницкомъ и Козакахъ, какъ только, что они гдЂ ни есть кроются при отдаленныхъ границахъ, не смЂя имъ и показаться, и обыкновенно разполагали уже, какъ имъ пиршествовать при КоролЂ въ Кіе†и пресыщаться тамошними изобиліями и услугами Кіевлянокъ. Гетманъ, приступивъ къ арміи Польской на самой зарЂ, отрядилъ знатную часть пЂхоты своей въ сады и огороды Хвастовскіе, обнесенные окопами, которые служили пЂхотЂ Козацкой хорошими шанцами, а всЂми другими войсками наступилъ на лагерь Польскій и, производя сильную пальбу изъ пушекъ и ружьевъ, подавался всегда впередъ, ни мало не останавливаясь. Поляки, бывши полунагіе, хватались за вооруженіе, но уже построиться порядочно не могли, а сбЂжавшись кучами, подавались къ огородамъ и садамъ, чтобы при нихъ выстроится и выступить влередъ. Но пЂхота Козацкая, засЂвшая за окопами садовыми. допустя Поляковъ на самую ближайшую дистанцію, сдЂлала по нихъ самый исправный и сильный залпъ изъ ружьевъ и повергла на землю цЂлыя ихъ тысячи. Оставшіесь возвращались внутрь лагеря; но встрЂченные всЂми войсками Козацкими, претерпЂли второе оть нихъ пораженіе.
Конница Польская, садившаясь на лошадей и строившаясь въ линіи, тогда же опрокинута и перемЂшана выстрЂлами и копьями отъ конницы Козацкой и побЂжала врознь слЂдами Князя Четвертинскаго и его штата, убравшихся завременно и почти въ однихъ шлафоркахъ. И такъ армія Четвертинскаго разбита была на голову и разогнана въ крайнемъ безпорядкЂ. Бывшія при ней войска Курляндскія, убравшись въ мЂстечко, прислали отъ себя депутатами своихъ офицеровъ, отдаваясь въ плЂнъ и прося пощады. Гетманъ, обезоруживъ ихъ, отпустилъ въ ихъ землю съ условіемъ и клятвами не возвращаться имъ къ Королю и Полякамъ и не дЂйствовать впредь непріятельски противъ Козаковъ, подъ опасеніемъ казни вЂроломцамъ шибеницею. Весь лагерь Польскій, со всЂми запасами, артиллеріею и богатою ставкою Четвертинскаго и другихъ вельможъ Польскихъ, достались въ добычу Козакамъ и вознаградили потерю ихъ въ сихъ вещахъ подъ Береетечкомъ. Убитыхъ погребено Поляковъ на мЂстЂ 15,972 тЂла, а взято въ плЂнъ Курляндцевъ и отпущено въ ихъ землю 3,215 человЂкъ. Происходило же оное сраженіе 27 числа Августа, въ четвертокъ.
При Хвасто†извЂстился Гетманъ Хмельницкій, что Князь Радзивилъ съ войсками его, Литовскими, пробираясь на помощь Четвертинскому, по правому берегу рЂки ДнЂпра, раззорилъ многія селенія побережныя и самый городъ Кіевъ, бывшій безъ обороны, разграбилъ, а услышавъ о пораженіи Четвертинскаго, воротился /113/ обратно въ Литву, со многими корыстьми. По сему извЂстію тотчасъ отправился Хмельницкій съ легкою конницею преслЂдовать Радзивила и, обошедъ его ночью, засЂлъ впереди у Маслова Прудища, и какъ только онъ съ корпусомъ, шедшимъ безпечно, поровнялся съ Хмельницкимъ, то сей, напавъ съ боку, разбилъ войска его на голову и воротилъ всЂ награбленныя корысти съ лихвою, получивъ весь обозъ Радзивиловъ съ запасами и собственными его богатствами. Возвращаясь Хмельницкій отъ Маслова, разбилъ еще сильныя войска Польскія подъ БЂлою Церквою, кои шли оть арміи Королевской искать и помочь Четвертинскому и насунулись на Хмельницкаго, бывъ жертвою его храбрости.
Король съ арміею своею, состоящею въ числЂ 150 тисячь, пройдя отъ Берестечка въ Подолье, осадилъ тамошній городъ Каменецъ. Гарнизонъ, бывшій въ крЂпости подъ командою Полковника Глуха, дЂлая сильный отпоръ непріятелю чрезъ 9 недЂль, наконецъ, по малочисленности своей и издержаннымъ запасамъ, 29-го Сентября сдался Королю на договоръ, и оный, въ числЂ 312 человЂкъ отосланъ военноплЂннымъ на Жмудь, а Король зимовалъ въ КаменцЂ и окрестностяхъ его.Гетманъ, имЂвъ при себЂ войска 60 тысячь въ полномъ вооруженіи и достаткЂ, въ 1652 году отправился съ нимъ на армію Королевскую и нашелъ ее при мЂстечкЂ ЖванцЂ, разположенную весьма обширно или роскошно, то есть, съ небреженіемъ о непріятелЂ, а въ надеждЂ на свою многочисленность. Хмельницкій, въ первый день своего приближенія къ ней, рекогносцировалъ ее вокругъ съ малою, но отборною, конницею и съ легкими съ обЂихъ сторонъ перестрЂлками отъ наЂздниковъ. 29-го числа АпрЂля, во вторникъ, на самой темной зарЂ, открылъ Гетманъ атаку свою на армію Польскую со стороны мЂстечька, имЂвъ съ собою одну конницу съ малымъ числомъ легкой пЂхоты и артиллеріи; а главную пЂту посадилъ ночью въ сады и огороды (обведенные обыкновенными ихъ окопами), со стороны Хотина и Каменца Подольскаго. По первомъ выстрЂлЂ изъ пушекъ, армія Польская выотроилась противъ атакующихъ ее войскъ Козацкихъ и поставила тутъ лучшую свою пЂхоту Прускую съ артиллеріею. Гетманъ, занимая сію пЂхоту и весь правый флангъ непріятельскій круглыми своими или маячными наЂздами конницею, далъ знакъ главной пЂхотЂ своей и она, вышедъ скоропостижно изъ засады, ударила въ тылъ праваго непріятельскаго фланга и, по первомъ выстрЂлЂ, наступила на него съ копьями. ПЂхота Пруская, поворачиваясь къ оборонЂ, показала тылъ свой конницЂ Козацкой, а выступившая изъ-за нея легкая пЂхота, напала также съ копьями на Прусаковъ и они, бывши съ обЂихъ сторонъ атакованы, смЂшались и въ разстройкЂ подались на средину своей арміи. ПЂхота Козацкая, преслЂдуя ихъ, не давала имъ заряжать ружьевъ и построиться, а поражала своими копьями при оборонЂ непріятеля одними штыками. Гетманъ, примкнувъ къ пЂхотЂ своей съ обоихъ ея фланговъ, перемЂнилъ тЂмъ весь строй обЂихъ армій и обхватилъ /114/ всю артиллерію праваго непріятельскаго фаса. Непріятель началъ было перестроиваться, дЂлая свой фронтъ противъ фронта Козацкаго, но Хмельницкій въ то самое время наетупилъ на него всЂми своими силами и разорвалъ его на двое. Одна часть со всею почти конницею начала отступать къ Каменцу, подъ командою самаго Короля, и Хмелъницкій велЂлъ войскамъ своимъ противъ ея только маскировать и показьшать видъ наступательный, а другая часть съ пЂхотою Прускою опустилась въ мЂста низменныя къ сторонЂ Могилевской, и на сію Гетманъ наступилъ со всею жестокостію. Она, не имЂвъ у себя артиллеріи, скоро потребовала пардона и обезоружена, и Гетманъ, обнявъ ее кордономъ, отправилъ въ городъ Корсунь до разсмотрЂнія; а взято всЂхъ плЂнниковъ 11,513 человЂкъ, и въ томъ числЂ два Генерала, Донгофъ и Осолинскій, коихъ удержалъ Гетманъ при себЂ со всЂми почестями и воротилъ имъ всЂ ихъ экипажи и пожитки, оставшіесь въ лагерЂ. Весь же лагерь съ обозами и артиллеріею достался Козакамъ; но и изъ него Королевскіе экипажи и палатки съ людьми и всЂмъ, что было Королевское, отправлены въ слЂдъ за Королемъ въ прикрытіи Козацкаго конвоя, который Королемъ знатно обдаренъ съ публичною признательностію предъ его войсками, „что грубые Козаки вЂжливЂй и великодушнЂй оть насъ, славящихся эдукаціями, и они въ другой разъ лично меня одолжаютъ, къ стыду надменности нашей.“
На другой день баталіи Жванской выступилъ Хмельницкій со всЂми войсками въ слЂдъ за Королемъ къ Каменцу Подольскому, но на пути встрЂтили его Сенаторъ Лянцкоронскій и Генералы Потоцкій и Собіевскій, предлагая миръ отъ Короля, утверждающій клятвами трактатъ Зборовскій во всемъ его пространствЂ; а въ залогъ того, пока отъ чиновъ и РЂчи Посполитой послЂдуетъ формальное утвержденіе сего мира, и отъ Короля выйдеть на него ратификація, оставляются у Гетмана аманатами вышеозначенные три чиновника и четвертый съ ними находящійся въ плЂну, Генералъ Осолинскій; прочихъ же чиновниковъ плЂнныхъ и всЂхъ рядовыхъ просилъ Король отпустить въ ихъ жилища. По сему Гетманъ на все согласился, просимое выполнилъ и плЂнниковъ распустилъ, воротивъ при томъ Прускимъ войскамъ шпаги и все вооруженіе ихъ съ нужными обозами и путевыми запасами, напротиву чего и Малоросійскіе плЂнники Королемъ возвращены въ свое отечество. Ратификація, подписанная 27 Сентября, получена Хмельницкимъ 11-го Октября и во всей Малоросіи опубликована съ торжествами и молебствіямн во во всЂхъ селеніяхъ и Церквахъ. Войска распущены по своимъ мЂстамъ и все приведено въ мирное состояніе. Аманаты Польскіе объявлены овободными и оть Гетмана съ почестьми и подарками отпущены въ ихъ землю и на дорогу всЂмъ нужнымъ напутствованы; но одинъ изъ нихъ, Сенаторъ Лянцкоронскій, имЂвъ секретныя отъ Короля инструкціи, остался жить въ ЧигиринЂ приватно, до дальнЂйшихъ повелЂній Королевскихъ.
Въ ноябрЂ, 1652 года, прибыли /115/ къ Гетману въ Чигиринъ посланники Турецкіе, Нурадинъ Ага съ Эфендіемъ, Оглу-Селимомъ, да Крымскій Мурза, Нагайбекъ, съ ихъ штатами, а къ нимъ присоединился и Польскій Сенаторъ, Лянцкоронскій. Они всЂ вмЂстЂ, объявивъ волю своихъ Дворовъ и данныя отъ нихъ полномочія и наказы, соглашали Гетмана воевать, вмЂстЂ съ ихъ державами, на Царство Московское и отнять у него, въ пользу Хана, Царство Астраханское. Ханъ писалъ при томъ особо къ Гетману, что сдЂланные имъ противъ интересовъ Ханскихъ тайные заговоры съ Московцами и всЂ непріятности онъ охотно Гетману оставляетъ и предаетъ ихъ вЂчному забвенію при первомъ соглашеніи Гетмана на нынЂшней конференціи, а что касается до загнанныхъ имъ въ нынЂшнее лЂто Малоросійскихъ плЂнниковъ, числомъ до трехъ тысячь, то ихъ тотчасъ возвращаетъ въ свои жилища, и они у него не что иное значатъ, какъ аманаты въ залогъ обЂщаній Гетманскихъ взятые. Гетманъ, употребя все свое искуство въ политикЂ и все краснорЂчіе въ доказателъствахъ, сколько ни отговаривался невозможностью вступить въ новую войну, потерпЂвши великіе убытки въ старыхъ, и что надобно ему время на размышленіе, на совЂты съ народомъ и на многія поправки, однако посланники ни на что тое не уважая, требовали у Гетмана лаконическаго отвЂта, т. е., такъ или инакъ, и вступаетъ ли онъ съ ними въ союзъ, или объявляетъ себя ихъ непріятелемъ, и что они имЂютъ отъ Дворовъ своихъ повелЂнія, на случай несогласія Гетманскаго, положить ему на столъ мечь и лукъ, войну означающіе. Гетмань просилъ еще признать его неутральнымъ и онъ подъ симъ видомъ обяжется вспомогать имъ секретно, суммами, лошадьми, снарядами и другими воинскими надобностями, значущими въ войнЂ пунктъ немаловажный. Но и сіе предложеніе Гетманское отинуто и послы настаивали ему выставить армію свою противъ Московцевъ. Гетманъ, наконецъ, по многихъ переговорахъ, сказалъ, что онъ. посылается на благоразуміе самихъ пословъ, по которому они найдутъ сами и признаютъ невозможность вступить ему заразъ въ новую наступательную войну, не укомплектовавши своихъ войскъ, потерпЂвшихъ. великіе убытки и не получившихъ самаго необходимаго въ войнЂ знанія, безъ котораго легко можно принесть одинъ вредъ союзникамъ, вмЂсто ожидаемой помощи; а испорченное одинъ разъ, обыкновенно труднЂе, иногда, поправлять, чЂмъ вновь дЂлать. Послы, уваживъ, напослЂдокъ, такъ великіе Гетманскіе резоны, отсрочили ему на поправку арміи 10 мЂсяцевъ и, обдареные Гетманомъ щедро, разъЂхались во свояси, а Ханъ, въ слЂдъ за тЂмъ, воротилъ плЂнниковъ Малоросійскихъ.
Гетманъ, раздЂлавшись съ послами, выправилъ заразъ въ Москву секретно судью Генеральнаго, Якова Гонзевскаго, и чрезъ него писалъ къ Царю, АлексЂю Михайловичу, письмо слЂдующаго содержанія: „Многочасно и многообразно давалъ я знать Вашему Величеству о намЂреніяхъ Султана Турецкаго и Хана Крымскаго, вмЂстЂ съ Королемъ Польскимъ, объявить Вамъ войну за царство Астраханское /116/ и другія ихъ претензіи, и что они меня къ тому приглашаютъ противъ воли моей и желанія; и я отговаривался оть нихъ доселЂ разными предлогами, а паче бывшими у меня съ Поляками всегдашними войнами. Но теперъ, когда окончилъ я сіи войны Зборовскимъ и Жванскимъ трактатами, то присланные оть всЂхъ оныхъ Державъ нарочные посланники требовали у меня настоятельно воевать, вмЂстЂ съ тЂми державами, на царство Ваше; въ противномъ же случаЂ объявляютъ они мнЂ войну и введутъ въ Малоросію для того три свои арміи. Я, сколько не отговаривался истощеніемъ силъ моихъ и народныхъ частыми и тяжкими войнами и крайнимъ моимъ несостояніемъ, требующимъ немалаго времени на поправку испорченнаго и на заведеніе оскудЂлаго, однако они ничего того не внемлютъ и въ резоны не ставятъ, подозрЂвая меня особливо въ приверженности и преданности къ Вашему Величеству и народу Вашему, по пересказамъ имъ измЂнника моего, бывшаго отъ меня въ посылкахъ въ Москву, но послЂ, за злодЂяніе, на смерть осужденнаго, Судьи Гуляницкаго, который, убЂжавши отъ казни, кроется въ Крыму и ПольшЂ и на меня клевещетъ. И я насилу могъ выпросить у посланниковъ оныхъ, съ великими имъ пожертвованіями, одной отсрочки на 10 мЂсяцевъ для приведенія арміи моей въ надлежащій порядокъ, а всЂ другія прозьбы мои, даже и на самый неутралитетъ, осталися тщетными. И такъ остается теперь судить о семъ дЂлЂ Вашему Величеству и избирать средства полезнЂйшія и надежнЂйшія; а я призываю всЂ клятвы на душу мою, что о войнЂ съ вами и съ царствомъ вашимъ и думать мнЂ несносно, и предаю вЂчной ана?емЂ и суду Божію всякаго, мыслящаго непріятельски на единовЂрцевъ и однородцевъ, послЂднихъ остатковъ свободнаго въ Греческой Церкви благочестія и древняго Апостолическаго православія угнЂтеннаго и искаженнаго во всемъ мірЂ Магометанствомъ и Папежствомъ. Но ежели, Ваше Величество, еще и теперь не рЂшитесь упредить непріятелей и попустите имъ войти въ Малоросію съ своими арміями и принудите меня иттить съ войсками моими войною на царство Ваше, то извините меня и не осудите, что стану Вамъ по неволЂ непріятель, и на таковъ случай протестуюсъ я предъ Богомъ и всецЂлымъ свЂтомъ, что неповиненъ буду въ крови единовЂрныхъ Христіанъ, проливаемой за интересы народовъ невЂрныхъ и недовЂрковъ. Для отвращенія зла онаго, или, по крайней мЂрЂ, ради его уменьшенія, есть средство не безнадежное, т. е., объявить Полякамъ войну и ввесть заразъ въ землю ихъ д†арміи или хорошіе корпусы: одинъ въ БЂлорусію и на Смоленскъ, а другой въ Литву. Поляки непремЂнно должны отвлечь туда всЂ свои силы, а Турецкія и Татарскія войска я, съ помощію Божію, надЂюсь тогда удержать въ ихъ границахъ, слЂдуя системЂ оборонительной. Если же войска Вашего Величества осчастливлены будутъ успЂхами, такъ я и на дальнЂйшее поступить могу. Но всЂ сіи положенія надобно утвердить /117/ договорами и клятвами, чтобы не думалось о зрадахъ; а я всю свою душу обнажилъ предъ Вами, и свидЂтель мнЂ Богъ, что говорю сущую правду.“
По адресу Хмельницкаго Царь АлексЂй Михайловичь прислалъ къ нему Боярина,Василья Васильевича Бутурлина, своего СовЂтника, и съ нимъ другихъ двухъ думныхъ Бояръ, и чрезъ нихъ наказывалъ и писалъ Царь къ Хмельницкому слЂдующее: „Высокомочному и славному Малоросійскому и Козацкому Гетману, Зиновію Михайловичу Хмельницкому, наше Царское и почтительное слово. ИзвЂстіемъ Вашимъ о враждебныхъ помыслахъ сосЂднихъ Державъ и добрыми противу нихъ совЂтами, мы оченно довольны и благодарны Вамъ, предостойный Гетманъ, а войска наши давно стоятъ на границахъ своихъ въ добромъ порядкЂ и благонадежности; а выступать имъ за границу безъ добраго пріятеля и надежнаго помощника сумнительно. А когда бы Ты, Гетманушка, изволилъ съ нами соединиться, то бы всЂ сумнительства на сторону, и мы поручили бъ Вамъ всю свою армію, такъ какъ человЂку умному и воину славному. А что Ты пишешь про договоры и обовязки, то мы готовы все исполнить вЂрою и правдою, какъ законъ Христіанскій и совЂсть повелЂваютъ. Одначе чтобы впредъ не было разнодумья и шатостей съ обЂихъ сторонъ, то хорошо бы соединиться и укрЂпиться намъ на вЂчныя времена, какъ единовЂрнымъ и единокровным, и чтобы враги наши не помЂвались о насъ; а договоры объ томъ и уставы суть права старые Малоросійскіе и Козацкіе, которые мы за ними укрЂпимъ и подпишемъ за себя и наслЂдниковъ нашихъ, и не будутъ они нарушимы вЂчно. А что ты придумаешь къ лучшему съ нашими Боярами и своими думными людьми, мы на тое будемъ согласны. А коль скоро согласіе утвердимъ, такъ и войска выправимъ на непріятелей, а межъ себя воевать сохрани насъ, Господи! Самъ дьяволъ раз†на то поступить можетъ, а намъ, православнымъ, и мыслити о такомъ зломъ дЂлЂ, право, со грЂхомъ; а дума наша есть и будетъ, еже бы защитити и охранити народъ православный отъ врага и местника, чего мы и отъ васъ ищемъ, и видитъ Богъ, что въ правдЂ и истинЂ, и подъ Его святой порукой, соединиться вЂчно съ Вами и народомъ Вашимъ желаемъ, и Вамъ объ томъ почтительно пишемъ.“ Переписка Зиновія Хмельницкаго съ Царемъ Московскимъ и другія сего Гетмана записки и дЂянія сообщены въ Ка?едральный Могилевскій монастырь изъ монастыря Староканевскаго Архимандритомъ тамошнимъ, Макаріемъ  164, у котораго проживалъ въ монастырЂ несчастный сынъ Зиновія Хмельницкаго, Юрій Хмельницкій, бывшій послЂ Гетманства своего въ монашествЂ.
По прибытіи въ Чигиринъ посланниковъ Царскихъ, Гетманъ Хмельницкій созвалъ заразъ чиновниковъ и знатнЂйшихъ Козаковъ отъ войска, занимавшихъ тогда всЂ правительства Малоросійскія и, объявивъ имъ о прибывшихъ къ нему послахъ /118/ Царскихъ, приглашающихъ его съ войскомъ и народомъ къ соединенію съ царствомъ Московскимъ и бывшихъ прежде у него посланникахъ Турецкихъ и Польскихъ, вмЂстЂ съ Татарскими, требовавшихъ у него настоятельно соединенія съ ихъ державами и подъятія съ ними оружія на царство Московское за ихъ претензіи, предлагалъ при томъ, чтобы чины и войска, принявъ въ зрЂлое разсужденіе всЂ оныя требованія иностранныя, рЂшили единогласно, которое изъ нихъ избрать полезнымъ и основать на немъ предбудущее свое соотояніе ? Ибо „по обстоятельствямъ настоящимъ, надобно быть намъ непремЂнно на чьей ни есть сторонЂ, когда неутралитетъ не пріемлется; да и на предбудущее время зависть и интересы сосЂдей не оставятъ насъ въ покоЂ и безъ попытокъ, какъ я и прежде о томъ вамъ говорилъ, и теперь событіе и сами вы видите.“ Молодые чиновники и Козаки объявили первЂе согласіе свое на соединеніе съ Турками, доказывая, что „у нихъ воинской народъ въ нарочитомъ уваженіи и почтеніи, и для поселянъ нЂтъ у нихъ ни арендъ Жидовскихъ, ни великихъ налоговъ и индуктовъ, каковы въ ПольшЂ; а что всего важнЂе, то нЂтъ у нихъ крЂпостныхъ и продажныхъ людей или крестьянства, какъ въ МосковщинЂ тое водится, и сіе все видно и вЂроятно въ сосЂднихъ Княжествахъ Молдавскомъ и Волошскомъ, которые намъ служить могутъ примЂромъ. И когда намъ, по словамъ Гетманскимъ, неможно пробыть самимъ собою безъ сторонней протекціи, то Турецкая протекція есть отъ всЂхъ другихъ надежнЂй и пожиточнЂй, и, не смотря на ихъ бусурманство, каждый Турокъ, поклявшійся одною своею бородою, никогда уже клятвы своей не переступитъ и слова своего не перемЂнитъ. Христіанскія жь клятвы и самыя присяги бывають одною маскою, подъ которою скрываются коварства, предательства и всЂхъ родовъ неправды, и самыя ихъ важныя дЂйствія, называемыя политикою и министеріею, суть одинъ искусный обманъ, и чЂмъ обманъ сей выработается большимъ и вреднЂйшимъ, тЂмъ славятся и превозносятся творцы онаго первЂйшими въ державахъ и единственными у нихъ умными людьми, или великими мииистрами и политиками.“
Гетманъ и старые чиновники и Козаки, возражая молодымъ разными и многими противоположностями въ выгодахъ Турецкихъ, отъ ихъ насчитанныхъ, доказывали имъ, что „отдаться Христіянамъ самоизвольно во власть невЂрныхъ, или задружить и общеніе имЂть съ ними есть для Христіянства грЂхъ смертельный и поступокъ предъ всЂмъ Христіанствомъ позорный и предосудительный, и есть тоже почти, что и самоубійство: ибо, имЂвши съ такими общеніе и едность, нельзя ни какъ не совратиться съ пути Христіанскаго и не заразиться мерзостями бусурманскими; а что есть важнЂе въ мірЂ, какъ не соблюденіе отеческой своей вЂры, божественной и единственной въ человЂчест†? ПримЂчайте и внемлите, что Павелъ святый, сей избранный Апостолъ Христовъ, препрЂвшій и побЂдившій всЂхъ мудрецовъ міра сего доказательствами своими о вЂрЂ нашей Хрнстіанской, что сказалъ /119/ онъ при концЂ жизни своей о собственной вЂрЂ своей во Христа. Онъ благодарилъ Бога найусерднЂйше, что „теченіе жительства скончахъ и вЂру соблюдохъ.“ А когда такой великій мужъ и такой ревнитель Божій и угодникъ Его, подкрЂпляемый всегда благодатію свыше, когда онъ благодарилъ Бога за соблюденіе вЂры въ Него,то намъ грЂшникамъ сущимъ, не надобно ли всемЂрно пещись о соблюденіи вЂры своей, которою живемъ, движемся и есмы? Но сіе говориться только о собственной вЂрЂ нашей. А когда мы ее разсмотримъ и въ другихъ народахъ, то есть, когда соединясь съ невЂрными, ударимъ на Царство Московское, на сей единственный и свободный остатюкъ державы Христіанской, съ нами, единовЂрной, и покоримъ его подъ такое иго Магометанское, въ каковомъ пребываютъ наши единовЂрныя Іераршества: Константинопольское, Іерусалимское, Антіохійское и Александрійское, то что мы тогда будемъ предъ лицемъ свЂта? По истинЂ, не что иное, какъ только притча во языцЂхъ и пюсмЂяніе въ людяхъ, и будемъ еще окаяннЂйшіе отъ народовъ Содомскаго и Гоморскаго, погубленныхъ правосудіемъ Божіимъ съ толико страшною грозою. Да и сами тогда останемся, какъ обломамное судно въ пространномъ морЂ, обуреваемое со всЂхъ сторонъ и ве имущее пристанища и надежды ко спасенію, и будемъ тоже, что были послЂ нашествія Батыя подъ владЂніемъ Татарскимъ, т. е., невольники въ богослуженіи и ХристіанствЂ, или отступники и рабы неключимые, ги6нущіе съ душею и тЂломъ.' 1
РЂчь Гетманская и стариковъ тронула, наконецъ, молодыхъ противоборцевъ до слезъ. Многіе изъ нихъ съ рыданіемъ говорили и повторяли Гетману : „Право судили есте, и правы путіе ваши: да будутъ по глаголу вашему и мнЂнію!“ Гетманъ, пользуясь смягченіемъ сердецъ, поручилъ СудьЂ, Самуилу Богдановичу и, Полковнику Переяславскому, Павлу ТетерЂ, написать договорныя статьи съ Царемъ Московскимъ и представить ихъ на разсмотрЂніе его и всего совЂта Малоросійскаго. ОнЂ написаны, и по апробаціи Гетмана съ совЂтомъ, объявлены посламъ Московскимъ, которые, согласясь на все, въ нихъ уложенное, подтвердили присягою своею отъ лица Царя и Царства Московскаго о вЂчномъ и ненарушимомъ храненіи условленныхъ договоровъ. А за симъ требовали они взаимной присяги отъ чиновъ и народа Малоросійскаго въ равномЂрномъ соблюденіи тЂхъ договоровъ. Статьи договорныя подписаны Гетманомъ и чинами Генваря 6-го дня, 1654-го года, и присяга тогда же ими ученена; а прочимъ чинамъ и войску назначенъ сборнымъ мЂстомъ городъ Переяславль, гдЂ всЂ они также присягали въ присутствіи пословъ и получили отъ нихъ подарки Царскіе. Но послы требовали при томъ, чтобы и войско Запорожское имЂло совмЂстно съ Малоросіею согласіе на договоры и присягою утвердило. Однако на сіе объявилъ Гетманъ со всЂми чинами, что „Запорожцы у насъ люди не великіе, и для того въ дЂло сіе ставить ихъ не для чего, ибо они изъ насъ набираются и къ намъ возвращаются; а малость между ими иностранцевъ почти ничтожная, /120/ къ сему дЂлу ненадежна и ко всЂмъ обязанностямъ неспособна; и сіе почитается у нихъ верховною вольностію и, такъ сказать, ихъ пищею.“
Статьи договорныя состоятъ во многихъ пунктахъ, но экстрактомъ изъ нихъ служатъ для Козаковъ и ихъ начальниковъ и народа только три: первая, чтобы пребывать имъ на всЂхъ прежнихъ договорахъ и пактахъ, заключенныхъ съ Польшею и Литвою и утвержденныхъ привиллегіями Королей Польскихъ и Великихъ Князей Литовскихъ, и понихъ пользоваться всЂми преимуществами и свободами вЂчно и безо всякой отмЂны; вторая, чтобы собственность всЂхъ родовъ имЂнія ихъ и пріобрЂтенія его ненарушимо при нихъ и наслЂдникахъ ихъ пребыла вЂчно подъ охраненіемъ правъ ихъ стародавнихъ Рускихъ, Литовскими называемыхъ, и по нихъ шафовать ими и всякими образами корыстоваться было бы свободно и невозбранно; и третья, чтобы въ дЂла ихъ и судилища никто другой не входилъ и не мЂшался, а сами они судиться и управляться между собою должны по своимъ правамъ и своими избранными изъ себя судьями и начальниками. Въ преимуществахъ правительства національнаго положенъ, между прочимъ, сей пунктъ: „Ежели мы, Гетманъ, съ старшиною и войскомъ, кому за службу пожалуемъ хуторъ, мельницу или деревню, а онъ учнетъ просить Государя о подтвержденіи, то Государь да изволитъ оное подтвердить.“ Наконецъ, привнесена статья и о Шляхетст†Польскомъ, оставшемся по единовЂрству въ Малоросіи, чтобы имъ пребывать здЂсь при своихъ правахъ и преимуществахъ, равныхъ съ природною Шляхтою и подъ протекціею войска. Но статья сія была впослЂдствіи громовымъ ударомъ для правительства и горчайшею пилюлею для тЂхъ, кои ее допустили и въ протекцію свою такихъ зловредныхъ людей принялн. Они поблагодарили и воздали имъ точно такъ, какъ древнія племена Хананейскія и Аморейскія воздали племенамъ Израильскимъ за то снисхожденіе, что сіи ихъ не истребили, а сжалившись, выЂстили при себЂ. Шляхетство оное, бывъ всегда вь первЂйшихъ чинахъ и должностяхъ по Малоросіи и въ ея войскахъ, подводило подъ правительство ея многія мины происками своими, контактами  165 и открытыми измЂнами, замышленными въ пользу Польши, а народу дало испить самую горькую чашу предательствами и введеніемъ ихъ въ подозрЂніе, недовЂрчивость и въ самыя тиранскія за то мученія, правительствомъ верховнымъ по неосмотрителбности надъ нимъ произведенныя, ибо всЂмъ замЂшательствамъ, нестроеніямъ и побоищамъ въ Малоросіи, послЂ Хмельницкаго происходившим, они - то были причииою, и сколько ихъ ни скрыты сЂти и коварства отъ народа, но онъ узналъ виновныхъ, нЂсколькихъ истребилъ, и воспЂлъ, наконецъ, сію утЂшительную для себя пЂсенку, значущую больше, чЂмъ ея простота:
„Да не буде лучьче ,
Да не буде краіце ,
Якъ у насъ на Вкрайни :
Нема Панивъ ,
Нема Ляхивъ ,
Не буде й измины...“ /121/
Ненависть Польской Шляхты не преставала и за тЂмъ гнать Малоросіянъ, а паче Козаковъ во всякое время, и неудачи со стороны правительства и искушенія народнаго, хотя нЂсколько унизили ихъ, но не совсЂмъ изтребили. Они мало по малу вошли вновь во всЂ уряды и командованія Козацкія и, занимая предъ ними и предъ чиновниками, изъ нихъ произшедшими, первенство и преимущество, тщеславясь одною породою своею и эдукаціею, забыли и затмили, накоиецъ, то, что они пришельцы въ землЂ чужой и оставлены въ протекціи тЂхъ, коихъ презирали и ненавидЂли, и кои могли и должны были изгнать ихъ или истребить во время революціи, но удержаны отъ того одною вЂрою и снисхожденіемъ Гетмана Хмельницкаго, народомъ отмЂнно любимаго. Плодомъ поверхности ихъ надъ природными чиновниками и Шляхтою было униженіе сихъ въ собственной своей землЂ и въ своихъ природныхъ правахъ и преимуществахъ. Имъ позавидовавъ и поревновавъ, многіе изъ природныхъ Малоросіянъ, а паче изъ поповичей, вышедшихъ въ чиновники посредствомъ инспекторій, пристали къ ихъ системЂ и, приладивъ кой - какъ фамиліи свои къ Польскимъ, стали тщеславиться ихъ произхожденіемъ. А къ симъ еще премногіе возникнувъ изъ Жидовства, принужденнаго креститься въ прежде бывшія надъ ними всеобщія побоища, и поверстанные въ Шляхту извЂстнымъ о перекрестахъ статутовымъ артикуломъ, составили, наконецъ, изъ смЂшенія сихъ языковъ и породъ единственный бичь для Козаковъ и всЂхъ Малоросіянъ. Они управляя ими во всЂхъ урядахъ и правительствахъ и набогатившись около ихъ разными происками, а паче пользуясь тЂхъ простотою и подчинеиностью, отняли у нихъ всЂ права ихъ Шляхетскія природныя, оть самой неизвЂстной древности безпрерывно при нихъ бывшія, и подъ титуломъ рыцарства всЂми договорами и привиллегіями имъ подтвержденныя, присвоивъ ихъ однимъ своимъ породамъ. А напослЂдокъ, вытиснувъ многихъ изъ нихъ на слободы и другія провинціи, остальныхъ приправили въ то состояніе, въ каковомъ они нынЂ находятся. Отпуская Гетманъ пословъ Царскихъ съ договорными статьями, обдарилъ ихъ знатно Азіятскими и Польскими вещами, довольно богатыми, и съ ними послалъ своихъ посланниковъ, Судью Гонзевскаго и Полковника Тетерю, съ благодарственнымъ къ Царю адресомъ, въ коемъ, объяснивъ о всемъ, съ послами имъ произведенномъ въ пользу соединенной націи, просилъ при томъ Царя о ратификаціи и подтвержденіи договорныхъ статей особыми своими грамотами, которыя отъ Царя въ неукоснительномъ времени Гетману чрезъ его посланниковъ и присланы. И Царь, утверждая въ нихъ все, договорами положенное, оказалъ при томъ открытую благодарность свою къ Малоросійскимъ чинамъ и народу, сравнивъ ихъ личными преимуществами съ боярами, дворянами и всЂми степенями Московскими или Великоросійскими, чего въ договорахъ не было объясненно, а вмЂіцалось то въ пактахъ съ Польшею и въ привиллегіяхъ Королевскихъ, статьями утвержденныхъ, въ коихъ /122/ нЂсколько разъ узаконено и подтверждено, что соединяемся, яко равный съ равными и вольный съ вольными. Ратификованныя статьи и Царскія грамоты, за полученіемъ ихъ, опубликованы были во всей Малоросіи съ приличными торжестваии, и копіи съ нихъ оставлены въ Архивахъ всЂхъ правительствъ, а оригиналы положены въ архивъ Трибунала Малоросійскаго, подъ охраненіе національнаго присяжнаго архиваріуса, которыя со многими другими національными документами и хранились съ таковымъ тщаніемъ болЂе ста лЂтъ, но, напослЂдокъ, во время частыхъ поремЂнъ Малоросійскаго Трибунала или правительства и по навЂтамъ антипатріотовъ народныхъ, произшедшихъ изъ смЂшенія Полятства и и Жидовства, стали онЂ сокровенны въ иномъ хранилищЂ.
Соединеніе Малоросіи съ Царствомъ Московскимъ встревожило всЂ почти дворы Европейскіе. Система о равновЂсіи Державъ начинала уже тогда развиваться. Царство Московское, хотя само собою и не дЂлало еще у сосЂдей важнаго замЂчанія, яко разоренное и униженное недавними ужасами самозванцевъ и междоусобій, однако зависть сосЂдей, знавшихъ довольную обширность соединявшейся съ нимъ Малоросіи и ея многолюдство, съ толикимъ храбрымъ и мужественнымъ воинствомъ, не осталась безъ своихъ дЂйствій. И сколько Польша ни набридла 168 сосЂднимъ державамъ тревогами своими и непостоянымъ правленіемъ; но всЂ желали лучше имЂть дЂло съ сею республикою, подверженною всегдашнимъ превратностямъ, чЂмъ видЂть въ Россіи державу абсолютную, вдругъ возвысившуюся въ степень Царствъ могущественныхъ и страшныхъ, безъ всякихъ при томъ потеряній и убытковъ, и какъ бы съ неба симъ безцЂннымъ даромъ обогащенную. По сему Гетманъ Хмельницкій со всЂхъ сторонъ атакованъ былъ нареканіями и угрозами за свою протекцію, и отъ многихъ Дворовъ требовано возвращенія его въ прежнее неутральное состояніе; а отъ стороны Турецкой, Польской и Крымской объявлена ему за то война, вмЂстЂ съ Царствомъ Московскимъ, и Хмелъницкій принужденъ нЂсколько разъ повторять съ прискорбіемъ извЂстныя слова Царя Давыда: „ТЂсно мнЂ отвсюду!“ Однако великодушіе его и здравый умъ и разсудокъ, съ обширнымъ знаніемъ политики, превозмогли всЂ страхи и ни мало не поколебали въ приверженности къ Царю и Царству Московскому, и онъ, начавъ приготовляться къ новой войнЂ, сообщилъ Царю свои объ ней разпоряженія, которыя Царь во всемъ одобрилъ и заразъ сталъ производить въ дЂйствіе.
Армія соединенной Россіи раздЂлена была на четыре большіе корпуса, и дЂйствіе ихъ началось съ 15-го АпрЂля, 1655 года. Гетманъ съ тридцатъю тысячами своихъ войскъ, выступивъ къ Польскимъ и Турецкимъ границамъ, разположился при городЂ ЗаслаилЂ для отраженія Турецкихъ и Польскихъ войскъ, покушавшихся съ тЂхъ сторонъ своимъ нападеніемъ. Боляринъ Князь Бутурлинъ, въ числЂ 30 т. Великоросійскихъ войскъ. и пяти тысячь Малоросійскихъ Козаковъ, разположенъ въ /123/ устьЂ рЂки Ворсклы, поблизу Кадака, для удержанія Татарскихъ набЂговъ. Князь Хованскій съ 30 тысячнымъ корпусомъ Великоросійскихъ войскъ командированъ въ БЂлорусію къ рЂкЂ Сожи для отраженіа войскъ Польскихъ, на случай прихода ихъ къ городу Смоленску, а къ сему городу командированъ наказный Гетманъ Малоросійскій, Иванъ Золотаренко, опредЂленный Гетманомъ изъ Полковниковъ НЂжинскихъ, коему, въ знакъ сего достоинства, даны оть Великаго Гетмана клейноды войсковые, булава и бунчукъ, меньшіе оть другихъ и означающіе полеваго Гетмана. Въ командованіи его состояли полки НЂжинскій, Черниговскій и Стародубскій, переименованный изъ СЂверскаго, и семь другихъ Малоросійскихъ полковъ, въ числЂ 20 тысячь реестровыхъ Козаковъ и пяти тысячь охочекомонныхъ; а въ числЂ чиновниковъ находился юный Гетманичь, Георгій Хмельницкій, посланный отцемъ для изученія и навыковъ въ военномъ искуствЂ. Наказному Гетману назначено Царемъ и Хмельницкимъ взять городъ Смоленскъ. Онъ осадилъ его со всЂхъ сторонъ 27-го Мая; осада встрЂчаема была частыми и жестокими со стороны Поляковъ вылазками и шармицерами; но Золотаренко, всегда ихъ отражая съ успЂхомъ и великимъ кровопролитіемъ непріятельскимъ, укрЂпилъ, наконецъ, осаду свою шанцами и редутами и открылъ изъ нихъ пальбу по городу изъ пушекъ и мортиръ. А продолжая ее нЂсколько недЂль по укрЂпленіямъ, дЂлалъ между тЂмъ насыпи для возвышенныхъ батарей, и по окончаніи ихъ, началъ производить пальбу внутрь города черезъ стЂны, отъ чего разбиты и сожжены многіе магазейны, казармы и другія строенія, и побито много солдатъ Польскихъ и народа.
Царь АлексЂй Михайловичъ, по причинЂ открывшагося того года въ городЂ Моск†мороваго повЂтрія или чумы, выЂхалъ изъ Москвы на жительство въ городъ Вязму и оттоль навЂдывался часто къ Смоленску въ. станъ осаждающихъ. Гарнизонъ Смоленскій, сдЂлавъ въ городЂ на томъ холмЂ, что подъ соборною церковыо, обсерваторію, примЂчалъ съ нея, что дЂлалось въ шанцахъ и въ стану осаждающихъ; и когда одинъ разъ примЂтилъ въЂздъ Царской въ станъ Козацкій, то, дождавъ ночи противъ 27-го числа Іюля, сдЂлалъ изъ города сильную вылазку вдругъ двумя отрядами, изъ которыхъ одинъ напалъ на шанцы, а другой направилъ стремленіе свое прямо на станъ. Золотаренко, имЂвъ каждую ночь для подкрЂпленія шанцовыхъ войскъ нарочитые резервы позади шанцовъ, коихъ осажденные съ обсерваторіи своей видЂть ночью не могли, окружилъ оба непріятельскіе отряды резервами и шанцовыми войсками, и по первомъ на нихъ выстрЂлЂ изъ пушекъ и ружьевъ, ударилъ копьями. Поляки, обстрЂлявшись изъ своихъ ружьевъ и пистолетовъ, не успЂли заряжать ихъ вновь и оборонялись одними саблями, но противъ копьевь съ ними не устояли, а смЂшавшись толпами, начали бЂжать съ великою потерею въ городъ; но были окружены со всЂхъ сторонъ, пробиться къ городу не могли и, бросая ружья, просили згоды /124/ или пардона, который имъ и дарованъ, и они, обезоруженные, отогнаны до разсвЂта за станъ, а поутру насчитано сихъ плЂнниковъ и представлено Царю 2,389 человЂкъ, и въ томъ числЂ 53 начальника; убитыхъ собрано и похоронено внЂ шанцовъ 4,623 человЂка.
Царь, бывши благоразуміемъ и мужествомъ Золотаренковымъ и храбростію войскъ его отмЂнно доволенъ, благодарилъ имъ весьма признательно и уговаривалъ при томъ Золотаренка повесть тогда же на городъ генеральный приступъ и взять его штурмомъ; но сей военачальникъ доказывалъ Царю, что по правиламъ искуснаго воина тогда только надобно употреблять все напряженіе силъ и излишнюю потерю войска, когда чего не можно сдЂлать искуствомъ, и принудитъ самая необходимость иттять на таковую крайность; а онъ надЂется успЂть въ желаемыхъ намЂреніяхъ безъ дальнЂйшихъ потеряній народа. Царь, изъявивъ на мнЂніе Золотаренково сугубое удовольствіе, велЂлъ продолжать дЂйствіе его по своему знанію, и Золотаренко, усмотрЂвъ, что стЂна городская отъ рЂки ДнЂпра устроеиа безъ насыпей землею, а такъ какъ монастырскія стЂны строются, въ надеждЂ, что разбивать ее пушечными ядрами съ низкаго мЂста невозможно, повелЂлъ рыть ночью подъ ту стЂну подкопъ или мину. А какъ мина сія изготовлена и порохомъ наполнена, то въ среднихъ числахъ Августа мЂсяца отдалъ онъ приказъ войску быть готовымъ, къ генеральному приступу. Подкопъ взорванъ былъ на самомъ разсвЂтЂ, во вторникъ, и помощію сильнаго вЂтра подорванную землю и стЂнной матеріалъ понесло и разбросало по городу съ великимъ трескомъ и грозными ударами, причинивъ гарнизону и гражданамъ великій страхъ и убытокъ. Въ ту самую пору изготовленныя войска ввалились проломомъ въ городъ и произвели на всЂхъ, имъ попадающихся, жаркую пальбу изъ ружьевъ и полевыхъ пушекъ, которыя тогда же втянуты были въ городъ.
Войска Польскія, разположенныя врознь при бастіонахъ и валахъ городскихъ и умаленныя до половины при тЂхъ вылазкахъ и шармиціяхъ, начали было собираться и строиться противъ Козаковъ; но сіи, не давая имъ къ тому времени, поражали ихъ своими выстрЂлами, а паче копьями, и сдЂлали страшное между ними убійство и кровопролитіе, отъ чего они обратились въ бЂгство, иные за городъ, а другіе въ жилища городовыя и въ церкви. Золотаренко, щадя городъ и его зданія, не велЂлъ ихъ штурмовать и вредить, но приказалъ музыкЂ воинской играть на трубахъ и сурмахъ, а войску кричать миръ и згоду. По симъ знакамъ Поляки и граждане, выходя на улицы, бросали отъ себя оружія и становились на колЂни, цЂлуя каждый крестъ, изъ перстовъ своихъ сложенный. И такъ городъ Смоленскъ былъ взятъ силою оружія, и по очищеніи его отъ труповъ и руинъ и за устроеніемъ полиціи и стражи, въЂхалъ въ него Царь АлексЂй Михайловичь съ полнымъ тріумфомъ, и торжествовалъ въ немъ побЂду свою въ соборной церкви благодарственнымъ Богу молебствіемъ, происходившимъ тогда же и во всЂхъ церквахъ; /125/ а послЂ того даны были пиршества чинамъ и войску, коихъ, поблагодаря Царь лично за ихъ къ нему усердіе и достохвальное воинское мужество, обдарилъ ихъ разными вещами и суммами, по мЂрЂ заслугъ и отличія каждаго. Между тЂмъ знатнЂйшимъ чиновникамъ жалованы золотые и серебрянные коряки на лентахъ, кои носили чрезъ плечо, по примЂру нынЂшнихъ кавалерій; другимъ поднесены дорогія сабли, пистолеты и разныя убранства; Наказному жъ Гетману Золотаренку и Гемтану Хмельницкому сугубыя сдЂланы почести и подарки, а для всего вообще воинства Малоросійскаго жалована царская грамота, 16-го числа Сентября, 1655 года, состоявшаясь, въ коей, между прочимъ, такъ написано: „По природному нашему человЂколюбію и великодушію къ нашимъ вЂрноподданнымъ, а особливо, видя Малоросійскій военный народъ отмЂнной къ намъ усердности, который, какъ при взятіи города Смоленска не щадилъ своего живота, чему мы сами свидЂтели, такъ мы, въ разсужденіи таковаго онаго подвига и обнадеживши себя и впредь отъ него таковою жъ вЂрностію и ревностію, съ его Наказнымъ Гетманомъ Золотаренкомъ, жалуемъ отнынЂ на будущія времена онаго военааго Малоросійскаго народа отъ высшей до низшей старшины съ ихъ потомствомъ, которые были только въ семъ съ нами походЂ подъ Смоленскомъ честію и достоинствомъ нашихъ Россійскихъ дворянъ. И по сей жалованной нашей грамотЂ никто не долженъ изъ нашихъ Россійскихъ дворянъ во всякихъ случаяхъ противъ себя ихъ понижать, какъ оный животомъ своего здоровья и непорочною вЂрностію заслужилъ сіе въ нашемъ отечест†противу нашего неспокойнаго и лживаго непріятеля. И таковою нашею милостивЂйшею грамотою дозволили мы вездЂ имъ тЂшиться и веселиться, и въ залогъ своей заслуги, каждому при себЂ имЂти.“
Отъ Смоленска командированъ Золотаренко съ корпусомъ своимъ въ БЂлорусію и Литву,и онъ, пойдя до рЂки Сожи и переправясь черезъ нее, безъ всякаго съ Польской стороны сопротивленія, въ НоябрЂ мЂсяцЂ; 1656 года, осадилъ городъ Гомель, принадлежащій къ Малоросіи, но отнятый недавно Поляками по истребленіи въ немъ Козацкаго гарнизона съ командоромъ ихъ, Сотникомъ Гомельскимъ, А?анасіемъ Зинченкомъ. Осада сего города и сопротивленіе въ немъ сильнаго Польскаго гарнизона были жестокія и убійственныя. Золотаренко, взявши городъ штурмомъ, приступилъ къ его замку, который былъ родъ полуострова, окруженный рЂкою Сожей и природными рвами, дЂлавшими изъ замка холмъ высокой и почти неприступный. Обложеніе замка и пальба въ него продолжались нЂсколько дней безъ всякаго успЂха, а производить штурмъ на него казалось невозможнымъ или слишкомъ губительнымъ. По сему Золотаренко, выбравъ изъ неминуемыхъ золъ меньшее, поволЂлъ втянутьна Спаскую церьковь и колокольню мортиры и пушки, и палить изъ нихъ внутрь замка, бросая при томъ и бомбы. Предпріятіе сіе подЂйствовало съ желаемымъ успЂхомъ. Бомбами /126/ зажжено въ замкЂ строеніе во многихъ мЂстахъ и весь замокъ наполнился пламенемъ, а погашенію его препятствуемо было пушечными ядрами. Поляки для спасенія себя предпріяли сдЂлать вылазку, съ умысломъ зажечь Спаскую колокольню и церьковъ, или, при неудачЂ, спасаться бЂгствомъ. И такъ, отворивши они замковыя вороты, двинулись изъ нихъ толстою колонною на городъ, а Залотаренко, сіе примЂтивъ, далъ время вытянуть колонну свою подальше, и тогда ударилъ на нее съ трехъ сторонъ, и по, одномъ только выстрЂлЂ съ обЂихъ сторонъ, началась сЂча саблями и пораженіе копьями. И сіе скоро превозмогло непріятеля, который истребленъ былъ почти безъ остатка, и замокъ съ городомъ и всею ихъ принадлежностью достались побЂдителямъ.
Изъ Гомеля выступилъ Золотаренко съ корпусомъ къ городу Новому Быхову, принадлежащему такъ же къ Малоросіи, и окруживъ его блокадою, расположенною въ околичныхъ селеніяхъ по причішЂ зимняго времени и великой стужи, дЂлалъ на городъ частыя изъ квартиръ покушенія одною пЂхотою. А наконецъ, подъ часъ Польскаго праздника Трехъ Крулей, когда Польскія войска, послЂ набоженства, занимались пированіями, а сдЂлавшаясь оттепель умЂрила стужу, подступилъ Золатаренко съ пЂхотою ночью подъ замокъ Быховскій и, помощію лЂсницъ и великихъ снЂговъ, вобрался въ него съ малымъ сопротивленіемъ отъ непріятеля; а по овладЂніи замкомъ, открылъ съ него пальбу изъ пушекъ по городу и городскимъ бастіонамъ.
Польскія войска, выбитыя изъ замка и собравшіясь въ городъ, сколько ни приступали къ замку, съ намЂреніемъ его отнять, но всегда были отбиты Козаками съ великою для себя потерею; напослЂдокъ рЂшились они оставить городъ и пробраться пЂшими въ Литву или ближайшій къ ней городъ. Но квартировавшими въ селеніяхъ Козаками, по данному имъ завременно отъ Золотаренка велЂнію, были окружены въ лЂсахъ по Минской дорогЂ и, по маломъ сопротивленіи, принуждены сдаться въ плЂнъ, и сихъ плЂнниковъ, вмЂстЂ съ плЂнниками Гомельскими, числомъ до трехъ тысясь, отправилъ Золотаренко, при своемъ конвоЂ, къ Царю въ Смоленскъ, съ донесеніемъ о всЂхъ успЂхахъ его оружія. Царь, благодаря Золотаренка за его такіе великіе и отличные подвиги и успЂхи воинскіе, прислалъ ему знатные подарки и похвальный листъ, съ особою признательностію къ усердію Юрія Хмельницкаго, Золотаренкомъ отмЂнно рекомендованнаго.
Съ Польской стороны чрезъ прошедшую компанію ведена война во всЂхъ мЂстахъ оборонительная, и держались войска Польскія при однихъ городахъ и дефилеяхъ; а на 1656 годъ собрались Поляки открыть компанію наступательную; посему плану верховный военональникъ ихъ, Князь Радзивилъ, съ многочисленною Польскою арміею, выступя изъ Литвы, направилъ походъ свой къ БЂлорусіи. Наказный Гетманъ, Золотаренко, свЂдавъ о движеніи арміи Польской, въ МартЂ мЂсяцЂ того года перешелъ рЂку /127/ ДнЂпръ, и соединился съ войсками Великороссійскими, бывшими подъ командою Князя Хованскаго и пришедшими къ нему отъ Города Могилева. Въ сихъ соединенныхъ силахъ двинулись оба военоначальники къ рЂкЂ БерезинЂ на встрЂчу Польской арміи и, нашедши ее разположенною при той рЂкЂ, атаковали съ двухъ сторонъ. Сраженіе продолжалось долгое и упорное. Князь Радзивилъ, часто перемЂняя и подкрЂпляя свои линіи, держался всегда зарослей и луговыхъ при рЂкЂ впадинъ, и потому артиллерія соединенныхъ Россіянъ слабо дЂйствовала на непріятеля. И Золотаренко, соглася Хованскаго, наступилъ пЂхотою своею на самый центръ непріятельскихъ линій, на кои, сдЂлавъ одинъ выстрЂлъ изъ ружьевъ, ударилъ копьями и, опрокинувъ линіи, погналъ непріятеля съ мЂста баталіи къ рЂкЂ и мостамъ, на ней сдЂланнымъ, при которыхъ отъ тЂсноты и неспособности къ оборонЂ, страшное произведено надъ Поляками пораженіе. Спасавшіесь отъ убійства, многіе перетопились въ рЂкЂ, а прочіе пали на мЂстЂ; станъ непріятельскій со всЂми запасами и вся артиллерія съ ея снарядами достались побЂдителямъ, а непріятель, убравшись съ остаткомъ своимъ за рЂку, разломалъ и зажегъ на ней мосты, и въ полномъ разстройст†побЂжалъ во внутренность Польши.
По разбитіи арміи Польской раздЂлились войска Россійскія по прежнему на два корпуса; и они проходя остальную часть БЂлорусіи, вступили въ Литву, Золотаренко держась съ Козаками средины тЂхъ провинцій, а Князь Хованскій съ Великороссійскими войсками слЂдовалъ пограничною стороною отъ Лифляндіи и Курляндіи. Въ проходъ ихъ не показывались никакія корпуса Польскія въ полЂ, а только держались войска ихъ при городахъ и укрЂпленіяхъ; и военоначальники оные, поражая вездЂ Польскіе гарнизоны и засады, гдЂ ихъ ни находили, брали при томъ БЂлорускіе и Литовскіе города и мЂстечьки безъ дальнЂйшихъ затрудненій. И такимъ образомъ, овладЂвъ совершенно всею БЂлорусіею и большею частію Литвы, покорили въ нихъ около двухъ сотъ городовъ, мЂстечекъ и укрЂпленныхъ замковъ; и за удержаніе войскъ отъ грабежа, правами воинскими за сопротивленіе позволяемаго, взяли съ гражданъ контрибуцію, а паче съ городовъ знатнЂйшихъ, какъ то: Витебска, Полоцка, Минска и другихъ. Наконецъ, сошедшись оба войска къ столичному Литовскому городу ВильнЂ, осадили его со всЂхъ сторонъ и, по упррству гарнизона и гражданъ тамошнихъ, раздражившихъ Россіанъ болЂе коварствами и обманамн своими, учиненъ на тотъ городъ генеральный отъ всего войска Рускаго приступъ. И какъ онымъ всЂ войска Польскія у валовъ и бастіоновъ городскихъ бывшія, поражены и опрокинуты были, то убравшись они во внутрь города, стрЂляли съ строеній на войска Рускія, кидали на нихъ разныя тяжести и обливали ихъ кипяткомъ въ проходЂ по улицамъ. По сему принуждены были Россіяне зажечъ городъ со всЂхъ сторонъ и обратить его въ пепелъ и руины, а народы, избЂгавшіе отъ пламени, иные избиты, а прочіе /128/ разсЂялись и скрылись внЂ города. И такъ Вильна отъ злобы и непостоянства гражданъ своихъ претерпЂла такой ударъ, каковой Россіяне ей никогда не готовили и въ мысляхъ не имЂли.
Царь АлексЂй Михайловичь, получа отъ военачальниковъ своихъ, Золотаренка и Хованскаго, донесенія о покореніи держа†его всея БЂлорусіи и большой части Литвы, въ томъ же 1656 году воротился изъ Смоленска и Вязмы, гдЂ онъ тогда проживалъ, въ столичный городъ Москву, и тамо, сдЂлавъ великое торжество и собраніе всЂхъ Царственныхъ чиновъ, по отпЂтіи съ ними въ церквахъ благодарственныхъ Богу молебствій съ колокольнымъ звономъ и пушечною пальбою, возсЂлъ тріумфально на тронъ царскій и, въ присутствіи всего правительствующаго, Духовнаго и Мирскаго, Синклита, принялъ на себя титулъ Царя и Самодержца Великія, Малыя и БЂлыя Росст, а соединенно говоря, Царя Всероссійскаго; о чемъ тогда же провозглашено въ столицЂ и обнародовано грамотами въ провинціяхъ съ колокольнымъ такъ же звономъ и пальбою. И оть сего времени начались и утверждены названіе Россіи и титулъ Царя Всероссійскаго; прежній же титулъ Царя Московскаго оставленъ и вмЂщенъ въ грамотахъ между титуловъ провинціальныхъ. Царь съ симъ новымъ титуломъ послалъ первЂе благодарственныя грамоты къ Гетману Хмельницкому за его разпоряженіе въ войнЂ и за мужественное воинство, а къ Наказному Гетману, Золотаренку, и Князю Хованскому за великіе ихъ подвиги и успЂхи воинскіе, за которые обослалъ ихъ знатными дарами и другими почестьми, повелЂвъ при томъ оставить при границахъ и крЂпостяхъ гарнизоны, а самимъ возвратиться на зимовлю въ средину БЂлорусіи.
Наказный Гетманъ, Золотаренко, возвращаясь съ войскомъ по повелЂнію Царя, во внутрь БЂлорусіи, и проходя городъ Старый Быховъ, ружейнымъ выстрЂломъ, сдЂланнымъ съ одной колокольни отъ засЂвшаго въ ней Католическаго органиста, Томаша, убитъ до смерти, а органистъ признался добровольно,что подговоренъ къ сему злодЂйству Католическими ксензами, кои дали ему ружейную пулю изъ священной чаши, по его словамъ освященную и укрЂпленную нарочитыми заклинаніями; а посулено ему за то на ряду мучениковъ царство Небесное и воспитаніе дЂтей его въ школахъ Іезуитскихъ. Въ самомъ дЂлЂ, по освидЂтельствованіи нашлась тая пуля необыкновенною, и въ ней внутренность была серебряная съ Латинскими литерами! ТЂло убитаго Золотаренка отвезено въ отечество его, въ городъ Корсунь, къ погребенію въ тамошней деревянной церкви, на коштъ его построенной. Но когда началось погребеніе въ присутствіи многочисленнаго народа и духовенстна, то громовымъ ударомъ зажжена церковь, и тЂло убитаго, вмЂстЂ съ церковію, сгорЂло въ пепелъ. При чемъ нЂсколько погорЂло и людей изъ духовенства и народа, столпившагося при дверяхъ церковныхъ и задохнувшагось отъ тЂсноты и огня, чему много содЂйствовало то, что одни были въ церкви двери, такъ устроенныя по образцу Католическтхъ церквей. /129/ О сей случайности Польскіе народные писатели замЂтили въ хроникахъ своихъ и внесли въ Исторію нелЂпую басню, дЂлающую стыдъ просвЂщенному Христіанству, что будто Золотаренка пожралъ адъ, съ полнымъ своимъ дьявольскимъ тріумфомъ и величіемъ, за то, что вся Польша, судя о Золотаренку по воинскому искуству его и великимъ успЂхамъ, заключала и навсегда утвердила, яко бы онъ былъ большой характерникъ или чародЂй, то есть, волшебникъ, владЂвшій многими дьяволами, отъ коихъ имЂлъ такую необычайную силу въ войнЂ и, наконецъ, въ удовлетвореніе услугъ ихъ, взять съ такимъ торжествомъ прямо въ адъ. Но при семъ неизвЂстно, какъ они полагаютъ органиста Томаша и учителей его, причинившихъ злодЂйски Золотаренку смерть, въ сотоварищест†ли они съ ихъ дьяволами, или только послушниками тЂхъ считають, и какъ имъ дЂлиться въ посулахъ ксенжацкихъ ?
Въ продолженіе компаніи 1655 года, какъ она отъ стороны Поляковъ ведена была оборонительною, Гетманъ Хмельницкій съ арміею своею, имЂя позицію около Заславля и Каменца Подольскаго, защищалъ границы тамошнія оть Польши и Турціи, и бывшія съ нихъ набЂги волонтировъ и партій непріятелъскихъ всегда отражалъ съ успЂхомъ и гибелью непріятеля; а Бояринъ Бутурлинъ производилЂ тоже со стороны Крыма. Между тЂмъ отъ Поляковъ веденъ торгъ въ Крыму съ Ханомъ, Исламъ-Гиреемъ, о наступательныхъ дЂйствіяхъ, ибо Татары, не смотря на всЂ союзы и дружескія соглашенія, безъ денегъ и подарковъ ничего не предпринимаютъ, и друзей у нихъ нЂтъ въ цЂломъ свЂтЂ. А какъ Польша довольно уже истощена всегдашними войнами и въ деньгахъ была скудна, то веденъ торгъ оный до половины 1655 года. Въ семъ же году смертію Исламъ-Гирея открылся путь къ сходнЂйшему торгу съ племянникомъ его, новымъ Ханомъ, Менгли-Гиреемъ, который, ни мало не дорожа своимъ народомъ, уговорился съ Польшею вести войну съ Россіею и Козаками за сто тысячь талоровъ золотыми деньгами. Каковъ торгъ, таковы и дЂйствія молодаго Хана были, т. е., скоропостижны. Онъ со всЂми своими ордами, въ ОктябрЂ мЂсяцЂ того 1655 года, напавъ нечаянно при рЂкЂ СамарЂ на Козацкій корпусъ, разбилъ его на голову. Командовавшій имъ, Наказный Гетманъ, Яковъ Томило, на мЂсто Золотаренка Хмельницкимъ произведенный, былъ убитъ на мЂстЂ сраженія, а войска остальныя, одни, пробившись сквозь непріятеля, соединились съ корпусомъ Боярина Бутурлина около Санжарова, а другія, подъ командою Полковника, Худорбая, скрывшись въ лугь ДнЂпровскій и его очереты и кустарники, отбивались въ нихъ до ночи, а ночью, переправясь на очеретовыхъ пучкахъ или связкахъ черезъ рЂку ДнЂпръ, прошли въ Уманьщину и присоединились къ войскамъ Козацкимъ.
Гетманъ Хмельницкій, извЂстясь о разбитіи Татарами корпуса Томилова, разослалъ отъ себя другіе корпусы изъ-подъ Заславля къ рЂкЂ ДнЂпру для удержанія Татаръ при сей рЂкЂ; но Ханъ, /130/ переправясь уже черезъ ДнЂпръ, успЂлъ соединиться съ Поляками, прошедшими къ нему чрезъ Молдавію, и напалъ на корпусъ Козацкій, вступившій въ Уманьщину подъ командою Полковниковъ: Зеленскаго, Богуна и Дженжелія, который, спЂшившись и сомкнувшись въ батаву, держался много въ атакЂ, отражая непріятелей съ великимъ ихъ урономъ. Наконецъ, дождавшись ночи и построивъ фалангу, ударилъ на непріятеля въ одну сторону и, пробившись сквозь толпы непріятельскія, прошелъ, въ оборонительномъ состояніи, до города БЂлой Церкви и тамо укрЂпился. Хмельницкій, обезсилившій армію свою отдЂльными корпусами, свЂдавъ о семъ разсЂяніи, выступилъ съ осталънымъ войскомъ изъ - подъ Заслявля н, поспЂшая на подкрЂпленіе тЂхъ корпусовъ къ БЂлой Церкви, атакованъ былъ соединенными непріательскими силами въ урочищЂ, такъ послЂ названномъ, „Дрыжи Поле.“ Непріятели обрадовавшись, что нашли Хмельницкаго въ малыхъ силахъ, и бывши на него злобны до изступленія, напали на Козаковъ со всЂхъ сторонъ безъ всякаго разпоряженія, а только надЂясь на свое многолюдство. Хмельницкій, ведя себя въ войнЂ всегда осторожно, спЂшилъ войска свои завременно и сдЂлалъ изъ нихъ батаву; а допустя непріятеля въ самую ближайшую дистанцію, выстрЂлилъ по немъ изъ пушекъ и ружьевъ такъ удачно и жестоко, что повалилъ вдругъ изъ толстыхъ непріятельскихъ кучь цЂлыя тысячи. Непріятель, образумясь отъ своего пораженія, сталъ продолжать напуски свои отдаленнЂе; а Гетманъ, между тЂмъ, повелЂвъ собрать тЂла побитыхъ непріятелей, одЂлалъ изъ нихъ обширной и довольно возвышенной ретраншаментъ, и такъ укрЂпившись собственньши непріятельскими тЂлами, поражалъ изъ нихъ приближающагося непріятеля, какъ изъ крЂпости, ожидая при томъ помощи отъ Боярина Бутурлина, или отъ своихъ корпусовъ, кои о впаденіи непріятеля и объ осадЂ его въ малыхъ силахъ довольно знать могли. Но какъ таковой помощи ни отколь не было, а въ провіантЂ и фуражЂ сдЂлался крайній недостатокъ, да и стужа зимняя стала уже несносною; ибо сіе произходило въ послЂднихъ числахъ Декабря мЂсяца, то Хмельницкій рЂшился пробиться сквозь непріятеля силою и освободиться отъ его осады. Предпріятіе сіе сдЂлано ночью. Войска Козацкія, построившись фалангою съ легкою артиллеріею, подошли къ непріятелямъ тихими шагами и, заставъ ихъ спящихъ большими кучами при огняхъ, оть которыхъ обыкновенно въ сторонЂ ничего не видно, ударили на нихъ во всей опрометчивости и побили ихъ цЂлыя тысячи почти безъ обороны. Произведенный при семъ громъ пальбы и крикъ народный, заставилъ прочаго непріятеля вооружаться къ оборонЂ; но фаланга Козацкая, очистивъ уже себЂ пространный путь, доволъно удалилась отъ него въ полномъ порядкЂ и пришла въ БЂлоцерковщину благополучно.
Отъ БЂлой Церкви собравшись Хмельницкій съ достаточными силами Козацкими, выступилъ съ ними для поисковъ надъ непріятелями /131/ въ исходЂ Генваря мЂсяца, 1666 года, и заставъ ихъ въ округЂ СмЂлянской, укрывающихся отъ стужи по жилищамъ обывательскимъ порознь въ деревняхъ и хуторахъ, наступилъ на нихъ со всею жестокостію и, не давая имъ соединиться, гналъ изъ деревни въ деревню, производя повсемЂстное надъ ними убійство. Для чего раздЂлены были у него войска на многіе деташаменты съ резервами и легкою артиллеріею, а посрединЂ ихъ подкрЂплялъ и наступалъ самъ Гетманъ съ главными своими силами. БЂгущіе непріатели собрались и остановились было около мЂстечка Межибожа, рЂшившись дать баталію; но Хмельницкій, наступивъ на нихъ пЂхотою своею и смЂшанною кониицею, опрокинулъ всЂ ихъ ополченія, ибо войска непріятельскія, состоящія всЂ почти изъ конницы, за глубокими снЂгами, худо могли дЂйствовать, а сагайдаки Татарскіе въ сильные морозы и совсЂмъ были не дЂйствительны. Напротивъ того Козацкія войска оружіемъ своимъ и пушечными выстрЂлами безпрестанно ихъ поражали, и въ нЂсколько часовъ обратили въ бЂгство, съ потерею на мЂстЂ сраженія и въ жилищахъ убитыми до тринадцати тысячь своихъ воиновъ. На побЂгЂ раздЂлились непріятели на двое. Поляки вошли обратно въ Молдавію и оттоль пробрались въ Галицію и Польшу; а Татары потянулись степьми въ Крымъ, и взятые ими у Поляковъ за походъ сей талеры обратились имъ въ гибель, или самую горестную добычу, ибо, проходя они обширныя степи по глубокимъ снЂгамъ, отъ сдЂлавшагось на нихъ твердаго сирену, всЂ лошади свои изрЂзали и побросали, а сами едва доволоклись пЂшими въ свои аулы или жилища, потерявъ много людей замерзшихъ и засыпанныхъ снЂгами. А Гетманъ, по одинакимъ причинамъ и неудобствамъ, оставилъ свою за ними погоню.
Въ открывшуюсь тогда весну, соединившись Хмельницкій съ Бояриномъ Бутурлинымъ, предпринялъ походъ съ обоими Россійскими войсками во внутрь Польши, дабы предупредить и отвлечь Польскія войска оть соединенія ихъ съ Турецкими и Татарскими. Продолжая они походъ свой до Бродъ, Львова и Замостья, побрали города сіи съ малымъ сопротивленіемъ, и Польскія войска, не смЂвъ показаться имъ въ полЂ, держались только при тЂхъ городахъ и ихъ замкахъ. А по сближеніи къ нимъ войскъ Россійскихъ, по первыхъ съ ними шармицерахъ и перестрЂлкахъ, сбиты они были и разсЂяны внЂ городовъ оныхъ, кои оставляли со всЂми снарядами и запасами, въ волю побЂдителей. Граждане жъ, имЂвъ въ свЂжей памяти побЂдоносныя Хмельницкаго надъ ними дЂйствія и его великодушное къ нимъ снисхожденіе, выходили за городъ и встрЂчали войска Россійскія съ мирными предложеніями и мольбами, пожертвовавъ при томъ нЂкоторьтми для войска вопоможеніями. Почему и оставлены они въ покоЂ, безъ всякихъ воинскихъ поисковъ и притЂсненій; а только описано и забрано на Государя все, принадлежащее казнЂ или скарбу РЂчи Посполитой Польской, и введены въ замки городскіе гарнизоны Россійскіе.
Отъ Замостья Хмельницкій направилъ походъ къ городу Люблину, /132/ который почитался въ сторонЂ той главнымъ и нарочито укрЂпленнымъ; а потому былъ онъ собраніемъ лучшихъ сокровищъ вельможь Польскихъ и шляхетства тамошняго и убЂжищемъ самихъ ихъ. Достигнувъ сего города, Россіяне облегли его со всЂхъ сторонъ и, послЂ первыхъ попытокъ, учиненныхъ на городъ съ намЂреніемъ овладЂть имъ, съ пощадою народною и меньшимъ кровопролитіемъ, когда ни въ чемъ томъ не успЂли, и граждане, обнадеженные многочисленностію гарнизона, дЂлали сопротивленіе съ отчаянною жестокостію и подлыми коварствами, то полководцы рЂшились взять городъ сей формальною осадою, и для сего начали съ трехъ сторонъ города рыть шанцы и другія осадныя укрЂпленія. Граждане, соединенно съ гарнизономъ, дЂлая безпрерывно сопротивленія Рускимъ построеніямъ, обратили все свое вниманіе и осторожность на мЂста оныя и подали тЂмъ случай Гетману къ обыкновенной его въ осадахъ хитрости. Онъ въ одинъ день, отдавая приказы въ войска, разглашалъ ихъ нарочито противу воинскихъ обыкновеній, повелЂвая всЂмъ быть готовымъ къ ночи на генеральный къ городу приступъ со стороны шанцовъ. За наступленіемъ ночи дЂйствительно произведена съ шанцовъ пушечная пальба съ бомбандированіемъ, а по сторонамъ дЂланы ружейные выстрЂлы съ крикомъ и притворнымъ покушеніемъ на валы городскіе. А когда сія фальшивая атака производима была, и граждане съ гарнизономъ натурально собрались къ мЂстамъ, грозящимъ опасностію, то въ то самое время сильный отрядъ Козацкой пЂхоты подошелъ весьма тихо къ стЂнамъ цитадели или замка городскаго, вошелъ въ него по лЂсницамъ, и при шумЂ городскомъ, напалъ съ копьями на стражу замка и всю ее перекололъ, не оставивъ въ живыхъ ни кого, въ замкЂ бывшаго. И такимъ образомъ овладЂвши замкомъ, ввезена была въ него главная артиллерія съ мортирами и умножены войска, а на разсвЂтЂ произведена сильная пальба по городу и метаніе въ него бомбъ. Граждане и гарнизонныя войска, ощутившіе потеряніе замка, бросились было отнимать его со всЂмъ своимъ многолюдствомъ, насунувшись къ батареямъ и стЂиамъ безъ всякаго устройства, а только съ слЂпымъ ожесточеніемъ. Козацкія войска, завременно разставивъ артиллерію перекресткомъ и допустя Поляковъ въ самую ближайшую дистанцію, сдЂлали изъ всЂхъ орудій и ружьевъ самый жестокій и мЂткій по нихъ выстрЂлъ, отъ чего повались изъ нихъ цЂлыя тысячи, а остальные разбЂжались въ ужасЂ, кто куда попалъ. Войска Козацкія, вышедъ тогда изъ замка, наступили на бЂгущихъ копьями и поражали ихъ, почти безпамятныхъ. Къ симъ присоединясь всЂ другія Россійскія войска, подъ часъ пальбы вломившіясь въ городъ чрезъ ихъ вороты, произвели въ городЂ страшное и повсемЂстное убійство и всеобщій грабежъ. И такъ городъ Люблинъ оть упорства и ожосточенія своихъ гражданъ претерпЂлъ гораздо больше, чЂмъ Россіяне ему желали, и обогатилъ войска Россійскія безсмЂтнымы сокровищами и всЂхъ родовъ добычами до избытка. /133/
При ЛюблинЂ свЂдалъ Гетманъ чрезъ своихъ шпіоновъ, что армія Польская, подъ командою обоихъ Гетмановъ, Короннаго и Литовскаго, намЂрена переправиться чрезъ рЂку Вислу для сопротивленія успЂхамъ Рускимъ, и потому выступивъ онъ съ Бутурлинымъ скоропостижно отъ Люблина, упредилъ армію Польскую и, переправясь со всЂми войсками Рускими на Варшавскую сторону рЂки Вислы, изумилъ тЂмъ Поляковъ и привелъ полководцевъ ихъ въ замЂшательство. Однако они, укрЂпившись на берегу Вислы, ожидали на себя нападенія; а Гетманъ съ Бояриномъ, разсмотрЂвъ положеніе стана Польскаго и сдЂлавъ нужныя разпоряженія, повелъ на него атаку. Нападеніе было жестокое но и отпоръ дЂланъ неменьше ожесточенный. Поляки, знавъ свою и національную крайность, защищали себя и станъ свой съ отчаяніемъ. Гетманъ нЂсколько разъ покушался напусками своими опрокинуть линіи непріятельскія, или ихъ разстроить, но ни мало въ томъ не успЂлъ, и они держались съ удивительнымъ упорствомъ, закрывая всегда разбитыя мЂста свои свЂжими войсками, почему сраженіе продолжалось долгое и неопредЂлительное въ обЂ стороны. Наконецъ, Хмельницкій позади праваго фланга своего, примыкавшагось къ берегу Вислы, провелъ сильный отрядъ пЂхоты своей, легко вооруженной. Онъ, спустясь въ низъ къ самой рЂкЂ и пробравшись камышами и кустарниками до половины стана Польскаго, вдругъ поднялся на гору и впалъ во внутреннооть его, а тамъ, по первомъ выстрЂлЂ изъ ружьевъ, ударилъ копьями въ тылъ линій непріятельскихъ, которыя, претерпЂвъ пораженіе и поворотясь къ оборонЂ, обыкновенно замЂшались и разстроились. Гетманъ, тое примЂтивъ, напустилъ на нихъ пЂхоту изъ своихъ линій и опрокинулъ весь лЂвый флангъ непріятельскій. Убійство и сЂча начались тогда ужасныя Войска Польскія, но успЂвая заряжать ружьевъ, оборонялись однЂми саблями, и были избиваемы копьями въ великомъ числЂ. СлЂдствіемъ того было всеобщее замЂшательство и отступленіе непріятельское, а Козаки и всЂ Россіяне, преслЂдуя отступающихъ, выгнали ихъ совсЂмъ изъ стана и разсЂяли во всЂ стороны. За бЂгущими выправленная конница гналась до темной ночи и докончила пораженіе непріятеля. Станъ его со всЂми запасами и снарядами достался побЂдителямъ и значилъ знатную добычу.
По истребленіи арміи Польской, когда Россійская армія выступила уже къ Польскимъ столицамъ, получено Гетманомъ извЂстіе чрезъ нарочитаго гонца, изъ Чигирина посланнаго, что Ханъ Крымскій, Менгли-Гирей, съ войсками своими поспЂшая на помощь Полякамъ, выступилъ изъ своихъ границъ и переправляется черезъ рЂку ДнЂпръ для впаденія въ Малоросію. Гетманъ, оставивъ потому походъ свой къ столицамъ Польскимъ, переправился обратно черезъ рЂку Вислу и поспЂшилъ съ войсками своими къ Чигирину, а Боярина Бутурлина согласилъ разположиться съ войсками Россійскими около Каменца Подольскаго. Проходя Гетманъ Уманьщину, увЂдомленъ былъ здЂсь, что Ханъ /134/ стоить съ войсками въ степяхъ при рЂкЂ Озерной. Онъ отправилъ къ нему Есаула Полковаго, Тугая  167, и съ нимъ трехъ офицеровъ Польскихъ, полоненныхъ на послЂднемъ сраженіи за Вислою; писалъ при томъ къ Хану, что „какъ онъ не подалъ ни какихъ причинъ ему и его народу ко взаимной враждЂ и непріятельскимъ дЂйствіямъ и поступкамъ, а напротивъ того питалъ всегда сосЂдственную дружбу къ предкамъ его и всей Татарской націи, дЂлая имъ многія и важныя пособія и одолженія, то проситъ Хана увЂдомить его, какъ ему считать ополченіе Татарское и нашествіе ихъ на земли Малоросійскія. Ежели ето значитъ непосредственную войну отъ самаго Хана или его Крыма народу Рускому, такъ я на него отвЂчаю, продолжалъ Хмельницкій, и заразъ наступаю на всЂ силы Татарскія. Когда же оно назначено съ постыднаго найма на укомплектованіе или на пособіе армій Полъскихъ, то даю знать, что ихъ нЂть болЂе на свЂтЂ, и послЂдняя разбита и истреблена за Вислою, въ предЂлахъ самой столицы Польской, о чемъ завЂрить могутъ плЂнные офицеры Польскіе, бывшіе очевидными тому свидЂтелями и участниками со стороны страдательной.“
Ханъ, отвЂчая Гетману, что онъ и Татары его вражды къ народу Рускому и претензій къ нему ни какихъ не имЂють, а имЂетъ надобность интересную къ самому Гетману и правительству Козацкому, просилъ при томъ Гетмана повидаться съ нимъ и объясниться обо всемъ персонально, въ лагерЂ Татарскомъ. Гетманъ, вытребовавъ отъ Хана въ аманаты двЂнадцать человЂкъ знатнЂйшихъ Мурзовъ и оставивъ ихъ въ своемъ лагерЂ, отправился самъ, съ штатомъ своимъ, въ лагерь Татарскій, и тамо, послЂ первыхъ обыкновенныхъ комплементовъ или привЂтствій, начались важные переговоры, и Ханъ съ жаромъ укорялъ Гетмана за соединеніе его съ Московіею и отдачу себя съ народомъ въ протекцію Царя тамошняго, доказывая, что таковое соединеніе причинствовать будеть къ вЂчной враждЂ на Козаковъ и на Московію отъ всЂхъ сосЂдствующихъ державъ, между которыми Малоросія, по положенію своему, есть первымъ и всегдашнимъ сборищемъ или плацомъ, удобнымъ къ нашествію непріятельскому, ихъ побоищамъ и раззореніямъ сего народа. Войны же съ Московіею суть неизбЂжны и безконечны для всЂхъ народовъ, ибо, не смотря на то, что она недавно вышла изъ владЂнія Татарскаго, единственно по случаю междоусобій Татарскихъ, которымъ и теперь есть данница, не смотря, что въ ней всЂ чины и народъ почти безграмотны и множествомъ разновЂрствъ и странныхъ мольбищъ сходствуютъ съ язычествомъ, а свирЂпостію превосходятъ дикихъ, не смотря, говорю, на невЂжество и грубіянство, припомнить надобно привязчивость ихъ за самыя мЂлочи и бредни, за которыя они вели сумазбродную и долголЂтнюю ссору и войны со Шведами и Поляками, замЂтивъ въ перепискахъ съ ними нЂчто въ словахъ нескладное, за что и между собою они безпрестанно дерутся и тиранствуютъ, находя въ книгахъ своихъ и крестахъ что-то неладное и не по праву каждаго. /135/ Припомнить надобно жадность ихъ къ властолюбію и притязаніямъ, по которымъ присвоиваютъ они себЂ даже самыя царства, имперіи Греческую и Римскую, похитивъ на тотъ конецъ Государственный гербъ царствъ оныхъ, то есть, орла двуглаваго, по наслЂдству, будто, Князю ихъ Владиміру, бывшему зятемъ царю Греческому Константину Мономаху, принадлежащаго, хотя тотъ Владиміръ былъ дЂйствительно Князь Рускій Кіевскій, а не Московскій, отъ Ски?овъ происходящій. Припомнимъ, наконецъ, непостоянное правленіе ихъ царственное и истребленіе самыхъ Царей, которыхъ нЂсколько сами они злодЂйски умучили, а одного продали Полякамъ на убой  168. А доказано уже, что, гдЂ нЂтъ постоянной религіи и добрыхъ нравовъ, тамъ и правленія постояннаго быть не можетъ, и Русаки ваши пресмыкаться будутъ между Москалями, какъ овцы между волками.“
Гетманъ, возражая Хану на его поношенія, изчислилъ ему всЂ непостоянства и предательства Хановъ, его предшественниковъ, для народа Рускаго показанныя, а особливо на сраженіи съ Поляками подъ Берестечкомъ. Изчислилъ такъ же приношенія и жертвы, имъ отъ него бывшія и значущія великія суммы и, такъ сказать, царственныя богатства, безстыдствомъ отплаченныя. Припомнилъ при томъ и всЂ пособія Козацкія, многократно Крымцамъ оказанныя противъ ихъ непріятелей съ пожертвованіемъ многихъ воиновъ, животъ свой за нихъ положившихъ, за которыхъ вознаграждены тогда Козаки однимъ бардакомъ и кумысомъ Татарскимъ, то есть, ихъ нектаромъ и амброзіею, а въ послЂдствіи многими обманами, предательствами и всЂхъ родовъ хищеніями и наглостями, погубившими множество народа Рускаго, съ помощію протекторовъ своихъ, Турковъ, непримиримыхъ враговъ всего Христіанства, которые то и дЂлаютъ, что гонятъ его и истребляютъ безъ всякихъ причинъ, а по одному странному правилу Алкорана своего. „О Полякахъ же и говорить нечего; весь свЂтъ знаетъ, что у нихъ сколько Пановъ, столько и Королей; а каждому изъ нихъ угодить  169 и самъ адъ не согласится. И такъ, когда народъ Рускій нынЂшнею протекціею своею избралъ себЂ зло, то конечно, между зломъ, его окружавшимъ, избралъ меньшее; когда онъ есть несчастливъ, то повЂрь, несчастливъ своимъ сосЂдствомъ, которое, безъ всякихъ причинъ, всегда его тревожило и оскорбляло, а теперь объ немъ ревнуетъ и терзается такою жалостію, какова бываетъ аспидова надъ человЂческою головою. ИзвЂстно же по Исторіямъ, что народъ сей изъ самой отдаленнЂйшей древности былъ въ землЂ своей самостоятельнымъ и самодержавнымъ, подъ управленіемъ собственныхъ князей своихъ, довольно славныхъ великими своими дЂяніями и войнами. Но первое нашествіе и опустошеніе Татарское съ Ханомъ своимъ Батыемъ завело его въ протекцію Литовскую, а послЂ и въ соединеніе съ Польшею. Сіе соединеніе разрушили сами Поляки неслыханнымъ и  170 тиранскимъ своимъ правленіемъ; а свободу и вольность народную возстановило правосудіе Божіе, подвигнувши народъ къ невЂроятной /136/ храбрости и мужеству; и онъ, ставъ въ первоначальной своей точкЂ самовластія, могъ жить безъ помощи чуждой. Но видно судьба Божія, устрояющая дЂла человЂческія всегда къ лучшему, избрала соединеніе его съ народомъ единовЂрнымъ и единоплеменнымъ по доброй и обоюдной волЂ и согласію непринужденному, которыхъ разрушать я почитаю за грЂхъ смертельный, и съ тЂмъ жить и умереть хочу.“ Ханъ, сколько ни уговаривалъ Гетмана на свою сторону, и какъ ни велики были его посулы и обЂщанія, однако онъ ни на что не согласился, и разстались они съ откровенною злобою.
За прибытіемъ Гетмана въ Чигиринъ, засталъ онъ тамъ посланника Шведскаго съ письмомъ отъ Короля тамошняго, Карла Густава, требующимъ у Гетмана вспомогательнаго войска противъ Польши и нЂкоторыхъ владЂтельныхъ Германцовъ, воевавшихъ тогда со Шведами за претензіи Ливонскія, Померанскія и Голштинскія. А требованіе сіе произошло отъ Короля на основаніи союзныхъ трактатовъ, прежними Гетманами Малоросійскими, отъ лица всего народа здЂшняго, съ Швеціею заключенныхъ во время Польскихъ наглостей и тиранствъ и въ бывшія съ ними войны, въ которыя. хотя Швеція силою своею и деньгами Малоросіянамъ и не вспомогала, однако жь предстательствами Королей своихъ и ихъ посланниковъ всегда за нихъ заступалась, а ПольшЂ грозила диверсіями. Гетманъ, выполняя облзанности предмЂстниковъ своихъ и народныя, безпрекословно командировалъ въ армію Шведскую, къ Польскому городу, Кракову, десятитысячный корпусъ, изъ семи полковъ реестровыхъ Козаковъ и изъ трехъ охочекомонныхъ составленый, подъ командою Полковника Кіевскаго, Антона Адамовича, объявленнаго на тотъ походъ Наказнымъ Гетманомъ, а Царю АлексЂю Михайловичу доносилъ, что посылка войскъ Козацкихъ въ помощъ Шведамъ есть необходима и полезна, какъ въ разсужденіи обязанностей договорныхъ, всЂмъ державамъ общихъ, по коимъ устрояется народная довЂренность и взаимная ихъ помощь и обязанность, такъ и по тому, что дЂлается она во вредъ общему непріятелю.
Король Шведскій, пользуясь помощію Козацкою, въ самое нужное время къ нему подоспЂвшею, овладЂлъ обоими столичными городами Польскими, Краковомъ и Варшавою, имЂвъ при семъ послЂднемъ съ Поляками сраженіе, продолжавшеесь чрезъ три дни. Подвиги сіи награждены сокровищами Королевскими и вельможескими, почти безчисленными, и другими великими добычами, въ обЂихъ столицахъ оныхъ найденными. А послЂдствіемъ тому было крайнее разстройство и изнеможеніе Польское, грозившее сей націи конечнымъ ея паденіемъ и разрушеніемъ, которое тогда же было бы неизбЂжно, если бы стороннія державы, доброжелателъствовавшія ПольшЂ, не произвели противныхъ тому дЂйствій, не столько для ея пользы, сколько для своихъ интересовъ, завистію подстрекаемыхъ. Король Датскій, по согласію съ другими державами, объявивъ Швеціи нечаянную войну, вступилъ съ арміею своею /137/ скоропоспЂшно во внутренность ея и принудилъ Короля Шведскаго, оставивъ всЂ Польскія завоеванія, поспЂшать на оборону своего Королевства. Война сія продолжалась чрезъ три года и кончилась Оливскимъ миромъ въ пользу Короля Шведскаго, который, при другихъ успЂхахъ, осаждалъ столичный Датскій городъ, Копенгагенъ.
Императоръ Римскій или Германскій, Фердинандъ III, и Примасъ Королевства Польскаго, Урбанъ, писали тогда же къ Гетману Хмельницкому, „чтобы онъ отсталъ отъ союза съ Королемъ Шведскимъ, яко отъ противника обЂимъ Католическимъ религіямъ, Римской и Греческой, и самаго жестокаго Лютераниста, и чтобы онъ по прежнему соединился съ Польшею на одинакія съ нею права и преимущества, кои они гарантировать могутъ; а по крайней мЂрЂ не мЂшался бъ нм въ какую войну съ Польшею и держалъ бы неутралитетъ. Въ противномъ же случаЂ грозили ему, что подвигнуты будугъ всЂ силы Европейскихъ Католическихъ Христіанъ на разрушеніе его націи, какъ вредной всему Католичеству Римскому, которому она опаснЂе самыхъ Турковъ и Сарацыновъ. Гетманъ съ отличнымъ почтеніемъ отвЂчалъ Императору, что „вспоможеніе его Королю Шведскому есть обязаннасть трактатовъ, всЂмъ народамъ обыкновенныхъ и за святость почитаемыхъ, которые отнюдь не касаются до религіи или вЂроисповЂданія народнаго, а заключены оные съ Швеціею предмЂстниками его и народомъ Рускимъ въ тЂ времена, когда Полякп, неистовствуя въ своемъ поведеніи и правитвльствЂ, терзали народъ сей самыми неслыханными въ свЂтЂ варварствами и бЂзчеловЂчными мучительствами, въ которыхъ Господа Римскіе Католики не только не подали несчастному народу сему ни какой помощи, но еще преизлиха гнали его, обращая на Унію, въ РимЂ выдуманную, а въ Руси проповЂданную съ самою жесточайшею лютостію, превосходящею всЂ священныя Римскія инквизиціи, и какой въ самомъ Магометанст†надъ Христіанами неслышно было. А народъ Рускій есть тоть самый, съ которымъ Императоръ Римскій, Максимиліанъ, отъ лица всея имперіи, Римской имЂлъ дружеской союзъ и государственную переписку съ самодержавными Князьями его, всегда доброжелательствовавшими и вспомогавшими императорамъ имперіи Римской, но уничиженъ и заглушенъ  131 былъ онъ злостію и коварствомъ Поляковъ, соединившихся съ нимъ добровольно и дружелюбно, а разставшихся съ враждою и местію безпримЂрными, и раны зла сего такъ неизцЂльны, что врачевать ихъ ни какая сила и мудрость человЂческая не въ состояніи.“
Переписка Гетмана съ Императоромъ и Примасомъ и угрозы при томъ оть нихъ бывшія сопровождались дЂйствительно новою для Малоросіи опасностію. Въ началЂ 1657 года войска Императорскія собрались къ границамъ Галиціи, а войска Турецкія показались въ Бессарабіи и Молдавіи, и весь Крымъ былъ вь движеніи. Гетманъ, возвЂстивъ Царю о бывшихъ съ ними перепискахъ и о движеніяхъ войскъ сосЂдствующихъ /138/ державъ, прикрылъ заразъ свои границы многими деташаментами и командами, а въ подкрЂпленіе ихъ учредилъ для главныхъ войскъ два лагеря: одинъ при рЂкЂ Ташлику, подъ командою сына своего, Юрія, вспомоществуемаго совЂтами старыхъ и опытныхъ чиновниковъ, при немъ бывшихъ, а другой около гогорода Заславля, подъ командою Наказнаго Гетмана, Дорошенка. Войска на границахъ были съ обЂихъ сторонъ вь безпрестанномъ движеніи, но непріятельскихъ дЂйствій между ими не произходило, а только показыванъ видъ всегдашняго ихъ бдЂнія и готовности къ войнЂ. Между тЂмъ прибыли посланники иностранные съ новыми требованіями.
Султанъ Турецкій, Ибрагимъ, и Императоръ Римскій, соединенною миссіею объявили Гетману чрезъ посланниковъ оныхъ, что „какъ Польское Королевство раззорено и приведено въ крайнее изнеможеніе безпрестаннымн войнами и побЂдами его, Гетмана, съ войсками Козацкими, губившими Польшу безъ пощады и уваженія и помогавшими въ томъ Шведамъ и Царю Московскому безъ слушныхъ причинъ, и что держава сія, бывъ на краю разрушенія своего, принуждена будетъ войтить въ одну державу съ Московіею способомъ переговоровъ или силою превозмогагощаго оружія, а сосЂднія державы и вся Европа, бывши спокойными того зрителями, увидятъ, къ стыду своему, державу колоссальную, изъ ничего почти въ таковую степень возвысившуюсь на вредъ многихъ народовъ, а по времени и на самое ихъ низпроверженіе, то Монархи сіи, имЂя справедливЂйшія причины защищать права народныя и удерживать въ державахъ политическое равновЂсіе, напоминають ему, Гетману, отстать вовсе отъ союзовъ съ Швеціею и соединенія съ Московіею, а совЂтуютъ соединиться по прежнему съ Королевствомъ Польскимъ подъ нынЂшнимъ своимъ правленіемъ и со всЂми правами и преимуществами, свободную націю значущими,  172, и на то сочинить, подъ посредствомъ ихъ, постановительную съ Поляками конституцію, которую Монархи оные берутся гарантировать и вЂчно защищать; въ противномъ же случаЂ принудятъ они къ тому силою оружія своего, и на тотъ конецъ объявять войну.“
Гетманъ, возражая Посламъ на ихъ требованія, доказывалъ, что „сдЂланный Козаками Полякамъ отпоръ и ихъ уничиженіе есть дЂло Божіе, исполнившее священнЂйшія Его слова, никогда втунЂ не проходившія : „Ею же мЂрою мЂрите, возмЂрится и вамъ.“ ВсЂмъ сосЂдствующимъ народамъ, а не меньше того и вашимъ державамъ, довольно извЂстно, сколько претерпЂлъ народъ Рускій отъ распутствъ и тиранствъ Польскихъ; всякаго рода насилія, варварства и самыя звЂрскія надъ нимъ лютости превзошли мЂру всякаго воображенія. ВсЂ терпЂнія, стенанія и вопли народа сего попраны и погружены въ собственной крови ихъ. Они, отнявши у него все, въ здЂшней жизни бывшее, коснулись затмЂвать и самую надежду его въ жизни будущей чрезъ обращеніе на Унію, грозящую чистилищами и ана?емами. ВсЂ миротворства, трактаты и договоры, у Рускаго /139/ народа съ Поляками бывшіе и клятвами торжественно утвержденные, не что иное были, какъ только игра обмана, вЂроломства и самаго подлаго предательства, споспЂшествовавшаго гнуснымъ ихъ намЂреніямъ, мщенію и убійствамъ. И народъ Рускій, когда предпринималъ противъ Поляковъ оружіе, то предпринималъ его едииственно къ оборонЂ и въ крамности, къ чему всЂ народы во всемъ мірЂ имЂютъ самое естественное право, ни чЂмъ не опровергаемое. И какая жъ тутъ будетъ справедливость и политика у державъ, равновЂсія ищущихъ, когда они за оборону претендуютъ, а тиранство и злодЂйство попускаютъ или ихъ оправдываютъ? Но при всемъ томъ защищать Поляковъ и подрЂплять ихъ остается въ волЂ державъ оныхъ, а приневоливать народъ Рускій въ подчиненность Полякамъ есть странность, несовмЂстная ни съ какими правилами политическими и моральными, и есть тоже, что соединять овцы съ волками на одну пажить, вопреки самой природы и здраваго разсудка. Воевать же за сіе и того безрасуднЂй и значитъ самоизвольное и беззаконное истребленіе народное, подлежащее неминуемой мести Божіей. Почему и сужу я о себЂ самомъ, заключилъ Хмельницкій, что, при случаЂ необходимости, лучше впасти въ руцЂ Божіи, нежели въ руцЂ человЂческія, и на сихъ правилахъ располагаю поведеніе мое въ разсужденіи Польши, не причинствуя отнюдь ея уничтоженію или пораобщенію.
Такими неудовлетворительными переговорами хотя и отдЂлался, на первый случай, отъ посланниковъ Хмельницкій, но угрозы Монарховъ ихъ и учиненныя при томъ предложенія сдЂлали въ душЂ его великое впечатлЂніе. Онъ, будучи самой ревностной патріотъ народа своего, всегда искалъ ему благоденствія и послЂ долговременной, изнурительной войны спокойствія; но нашелъ, вмЂсто того, новыя искушенія и напасти, и разсуждая о предбудущихъ слЂдствіяхъ, когда, собравшаясь надъ отечеотвомъ его такъ стращная гроза, на него грянетъ, какому подвержено будеть оно раззоренію и опустошенію отъ державъ, столько сильныхъ и его почти окружающихъ. Принять же систему ихъ почиталъ вЂроломствомъ, подлою трусостію и самымъ явнымъ злодЂяніемъ, значущимъ въ Христіанст†грЂхъ смертный, вЂчно непростительный. Отъ всЂхъ таковыхъ размышленій снЂдаемъ бывши Хмельницкій крайнею горестію и безпрерывною печалью, разтравившихъ прежнія его припадки, отъ чрезмЂрныхъ воинскихъ трудовъ и всегдашнихъ суетствъ и бдЂній зародившіесь, а не меньшо и отъ удручавшей его старости, впалъ въ тяжкую болЂзнъ и, по долгомъ въ ней страданіи, сталъ, наконецъ, къ жизни ненадеженъ.
Почувствовавъ Гетманъ Хмельницкій приближающуюсь кончину свою, созвалъ въ Чигиринъ чиновниковъ и начальниковъ отъ войска и урядовъ и товариство съ знатнЂйшими Козаками, и имъ, собравшимся къ нему въ домъ, объявилъ состоаніе дЂлъ націи и всЂ тогдашнія министерскія обстоятельства. А за тЂмъ, исчисливъ прежаія на отечество напасти и происходившіа отъ того тяжкія войны, въ /140/ которыя они такъ славно и великодушно подвизались и перенесли бЂдствія собственнымъ своимъ мужествомъ и достохвальнымъ между собою согласіемъ, заключилъ тЂмъ, что онъ, чувствуя приближающуюсь кончину свою, съ сокрушеніемъ сердечнымъ и прискорбіемъ душевнымъ, оставляетъ ихъ на произволъ судьбы и совЂтуеть имъ не ослабЂвать, при случаЂ надобности, въ мужест†и подвигахъ бранныхъ, держась всегда единодушнаго согласія и братской дружбы, безъ чего ни какое царство и ни какое общество стоять не можетъ. „А я, продолжалъ Хмельницкій, благодарю вамъ, братія, и за послушаніе меня въ войнахъ и за свое Гетманство! Благодарю за тЂ достониства, которыми вы меня почтили, и за ту довЂренность, которую вы мнЂ всегда оказывали! Возвращаю вамъ всЂ знаки и клейноды, достоинство и власть оную означающіе, и прошу васъ проститъ меня, въ чемъ я, яко человЂкъ, кому либо изъ васъ погрЂшилъ, или кого огорчилъ. НамЂренія мои объ общемъ благЂ были чистосердечны и истинны, и я всего себя посвящалъ отечеству, не щадя здоровья своего и самой жизни. Но каждому угождать не возродился еще никто изъ человЂкъ. И такъ, въ разсужденіи общаго добра, позвольте еще попросить васъ сдЂлать мнЂ послЂднее удовольствіе: изберите себЂ Гетмана при моей жизни, которому бъ я могъ открыть нужныя тайны и дать полозные совЂты въ правленіи. А какъ въ нынЂшнее критическое время надобенъ въ Гетманы самый искусный, мужественный и опытный человЂкъ, то я представляю вамъ таковыми Полковниковъ, Переяславскаго Тетерю, и Полтавскаго Пушкаренка, да писаря Генеральнаго, Виговскаго. Изъ сихъ избирите вы одного, кого по общему совЂту заблагоразсудите.“
Чины и Козаки, возрыдавъ горько отъ изреченій Гетманскихъ, такъ трогательныхъ и ихъ поразившихъ, а паче о приближающейся кончинЂ его и своемъ сиротствЂ, начали вопить: „Кого изберемъ на мЂсто твое? И кто достоинъ наградить отеческіе къ намъ заслуги твои и нашу въ тебЂ потерю? Сынъ твой, Георгій, да наслЂдуетъ мЂсто и достоинство твое! Онъ одинъ пущай надъ нами начальствуетъ, и мы его избираемъ въ Гетманы. Окаянны, безовЂстны и безстыдны были бъ мы, если бы предпочли ему кого другаго, забывъ и презрЂвъ великія твои къ намъ благодЂянія и безпримЂрные для отечества подвиги.“ Гетманъ, благодаря чинамъ и войску за ихъ къ нему признательность, отвращалъ выборъ ихъ на его сына, доказывая, что онъ очень молодъ и къ подъятію такой великой должности и въ такое критическое время еще не надеженъ. „А вы благодарность свою ко мнЂ можете надъ нимъ оказать другимъ образомъ; равно и онъ можетъ отечеству служить въ другой степени, по мЂрЂ способности своей и лЂть. А въ должность Гетмана избирать надобно человЂка возмужалаго и во всЂхъ качествахъ и способностяхъ опытами дознаннаго.“ Собраніе, возразивъ Гетману, что молодость сына его можно подкрЂпить добрыми совЂтами и надежными совЂтниками, которыхъ, по знанію своему, избрать самъ можетъ, /141/ приговорили единогласно, что лишитъ его отеческаго достоинства мы никого не допустимъ.
Гетманъ, по упорному настоянію собранія, согласясь на его волю, пригласилъ къ себЂ сына своего, Георгія, и поручилъ собранію, со изреченіемъ : „Вручается онъ въ покровительство Божіе и въ вашу опеку, и ана?емЂ предаю того, кто совратитъ его съ пути истиннаго и сотворитъ притчею во языцЂхъ и посмЂяніемъ въ людЂхъ! Предаю и самаго его, если онъ пойдетъ путемъ строптивымъ и удалится отъ правоты, чести и Христіанскихъ добродЂтелей; и завЂщеваю ему на всю жизнь его служить отечеству вЂрно и усердно, блюсти его, яко зЂницу ока и пролить за него всю кровь свою, ежели она будетъ ему полезна и спасительна! БолЂе сея жертвы я ничего другаго отъ него не требую, и сіе да будеть ему всегдашнимъ моимъ паролемъ и лозунгомъ! А васъ прошу и заклинаю подкрЂплять его благими совЂтами и постояннымъ мужествомъ, которое всему племени нашему Славянскому есть искони сродно и наслЂдственно.“ За симъ вручены Гетманомъ сыну его клейноды войсковые и печать національная, со всЂми документами и дЂлами письменными; и онъ, по обычаю, поздравленъ и прикрытъ отъ чиновъ и товариства знаменами и шапками, и провозглашенъ Гетманомъ, съ пальбою изъ пушекъ и ружьевъ и съ музыкою войсковою, игравшею по городу на всЂхъ перекресткахъ и площадяхъ, а въ полки и города разосланы нарочитые съ универсалами. Происходилъ же и совершенъ выборъ сей въ 7 день Августа, 1657 года.
Старый Гетманъ предъ кончиною своею имЂлъ еще совЂтъ съ чинами и товариствомъ, и на немъ избраны совЂтниками и опекунами къ молодому Гетману: писарь Генеральный, Виговскій, и Полковникъ Полтавскій Пушкаренко, бывшій уже въ походахъ Наказнымъ Гетманомь. И старый Гетманъ, послЂдняго дни въ своей жизни побывши съ сыномъ своимъ и его совЂтниками нЂсколько часовъ на единЂ, скончался 15 Августа, по полудни. Вопль и стонъ домочадцов Гетманскихъ и выстрЂлъ изъ ломовой пушки возвЂстили въ городЂ о смерти Гетмана. Войско и народъ всякаго чина и сословія наполнили тотчасъ домъ Гетманскій и его окружили. Плачь и рыданіе раздирали воздухъ, и сЂтованіе продолжалось повсемЂстное и неизреченное. ВсЂ оплакивали его, какъ роднаго отца своего; всЂ вопили: „Кто теперь поженетъ враговъ нашихъ и защититъ насъ отъ нихъ? Померкло солнце наше, и мы остались во тмЂ на разхищеніе волковъ алчныхъ!“
Достоинства сего Гетмана и подлишю стоили оплакаванія всенароднаго, и такихъ людей судьба Божія вЂками только производитъ въ человЂчест†для нарочитыхъ ея намЂреній и устроеній. Онъ, при превосходномъ своемъ рязумЂ, былъ весьма добродушенъ и справедливъ; въ дЂлахъ національныхъ совершенный политикъ, а въ войнЂ неустрашимый и предпріимчивый вождь. Храбрость его равнялась равнодушію. Въ побЂдахъ своихъ никогда не тщеславился, /142/ а въ неудачахъ вовсе не унывалъ. ТерпЂніе его въ тягчайшихъ трудахъ и подвигахъ ни какъ ему не измЂняло. Голодъ и жажду, холодъ и зной, сносилъ онъ съ совершеннымъ спокойствіемъ. Отечество свое и народъ такъ любилъ, что покоемъ своимъ, здоровьемъ и самою жизнію всегда ему жертвовалъ безъ малЂйшаго роптанія. Словомъ сказать, былъ совершенный въ народЂ верховный начальникъ, а въ войскЂ беэпримЂрный вождъ.
Похоронъ Гетману учиненъ съ великимъ, но печальнымъ, тріумфомъ и со всЂми воинскими и гражданскими почестями. ТЂло его, въ провожаніи многочисленнаго воинства и народа, перевезено изъ Чигирина въ собственное мЂстечко Гетманское, Субботовъ, и тамо погребено въ монастырской его церкви, съ надписями и эпитафіями. На сторонЂ гроба выставленъ подъ балдахиною портретъ Гетманскій съ сею надписью :
„Сей образъ начертанъ Козацкаго Героя,
Подобна Грекамъ тЂмъ, отъ коихъ пала Троя!
Помпей и Цесарь что были у Рими,
У Руссовъ значилъ то Хмельницкій дЂлами своими:
Полъшу онъ низложилъ Козацкими полками,
Татаръ и Турковъ устрашилъ тЂми же войсками;
Наказавъ варварство, пресЂкъ вЂроломство,
ВЂчно не забудетъ того Польское потомство.
Унію онъ опровергъ, благочестіе возставилъ,
Ревность въ томъ свою въ родъ и родъ прославилъ;
НепобЂдимъ во бранЂхъ, благой воспріялъ конецъ:
Изъ сына въ отечест†достойнЂйшій ему явился отецъ!“
Причиною смерти Гетманской полагаютъ нЂкоторые писатели продолжительную отраву, поднесенную ему однимъ знатнымъ Полякомъ, сватавшимся на его дочери, а послЂ скрывшимся. Но то уже достовЂрно, что на седьмой годъ по его смерти, при впаденіи въ ЗаднЂпровскую Малоросію Турецкихъ войскъ съ Султаномъ ихъ, Нурадиномъ, соединившіесь съ ними Поляки, напавши на мЂстечько Субботовъ, раззорили его до основанія, и кости Хмельницкаго, вырывши изъ гроба, сожгли, вмЂстЂ съ церковію и монастыремъ тамошнимъ, и тЂмъ, кончили варварское свое и подлое надъ мертвымъ мщеніе.
Въ сіе время, именно въ послЂднихъ мЂсяцахъ 1657 года Фридерикъ Вильгельмъ, Курфирстъ Бранденбургскій, прежде бывшій вассалъ Польскій, пользуясь крайнею слабостію республики Польской, изнемогшей долголЂтними ея несчастными войнами, получилъ оть нея въ непосредственное владЂніе свое Королевство Пруское, въ Польскомъ владЂніи бывшее, но постановленіемъ Велавскимъ за Курфирстомъ утвержденное, съ уступкою и другихъ дистриктовъ съ городомъ Эльбингомъ, по которымъ, въ послЂдствіи, принялъ онъ титулъ Короля Прускаго, а за сію уступку обЂщался Курфирсть /143/ вспомоществовать Полякамъ противъ Царя Московскаго и Козаковъ и дать имъ, сверьхъ того, знатную сумму денегъ, чего, однако, не исполнилъ.
По кончинЂ Зиновія Хмельницкаго, Польское Правительство, совмЂстно съ державами, Полякамъ министерски помогавшими, не преставало домогаться у молодаго Гетмана рЂшимости его на соединеніе съ Польшею, отцу его предложенное. Но когда сей Гетманъ всемЂрно отъ того уклонялся, представляя причины, съ совЂта и плана отца его взятьтя, то подведена подъ его мина чрезъ опекуна и писаря Генеральнаго, Виговскаго. Сей Виговскій, бывши природный Полякъ, сохранилъ въ себЂ характеръ націи своей во всей полнотЂ и, по безмЂрному честолюбію своему, всегда желалъ себЂ достоинства Гетманскаго, какимъ бы то ни было образомъ. Поляки, задобривши его великими подарками, а и того больше значущими посулами, склонили на предательство питомца своего, молодаго Хмельницкаго, и онъ первЂе намЂкалъ ему разными околичностямн о согласіи, будто, отца его на соединеніе съ Польшею, но что, де, мЂшали ему въ томъ одни суевЂрные старики, предпочитавшіе Полякамъ и Туркамъ Московщину, единственно по одновЂрію, не смотря на то, что въ ней столько вЂръ, сколько у насъ повЂтовъ, и одна другую гонить и ненавидитъ. Потомъ увЂрилъ его совершенно, что таковое соединеніе есть полезно и неизбЂжно въ удовлетвореніе требованій первыхъ въ свЂтЂ Дворовъ, Турецкаго и Цесарскаго, которые, при дальнЂйшихъ сопротивленіяхъ, могутъ раззорить всю націю и лишить его Гетманства; а исполнивши ихъ желанія, можно укрЂпить вЂчно права свои и народныя, въ чемъ они берутъ на себя споручительство и утвержденіе за нимъ потомственнаго Гетманства, съ титуломъ и достоинствомъ владЂтельнаго Князя Сарматскаго.
Юрій Хмельницкій, бывши прельщенъ и устрашенъ уговорами Виговскаго, склонился на его контакты и, секретнымъ образомъ, 1658 года, въ АпрЂлЂ мЂсяцЂ, взявши изъ скарбу Малоросійскаго миліонъ талеровъ, уЂхалъ въ городъ Заславль, въ сопровожденіи отряда своей гвардіи, а полкамъ реестровымъ ЗаднЂпровскимъ велЂлъ туда же слЂдовать подъ предлогомъ секретной экспедиціи. Въ ЗаславлЂ сыскалъ онъ Конгресъ, состоявшій изъ многихъ вельможъ Польскихъ, присланныхъ отъ Короля и РЂчи Посполитой, и министровъ Цесарскато и Турецкаго. На немъ предложены были Гетману договорныя съ Польшею статьи, яко бы отцомъ его сочиненныя чрезъ уполномоченныхъ Старшинъ Генеральныхъ, Верещагу и Сулиму, и названныя Гадяцкими статьями. ОнЂ состояли въ слЂдующихъ пунктахъ:
1. Народъ Рускій и земля его, составленная изъ Княжествъ или Воеводствъ, Кіевскаго, Черниговскаго, СЂверскаго и Владимірскаго, со всЂми въ нихъ городами, повЂтами и селеніями, по гранямъ, Зборовскимъ трактатомъ положеннымъ, да пребудутъ вольными, отъ самихъ себя и правительства своего зависимыми и въ совершенной едности и равенст†съ народами Польскими, яко оть единаго съ /144/ ними племени Сарматскаго происходящими; а прежнія между ими распри, вражды и войны да уничтожатся и предадутся вЂчному забвенію съ соблюденіемъ и утвержденіемъ строжайшимъ обоюдной амнистіи. 2. Правительства Рускія да устрояются и пребываютъ на правахъ своихъ и привиллегіяхъ стародавнихъ, въ совершенномъ равенст†и одинакомъ преимущест†съ правительствами Польскими и Литовскими, подъ сЂнію одной Короны Королевской, всЂмъ тремъ народамъ равномЂрно державной и покровительной. 3. Верховнымъ начальникомъ народа Рускаго и правительствъ тамошнихъ признается Гетманъ, выбранный рыцарствомъ изъ самихъ себя, не допуская иностранныхъ, коего власть и преимущества почитать наровнЂ съ Короннымъ и Литовскимъ Великими Гетманами, а войска ему имЂть реестроваго сорокъ тысячь; охочекомоннаго жъ и Запорожскаго сколько собертся и содержать будетъ возможно. 4. Стража внутренняя и оборона внЂшняя въ землЂ Руской зависитъ отъ власти Гетмана и отъ силъ войска тамошняго, и въ таковыхъ случаяхъ признается онъ самовластнымъ Княземъ Рускимъ или Сарматскимъ, а въ общей оборонЂ и войнЂ всего Королевства учавствуеть земля оная по общему съ нею совЂту и согласію, а иначе вольно въ обЂ стороны неутралъ держать. 5. Провинціальное управленіе земли Руской подлежитъ Воеводамъ, выбраннымъ изъ себя тамошнимъ рыцарствомъ, не попуская отнюдь инороднымъ, и они подчинены во всемъ Гетману и непосредственно подъ его повелЂніями состоятъ, и когда снаряжаемы и выправляемы будутъ отъ Воеводствъ и повЂтовъ земскіе послы и депутаты на Сеймъ Генеральный, то сіе чинится по повелЂнію Гетмана и съ его инструкціями и наказами. 6. При всЂхъ службахъ и обращеніяхъ рыцарства и народа Рускаго съ рыцарствомъ и народомъ Польскимъ и Литовскимъ, да признаетса совершенная едность и равенство съ обЂихъ сторонъ, съ увагою чести и могущества каждаго особо и всЂхъ вообще. 7. Религія Ка?олическая Руская или Греческая съ религіею Католическою Римскою или Польскою, да пребудеть въ совершенномъ равенст†и согласіи, безъ малЂйшаго нарушенія правъ и свободъ каждой, и Духовенства обЂихъ религій въ собраніяхъ правительственныхъ и при всЂхъ засЂданіяхъ и общеніяхъ, да имутъ мЂста, приличныя по сану своему, и голосъ по правамъ своимъ и преимуществамъ.
Статьи сіи надобно было Гетману непремЂыно объявить чинамъ и войску, къ нему собравшемусь, и отобрать на нихъ общее всЂхъ мнЂніе и согласіе. Но когда онЂ имъ объявлены были, то всЂ чины и Козаки, узнавъ о перемЂнЂ толикой важности и столько для всЂхъ позорной, тотчасъ, нагрубивъ Гетману, проклиная подлое его поведеніе и злодЂйскіе умыслы, отстали оть него и воротились къ городу Чигирину. А. здЂсь, узнавши, что казна національная расхищена и старшины Генеральные удалились изъ города, пошли искать опекуна и совЂтника Гетманскаго, Пушкаренка, чтобы, съ общаго съ нимъ совЂта и согласія, принять свои мЂры, не надЂясь на товарища /145/ его въ семъ дЂлЂ, Писаря Виговскаго, готоваго, по породЂ своей, на всЂ коварства и обманы. Хмельницкій же, оставленный чинами и реестровымъ войскомъ, презрЂнный Заславскимъ Конгресомъ и содЂлавшійся притчею въ людехъ, съ немногими, приверженными къ нему; охочекомонными Козаками, принужденъ бЂжать изъ Малоросіи въ СЂчь Запорожскую и тамо скрываться. Козаки Запорожскіе, принявъ его въ свое покровительство, обЂщали ему всякую помощь при удобномъ случаЂ. Они крайне недовольны были соединеніемъ ихъ съ Россіею, а паче обращеніемъ съ ея войсками; а подали къ тому причины, кажется, ничего не значущія, но много подЂйствовавшія на умы народные. Въ бытность сихъ Козаковъ въ походахъ вмЂстЂ съ стрЂльцами и сайдачниками Россійскими, терпЂли они отъ сихъ солдать частыя и язвительныя насмЂшки по поводу бритья своихъ головъ. Солдаты оные, бывши еще тогда въ сЂрыхъ зипунахъ и въ лычаныхъ  173 лаптяхъ, небритыми и въ бородахъ, то есть, во всей мужичей образинЂ  174, имЂли однако о себЂ непонятное высокомЂріе или какой-то гнусный обычай давать всЂмъ народамъ презрительныя названія, какъ-то Полячишки, НЂмчурки, Татаришки, и такъ далЂе. По сему странному обычаю называли они Козаковъ чубами и хохлами, а иногда и безмозглыми хохлами, а сіи сердились за то до остервененія  175, заводили съ ними ссоры частыя и драки, а наконецъ нажили непримиримую вражду и дышали всегдашнимъ отвращеніемъ.
Писарь Виговскій, коль скоро выправилъ Юрія Хмельницкаго на секретный Конгресъ Заславскій, тотчасъ отправилъ отъ себя нарочнаго гонца въ Москву съ донесеніемъ Царю о зловредныхъ намЂреніяхъ Гетманскихъ, и что національныя привиллегіи и всЂ документы и архивы имъ сбережены, и войска реестровыя на его сторонЂ и ему преданы. Царь по сему донесенію отправилъ въ Малоросію Боярина Богдана МатвЂевича Хитрова, повелЂвъ ему навЂдаться о здЂшнихъ произшествіяхъ и, по совЂту Виговскаго, устроить съ нимъ, что признаютъ за нужное. Бояринъ Хитровъ, прибывъ въ Чигиринъ, имЂлъ переговоры съ однимъ Виговскимъ и, бывши имъ обдаренъ, обольщенъ и какъ бы очарованъ, поручилъ ему, именемъ Царскимъ, Гетманское достоинство и объявилъ всЂмъ наличнымъ  176 чиновникамъ и Козакамъ признавать его Гетманомъ, устроеннымъ по волЂ и милости Царской. Чины и Козаки, не имЂвши общаго всея націи совЂта, ничего на то не противорЂчили; а вострепетавъ отъ вводимаго въ ихъ землю такъ страшнаго, по ихъ мнЂнію, насилія, изумились и разошлись съ крайнимъ огорченіемъ. И такъ Бояринъ Хитровъ оказалъ себя весьма простымъ и, вмЂсто полезнаго устройства, сдЂлалъ неосмотрительный шагъ къ вреднымъ перемЂнамъ и положилъ первый камень къ междоусобіямъ.
Полковникъ Полтавскій, Пушкаренко, бывшій СовЂтникомъ Гетманскимъ, опредЂленнымъ съ общаго согласія всея націи, свЂдавъ о злонамЂренныхъ поступкахъ ІОрія Хмельницкаго и знавъ, что инструментомъ тому есть Писарь Виговскій, доносилъ отъ себя Царю на ихъ обоихъ и, въ /146/ ожиданіи резолюцій, когда собрались къ нему полки съ ихъ чинами, воротившіесь отъ Заславля, то онъ, въ числЂ дватцати тысячь войска, выступилъ къ Чигирину, съ намЂреніемъ осадить въ немъ Виговскаго и отобрать у него всЂ дЂла и документы національные, яко у Канцлера націи хранившіесь, да и самаго его арестовать къ осужденію по законамъ. Но Бояринъ Хитровъ, встрЂтивъ Пушкаренка подъ городомъ Лубнами, объявилъ ему изволеніе Царское, по коему Виговскій устроенъ Гетманомъ Малоросійскимъ, и что онъ, Пушкаренко, долженъ его таковымъ признавать и ему повиноваться со всЂми чинами и народомъ, Пушкаренко, пораженный симъ объявленіемъ, какъ громовымъ ударомъ, сколько ни убЂждалъ Хитрова не вЂрить Виговскаго обманамъ, исполненнымъ коварствъ и злоумышленій, каковыми они скоро и откроются, однако Хитровъ, ничему не внимая, велЂлъ ему именемъ Царскимъ возвратиться на свое мЂсто въ Полтаву.
Новый Гетманъ, Виговскій, чтобы болЂе обольстить Царя притворнымъ своимъ къ нему усердіемъ и усыпить Министерство его со стороны дЂлъ Польскихъ, докладывалъ Царю, что Поляки, по уничтоженіи Гетмана Хмельницкаго, имъ крайне противнаго, согласились признать его, Царя, Электоромъ короны Польской, а по смерти нынЂшняго ихъ Короля, возвесть на Польскій престолъ и соединить Польское Королевство съ Царствомъ Московскимъ. Царь, по обольщенію Виговскаго, отправилъ въ Польшу великолЂпное Посольство, со многими и богатыми подарками, которое оть Поляковъ, игравших съ Виговскомъ одну ролю, встрЂчено и провожаемо было въ столицу съ пышнымъ тріумфомъ. ПослЂ первыхъ пріемовъ и пиршествъ, когда посланники Царскіе стали упоминать Министерству Польскому о обЂщаніяхъ въ разсужденіи Электорства и признанія Царя наслЂдникомъ короны Польской, то сіи Министры, съ обыкновеннымъ своимъ льщеніемъ, завЂряли посланниковъ о непремЂнномъ желаніи ихъ и всей РЂчи Посполитой имЂть у себя Королемъ Царя Московскаго и соединить съ его Царствомъ Королевство Польское. Но что надобно взять терпЂніе, пока спорныя дЂла со Швеціею и другими державами окончены будутъ и Польша станетъ чрезъ то свободна къ собственнымъ своимъ устроеніямъ; между тЂмъ полезно бы было, продолжали Министры Польскіе, утвердить Гетманство Козацкое въ особЂ одного Виговскаго, яко человЂка миролюбиваго и эдукованнаго, а Хмельнищину и съ корнемъ выдернуть изъ народа, ненавидящаго мира и тишины и питающагось одними войнами, грабежами и убійствами, и который есть бичь для всЂхъ народовъ благоустроенныхъ. Для сего и намЂрено правительство здЂшнее отправить къ Виговскому своихъ посланниковъ съ привиллегіею, утверждающею его въ ГетманетвЂ, и тЂмъ увЂрить народъ Польскій и Рускій предварительно о начинающейся едности и дружбЂ въ обоихъ сихъ народахъ.
Полковникъ Пушкаренко, удерживая въ своемъ начальст†многіе /147/ реестровые полки, приверженные къ нему по прежней бытности его надъ ними наказнымъ въ походахъ Гетманомъ, не преставалъ доносить Царю о злонамЂренномъ поведеніи Виговскаго и его контактахъ съ Поляками во вредъ Козакамъ и всея Россіи. А когда прибыли къ Виговскому посланники Польскіе съ признаніемъ и утвержденіемъ его въ Гетманст†и съ дипломомъ Королевскимъ на то достоинство, то Пушкаренко отправилъ къ Царю Есаула полковаго, Бурлія, съ донесеніемъ объ оныхъ посланникахъ и ихъ коммисіи, и что ими, совмЂстно съ Виговскимъ, возмущаются войска и народы Малоросійскіе на сторону Польскую и проповЂдуется едность съ Польшею, неизвЂстно на какой конецъ. Виговскій, перехвативъ посланца онаго на дорогЂ около города Сумъ, отобралъ у него пакетъ, а самаго повЂсилъ; на Пушкаренка же послалъ два полка НЂжинскіе и два Стародубскіе, то есть, по одному изъ нихъ конному и по одному пЂшему, повелЂвъ имъ схватить Пушкаренка, или его истребить. Но Пушкаренко, свЂдавъ завременно объ ономъ умыслЂ, засЂлъ съ войсками своими въ лЂсахъ и байракахъ между Опошнаго и Будища. И когда полки оные расположились на ночлегъ, то онъ напалъ на нихъ на разсвЂтЂ и разсЂялъ ихъ совершенно, а начальниковъ, ими командовавшихъ, забралъ въ плЂнъ, отправилъ къ Царю въ Москву съ своимъ конвоемъ и пространнымъ донесеніемъ о всЂхъ Виговскаго поступкахъ и умыслахъ и о заведенныхъ чрезъ то междоусобіяхъ, и что новый его, предложенный Царю, проектъ о наслЂдіи Польскомъ не что иное есть, какъ только самый коварный обманъ, вымышленный единственно для того, дабы провесть Царя и выиграть время на уформированіе войскъ и ополченіе противу его, вмЂстЂ съ самимъ этимъ Виговскимъ и Княземъ Трансильванскимъ Ракоціемъ  179,.котораго Поляки также на свою сторону подрядили.
Царь, еще не довЂряя Пушкаренку, но сомнЂваясь уже и въ Виговскомъ, послалъ нарочнаго въ Польшу гонца о томъ къ своимъ посланникамъ, ожидавшимъ тамъ согласія и приговора о Царскомъ въ ПольшЂ наслЂдствЂ, повелЂвъ имъ секретно навЂдаться о состояніи войскъ Польскихъ и въ какихъ они положеніяхъ и приготовленіяхъ находятся. Посланники оные, сколько ни усыплены были отъ Поляковъ всегдашними пированіами, играми и танцами,но пробуждены бывши Царскимъ гонцомъ и указомъ, доносили Царю, что „въ Варша†Поляки часто перешептываются между собою на ухо и ихъ подсмЂхаютъ и подмаргиваютъ, а жолнерство ихъ по городу и въ корчмахъ всегда при нихъ пощелкиваетъ и саблями побрязгиваетъ, што ажно ужасть беретъ; а по деревнямъ у нихъ войскъ, говорятъ, и видимо невидимо и частешенько проговариваются хвастливые Полячишки, что наши южъ Козацы, нашъ, дескать, и Смоленскъ скоро будетъ, а о чести-то нашей Посольской и въ усъ не дуютъ; тоже и про наслЂдство твое, Государь, Польское никто ужь и не шевельнется, а на наши про то сказки и привязки отвЂчаютъ они одними усмЂшками и ножнымъ шарканьемъ; и мы, правду сказать, Государь, /148/ пресмыкаемся здЂсь столбняками и посмЂшищемъ Поляцкимъ!“
По донесенію посланниковъ оныхъ, Царь, отозвавъ ихъ изъ Польши и увЂрясь въ обманахъ и коварствахъ Поляковъ и Гетмана своего, Виговскаго, но, притворяясь предъ симъ послЂднимъ, что онъ ничего за нимъ не подозрЂваетъ, писалъ къ нему о прежней своей довЂренности и о вредныхъ упрямствахъ Пушкаренка, на котораго обЂщалъ Царь въ помощь къ нему, Виговскому, прислать корпусъ своихъ войскъ и съ ними повелЂвалъ ему, уничтоживъ ополченіе Пушкаренково, привести его силою подъ свое начальство, а Пушкаренка, оковавъ въ желЂзы, прислать въ Москву на судъ Царскій. Войска Царскія, въ числЂ тридцати тысячь человЂкъ, подъ командою Князя Трубецкаго, дЂйствительно вступили въ Малоросію въ АпрЂлЂ мЂсяцЂ, 1659 года, и Князю Трубецкому дано секретное повелЂніе, сошедшись съ Виговскимъ, арестовать его со всЂми приверженными къ нему чинами, а войскамъ, при немъ бывшимъ, повелЂть присоединиться къ Наказному Гетману, Пушкаренку, и пребывать въ его командЂ до избранія всЂмъ вообще войскомъ и народомъ Малоросійскимъ настоящаго Гетмана по своимъ правамъ. Виговскій, также притворяясь, что онъ ничего о подозрЂніяхъ на него не замЂчаетъ, пригласилъ тайно къ себЂ корпусъ войскъ Польскихъ, прошедшихъ къ нему лЂсами, подъ командою Хорунжаго Короннаго, Гуляницкаго,и ввелъ его въ городъ Конотопъ; а самъ, съ охочекомонными полками и частію Запорожцевъ, расположился около мЂстечка СмЂлаго и посылалъ оть себя вЂстниковъ къ Князу Трубецкому, испрашивая отъ него увЂдомленія, гдЂ имъ соединиться. Князь, проходя отъ города Путивля къ городу Конотопу, встрЂченъ былъ отъ жителей Конотопскихъ и увЂдомленъ, что къ нимъ наведены Виговскимъ Польскія войска, не извЂстно съ какимъ умысломъ. Князь, вздумавъ мимоходомъ забрать Поляковъ въ плЂнъ, причитая то къ своей коммисіи, осадилъ Конотопъ. Но Виговскій, согласясь давно съ Гуляницкимъ, напали на него съ своими войсками съ двухъ сторонъ и армію его разбили на голову, а обозы, со всЂми запасами, забрали въ свою добычу. Князь же, съ немногими, разсЂянными остатками своихъ войскъ, пробрался лЂсами вгору рЂки Сейма и скрылся въ ПутивлЂ. И отъ сего злодЂйскаго побоища вышла въ Малоросіи на обманщиковъ извЂстная пословица народная, что „такой-то обманщикъ провелъ такъ, какъ Виговскій Москву.“
По совершеніи Виговскимъ и Поляками такъ подлаго надъ Россіянами коварства, публиковалъ онъ въ Малоросіи соединеніе свое съ Польшею, приложивъ при томъ и вышеписанныя договорныя съ нею Заславскія статьи, яко бы тремя державами, Цесарскою, Турецкою и Польскою ратификованныя. Но войско и народъ Малоросійскій, воспротивясъ явно зловредному намЂренію Виговскаго и ненавидя Поляковъ, обратились всЂ къ Пушкаренку и умножили его силы. Виговскій, не предвидя отъ своего ополченія и отъ Поляковъ надежнаго успЂха къ покоренію Малоросіи, наняль въ помощь /149/ себЂ десять тысячь Крымскихъ Татаръ, которые, пришедши къ рЂкЂ ВорсклЂ, расположились, по согласію съ Виговскимъ, въ закрытомъ мЂстЂ, а Виговскій, между тЂмъ, съ своимъ войскомъ приближался къ ПолтавЂ, чтобы въ немъ захватитъ и атаковать Пушкаренка. Но сей съ реестровыми Козаками и собравшимись къ нему волонтирами, встрЂтивъ Виговскаго за рЂкою Полтавкою, разбилъ его на голову и разсЂялъ войска его во всЂ стороны, при чемъ Поляки всЂ почти истреблены и Гуляницкій, командиръ ихъ, убить, а Виговскій, бЂжавшій въ безпамятствЂ, потерялъ Гетманскую свою булаву. Охочекомонные жь его Козаки, яко свои люди, обольщенные Виговскимъ, были при томъ пощажены, а только разгоняли ихъ и били тупыми ратищами и фухтелями. Но какъ обыкновенное всЂхъ побЂдителей слЂдствіе есть разстройка и изступленіе войскъ, то и съ Пушкаренкомъ тоже самое случилось. Войска его, гоняясь за побЂжденными и грабя ихъ станъ, были въ крайнемъ разстройствЂ, а въ то самое время, напавши на нихъ въ тылъ Татаре, изъ закрытія нечаянно вышедшіе, самихъ ихъ разбили и разсЂяли, а Пушкаренка убили и городъ Полтаву, безъ обороны оставленный, разграбили и раззорили.
По истребленіи такимъ образомъ Пушкаренка и по разсЂяніи его войскъ, Виговскій, все не могши преклонить въ свое послушаніе Малоросіянъ, началъ руйновать ихъ селенія прямо непріятельски и, побравши бывшіе безъ обороны города и мЂстечки: Зиньковъ, Лютеньку, Сорочинцы, Богачку, Устимовицу, Ярески, Веприкъ и многіе другіе, отдалъ ихъ Татарамъ на грабежъ и плЂненіе. Между тЂмъ убЂжавшіе партизанства Виговокаго реестровые полки, собравшись къ городу Переяславлю, выбрали себЂ Наказнымъ Гетманомъ, Полковника Ивана Безпалаго,и съ нимъ выступили противъ Виговскаго и его Поляковъ и Татаръ, бродившихъ по Малоросіи и смущавшихъ народы; а разбивши ихъ на двухъ сраженіяхъ и на послЂднемъ около мЂстечка Глемязова, преслЂдовали ихъ по городамъ и селеніямъ, дававшимъ имъ убЂжище и пропитаніе, при чемъ раззорены и сожжены города: Лубны, Пирятинъ, Чернухи, Горошинъ, и другіе. И Виговскій, видя, наконецъ, что ему собрать новыя силы, а и того меньше удержаться напорно въ Гетманскомъ достоинст†невозможно, бЂжалъ съ остальными Польскими войсками внутрь Польши и болЂе въ МалорЂсіи не показывался; а жену свою съ семействомъ оставилъ въ ЧигиринЂ на произволъ судьбы. И такъ онъ трагедію свою кончилъ въ полной мЂрЂ неблагодарности, подлости, и звЂрской лютости.
Царь, извЂстившись о пораженіи войскъ его Виговскимъ и о введеніи имъ въ Малоросію Поляковъ и Татаръ, и что приверженный къ Царю и Россій, Наказный Гетманъ, Пушкаренко, убитъ ими, а войска его разсЂяны, послалъ противу ихъ Боярина, Григорія Григорьевича Ромодановскаго, и корпусъ войскъ, въ числЂ тридцати тысячь человЂкъ, повелЂвъ сему Боярину, по истребленіи Виговскаго, требовать отъ чиновъ и войска Малоросійскихъ выбору себЂ /150/ Гетмана по правамъ ихъ и древнимъ уставамъ, и чтобы тотъ новоизбранный Гетманъ, въ утвержденіе договоровъ Гетмана Зиновья Хмельницкаго, съ Царемъ заключенныхъ, учинилъ предъ нимъ присягу и далъ отъ себя на то новое обязательство. Бояринъ Ромодановскій, вступая съ корпусомъ своимъ въ Малоросію, худо обрадовалъ народъ своимъ вспоможеніемъ, и первое его дЂйствіе было на городъ Конотопъ. Онъ, при встрЂчЂ его отъ города съ процессіями, помолившись и покрестившись предъ ними по Христіански, разграбилъ потомъ городъ и обывателей его по Татарски. Это значило мщеніе за Княза Трубецкаго и его войска, разбитыя при семъ городЂ, который ни мало въ томъ не участвовалъ и виновенъ не былъ; а напротивъ того завременно давалъ Князю знать о засадЂ въ немъ Польскихъ войскъ, Виговскимъ введенныхъ. Однако жь ничего того не уважено и, на представленіе и мольбы гражданъ, сказано Бояриномъ, что „виноватаго Богъ сыщетъ, а войска его надо потЂшитъ и наградить за ихъ труды, въ походЂ понесенные.“
Проходя Бояринъ Ромодановскій съ корпусомъ своимъ далЂе въ Малоросію, извЂстился, что Виговскій и Поляки съ Татарами изь нея уже выгнаны, и публиковалъ всенародно о выборЂ новаго Малоросійскаго Гетмана; а между тЂмъ не переставалъ попускать войску своему озлоблять Малоросіянъ, понося ихъ то Виговцами, то хохлами, и причиняя имъ многія насилія и грабительства безъ всякой наказанности, оть чего возродилось въ народЂ крайнее огорченіе и завелись новыя партіи, не знавшія прямо, чего держаться и кому ввЂрить судьбу свою и подчиненность въ разсужденіи протекціи. Но, при всемъ томъ, собрались чины и войско въ городъ Чигиринъ и открыли элекцію на выборъ Гетмана, къ чему прибыли въ тотъ городъ и посланники, Цесарскій и Турецкій, а отъ Короля и республики Польской присланъ въ качест†посла Каштелянъ Волынскій  178, кои почитая, что Гетманъ Виговскій, отложась отъ Россіи, сдЂлалъ Малоросію вольною по прежнему отъ всЂхъ протекцій, за удаленіемъ его отъ Гетманства, признавая правленіе сіе празднымъ. И потому предлагали собранію выбрать Гетмана на основаніи Гадяцкихъ статей, всЂми Дворами оными гарантированныхъ, и по нихъ дать полномочіе новому Гетману устроить свое правленіе за собою, или избрать протекцію по его волЂ и разсужденію. Чины и войско тогда же оспорили посламъ, что ихъ Гетманы никогда такого полномочія за собою не имЂли и имЂть не могутъ, яко правленіе ихъ земли и самые Гетманы зависятъ оть чиновъ и войска, и отъ ихъ выборовъ и приговоровъ.
Юрій Хмельницкій, проживавшій въ СЂчи Запорожской, свЂдавъ о выборахъ Гетманскихъ, прислалъ отъ себя въ собраніе повЂреннымъ Есаула Войсковаго Запорожскаго, Ивана Брюховецкаго, и чрезъ него писалъ къ чинамъ и войску, чтобы они воспомянули въ собраніи своемъ о великихъ заслугахъ отца его, Зиновія Хмельницкаго, отечеству оказанныхъ, и что онъ самъ усерденъ былъ всегда къ тому же /151/ отечеству. Но рвеніе его на пользу народную, подстрекаемое обманами Виговскаго и Поляковъ, завело его на путь строптивый и скользкій, о чемъ онъ крайне сожалЂеть и разкаевается. Собраніе, получивъ таковъ отзывъ оть Хмельницкаго и уваживъ безпримЂрныя заслуги отца его, единогласно приговорило быть ему по прежнему Гетманомъ и, подписавъ на то свой выборъ, провозгласило его въ семъ достоинствЂ, объявивъ Брюховецкому, чтобы онъ вызвалъ Хиельницкаго въ Чигиринъ, Хмельницкій, сопровождаемый командою Запорожскихъ Козаковъ, вмЂстЂ съ Кошевымъ ихъ Атаманомъ, прозываемымъ СЂркомъ, прибывъ немедленно въ Чигиринъ, благодарилъ собраніе за его признательность и благодЂяніе и учинилъ ему обыкновенную присягу на свою должность; а совершилось сіе 1660 года, АпрЂля 27 дня.
По утвержденіи Юрія Хмельницкаго въ Гетманскомъ достоинствЂ, тотчасъ приступили къ нему иностранные посланники съ признаніемъ его въ томъ достоинст†и съ требованіемъ объясненія, на какомъ основаніи, или по какимъ планамъ и положеніямъ, управлять будетъ онъ Рускимъ народомъ? А Каштелянъ Польскій, Волынскій, поднося при томъ дипломъ Короля своего, утверждающій Хмельницкаго Гетманомъ, уговаривалъ его пристать по прежнему въ соединеніе съ Польшею. Гетманъ Хмельницкій объявилъ всЂмъ посланникамъ, а въ томъ числЂ и Каштеляну, что онъ съ народомъ Рускимъ, претерпЂвъ чрезъ протекціи свои ужасныя напасти и раззоренія, и бывши отъ нихъ освобожденъ прошедшими революціями и настояніемъ ихъ державъ, намЂренъ пребыть, въ разсужденіи интересующихся въ томъ державъ, неутральнымъ и отъ самихъ себя зависимымъ. Союзъ же со всЂми державами, по общимъ правамъ благоустроенныхъ народовъ, можеть онъ учинить не иначе, какъ по разсужденію и согласію всего народа здЂшняго, смотря на времена и обстоятельства, побуждающія къ тому правленіе и народъ, и съ тЂмъ отправилъ всЂхъ посланниковъ во свояси. А собранію послЂ того открылъ онъ свое мнЂніе, что, какъ Польская держава находится при послЂднемъ изнеможеніи, то онъ намЂренъ держаться союза и соединенія съ Царемъ Московскимъ, что повторилъ и Боярину, Князю Трубецкому, присланному отъ Царя въ Чигиринъ съ подтвержденіемъ его въ Гетманскомъ достоинствЂ, дополнивъ сему Боярину, чтобы до дальнЂйшаго времени, а паче пока совершенный миръ съ Польшею утвердится, содержать прежнее положеніе съ Царемъ въ великой тайнЂ, дабы претендующія за то державы не навели прежнихъ народу Малоросійскому злоключеній.
Гетманъ Хмельницкій началъ правленіе свое изгнаніемъ изъ Малоросіи Поляковъ, Виговскимъ наведенныхъ; для сего отрядилъ корпусъ войскъ подъ командою Польковниковъ, Переяславскаго Цюцюры, и Уманьскаго Худорбая, которые, прошедъ города: НЂжинъ, Новгородъ СЂверскій, Стародубъ, Черниговъ, Кіевъ и ихъ окрестности, изгнали изъ нихъ всЂ Польскія войска, содержавшія въ городахъ гарнизоны и квартировавшія /152/ въ селеніяхъ; сопротивлявшіясь же изъ нихъ и подымавшія оружіе на оборому были избиты до послЂдняго; и у такихъ отбито пятнадцать знаменъ, тридцать семь пушекъ и множество другихъ снарядовъ воинскихъ, что все отослано въ городъ НЂжинъ и представлено, проживавшему тамо, Гетману. Народъ Рускій, пограничный отъ ДнЂпра, Припети и Случи, узнавъ отъ побоища Поляковъ, что война съ ними и ихъ союзниками будетъ продолжаться съ неминуемымъ раззореніемъ пограничнихъ селеній, собралися во множест†къ Хмельницкому и требовали отъ него обороны или пристанища, и Гетманъ позволилъ таковымъ переселиться въ Слободскіе полки, отцемъ его заведенные и заодно съ Малоросіею бывшіе, какъ-то: Сумскій, Ахтырскій, Харьковскій, Изюмскій и Рыбинскій.
Царь, увЂрившись по дЂйствіямъ Юрія Хмельницкаго, что онъ есть совершенный Полякамъ непріятель, а къ нему и Царству его имЂеть прежнюю приверженность и усердіе, сдЂлалъ ему за то благодарственный отзывъ чрезъ Боярина своего, Василья Васильевича Шереметева, повелЂвъ сему Боярину въ оборонительныхъ мЂрахъ противу Поляковъ и Татаръ поступать по его планамъ и намЂреніямъ. И такъ, когда отъ стороны Польской, за избитыхъ въ Малоросіи Поляковъ, предпринята наступательная война и командированъ къ границамъ Малоросійскимъ Коронный Гетманъ, Собіевскій съ многочисленною арміею, умноженною тЂми войсками, кои дЂйствовали на границахъ Шведскихъ, но по умертвія въ то время Короля Шведскаго, Адольфа, стали тамъ не надобными, то Гетманъ, согласясь съ Бояриномъ Шереметевымъ, выступили съ войсками своими противу арміи Польской. И Шереметевъ съ корпусомъ, состоящимъ изъ тридцати пяти тысячь, поднявшись оть города Путивля и проходя мимо городовъ, Полтавы и Кадака, а дальше въ гору рЂки Буга, показывалъ маршемъ симъ готовность свою къ отраженію Татаръ и Турковъ, къ тЂмъ странамъ граничущихъ, ежели бы они за Поляковъ вступились. А Гетманъ съ сорокатысячною арміею, слЂдуя срединою Малоросіи, соединился съ Шереметевымъ за городомъ Острогомъ, и тамо, свЂдавъ о сближеніи арміи Польской, расположили они станъ свой въ ордеръ баталіи. ПЂхота обоихъ войскъ и вся спЂшенная конница Великоросійская поставлены были въ центрЂ и прикрыты батареями и редутами съ артиллеріею. Часть конницы Козацкой скрыта была въ заросляхъ по лЂвую сторону стана, а другая часть конницы изъ охочекомонныхъ полковъ и волонтировъ  179, выслана на встрЂчу непріятеля, и сія конница, то нападая на непріятеля, то отступая назадъ, навела его на самый станъ Россійскій. Пальба изъ пушекъ и ружьевъ учинема и продолжалась съ обЂихъ сторонъ жестокая и долговременная. Насунувшаясь на фронтъ Россійскій непріятельская пЂхота принята и поражена была копьями съ страшнымъ убійствомъ; а въ то время наступившая изъ зарослей конница Козацкая ударила въ тылъ непріятеля и рЂшила сраженіе. Поляки, окруженные со всЂхъ почти сторонъ, /153/ смЂшались и начали отступать въ безпорядкЂ, а Россіяне, пользуясь ихъ замЂшательствомъ, наступили на нихъ всЂми силами и, опрокинувъ ихъ устройство, разсЂяли во всЂ стороны. Погоня, сдЂланная всею конницею, довершила пораженіе непріятеля. ВсЂ обозы и запасы непріятельскіе со множествомъ артиллеріи и аммуниціи достались въ добычу побЂдителей, а убитыхъ Поляковъ погребено до тридцати тысячь.
ПослЂ такого пораженія Поляковъ и когда ихъ силъ нигдЂ уже въ полЂ слышно не было, предпринято полководцами Россійскими руйновать Польскіе города и селенія; для того, проходя они съ войсками своими города: Львовъ, Броды, Замостье, Люблинъ, Слуцкъ и многія мЂотечки, вынудили оть нихъ военную контрибуцію и другія прибыточныя корысти, а державшіесь въ нЂкоторыхъ городахъ слабые гарнизоны Польскіе были ими разбиты и разсЂяны. И такъ походъ сей вЂнчанъ былъ найлучшими для Роосіянъ успЂхами. Все предъ ними падало и покорялось и ничто противу ихъ стоять не могло. Но зависть человЂческая, неразлучная сопутница полководцевъ и начальниковЂ, сдЂлала тому конецЂ самой постыдной на многое время. Полководцы оные, возвращаясь въ свои границы, завели обоюдныя претензіи за полученныя отъ непріятеля контрибуціи и добычи. Бояринъ Шереметевъ съ чиновниками своими претендовалъ пріобрЂтенную корысть въ сторону Царя и его войска, доказывая, что войска Царскія вели войну съ Поляками въ оборону Козаковъ и ихъ жилищъ, и по тому вся добыча принадлежитъ въ ихъ награжденіе. А Гетманъ Хмельницкій возражалъ Боярину, что у Козаковъ войны съ Полякали давно кончены миромъ, утвержденнымъ трактами, и они всегда ищут союза, а не войны съ Козаками. НынЂшняя же съ ними война продолжается въ пользу Царя и царства Московскаго для удержанія завоеваннаго у Поляковъ Смоленска и части БЂлорусіи и за наслЂдство Царское въ Польскомъ королевствЂ, посуленное Поляками и ими съ безчестіемъ Царю отмЂненное. Переговоры оные кончены самою грубою ссорою, и Хмельницкій вытолканъ изъ ставки Боярской съ крайнимъ безчестіемъ отъ пьяныхъ чиновниковъ.
Хмельницкій, отступя съ войскомъ своимъ отъ стану Шереметева, послалъ жалобу свою къ Царю черезъ Старшину Генеральнаго, Тредьяковскаго, и въ ней, описавъ всЂ тяжкія обиды свои и оскорбительныя поношенія, отЂ Боярина и чиновниковъ его причиненныя, дополнилъ при томъ, что самое поведеніе чиновниковъ оныхъ и ихъ подчиненныхъ воиновъ не имЂетъ ничего дружескаго или союзнаго къ нему, Гетману, и войску Малоросійскому, не имЂетъ даже и политическихъ видовъ, удерживающихъ народъ хотя въ притворномъ соединеніи и пріятельскомъ обращеніи, И все у нихъ дЂлается вопреки, а обхожденіе ихъ и разговоры дышутъ однимъ презорствомъ и издЂвками надъ здЂшнимъ народомъ. Поношеніе Виговцами и хохлами есть обыкновенными для ихъ титулами и названіями. Самая даже религія или вЂра народа здЂшняго, бывшая нЂкогда /154/ образцовою и колыбелыо для всей Россіи, поносится ими обливальщиною, не имущего крестовъ на шеяхъ и складней въ возахъ, и, словамъ сказать, едва признается народъ сей за созданіе Божіе. Царъ, предваренъ бывши отъ Шереметева другими жалобами и доносами на Хмельницкаго, наказалъ сему послЂднему чрезъ посланника его, Тредьяковскаго, что „всякая шутка или насмЂшка суть вздоръ и бредъ, не стоющіе алтына и не имЂющіе правды; а то ужъ справедливо, что кто приходитъ незванный, то и отходитъ непровожанный; а свято мЂсто не бываетъ пусто.“
Обруганный и униженный такимъ образомъ Хмелъницкій обратилъ всю злость свою на Боярина Шереметена. Онъ подговорилъ первЂе реестровые полки вступить въ его предпріятіе; но когда сіи на то не согласились, то, подговоривъ съ собою охочекомонныхъ Козаковъ и волонтировъ, отправился съ ними въ СЂчь Запорожскую, и тамо пребывая, объявилъ себя союзникомъ Поляковъ и Крымскихъ Татаръ. А реестровые полки, извЂстясь о сихъ противныхъ имъ и всей націи поступкахъ и намЂреніяхъ Хмельницкаго, объявили правленіе его въ Малоросіи празднымъ и приговорили быть выбору новаго Гетмана. Но до собранія чиновъ и открытія элекціи выбрали тогда же для правленія войскомъ Наказнаго изъ Есауловъ Генеральныхъ, Якима Самка, и съ нимъ пребывали непоколебимыми на сторонЂ Россійской, держась соединенія съ корпусомъ Боярина Шереметева, который расположился на зимовыя квартиры въ ЗаднЂцррвскихъ городахъ и селеніяхъ около Житоміра и имЂлъ примЂчаніе и поиски за движеніями Поляковъ и Хмельницкаго съ Татарами, коихъ партіи безпрестанно были въ движеніи оть самаго Крыма по-надъ ДнЂпромъ до Галиціи.
Въ открывшуюсь 1662 года весну Хмельницкій, собравшись съ приверженными къ нему Запорожскими и охочекомонными Козаками и волонтирами и нанявши къ тому д†тысячи пять сотъ Донскихъ Козаковъ, соединенно съ Крымскимъ Ханомъ и Татарами, отправился по берегу рЂки ДнЂпра къ рЂкЂ Стыри и тамо соединился съ Польскою арміею, состоявшею подъ командою самаго Короля Казиміра. Бояринъ Шереметевъ, гордясь прежними его воинскими успЂхами, мало уважалъ соединеніе оное и допустилъ его противу всЂхъ правилъ искуствъ воинскихъ въ крайнюю оплошность свою. Непріятельскія силы окружили его армію издали, а онъ ничего не уважая, шелъ на ихъ центръ. Обозы жь свои съ запасами оставилъ въ сторонЂ съ слабымъ укрЂпленіемъ. Непріятель, по сближеніи своемъ, ударилъ на армію Шереметева со всЂхъ сторонъ и отрЂзалъ ее оть обозовъ, завладЂвъ ими совершенно, а армію принудилъ обороняться вокругъ. По жестокомъ нападеніи и сильной оборонЂ принуждена армія сія, претерпЂвъ великой уронъ, отступать къ мЂстечку Чуднову и его Слободищу и укрЂпиться тамъ между окоповъ садовыхъ и огородныхъ. Непріятель, окруживъ армію Россійскую, стЂснилъ ее своими окопами и редутами и /155/ держалъ въ крЂпкой осадЂ. Шереметевъ, ожидая помощи себЂ отъ Князя Борятинскаго, стоявшаго съ корпусомъ своимъ около города Кіева, сильно защищался отъ нападеній непріятельскихъ. Но какъ таковой помощи вовсе не было, то онъ, державшись въ осадЂ болЂе трехъ недЂль и не имЂвщи вовсе провіанта, издержалъ на прокормленіе войска своего всЂхъ верховыхъ лошадей и, наконецъ, видя, что ему и войску его должно помереть съ голода, отдался со всЂмъ войскомъ въ волю непріятелей. ДЂлежъ и грабежъ надъ плЂнными производился тогда самый оскорбительный и варварскій. Самъ Шереметевъ съ частію чиновниковъ и со всЂми рядовыми воинами досталисъ обнаженными на пай Татаръ и ими погнаны въ Крымъ для выкупа и на продажу; другая часть чиновниковъ забрана Поляками, а реестровые Козачьи полки, бывшіе при Шеремете†съ ихъ чиновниками, отданы во власть Хмельницкаго, который нЂсколько ихъ туть же перевЂшалъ, а послЂднихъ привелъ къ прясягЂ о ихъ къ нему вЂрности и послушанім. Никто при семъ не торжествовалъ такъ, какъ Хмельницкій, видя обидчика своего, Шереметева, влекомаго Татарами въ неволю, въ которой онъ пребывалъ двадцать лЂтъ.
Хмельницкій, ободренный гнусными своими успЂхами на вредъ собственнаго отечества, осадилъ городъ Чигиринъ, дабы его взять и сдЂлать своею резиденцію. Но Козаки, державшіесь стороны Россійской, къ тому его не допустили, защищая городъ безпрерывными вылазками и нападеніями на станъ Хмельницкаго; почему онъ, отступя отъ города, держалъ его въ блокадЂ, ожидая на помощь къ себЂ Хана Крымскаго, который, по рекомендаціи его, ходилъ съ Татарами для грабежа въ Задесенскую Малоросію и раззорилЂ тогда города : Новгородъ, Стародубъ, Мглинъ, Погаръ и многія другія селенія. Между тЂмъ, когда еще Ханъ съ добычи своей не возвращался, Наказный Гетманъ, Самко, съ реестровыми полками: Переяславскимъ, НЂжинскимъ, Черниговскимъ, Кіевскимъ и Лубенскимъ, соединясь съ Княземъ Григорьемъ Григорьевичемъ Ромодановскимъ, стоявшимъ съ корпусомъ своимъ около города Козельца, переправились чрезЂ рЂку ДнЂпръ на Мишуриномъ Рогу и напали на Хмельницкаго при городЂ Крыло† 179, гдЂ его и разбили, а городъ, ему помогавшій, сожгли. Хмельницкій, отрЂзанъ будучи отъ убЂжища своего, СЂчи Запорожской, и отъ Крыма, потянулся, съ остатками своихъ войскъ, вгору ДнЂпра до города Канева, и тамъ соединился съ сильнымъ корпусомъ Польскимъ, бывшимъ подъ командою Воеводы Чернецкаго. Помощь Польская, весьма благовременно Хмельницкому случившаясь, ополчила его еще одинъ разъ противу отечества. Но ополченіе сіе было уже послЂднее въ его жизни и рЂшительное на его судьбу. Онъ, переправясь за ДнЂпръ, атаковалъ Гетмана Самка подъ Переяславлемъ и довелъ было его до здачи. Но Князь Ромодановскій, подоспЂвъ съ своимъ корпусомъ къ Переяславлю, освободилъ Самка и, съ нимъ преслЂдуя войска Хмельницкаго, отступавшія къ Каневу, поразилъ его при ДпЂпрЂ противу Канева, гдЂ многіе изъ нихъ /156/ потонули въ рЂкЂ, и въ томъ числЂ однихъ Донскихъ Козаковъ перетопилось болЂе тысячи человЂкъ. Хмельницкій, побЂжавшій въ городъ Черкасы, преслЂдованъ былъ по одной сторонЂ ДнЂпра Гетманомъ Самкомъ, а по другой Полковникомъ Приклонскимъ, который, упредивъ Хмельницкаго, занялъ Черкасы и, оставивъ въ немъ Полковника Гамалію съ его полкомъ, выступилъ самъ противу Хмельницкаго. Но сей, напавъ на него съ отчаяніемъ, разбилъ корпусъ Приклонскаго на голову и остатки опрокинудъ въ лугъ ДнЂпровскій, гдЂ спасъ ихъ Князь Ромодановскій пушечною пальбою съ другой стороны ДнЂпра. Хмельницкій послЂ того обратился было къ Каневу, чтобы въ немъ укрЂпиться или собраться съ новыми силами; но, Старшина Генеральный, Лизогубъ, оставленный отъ Самка въ КаневЂ, засЂвши передъ городомъ въ байракахъ, напалъ на войска Хмельницкаго нечаянно и ихъ разбилъ и разсЂялъ во всЂ стороны; а самъ Хмельницкій, бросившись въ лодку на берегу ДнЂпра, спасся тЂмъ на другую сторону и прошелъ тайно въ монастырь Лубенскій къ другу своему, имъ нЂкогда облагодЂтельствованному, Архимандриту Амвросію Тукальскоиу.
Судьба Юрія Хмельницкаго есть странна, удивительна и превосходяща всЂ случайности: два раза избранъ былъ онъ Гетманомъ цЂлою націею и признанъ ею того достойнымъ; но два же раза лишался сего достоинства по интересамъ той же націи. Наконецъ, еще два раза возведенъ былъ въ то достоинство двумя Монархами; но никакимъ ихъ могуществомъ утвержденъ и удержанъ въ немъ не былъ. И такъ жизнь его была не что иное, какъ только игралище фортуны, самой коловратной. ПослЂ вторичнаго лишенія своего достоинства, онъ не только презрЂлъ всЂ величія и почести мірскія, но отрекся и отъ самаго міра, и въ ОктябрЂ мЂсяцЂ, 1663 года, посвятился въ монахи въ томъ Лубенскомъ монастырЂ, который былъ послЂднимъ его убЂжищемъ. Для удаленія себя отъ всего, могущаго возмутить его въ такомъ знатномъ монастырЂ, каковъ былъ Лубенскій, сокрылся онъ весьма тайно въ Мошнянскую пустыню, что пониже Каневскаго монастыря въ въ лЂсахъ и байракахъ; но и тутъ злой рокъ гнать его не преставалъ. Во время страшныхъ послЂ его Гетманства въ Малоросіи возмущеній и притязаній, взятъ былъ онъ силою въ монастырской пустыни Польскимъ Королемъ, Яномъ Казиміромъ и, по уговору и разрЂшенію отъ монашества Митрополитомъ Кіевскимъ, Іосифомъ Тукальскимъ, провозглашенъ Гетманомъ для утишенія волнующагося народа; но народъ сей, принявши его въ та достоинство, требовалъ соединенія съ партіею, держащеюся стороны Россійской. И когда онъ на то присталъ и отзывался министерству Россійскому, то по доносу Наказнаго Гетмана ЗаднЂпровскаго, Тетери, подхваченъ опять въ Польшу и, вмЂстЂ съ Митрополитомъ Тукальскимъ, сосланъ въ ссылку въ остроги и лЂса Жмудскіе. Наконецъ, когда продолжавшеесь въ Малоросіи несогласіе и возмущеніе поджигаемо было чрезъ присылку съ Москвы Воеводъ, и противныя тому /157/ партіи искали протекціи у Порты Отоманской, то Султанъ Турецкій, Солиманъ Третій, вытребовавъ отъ Польши Хмельницкаго и, на основаніи статей Гадяцкихъ или Заславскихъ, Портою и другими державами гарантированныхъ, провозгласилъ его Княземъ Сарматскимъ и Гетманомъ Козацкимъ и, съ помощію Паши Силистрійскаго и Хана Крымскаго, ввелъ его въ Малоросію. Народъ и войска здЂшніе, принявъ съ охотою Хмельницкаго своимъ Гетманомъ, соглашали его возстановить съ Царемъ Московскимъ договоры отца его, посуленные ему съ уничтоженіемъ воеводствъ, и пребыть за тЂмъ по прежнему въ соединеніи съ Россіею. Хмельницкій, угождая народу, не щадя самого себя, склонился и на сіи его желанія; но Наказный Гетманъ, Дорошенко, искавшій, какъ и многіе другіе, настоящаго себЂ Гетманства, схватя Хмельницкаго, отдалъ Хану Крымскому, который сослалъ его въ городъ БЂлгородъ, и оттоль взятъ онъ въ Царьградъ и посаженъ въ Едикулъ или Семибашенный замокъ, гдЂ содержанъ четырнадцать лЂтъ въ заключеніи и, наконецъ, сосланъ въ одинъ Греческій островъ и тамо скончался пономаремъ въ одномъ Греческомъ монастырЂ. И такъ, ежели признавать въ человЂчест†владычествующими счастье и несчастье, то они оба въ высочайшей степени терзали бЂднаго Хмельницкаго черезъ весь его горестный вЂкъ и, сдЂлавъ бЂднЂйшимъ отъ всЂхъ ировъ на свЂтЂ, повергли съ тЂмъ въ бездну золъ невозвратно.
ПослЂднее уничтоженіе ІОрія Хмельницкаго возродило въ Малоросіи ужасное замЂшательство, междоусобіе и всЂхъ родовъ нестроенія. Вдругъ возстало въ ней пять самовольно назвавшихся Гетмановъ, избравшихъ себЂ разныя партіи и неистовыя протекціи : одинъ Турецкую, другой Польскую, а третій Россійскую ! Два изъ нихъ были ЗаднЂпровскіе Полковники, Тетеря и Дорошенко, а два сегобочные Полковники, прежній Самко и НЂжинскій Васюта, да одинъ изъ Запорожскихъ Есауловъ, Иванъ Брюховецкій, Сей, бывши при Юріи Хмельницкомъ великимъ фаворитомъ и предателемъ, умЂлъ нажить знатныя суммы, и когда командиръ его и благодЂтель пресмыкался изъ байрака въ байракъ, изъ тюрьмы въ тюрьму, онъ, между тЂмъ, подобралъ себЂ самую большую партію подарками и могоричами и, потому, выбранъ Гетманомъ отъ самаго большаго числа Козаковъ, а паче отъ Запорожцевъ, кои своевольно въ выборы сіи вмЂшались, а прежде они того чужды были. Полковникъ Васюта, пробивая себЂ дорогу въ Гетманы, вошелъ въ доносъ къ Царю о незаконномъ выборЂ Брюховецкаго, согласивъ себЂ въ предстатели важнаго тогда Архіепископа, Ме?одія; но Царь, по благоразумію своему и справедливости, далъ доносчику и предстателю слЂдующую резолюцію: „Понеже избраніе Гетмана Малоросійскаго по силЂ договорныхъ статей именитаго Гетмана Зиновія Хмельницкаго зависитъ отъ чиновъ и Козаковъ тамошнихъ, то не мЂшать имъ въ томъ ни по какимъ случаямъ; и ежели Брюховецій выбранъ уже Гетманомъ, то такъ тому и быть, а ВасюткЂ искатъ благоволенія Козачьего, чтобъ и его /158/ также по смерти Брюховецкаго выбрали; а до того быть ему въ прежнемъ чинЂ спокойно и безъ шатостей  180“
Доносы и жалобы на Брюховецкаго не прекратились, но усугублены къ Царю. Васюта, повторял ихъ просилъ Царя разсмотрЂть и изслЂдовать оные. Наказный Гетманъ Самко также представляя Царю о нарушеніи правъ и договоровъ Малоросійскихъ фортельнымъ выборомъ Брюховецкаго, уважилъ тЂмъ предъ Царемъ представленія Васютины, ибо Самко многими заслугами воинскими довольно доказалъ приверженность свою къ интересамъ Царскимъ и всея Россіи, да и отъ войска достоинства его отлично почитаемы были. Посему Царь рЂшился нарядить Коммисію для изслЂдованія и рЂшенія жалобъ и доносовъ на Брюховецкаго. Коммисіантами опредЂлены Князь Гагинъ  181 и Бояринъ Кирило Осиповичь Хлоповъ, со множествомъ Думныхъ дьяковъ и подъячихъ. Но какъ Брюховецкій былъ нарочито богатъ и Запорожецъ, т. е., изъ числа тЂхъ людей, которые обыкновенно тамо жнуть, идЂже не сЂють, и росточаютъ такъ, какъ и собирають, то всЂ доносы и жалобы на него въ глазахъ Коммисіантовъ и ихъ Думныхъ дьяковъ были паутиною, сквозь которую пробивается, обыкновенно, шершень, а муха въ ней вязнеть, и жалобщики на семъ правилЂ обвинены очень скоро и осуждены Коммисіею, а о Брюховецкомъ въ рапортЂ къ Царю донесено, что, „Иванъ Мартыновичь есть честный человЂкъ и годится быть Гетманомъ, понеже онъ хотя не ученъ, да уменъ и ужасть какъ вороватъ и исправенъ. Посадя его на границахъ, можно спать въ Моск†безъ торопливости.“ И между тЂмъ, какъ ожидали резолюціи Царской на то донесеніе, важнЂйшіе просители, Самко и Васюта, Коммисіею арестованы и отданы самому Брюховецкому подъ стражу, который, оковавъ ихъ желЂзами, содержалъ въ тюрьмЂ подземной; а въ одну ночь, пославъ въ тюрьму своихъ Запорожцевъ, отрубилъ имъ обоимъ головы. Варварское и злодЂйское убійство Самка и Васюты подвигло всЂхъ Полковниковъ Малоросійскихъ на Брюховецкаго и причинило великое смятеніе; но Брюховецкій однимъ и тЂмъ же орудіемъ, чрезъ сильную партію свою въ МосквЂ, умЂлъ утишить возставшее на него волненіе и предпріятіе и разными происками выгналъ изъ полковъ противныхъ ему Полковниковъ, а на ихъ мЂста ввелъ Запорожцевъ Полковниками. И сіи Полковники, зная одно распутство и своевольство, разрушили всю регулу и дисциплину военную, въ полкахъ реестровыхъ заведенную Гетманомъ, Княземъ Ружинскимъ, и укрЂпленную Гетманомъ Зиновіемъ Хмельницкимъ, и вмЂстЂ того допущено въ нихъ янычарское убійство, самовольство и непослушаніе. Брюховецкій же, для наполненія своихъ убытковъ, понесенныхъ за удержаніе Гетманства, предпринялъ руйновать имЂнія Полковниковъ,имъ низверженныхъ, и для сего самъ ходилъ съ Запорожцами по Малоросіи и разграбилъ многія фамиліи, а паче семейства Васюты и Самка. И сего послЂдняго бывшія въ ПереяславлЂ великія сокровища, собранныя для скарбу Малоросійскаго во время /159/ бытности его Наказнымъ Гетманомъ, забралъ всЂ безъ остатка и подЂлился оными съ своими Запорожцами, а сіи Запорожцы, паче же бывшіе изъ нихъ чиновниками, надЂлали много наглостей по Малоросіи, умаленныхъ мало чЂмъ отъ раззореній Татарскихъ, и, не говоря о разнообразныхъ ихъ безчинствахъ, вся собственность жителей присвоена ими была за общую.
ЗаднЂпровскіе Полковники, видя необузданныя наглости Брюховецкаго и явную потачку за нихъ верховнаго правительства, отложились совсЂмъ отъ стороны Россійской и, согласясь съ своими Наказными Гетманами, Дорошенкомъ и Тетерею, соединились съ Польшею. Царь, желая востановить тишину и устроить порядокъ въ Малоросіи на основаніи прежнихъ съ нею договоровъ и постановленій, прислалъ было въ Батуринъ, хотя нЂсколько и поздно, Думнаго дьяка, Башмакова, съ повелЂніемъ собрать всЂхъ чиновъ и Козаковъ и согласить ихъ на утвержденіе Гетмана Брюховецкаго, или на выборъ другаго по общему приговору и согласію; но наличные чиновники и Генеральные Старшины, въ БатуринЂ бывшіе, объявили Башмакову, что собраній теперь дЂлать не кому и нЂкогда, ибо половина ЗаднЂпровской Малоросіи, не могши снестъ нынЂшняго правленія, отложилась отъ насъ и присоединилась къ ПольшЂ, имЂя своихъ начальниковъ, а остальная, пресмыкаясь въ хаосЂ неизвЂстности о самой себЂ, должна готовиться къ отраженію непріятеля и защищенію семействъ своихъ; что Поляки, пользуясь растройствомъ Малоросіи, собрали великія силы и, подъ предводительствомъ Короля, идутъ къ здЂшнимъ границамъ. Думный дьякъ объявилъ на сіе, что, „по Соборному уложенію, дЂло съ Королями до него не касается ,“ и уЂхалъ наскоро въ Москву.
Король Польскій, Янъ Казиміръ, въ началЂ 1663 года, приближась съ арміею своею къ границамъ Малоросійскимъ, командировалъ предъ собою Наказнаго Гетмана ЗаднЂпровскаго, Тетерю, и Полковниковъ тамошнихъ, Гуляницкаго, Богуна и трехъ другихъ, которые, проходя беззащитную Малоросію, грабили, раззоряли и сожигали всЂ ея селенія, имъ встрЂчающіяся, подъ предлогомъ, что они отмщають такимъ образомъ Брюховецкому за обиды братьевъ своихъ и товарищей, имъ отъ него причиненныя. Но сіе мщеніе столь умно и справедливо, какъ разсудокъ Цыганскій, по которому Цыганъ за то мать свою бьетъ, чтобы жена его боялась. Между тЂмъ прошедъ Король съ арміею всю Малоросію, и не имЂвъ ни отъ кого сопротивленія, осадилъ формально городъ Глуховъ, въ которомъ заперся Судья Генеральный, Животовскій, съ тремя реестровыми полками, Черниговскимъ, Стародубскимъ и НЂжинскимъ. Осада города была жестока и продолжительна. Брошено въ него до 100,000 бомбъ и гранатъ, и сдЂлано нЂсколько приступовъ; но все было тщетно: осажденные частыми вылазками и нападеніями на станъ Польскій уничтожили всЂ ихъ предпріятія и причинили имъ великій вредъ, истребивъ множество ихъ народа. Наконецъ, простоявъ Король подъ городомъ 9  181 недЂль и не предвидя /160/ успЂха, снялъ осаду и отступилъ отъ города, услышавъ притомъ, что Россійскія войска начали собираться: одинъ корпусъ подъ командою Князя Ромодановскаго въ ГадячЂ  182, при которомъ и Гетманъ Брюховецкій съ своими войсками находился; другой, подъ командою Князя Куракина, былъ въ ПутивлЂ, а третій, подъ командою Князя Черкаскаго, шелъ отъ Брянска. Походъ Королевскій предпринятъ былъ оть Глухова на Новгородъ СЂверскій. Авангардомъ служили и на пути все раззоряли и сожигали войска Казацкія ЗаднЂпровскія, а въ аріергардЂ шелъ Коронный Гетманъ съ Польскими войсками.
Гетманъ Брюховецкій съ войсками Малоросійскими преслЂдуя армію Польскую, имЂлъ всегда въ виду своемъ ея аріергардъ и дЂлалъ на него частые напуски, и когда армія съ Королемъ переправилась чрезъ рЂку Десну при селЂ ПироговкЂ, то онъ, напавъ на аріергардъ, отбилъ его отъ переправы и всЂ обозы и запасы артиллерійскіе получилъ въ свою добычу. Коронный Гетманъ, отрЂзанный такимъ образомъ отъ Королевской арміи, ретировался лЂвымъ берегомъ Десны внизъ по ея теченію и, проходя сію часть Малоросіи до самаго города Остра, предавалъ огню и мечу все, ему встрЂчавшееся. Гетманъ Брюховецкій, его преслЂдовавшій, перешедъ ДнЂпръ, учинилъ тамъ также всякія раззоренія и опустошенія Малоросійскому народу, отложившемуся къ ПольшЂ, отмщевая на немъ равныя раззоренія, учиненныя на сей сторонЂ ДнЂпра Гетманомъ ихъ, Тетерею, и его Полковниками. Таковыя неистовыя съ обЂихъ сторонъ мщенія или междоусобія, значатъ болЂе, нежели самое грубое невЂжество, и раззорять свой невинный народъ, ни мало не участвовавшій въ злодЂйствахъ своихъ полководцевъ, покавываетъ дикое ихъ варварство и непонятное сумасбродотво. Гетманъ Брюховецкій, предпріявъ покорить ЗаднЂпровскіе полки въ командованіе свое силою оружія, послалъ партизана своею, Кошеваго Запорожскаго Атамана, СЂрка, къ городу Чигирину, чтобы въ немъ захватить Гетмана тамошняго, Тетерю, а самъ пошелъ на городъ Черкасы, который, доставши, разграбилъ непріятельски и поспЂшилъ къ Чигирину. Но Гетманъ Тетеря, свЂдавъ о сближеніи СЂрка, забралъ всЂ свои сокровища и удалилея съ войскомъ своимъ въ Заславль; а когда пошелъ за нимъ Бргоховецкій, то онъ изъ Заславля, скрывшисъ отъ своихъ войскъ, пробрался съ пожитками внутрь Польши, гдЂ Поляки ограбилн его донага и принудили бЂжать въ Молдавію въ крайней бЂдности. Брюховецкій, сошедшися съ СЂркомъ подъ Чигириномъ, покусился его взять; но засЂвшій въ немъ послЂ Тетери Чернецкій, Воевода Рускій, съ сильнымъ Польскимъ гарнизономъ, ихъ отъ города отбилъ, а подоспЂвшіе къ Чернецкому на помощь Татары Великой Орды принудили Брюховецкаго и СЂрка удалиться за ДнЂпръ.
Воевода Чернецкій, возгордясь своими успЂхами подъ Чигириномъ, оставилъ сей городъ въ обереженіи гарнизона, а самъ съ Татарами пошелъ подъ городъ БЂлую Церковь, бывшій на сторонЂ /161/ Брюховецкаго, чтобы его взять и отдать на грабежъ Татарамъ. Но Козаки тамошняго полку, засЂвши около города въ байракахъ, сдЂлали удачное нападеніе на Чернецкаго, самаго его убили, а войско его разогнали. Между тЂмъ Кошевый СЂрко съ реестровыми и своими Козаками, знавши о походЂ Великой Орды съ Чернецкимъ, отправился скоропостижно въ ея сторону и оную въ конецъ разорилъ, а главный городъ ея Акерманъ или БЂлгородъ взялъ приступомъ, истребилъ его жителей и, разграбивши, сожегъ. Тоже сдЂлалъ и съ укрЂпленными ихъ мЂстечками, Буджакомъ, Паланкою и Каушанами. Наконецъ, услышавъ о поворотЂ въ свои жилища Ордъ, поспЂшавшихъ въ безпамятст†на помощь имъ, удалился отъ нихъ въ Молдавію и, переправясь чрезъ ДнЂстръ около города Сороки, претерпЂлъ тутъ великій убытокъ отъ Генерала Польскаго, Маховскаго, напавшаго на него при переправЂ, отъ котораго, однако, отбился и возвратился въ свою Украйну.
Преемникъ Воеводы Чернецкаго, Шаблика, въ АпрЂлЂ мЂсяцЂ 1665 года, съ корпусомъ войска Польскаго, усиленнымъ наемными Калмыками и Татарами, напавъ на Гетмана Брюховецкаго, стоявшаго съ войсками Козацкими лагеремъ въ БЂлой Церкви, атаковалъ его со всЂхъ сторонъ. Но Гетманъ, имЂвши станъ свой хорошо укрЂпленнымъ со многою артиллеріею, не только отбилъ нападавшаго непріятеля, но, построивши изъ пЂхоты сильную фалангу, напалъ взаимно на станъ Польскій и, по великомъ убійст†и кровопролитіи, разбилъ его и разогналъ во всЂ стороны, истребивъ при томъ великое число знатныхъ Поляковъ, готовившихся помЂщаться на уряды и должности въ городахъ и полкахъ ЗаднЂпрскихъ, въ которыхъ прибрежная сторона признавала Гетмана Брюховецкаго, а пограничные съ Польшею и Молдавіею полки выбрали себЂ Гетманомъ, на мЂсто Тетери, какого-то Старшину, называемаго Опара. Но Татары БЂлгородскіе, мЂшавшіесл тогда въ дЂла Козацкія и въ ихъ выборы, словивши того Опару, отослали къ Королю Польскому, который велЂлъ его повЂсить; Гетманомъ же ЗаднЂпрскимъ признанъ отъ Татаръ и Польши Асаулъ Тетеринаго штату, бывшій иногда, какъ и онъ, Наказнымъ Гетманомъ Петръ Дорошенко. Но и другой называвшійся въ той сторонЂ Гетманомъ, нЂкто Децикъ, нмЂлъ при себЂ войско изъ охотниковъ и раззорялъ съ ними Польскія селенія, но партіями Брюховецкаго словленъ и посаженъ былъ въ НЂжинскую тюрьму, гдЂ и умеръ.
Гетманъ Брюховецкій, ославленный знатными его войсками и успЂхами, вздумалъ побывать въ МосквЂ, съ почтеніемъ у Царя своего, и для сего, въ началЂ Сентября мЂсяца, 1665 года, собравъ многочисленную себЂ кальвокату изъ Генеральныхъ Старшинъ и многихъ Полковниковъ, отправился съ ними въ Москву ВстрЂча и пріемъ были для Гетмана чрезвычайные. Все, что пышность и изобиліе внушаютъ, употреблено притомъ со избыткомъ, и послЂ первыхъ привЂтствій, начавшіясь и повторяемыя пированія изумили Гетмана и привели его въ изступленіе; и когда онъ считалъ /162/ себя восхищеннымъ въ лучшее небо, чЂмъ „Запорожская СЂчь-мати, и великій лугъ-батько,“ то отъ Министерства Московскаго совЂтовано ему просить у Царя милости, чтобы онъ его пожаловалъ въ Бояре Московскіе, дабы, пословамъ ихъ „верстаться получше да поглаже съ столбовыми Боярами тутошними.“ Гетманъ взялся за сіе прошеніе, какъ верховное свое блаженство и, натурально, въ томъ ему ни мало не затрудняли, но тотчасъ пожаловали Великимъ Воеводою и Думнымъ Бояриномъ. ПослЂ сего оженили его на Царской сродницЂ, а многихъ Полковниковъ и Старшинъ переженили на Боярскихъ дочеряхъ, и все шло съ нарочитымъ успЂхомъ. Угощенія при томъ сопровождались въ полной мЂрЂ щедротъ, ласкательствъ и всЂхъ возможныхъ избытковъ. Но какъ сей пережененной Малоросіи сближалось время къ отъЂзду ея во свояси, то опять предложено Гетману Министерствомъ, что „ему не добро быти единому въ Козацкой землЂ, а надобно имЂть помощниковъ и хранителей отъ лица Царскаго. А понеже онъ, Милостію Божіею и Царскою, есть Великій Воевода, то должно бытъ при немъ и малымъ Воеводамъ, которые бы ему служили и помогали.“ И такъ уговорили Гетмана испросить у Царя малыхъ Воеводъ, что тогда же учинено съ отличнымъ успЂхомъ и великою милостію. Толковавшій сей пунктъ иначе, чЂмъ великая милость, Писарь Генеральный, Шійкевичь  183, сосланъ изъ Москвы прямо въ Сибирскіе остроги на вЂчное жительство, прочіе же чины и самъ Гетманъ при отпускЂ обдарены отъ Царя весьма щедро.
Жалованные оть Царя Воеводы начали съЂзжаться въ Малоросію въ ГенварЂ 1666 года; они тянулись сюда разными дорогами и путями, и въ три мЂсяца наполнили Малоросію и заняли всЂ города и мЂстечкя до послЂдняго. Штатъ каждаго изъ нихъ довольно былъ многолюдный: они имЂли при себЂ разныхъ степеней поддьячихъ, и съ приписью поддьячихъ, мЂровщиковъ, вЂсовщиковъ, приставовъ и пятидесяцкихъ съ командами. Должность имъ предписана въ Думномъ ПриказЂ и подписана самимъ Думнымъ Дьякомъ, Алмазовымъ; а состояла она въ томъ, чтобы пересмотрЂть и переписать все имЂніе жителей до послЂдняго животнаго и всякой мЂлочи, и обложить все то податьми. Для сего открыты имъ были кладовыя, амбары сундуки и вся сокровенность, не изключая погребовъ, пасЂкъ, хлЂбныхъ ямъ и самыхъ хлЂвовъ и голубятенъ. По городамъ и мЂстечкамъ проЂзжія на базаръ дороги и улицы заперты были и обняты караулами и приставами. Со всего привозимаго на базаръ и вывозимаго съ него взымаема была дань по усмотрЂнію и разписанію Воеводъ, а отъ нихъ всякая утайка и флатировка истязаема была съ примЂрною жестокостію, а обыкновенныя въ такихъ случаяхъ прицЂпки и придирки надсмотрщиковъ оканчивалисъ сдирствами и побоями. Новость сія, сколько, можетъ быть, ни обыкновенна была въ другихъ сторонахъ, но въ здЂшней она показалась жестокою, пагубною и самою несносною. Народъ отъ нея возстеналъ, изумился и считалъ себя погибшимъ. Ропотъ на Гетмана отзывался оть одного конца земли до другаго. /163/ Смягчительныя мЂры правительства Малоросійскаго не согласовали поведенія Воеводъ и ихъ подчиненныхъ, и возмущеніе народное стало неизбЂжно.
ЗаднЂпрскій Гетманъ, Дорошенко, пользуясь смутнымъ положеніемъ народа Малоросійскаго и подстрекаемъ бывши враждою къ его Гетману, Брюховоцкому, возмутилъ первЂе городъ Переяславль; и граждане его, убивъ Воеводу своего, Полковника Дашкова, жившаго въ части города, называемой Богушевой, сожгли его квартиру и отдались въ команду Дорошенка. А онъ, соединясь съ ними и съ частію своихъ войскъ, отправился къ городу ЗолотоношЂ и въ немъ, квартировавшаго съ корпусомъ, Князя Щербатова, по легкой перестрЂлкЂ, выгналъ изъ города, а Воеводу со штатомъ его истребилъ. ПоспЂшавшій на помощь Щербатову Полковникъ Маховскій прибылъ съ войскомъ своимъ къ городу въ ту пору, когда въ немъ Щербатова уже не было, и Дорошенко, окруживъ сей корпусъ, по слабомъ сопротивленіи, взялъ весь въ плЂнъ съ самымъ командиромъ. А какъ онъ, квартируя въ Малоросіи, дЂлалъ великія народу раззоренія, то, въ наказаніе за то, отогналъ всЂхъ плЂнниковъ оныхъ въ Крымъ и подарилъ ихъ Хану. Отъ Золотоноши проходя Дорошенко внутрь Малоросіи побралъ силою оружія своего города: Прилуку, НЂжинъ и многія мЂстечка, и въ нихъ бывшихъ Воеводъ перебилъ. ЦЂль его была, освободя народъ отъ ига Воеводскаго и оказавъ ему тЂмъ великое благодЂяніе, обратить его на свою сторону и сдЂлаться Великимъ Гетманомъ на всю Малоросію. Но народъ, сколько ни огорченъ былъ Воеводами, не потерялъ, однако, своего разсудка и добрыхъ нравовъ. Онъ, предвидя оть худыхъ начинаній такія же и послЂдствія, всемЂрно удалялся отъ злодЂйствъ Дорошенковыхъ, и всЂхъ почти Воеводъ, не впадавшихъ въ его руки, спасалъ и хранилъ отъ убійства, а многихъ выпроводилъ съ своимъ конвоемъ въ ихъ границы; о ДорошенкЂ жь мыслилъ, какъ о искусителЂ и предателЂ подъ власть Поляковъ, съ которыми держался онъ заодно. Народъ же о соединеніи съ ними и слышатъ не хотЂлъ.
Правительство Польское, не зная съ какимъ намЂреніемъ Дорошенко впалъ въ ЗаднЂпрскую Малоросію и возмущаетъ въ ней народъ, а зная, что то возмущеніе и истребленіе Московскихъ Воеводъ противно тамошнему правленію, замыслило воспользоваться симъ случаемъ и отторгнуть отъ Дорошенка въ непосредственное свое владЂніе тогобочную Малоросію. И для сего, въ 1667 году, весною, командировало туда, съ знатнымъ корпусомъ Польскихъ войскъ, Короннаго Гетмана, Яна Собіевскаго, который, вступивъ въ границы Малоросійскія, провозглашалъ народу, что онъ ихъ есть Гетманъ, а Дорошенко при немъ будетъ тогобочнымъ Польнымъ или Наказнымъ Гетманомъ. Народъ, изумленный непостоянствомъ своего правленія и всегдашними въ немъ перемЂнами, привыкъ уже всему вЂрить и не принималъ ничего въ свою оборону. Но Дорошенко, извЂстясь о посягательствахъ Польскихъ на его правленіе, отправился тотчасъ съ /164/ войсками своими противъ Собіевскаго и, встрЂтивъ его за городомъ Заславлемъ, напалъ на корпусъ Польскій со всею жестокостію и, по долговременномъ упорномъ сраженіи, обратилъ его въ бЂгство, а обозы и запасы съ артиллеріею остались въ добычу Дорошенку. За симъ предпринята была погоня за Поляками; но прибЂжавшій къ Дорошенку гонецъ изъ Крыма, Мурза тамошній, Уметъ Кочуба, возвЂстилъ ему, что партизантъ Брюховецкаго, Кошевой Запорожскій, СЂрко, во время нышнЂшяго откомандированія Татарскихъ войскъ, по фирману Султанскому, въ Закубанскія экспедиціи, напавъ съ Козаками своими на Крымъ, раззоряетъ тамошніе города и жилища и предаетъ все огню и мечу, а Хана самаго загналъ въ горы, и онъ проситъ отъ него обороны, съ обЂщаніемъ ему равномЂрныхъ пособій при случаЂ надобности. Дорошенко съ крайнею охотою принялъ предложеніе Хана, зная, сколько онъ, при нынЂшнихъ обстолтельствахъ, будетъ ему нуженъ, и потому отправился тотчасъ въ Крымъ съ одною конницею и успЂхи СЂрковы заразъ прекратилъ, но самаго его и главнаго войска захватить не могъ, Ибо онъ, набравши въ приморскихъ Крымскихъ городахъ довольное число водныхъ судовъ, отправился на нихъ въ Лиманъ и прибылъ въ СЂчь съ великими корыстьми.
Царь Россійскій въ семъ же, 1667, году, по политическимъ видамъ, или по прямой надобности, отправилъ было сильный корпусъ своихъ войскъ, подъ командою Воеводы Косогова  184, въ предЂлы Запорожскіе, къ городу Кадаку, подъ предлогомъ, что онъ защищать долженъ Запорожскихъ Козаковъ и часть Малоросіи отъ набЂговъ Крымскихъ Татаръ. Запорожцы, протолковавъ отрядъ сей для нихъ вреднымъ и яко бы для пресЂченія сообщеній съ Малоросіею выдуманнымъ, жаловались о томъ сильно Царю, представляя, что, „всяко правительство, подозрЂвающее свой народъ въ каковыхъ либо противъ себя замыслахъ, даетъ само народу тому способъ или орудіе иттить на то, чего имъ еще не предпринимано или не думано; а отдЂлять отъ насъ Малоросію всегдашнее наше отечество, раззоренное до крайности Воеводами и угнЂтаемое многими затЂями Московскими, есть тоже, что поддувать воззженной огонь, или кидать въ него горючіа вещества. Что же касается до набЂговъ Татарскихъ, то сіе считается у насъ съ ними за игру шахматную, и мы всегда сами противъ ихъ управлялись и защищать во всякое время себя въ состояніи.“ Царь, уваживъ представленіе Козацкое, воротилъ корпусъ Косогова къ своимъ границамъ.
Продолжавшіесь отъ нЂсколька лЂтъ между Россіею и Польшею переговоры о мирныхъ трактатахъ въ семъ году окончены и миръ заключенъ на 30 лЂтъ. ПереЂзжавшіе тогда чрезъ Малоросію Поляки распустили нарочно слухъ въ народЂ, что съ Россійской стороны за городъ Смоленскъ съ его уЂздомъ, уступленный Польшею Россіи, отдается ПольшЂ вся Малоросія съ ея жителями. Правительство Малоросійское, примЂтивъ по сему случаю великое въ народЂ и войскЂ волненіе, отправило /165/ въ Москву двухъ Канцелиристовъ войсковыхъ, Мокріевича и Якубовича, повелЂвъ имъ справиться тамъ, что положено о Малоросіи въ мирныхъ съ Польшею трактатахъ. Но сіи посланцы только и свЂдали, что Поляки, а паче ихъ посланники, отлично у Царя и Бояръ принимаются, и съ великими почестьми трактуются, а о содержаніи трактатовъ свЂдать они не могли, по тому, что сіе отъ нихъ весьма скрывали, и на вопросы ихъ отвЂчали, что „дЂла Министерскія до войска не касаются, и дЂло военное есть знать ружье и его употребленіе, а о Министеріи, до земли принадлежащей, должны знать Воеводы городскіе и провинціальные, которые если у васъ есть, то они про то и знать могутъ.“
Неудовлетворительными справками канцеляристовъ и народною молбою  185 подвигнутый, Гетманъ Брюховецкій послалъ въ Москву Старшину Генеральнаго, Григорія Гамалію, и Канцеляриста Каспаровича, и писалъ чрезъ нихъ къ Царю, что „по поводу тайныхъ съ Польшею трактатовъ, разпущенные оть Поляковъ слухи объ отдачЂ имъ въ подданство Малоросіи, возмутило войска Малоросійскія и ея жителей, и по тому проситъ онъ Царя увЂрить его и народъ о содержаніи тЂхъ контрактовъ, по которымъ, если подлинно отдается Малоросія Полякамъ, то онъ должностію обазанъ принимать оборонительныя противъ нихъ мЂры и избирать новые союзы и протекціи. Когда же она оставляется по прежнему въ протекціи Россіи, то вЂрность и приверженность народа сего къ держа†Россійской суть неизмЂнны и постоянны, а тайна и предательство въ семъ сдучаЂ многогрЂшны суть и постыдны, паче же между народомъ единовЂрнымъ и единоплеменнымъ; ибо извЂстно всему свЂту, что народъ здЂшній, претерпЂвъ оть Поляковъ неслыханныя въ человЂчест†варварства и всЂхъ родовъ гоненія, освободился отъ нихъ собственною силою своею и мужествомъ, а соединился съ Россіею съ доброй воли своеи и единственно по одновЂрству. СлЂдовательно, укрЂплять его или другому дарствовать ни почему и никто не властелинъ, и въ противномъ случаЂ готовъ онъ опять защищать себя оружіемъ до послЂдней крайности, и лучше согласится умереть съ оружіемъ въ рукахъ, чЂмъ сносить постыдное иго отъ враговъ своихъ. И сіе есть истинно и непреложно, о Царю! Если же замЂшалась при семъ злоба за Воеводъ, то и тутъ главными орудіями есть не народъ, а правительство Россійское присылкою ихъ противъ правъ и договоровъ народныхъ, съ инструкціями, прямо Египетскими или Вавилонскими, и Польское подсылкою на нихъ Гетмана своего, Дорошенка, народъ возмутившаго. Но за всЂмъ тЂмъ самой разсудокъ учить, что за десять виновныхъ злодЂевъ не отвЂчаютъ милліоны невиннаго народа, оберегавшаго Воеводъ.“ Царь на представленіе Брюховецкаго написалъ къ нему только то, что прислано будеть въ Малоросію тысяча человЂкъ пЂшихъ стрЂльцовъ съ недостающимъ числомъ Воеводъ, которые размЂщены будутъ по городамъ и уЂздамъ „и они учнутъ рядити народомъ и жаловати его, смотря по заслугЂ и обычаю каждаго, а шалуновъ и несдушей карати судомъ и разправой; /166/ писано бо есть въ книгахъ Христіанскихъ: ему же честь, честь, и ему же страхъ, страхъ, сирЂчь: на. худыхъ гнЂвъ, а на добрыхъ милость. А тебЂ, Гетману, и всей старшинЂ Козацкой смотрЂти войско и его снаряды и служити съ нимъ вЂрою и правдою; а о войнЂ и мирЂ не хлопотати и о трактатахъ съ Польшею не стужати намъ; въ нихъ все то написано, что ладно, а на худо никто не пойдетъ.“
Таковое предписаніе Царское смутило Брюховецкаго и всю Старшину съ нимъ, а полученное тогда отъ ЗаднЂпрскаго Гетмана, Дорошенка, письмо и совсЂмъ его изумило. Онъ пишетъ къ нему, что „Таковъ начальникъ въ народЂ, каковъ ты, Иване, повиненъ есть суду Божію и человЂческому. Народъ, ввЂрившій тебЂ судьбу свою, пролилъ неизчетное множество крови своей, потерялъ также безчисленныхъ предковъ своихъ и потомковъ, на брани избіенныхъ, ведучи долголЂтныя войны съ Поляками за вольность свою и свободу. Но какую онъ имЂеть теперь вольность и свободу? По истинЂ никакой, а одну злобную химеру! Годичные труды ихъ и все, пріобрЂтенное потомъ ихъ, отымають у нихъ Воеводы и приставы; судъ же и разправа въ ихъ рукахъ. И что остается несчастному народу? Одна бЂдность, тоска и стенаніе! Вы съ Старшинами своими обогащены въ Моск†однЂми женщинами; но и то, за приданное ихъ, народъ отплачиваетъ; и ты уподобляешься точно такому пастуху, который держитъ корову за рога, а другіе ее доють. Когда нЂтъ уже у тебя своей силы и отваги, то можно поискать и сторонней, и когда нЂть въ Храстіанст†правды, то можно попытаться оной и у иновЂрцевь. А то есть весьма справедливо, что когда человЂкъ тонеть, то и за бритву хватается; и это не есть грЂхъ и глупость, но крайность, вынужденная необходимостыо. Я готовъ все уступить на пользу народа, даже и самую жизнь свою; но оставить его въ тяжкой неволЂ и думать мнЂ несносно.“
Брюховецкій, обуреваемъ будучи со всЂхъ сторонъ въ своей должности и угрожаемъ конечнымъ ея паденіемъ, въ 1668 году избралъ себЂ пристанище, самое отчаянное и постыдное. Онъ просилъ у Хана Крымскаго союза, а у Султана Турецкаго покровительства и вЂчной протекціи. Для сего послалъ въ Крымъ Сгаршину Генеральнаго, Степана Гречанаго, а въ Царьградъ Старшину Григорія Гамалію, и Канцеляриста Каспаровича, а между тЂмъ остававшихся въ Малоросіи Воеводъ выгналъ силою въ свои границы, Ђхавшихъ же сюда вновь не допустилъ до ихъ назначеній, но воротилъ назадъ. При чемъ многихъ перебилъ и перевЂшалъ изъ своихъ Старшинъ и Козаковъ, кои Воеводъ защищали.
Старые Козаки или товариство, обыкновенно прежде больше приверженные къ своей вЂрЂ и старымъ обычаямъ, вознегодовавъ на Брюховецкаго за покушеніе его въ союзъ и протекцію Магометанцевъ, непримиримыхъ враговъ Христіанства, и за умерщвленіе людей своихъ, Воеводъ хранившихъ, /167/ дали о томъ секретно, знать Князю Ромодановскому, совЂтуя ему атаковать заразъ войсками своими городъ Котельву, гдЂ запасы Брюховецкаго и самъ онъ съ партизантами своими часто пребываеть, а къ Дорошенку послали оть себя повЂренныхъ, прося его прибыть къ нимъ въ Полтаву и принять на себя Гетманское достоинство, въ которое они его избираютъ. Дорошенко, поспЂшивъ потому призыву въ городъ Опошне, засталъ тамъ великое собраніе товариства и Козаковъ, и отъ нихъ единогласно избранъ и признанъ былъ обЂихъ сторонъ ДнЂпра Малоросійскимъ Гетманомъ. Брюховецкій, извЂстясь о выборЂ Дорошенка, побЂжалъ было изъ Котельвы внутрь Малоросіи, съ намЂреніемъ искать себЂ партіи, которая бы его защищала; но Козаки, догнавъ его въ мЂстечкЂ Коломаку, и тамо осудивъ его контурнымъ судомъ, разстрЂляли, а жену его отослали съ честію къ Князю Ромодановскому.
Запорожскіе Козаки, бывъ всегда единогласны съ Брюховецкимъ, яко съ ихъ твореніемъ, не были согласны на выборъ Дорошенка Гетманомъ, и для того, отложась отъ подчиненности Дорошенку, избрали сами себЂ Гетмана, прозваніемъ Суховія, бывшаго у нихъ Писаремъ Войсковымъ, къ которому присоединились и нЂкоторые полки ЗаднЂпрскіе, смежные съ Запорожьемъ, какъ-то: Чигиринскій, Уманьскій и другіе Забугскіе. А чтобы обезпечить себя отъ поисковъ Дорошенка, чая его быть на сторонЂ Россійской, отъ которой также опасались мщенія за Воеводъ, ими побитыхъ, то на тота конецъ заключили Запорожцы связь съ Ханомъ Крымскимъ, признавъ его верховнымъ своимъ начальникомъ и главою. Дорошенко, свЂдавъ о произшествіяхъ Запорожскихъ, послалъ въ СЂчь брата своего, Григорія, и нЂсколько старшинъ поздравить Суховія въ Гетманскомъ достоинст†и просить его и все войско тамошнее пребыть съ нимъ въ единомысліи и дружбЂ, стараясь соединенными силами оберегатъ отечество отъ всЂхъ стороннихъ притязаній, и что онъ не намЂренъ вдаваться ни въ какія протекціи, столько раззорившія народъ своими обманами, интересами и всЂхъ родовъ предательствами и неправдами. Но, свЂдавъ чрезъ брата своего, что Запорожцы къ нему и совЂтамъ его непреклонны, и что они союзныхъ имъ Татаръ намЂрены вести на грабежъ въ Украйну, отправился самъ въ ЗаднЂпрскіе полки для приведенія ихъ въ оборонительное состояніе, а на сей сторонЂ поручилъ начальство Асаулу Генеральному, Демьяну Игнатьевичу МногогрЂшному, объявивъ его въ войскЂ Наказнымъ Гетманомъ. Но сей МногогрЂшный, бывши честныхъ качествъ и хорошаго разсудка, предусмотрЂлъ, что шатаніе Дорошенка не обЂщаеть ничего добраго, а замыслы его суть суетны и вредны, и по тому объяснился о томъ Князю Ромодановскому, увЂривъ его о непоколебимой приверженности своей и всего войска, имъ командуемаго, къ Царю и царству Россійскому, и просилъ только Князя помочь ему отразить Татаръ и Запорожцевъ, идущихъ для бунта и грабежа въ Малоросію. Князь отрядилъ тотчасъ сына своего /168/ противу Татаръ съ знатнымъ корпусомъ; но сей молодой Князь, не соединясь съ МногогрЂшнымъ, а надЂясь одному себЂ пріобрЂсть славу побЂдителя Татаръ, пошелъ на нихъ съ однимъ своимъ корпусомъ и былъ ими разбитъ и взятъ въ плЂнъ при мЂстечкЂ ГайворонЂ. Отецъ, не могши ему помочь, отмстилъ прискорбіе свое на гражданахъ НЂжинскихъ, которые не пускали къ себЂ новаго Воеводы и заперли противъ его городъ. Ромодановскій, выбивъ городскіе ворота, отдалъ городъ на разграбленіе своему войску, а МногогрЂшный, между тЂмъ, разбивъ Татаръ и Запорожцевъ около города Лохвицы, гналъ ихъ и поражалъ до рЂки Самары и отнялъ у нихъ всЂхъ плЂнниковъ и награбленную добычу.
Въ началЂ 1669 года Князь Ромодановскій объявилъ Наказному Гетману, МногогрЂшному, изволеніе Царское, чтобы учинено было въ Малоросіи собраніе и выборъ настоящаго Гетмана на мЂсто погибшаго, Брюховецкаго, и чтобы отъ новаго Гетмана присланы были въ Москву Депутаты для подтвержденія прежнихъ постановленій и договоровъ Малоросійскихъ. Посему МногрЂшный, пригласивъ чиновъ и Козаковъ въ городъ Глуховъ, сдЂлалъ съ ними выборъ на Гетмана, и выборъ палъ на самаго МногогрЂшнаго : всЂ единогласно приговорили быть ему настоящимъ Гетманомъ и утвердили по формЂ такое избраніе. Депутатами отправлены къ Царю : Писарь Генеральный, Карпъ Мокріевичь, и Обозный Полковый, Переяславокій, Лукашъ, и имъ даны наказы оть Гетмана и собранія испросить у Царя подтвержденіе правъ ихъ и привиллегій, договорными статьями Гетмана Богдана Хмельницкаго утвержденныхъ, и чтобы, сверхъ тЂхъ статей, ничего новаго и отяготительнаго въ Малоросію вводимо не было, разумЂя тутъ и Воеводъ, въ отмЂну договорныхъ статей и постановленій недавно въ города насыланныхъ. Депутаты приняты у Царя съ отличною милостію и, по предстательству ихъ, всЂ прежнія постановленія, съ Гетманомъ Зиновіемъ Хмельницкимъ сдЂланныя, возобновлены и утверждены во всемъ ихъ пространствЂ. Царь обЂщалъ за себя и за преемниковъ своихъ Царскимъ словомъ хранить ихъ вЂчно и нерушимо, прощая при томъ и предая вЂчному забвенію всЂ заговоры и матежи, оть нарушенія договоровъ произходившіе.
Дорошенко, свЂдавъ, что Наказный его Гетманъ, МногогрЂшный, избранъ отъ войска и утвержденъ отъ Царя настоящимъ Гетманомъ на всю Малоросію и, опасаясь поисковъ отъ сего Гетмана за достояніе его, въ ЗаднЂпріи, Дорошенку послушномъ, и что ему, по ссорЂ съ Поляками и Запорожцами, помощи отъ нихъ ожидать не можно, отправилъ отъ себя посланниками въ Царьградъ Судью Генеральнаго ЗаднЂпрскаго, БЂлогруда, и Асаула Портянку, съ двумя другими Старшинами, и чрезъ нихъ просилъ Султана Турецкаго принять его въ свою протекцію и вЂчное подданство со всею Малоросіею, въ которой онъ есть верховнымъ начальникомъ или Гетманомъ, и чтобы Султанъ, въ знакъ его милости и покровительства, пожаловалъ ему обыкновенные свои знаки, бунчукъ и знамя, и далъ въ /169/ помощь ему корпусъ своихъ войскъ противъ похитившаго у него нЂсколько провинцій, бунтовщика МногогрЂшнаго. Султанъ, принявъ благосклонно посланниковъ оныхъ чрезъ своего Визиря, согласился съ великою охотою принять Дорошенка и народъ Малоросійскій въ свое подданство и, въ знакъ на то своего благоволенія, послалъ Дорошенку клейноды свои, бунчукъ и знамя съ полумЂсячіемъ, а въ помощь его командировалъ 6,000 войскъ подъ командою одного Чауша, Исламъ-Экмена. Посланниковъ же оныхъ отъ лица Гетмана и народа на вЂрность ихъ подданства привели къ присягЂ, по обычаю Христіанскому, въ Соборной Патріаршей церкви, и отъ Патріарха Константинопольскаго на сіе, видно по повелЂнію Султанскому, дана посланникамъ открытая грамота, отлучающая отъ Церкви и предающая ана?емЂ всЂхъ непослушныхъ Гетману Дорошенку и противъ его бунтующихъ. Грамота сія надЂлала много шуму въ Малоросіи, но не меньше того повредила она и власти Патріарховъ, какову они имЂли прежде въ Церкви и Духовенст†Малоросійскомъ. Многіе изувЂры здЂшніе считали ее претящею повиноваться всякой другой власти, мимо Дорошенка, опасаясь въ таковомъ случаЂ ана?емы. Но Митрополитъ Кіевскій, Сильвестръ, оповЂстилъ посланіемъ въ Церкви и протолковалъ народу, что грамота оная есть или вынужденная властію Султана Турецкаго, или похищенная обманомъ и лживыми донесеніями и происками Дорошенка, и она по тому вовсе для народа сего недЂйствительна и ничтожна, и онъ ее навсегда касуеть и Патріарху возвращаетъ; а Патріарху писалъ Митрополитъ, что грамота его и ана?ема причинила великую смуту въ народЂ Рускомъ и развратъ въ самой Церкви Христіанской. ВсЂ считаютъ ее претящею повиноваться законной власти и повелЂвающею слЂдовать хотЂнію злодЂя и изверга рода человЂческаго, Дорошенка, и что сей Дорошенко, объ ней стряпавшій, есть изверженный изъ своего достоииства и лишенный прежней должности за контакты его съ народомъ иновЂрнымъ на пагубу народа Христіанскаго, и онъ теперь не что иное, какъ только обманщикъ и лжецъ, злодЂйски присвояющій достоинство Гетмана. Народъ же Рускій, избравши, по правамъ своимъ и уставамъ, другаго себЂ Гетмана, повинуется съ нимъ Царю Россійскому, т. е., Христіанскому, съ нимъ единовЂрному и единомысленному, слЂдовательно, повинуется власти законной, и ана?емЂ за то отнюдь не подлежитъ. Патріархъ, хотя по тому представленію и уничтожилъ заразъ грамоту свою, но уже всякаго вліянія на Церковь Малоросійскую вовсе лишился, и Церковь сія, бывъ прежде въ подчиненности Патріарха посредствомъ Митрополита своего, Кіевскаго, имЂвшаго санъ и должность экзарха Патріаршаго, стала, съ тЂхъ поръ, признавать одно надъ собою Іераршество Россійское.
Гетманъ Запорожскій, Суховій, съ Козаками Запорожскими и Татарами Крымскими, отправился было въ ЗаднЂпровскіе полки, послушные Дорошенку, чтобъ ихъ принудить силою признать себя; своимъ Гетманомъ; но, бывшій при ДорошенкЂ, Турецкій Чаушъ, /170/ призвавъ къ себЂ начальниковъ Татарскихъ, повелЂлъ имъ именемъ Султанскимъ отстать отъ Суховія и быть въ союзЂ съ Гетманомъ Дорошенкомъ, яко онъ есть подданный Султанскій. Татары по сему тогда соединились съ Дорошенкомъ, а Суховій съ Запорожцами, удалясь оть Дорошенка изъ-подъ города Канева, пришелъ къ городу Уманю, и тамо, съ досады отъ своихъ неудачь, сложилъ съ себя Гетманство и вручилъ оное Полковнику Уманьскому, Ханенку, котораго Запорожцы также признали своимъ Гетманомъ. Дорошенко же, преслЂдуя Суховія и Ханенка, пошелъ было, съ Чаушемъ и Турками, осаждать Умань; но граждане тамошніе, ни мало ему не противясь, отворили городскія ворота, а о Ханенку объявили, что онъ съ Суховіемъ пошелъ за рЂку Бугъ для соединенія съ БЂлогородскими Ордами. Дорошенко, по тому, продолжая преслЂдованіе свое съ одними Козаками и Татарами, зашелъ въ руки своихъ непріятелей, которые около Желтыхъ Водъ окружили его со всЂхъ сторонъ и погибель Дорошенка была неизбЂжна. Но Кошевой Запорожскій, СЂрко, недовольный тЂмъ, что у него въ СЂчЂ завелись уже Гетманы съ униженіемъ его власти, и по тому назиравшій всегда за симъ Гетманствомъ, напавъ нечаянно, съ партіею своею, на Ханенка и Суховія, уничтожилъ ихъ атаку и освободилъ Дорошенка, который, воротясь въ БЂлоцерковщину, разставилъ своихъ Татаръ на зимнія квартиры, а они ему, благодаря за то по Татарски, забрали въ плЂнъ своихъ хозяевъ съ ихъ семействами и ушли въ Крымъ. Хотя же за сіе жаловался Дорошенко ко Двору Султанскому, но ничего на то не получилъ, а сказано: „Таковъ есть хлЂбъ Татарскій и ихъ жалованье.“
ЗаднЂпрская Малоросія съ 1670 года раздЂлена была на двое, между двумя самозванцами-Гетманами, непримиримыми между собою врагами, отъ чего она несла страшныя междоусобія и опустошенія. Дорошенко удержалъ при себЂ НадднЂпрскіе полки до границъ Польскихъ, а Ханенку повиновались полки: Чигиринскій, Уманьскій и надъ Бугомъ и ДнЂстромъ поселенные до самой Галиціи. Дорошенко тогда былъ въ протекціи Турковъ, а Ханенко, бывъ въ согласіи съ Запорожцами и Крымцами, искалъ еще протекціи у правительства Польскаго чрезъ вельможу тамошняго, Михайла Вишневецкаго. Но когда съ Польской стороны предложено было ему прибыть въ городъ Острогь для конгреса и заключенія договорныхъ статей, то онъ на то не согласился а требовалъ въ залогъ столько аманатовъ изъ Сенаторовъ Польскихъ, сколько при немъ на конгресЂ будетъ чиновниковъ. Поляки, бывши къ семъ разЂ очень щекотливы, хотя въ собственныхъ интересахъ бываютъ они весьма низки, отказалисъ отъ аманатства, а согласили Ханенка пребывать въ ихъ протекціи на послЂднихъ съ Малоросіею статьяхъ, называемыхъ Гадяцкими, сосЂдними державами гарантированныхъ, по коимъ признается вся Малоросія съ ними за едность, а Гетманъ верховнымъ и самовластнымъ ея начальникомъ. И по сему соглашенію отъ Короля Польскаго присланы /171/ Ханенку булава и всЂ знаки, достоинство Гетманское означающіе. Дорошенко, завиствуя Ханенку о утвержденіи его въ Гетманет†монархіею Христіанскою, со укрЂпленіемъ важными въ Христіанст†знаками, каковыхъ онъ не имЂлъ, напалъ съ своимъ войскомъ на городъ Умань, обыкновенное пребываніе Ханенково, и осадилъ его съ намЂреніемъ взять въ немъ Ханенка и истребить съ нимъ Гетманство сіе. Но Уманьскіе Козаки съ гвардіею Гетманскою, сдЂлавъ противъ Дорошенка удачную вылазку, разбили его войска и Полковника ихъ, Жеребилу, убили, а Дорошенко спасся бЂгствомъ.
Гетманство Дорошенка и воинство его не иное что было, какъ великая разбойничья шайка. Онъ съ нею безпрестанно нападалъ то на Малоросію, то на селеніл вЂдомства Ханенкова. Наконецъ, подрядилъ себЂ Пашу Силистрійскаго и Орды БЂлогородскія, и въ 1671 году, Августа мЂсяца, повелся съ ними на Малоросію. Гетманъ МногогрЂшный съ своими войсками выступилъ противъ ихъ на встрЂчу и, чтобы не впустить такого хищнаго непріятеля внутрь своихъ границъ, переправился онъ чрезъ ДнЂпръ, противъ мЂстечка Чигринъ - Дубровы, гдЂ, укрЂпивъ станъ свой на горЂ, при рЂкЂ ДнЂпрЂ, ожидалъ на себя непріятеля. Дорошенко не замедлилъ показаться и наступить съ силами своими на МногогрЂшнаго. Сраженіе было жестокое и продолжительное: съ утра почти до самаго вечера происходила съ обЂихъ сторонъ страшная сЂча и убійство; наконецъ, МногогрЂшный, преодолЂвъ упорство непріятельское, опрокинулъ его во всЂхъ пунктахъ и погналъ въ степь. Но только что отошелъ онъ отъ стана своего верстъ до двухъ, какъ Турецкая пЂхота, скрывавшаясь внизу стана въ чагарникахъ и камышахъ ДнЂпровскихъ, подползши подъ станъ, ударила на него со всей опрометчивости, выбила въ немъ людей и завладЂла артиллеріею. МногогрЂшный, хотя воротился на подкрЂпленіе стана, но уже поздо, и Турки встрЂтили и поразили его же артиллеріею, а между тЂмъ напала и вся конница Татарская и Козацкая Дорошенкова, и МногогрЂшный, потерявъ много своего войска и весь обозъ съ запасами, принужденъ ретироваться оборонительно до устья рЂки Тясмина, и тамо переправиться чрезъ ДнЂпръ, бывши самъ тяжело раненъ.
Въ 1672 году, Февраля 7-го дня, Гетманъ МногогрЂшный отъ ранъ своихъ умеръ, и съ великими почестьми, военными и церковными, въ БатуринЂ погребенъ. ВсЂ чины и народъ съ чистосердечнымъ сокрушеніемъ оплакивали сего достойнаго ихъ начальника. Онъ при всей своей нарочитой кротости, былъ хорошій вождь въ войскЂ, отличный политикъ и справедливый судія въ правленіи. ПослЂ Зиновія Хмельницкаго одному ему приписать можно превосходныя качества. Для донесенія Царю о смерти Гетманской отправился въ Москву Писарь Генеральный, Карлъ Мокріевичь, съ другими Старшинами. Царь принялъ ихъ очень милостиво, сожалЂлъ много о умершемъ ГетманЂ, столь достойномъ его уваженія и довЂренности, и, наконецъ, совЂтовалъ /172/ чиновникамъ онымъ выбрать себЂ такого Гетмана, который бы подобился характеру МногогрЂшнаго, а онъ обЂщаетъ и словомъ Царскимъ увЂряетъ содержать ихъ и народъ Малоросійскій въ протекціи своей на точномъ основаніи первоначальныхъ статей Зиновія Хмельницкаго. Для присутствія при выборахъ Гетмана опредЂлены отъ стороны Царской Министрами: Князь Григорій Григорьевичь Ромодановскій, Иванъ Ивановичь Ржевскій и А?анасій Ташлыковъ; а выборъ произведенъ того жь года, въ ІюлЂ мЂсяцЂ, въ лагерЂ Козацкомъ, между городами: Путивлемъ и Конотопомъ, на мЂстЂ, называемомъ Козацкая Дуброва, куда всЂ чины и депутаты собрались. И выбранъ Гетманомъ Обозный Генеральный, Иванъ Самуйловичь, урожденный изъ города Зинькова, священническій сынъ, который тогда же, въ присутствіи Министровъ, приведенъ къ присягЂ со всЂми чинами и войскомъ на вЂрность службы Царю и его наслЂдникамъ.
Дорошенко, пресмыкаясь за ДнЂпромъ съ мЂста на мЂсто, не предвидЂлъ для себя ничего благопріятнаго, а напротивъ того замЂтилъ въ народЂ и войскЂ преклонность ихъ къ сторонЂ Россійской и командованію Гетмана тамошняго. И для того сдЂлалъ всЂ усилія и подкупы со стороны Дивана Цареградскаго, чтобы подвигнуть самаго Султана съ арміею на завоеваніе, прежде вЂдомства Ханенкова, а потомъ всея Малоросіи. Султанъ, Магометъ IV, резидовавшій тогда въ АдріанополЂ, уговоренъ былъ и выступилъ дЂйствительно къ границамъ Рускимъ, а съ 1-го Августа, 1672 года, осадилъ Каменецъ Подольскій, при которомъ встрЂтили Султана Ханъ Крымскій и Дорошенко съ своими войсками. Граждане съ своимъ слабымъ гарнизономъ могли защищаться въ городЂ только 15 дней, а тамъ, за неимЂніемъ запасовъ и довольнаго войска, сдали городъ на капитуляцію 16 Августа. Султанъ, въЂзжая въ городъ, ознаменовалъ пышность свою тЂмъ, что велЂлъ прежде вырыть изъ земли всЂхъ погребенныхъ мертвецовъ, вывезть кости ихъ далеко за городъ и вынесть изъ всЂхъ церквей, Турками прежде разграбленныхъ, всЂ иконы, разложить ихъ по улицамъ городскимъ, вмЂсто помостовъ для Турецкихъ пЂшеходцевъ, а потомъ тЂ церкви обратить въ мечети Турецкія, изъ коихъ оставлено, по просьбЂ и искупу гражданъ, только три для Христіанъ и Армянъ. Султанъ, по таковымъ успЂхамъ, командировалъ Хана Крымскаго и Дорошенка съ ихъ войсками въ Галицію для завоеванія тамошнихъ городовъ, Львова, Бродъ и другихъ, а самъ проходилъ съ арміею своею поперекъ Украины, послушной Ханенку до рЂки Случи, и истреблялъ всЂ, ему встрЂчавшіяся, селенія огнемъ и мечемъ, т. е., по Турецки. Поляки, собравшись войсками своими и соединясь съ Ханенкомъ и его Козаками, выступили противъ Хана и Дорошенка и, разбивъ нЂсколько ихъ партій, дальнЂйшіе ихъ успЂхи уничтожили и прогнали самихъ ихъ къ главной арміи Турецкой, на которую, однако, напасть не отважились, а прибЂгли къ переговорамъ и искупленіямъ. И такъ, удовольствовавъ Министровъ Султанскихъ подарками, а самаго Султана знатною суммою /173/ червонцевъ, подъ титуломъ военной контрибуціи, выжили его тЂмъ изъ своихъ предЂловъ, и онъ возвратился на зимовлю въ городъ Бухарестъ.
Татарскія Орды, воюющія со всЂми народами обыкновенно то по найму, то съ участковъ въ добычи, приходили часто по сему ремеслу къ претендаторамъ Гетманства Малоросійскаго и къ Полякамъ, ихъ нанимавшимъ, и проходили они всякой разъ, по симъ случаямъ, земли Запорожскія и ихъ улусы съ неминуемыми обидами и шкодами Козакамъ тамошнимъ. Кошевой ихъ Атаманъ, СЂрко, сколько ни былъ добрый и сговорчивый ихъ сосЂдъ, знавшій снисходить и уважать необходимости людей военныхъ, но когда въ 1673 году, проходя Татары земли Запорожцевъ на возвратЂ отъ Каменца Подольскаго, захватили много лошадиныхъ и скотскихъ табуновъ Запорожскихъ и нЂсколько ихъ мальчиковъ, которыхъ они всегда набираютъ въ Малоросіи изъ родни своей, для наслЂдства, то Кошевой не считалъ уже поступка сего шуткою или игрушкою, а рЂшился воздать Татарамъ за то съ лихвою, и для того началъ ихъ казнить по порядку. Отправясь съ войскомъ своимъ въ БЂлогородчину и, истребивъ аулы Татарскіе огнемъ и мечемъ до самаго БЂлгорода, взялъ сей городъ приступомъ, разграбилъ его и выжегъ до основанія. Потомъ, собравъ въ пристаняхъ морскихъ, БЂлогородской и Гаджибейской, довольное число судовъ, отправился на нихъ съ пЂхотою въ Крымъ, а конницЂ повелЂлъ итти туда румомъ. Приставши къ берегамъ Карасубазара, побралъ и раззорилъ онъ всЂ приморскіе города, незнавшіе сего посЂщенія и, слЂдовательно, бывшіе безъ обороны, а потомъ, прошедъ весь Крымъ до города Ора или Перекопа, соединился тамъ съ своею конницею и продолжалъ раззореніе Татаръ по селеніямъ ихъ. И такимъ образомъ, отомстя Татарамъ за обиды свои сторицею, воротился въ СЂчь съ безчисленными корыстьми. СЂрко оный былъ въ родЂ своемъ человЂкъ необыкновенный и единственный. Онъ, съ малочисленнымъ войскомъ своимъ, всегда удачно воевалъ и былъ побЂдителемъ, не заводя, однако, ни съ кЂмъ неправедной войны. Сраженія у него почитались игрушкою, и ни одного изъ нихъ онъ не потерялъ. Татары Крымскіе и БЂлогородскіе, сіи страшилища и бичь всЂмъ народамъ, были у СЂрка пужливыми оленями и зайцами. Онъ нЂсколько разъ проходилъ насквозь ихъ жилища и укрЂпленія, нЂсколько разъ загонялъ всЂхъ Татаръ въ Кефскія горы, гдЂ и самые Ханы ихъ неразъ крылись въ ущельяхъ и кустарникахъ горскихъ. Татаре почитали СЂрка великимъ волшебникомъ и обыкновенно титуловали его Рускимъ шайтаномъ; но въ спорныхъ между собою дЂлахъ всегда отдавались на его судъ, говоря: „Якъ СЂрко скажеть, такъ тому и буть.“ При великихъ своихъ корыстяхъ и добычахъ, не былъ онъ ни мало стяжателенъ и корыстолюбивъ, но все то шло на другихъ, и даже на его враговъ. Одна Татарка того аула, изъ котораго отогнанъ Запорожцами скотъ, представъ предъ СЂрка съ малыми дЂтьми, жаловалась ему, что у нея отнята выслуженная ею /174/ корова, которая у нея одна и была, и „чЂмъ же мнЂ кормить дЂтей ?“ СЂрко заразъ воротилъ весь табунъ скотскій того аула, и приказалъ аулу, когда не станетъ у просителькиной коровы молока, то чтобы они, всЂмъ обществомъ, дЂтей ея оть своихъ коровъ молокомъ кормили, а на одЂяніе ихъ далъ матери нЂсколько штукъ, съ приказомъ, чтобы они, возросши, не воевали съ Русаками. Словомъ сказать, СЂрко былъ человЂкъ удивительный и рЂдкихъ свойствъ въ разсужденіи храбрости, предпріимчивости и всЂхъ воинскихъ успЂховъ, и, при достаточномъ числЂ войска, легко могъ сдЂлаться Тамерланомъ или Чингизъ - Ханомъ, т. е., великимъ завоевателемъ. Но, впрочемъ, онъ былъ и Запорожецъ, сіе есть родъ шута или юрода. Однажды писалъ къ нему Гетманъ Самуйловичь, выговаривая, для чего на Запорожскихъ степяхъ кочуютъ свободно нЂкоторые аулы Татарскіе? Онъ на сіе ему отвЂчая, что то дЂлается по снисхожденію войска, отъ причинъ недорода у Татаръ травъ, и что въ такомъ случаЂ и они иногда отъ нихъ равномЂрнымъ снисхожденіемъ пользуются, заключилъ, наконецъ, тЂмъ: „Когда бы и чортъ, Пане Гетмане, помогалъ людямъ въ крайней ихъ нуждЂ, то брезговати тЂмъ негодится; бо кажуть люде: нужда и законъ змЂняе. А когда мы, живя съ Татарами по сосЂдски, помогаемъ одинъ другому, то сіе умному ни мало неудивительно, а то намъ тилько дивно, що ты, Пане Гетмане, багато коло насъ хархируешь, мовъ твій покійныкъ батюшка на хавтурахъ съ парахвіянами у Зинькови, чего мы и Вамъ упрійме желаемъ.“
Со вступленія Гетмана Самуйловича въ управленіе Малоросіею, воззывалъ онъ ЗаднЂпрскіе полки и всЂхъ тамошнихъ жителей въ соединеніе съ нимъ въ одну протекцію Россійскую, и многіе начальники тамошніе отзывались готовностью своею на сіе соединеніе, но пологали препятствіемъ въ томъ однихъ своихъ самозванныхъ Гетмановъ, Дорошенка и Ханенка, и ихъ нелЂпыя протекціи. По сему, въ началЂ 1674 года, предпринять походъ Самуйловичемъ и Княземъ Ромодановскимъ съ ихъ войсками въ ЗаднЂпровскую Малоросію для поисковъ надъ тамошними Гетманами. Походъ сей сначала сопровождался желаемыми успЂхами, ЗаднЂпровскіе полковые города: Черкасы, Генваря 7-го, а Каневъ, Февраля 3-го, сдались Самуйловичу при первомъ появленіи подъ ними войскъ Малоросійскихъ, а начальникъ Каневскаго гарнизона, Генеральный Старшина, Яковъ Лизогубъ, соединился съ Самуйловичемъ. Гетманъ Уманьскій, Ханенко, по смерти благодЂтеля своего, Короля Польскаго, Михаила Корибута Вишневецкаго, и когда въ ПольшЂ выбранъ былъ Королемъ недоброжелательствовавшій ему, бывшій Коронный Гетманъ, Янъ Собіевскій, въ МартЂ мЂсяцЂ, того же года, сдалъ свое Гетманство Самуйловичу и ему вручилъ клейноды свои Гетманскіе, булаву и другіе, отъ Короля полученные. Ханенку опредЂлены оть Самуйловича довольные на содержаніе доходы, а для пребыванія отведенъ домъ въ городЂ КіевЂ. Дорошенко, видя успЂхи Самуйловича и преклонность къ нему народа, рвался отъ того неистовства и истреблялъ варварски селенія /175/ и жителей, соединившихся съ Самуйловичемъ. Войска его, державшіясь подъ командою своихъ Полковниковъ: Михайла ЗабЂлы, Ефрема Уманьца, Григорія БЂлогруда, Григорія Дорошенка, Остапа Гоголя, Андрея Соцкаго и Андрея Дорошенка, при АсаулЂ Генеральномъ, ГригоріЂ Гамаліи, отправилъ онъ къ городу Корсуню и велЂлъ держаться при немъ въ оборонителномъ состояніи до его прибытія къ нимъ, а Самъ, съ прибывшими къ нему помощными Крымскими Татарами, отправился къ рЂкЂ ДнЂстру для вызову Турецкихъ войскъ отъ Паши Силистрійскаго и, въ ожиданіи ихъ, осадилъ городъ, Рашковъ, и сильно его штурмовалъ. Но жители и гарнизонъ, поддавшіесь Самуйловичу, отбили осаду Дорошенкову и самаго его прогнали. И онъ, извЂстясь, что, вмЂсто ожидаемыхъ войскъ отъ Паши Силистрійскаго, идетъ съ ними въ Молдавію самъ Султанъ Турецкій, пошелъ очищать ему путь по планамъ Турецкимъ, т. е., огнемъ и мечемъ, и такимъ образомъ истребилъ воЂ жилища отъ Рашкова до города Лысянки, къ которому призвалъ Дорошенко отъ Корсуня свои полки, съ намЂреніемъ взять тотъ городъ приступомъ. Но Козаки и жители тамошніе, всегда отличавшіесь великою отвагою и храбростію своею, частыми вылазками изъ города и нападеніемъ на станъ Дорошенка, уничтожили его осаду и принудили отступить отъ горрда. Корпусъ войскъ Малоросійскихъ, состоящій изъ 20,000, подъ командою Полковника Переяславскаго, Думитрашка, командированный Самуйловичемъ на помощь городу ЛисянкЂ, встрЂтивъ Дорошенка и его войско около мЂстечка Орловича, далъ ему сраженіе, и оно было самое жестокое и отчаянное съ обЂихъ сторонъ. Войска, пересиливая одно другаго, гонялись по степу съ остервененіемъ, и степъ покрытъ былъ мертвецами и умирающими на 40 версть разстоянія; наконецъ, Дорошенко спасся бЂгствомъ и съ остаткомъ войскъ заперся въ городЂ ЧигиринЂ.
Гетманъ Самуйловичь и Князь Ромодановскій, свЂдавъ отъ Думитрашка о положеніи Дорошенка, осадили его въ городЂ ЧигиринЂ и готовились къ приступу, но приближеніе къ сему городу Султана Турецкаго съ его войсками принудило сихъ полководцевъ снять осаду и удалиться за рЂку ДнЂпръ, при которой они берегли только переправы для воспрещенія непріятелю при случаЂ его покушенія. Султанъ вошелъ въ Чигиринъ торжественно и все предъ нимъ падало и ползало по Азіатски. Колокола церковные замолкли и самыя церкви заперты и опечатаны были. Не смЂлъ никто шевельнуться ни по Богослуженію, ни по жительству, а всякъ считалъ себя ни живымъ, ни мертвымъ. Турки же все то дЂлали съ мущинами и женщинами, что только вздумали и что имъ необузданность и похотливостъ варварскаго внушала. Дорошенка командировалъ Султанъ съ войсками Турецкими взять городъ Умань, и онъ, осадивъ его, взялъ штурмомъ. Народъ и войска обезоруженные избиваемы были Турками въ глазахъ Дорошенка; не пощажено при томъ ни пола, ни возраста, и все предано мечу и губительству. Кровь по городу текла ручьями /176/ а трупы мертвецовъ валялись кучами. У чиновниковъ городовыхъ и войсковыхъ, по повелЂнію Дорошенка, содраны съ живыхъ кожи и, набитые соломою, отосланы къ Султану въ Чигиринъ, гдЂ онЂ разставлены были около квартиры Султанской и составляли тріумфъ и увеселеніе его. Изъ Умани отправился Дорошенко, по ряду, во всЂ другіе ЗаднЂпрскіе города, которые сдавались ему безъ всякаго сопротивленія, и онъ спокойнымъ образомъ разграбилъ ихъ безъ милосердія, и, между прочимъ, отнялъ у нихъ нЂсколько тысячь мальчиковъ и ихъ представилъ въ даръ Султану, со многими награбленными пожитками и денежными суммами. Султанъ, повелЂвъ заразъ обрЂзать мальчиковъ по Турецки и сдЂлать ихъ Мусульманами, удовольствовался тЂмъ оть Дорошенка за сдЂланную ему помощь. ЗаднЂпрскіе Козаки, видя неистовые поступки Дорошенка надъ собратіею своею, тамошними жителями, и гнусное его дружество съ Турками, сими непримиримыми врагами и гонителями Христіанства, иные перешли на жительство въ Малоросію и въ Слободскіе полки, а другіе, ближайшіе къ границамъ Польскимъ, просили себЂ покровительства у новаго Короля Полъскаго, который, принявъ ихъ со всею охотою, опредЂлилъ надъ нимъ Гетманомъ, выбраннаго изъ ихъ же Старшинъ, Евста?ія Гоголя. И сіи Козаки, въ числЂ 14,700 человЂкъ, съ новымъ Гетманомъ своимъ, Гоголемъ, бывъ во всЂхъ дЂйствіяхъ при КоролЂ Собіевскомъ, славившемся отличными успЂхами надъ Турками, особенно содЂйствовали ему при побЂдЂ надъ Турецкимъ Визиремъ и его арміею, одержанной при столичномъ городЂ, ВЂнЂ, освобожденномъ тЂмъ оть Турокъ въ часъ главнаго ихъ на него приступа, въ крайнее одолженіе Императора НЂмецкаго или Римскаго, Леопольда, имЂвшаго съ Турками несчастную войну и ими выгнаннаго изъ той его столицы, которую Король Собіевскій въ цЂлости ему воротилъ и доставилъ Императору сему счастливый съ Турками миръ.
Въ 1675 году Дорошенко, по дЂламъ своимъ достойно наказанный презрЂніемъ отъ послушнаго ему прежде войска, съ Поляками соединившагось, оставшись въ ЧигиринЂ съ одними Чигиринцами и Турецкою гвардіею, состоящею изъ нЂсколькихъ десятковъ Янычаръ, вздумалъ было отдаться въ протекцію Царя Московскаго, и для того, чрезъ посланника своего, Писаря Стебловскаго, отправилъ въ Москву всЂхъ Турецкихъ Янычаръ, представляя ихъ въ даръ Царю, и во увЂреніе того, что онъ болЂе съ Турками держать союза не будетъ. Но какъ въ Моск†такому зловредному человЂку всякая протекція и покровительство вовсе отказаны, а Турки, свЂдавъ о предательст†Янычаръ, грозили ему живому ободрать кожу и выставить чучелу его на Серальскихъ воротахъ, то онъ принялъ отчаянное намЂреніе обороняться въ ЧигиринЂ до потерянія своей жизни. Гетманъ Самуйловичь, расхаживая съ войсками своими въ ЗаднЂпріи для прикрытія переходящихъ оттоль поселенцевъ и для удержанія набЂговъ Татаръ и Полаковъ, осадилъ, между тЂмъ, городъ Чигиринъ. Дорошенко, видя въ немъ свою гибель, прибЂгнулъ къ милосердію Самуйловича /177/ и просилъ его, чрезъ родню свою, даровать ему жизнь и опредЂлить мЂсто для уединеннаго окончанія дней своихъ и разкаянія. Самуйловичъ, по убЂдительнымъ просьбамъ, сослалъ Дорошенка на его родину, въ городъ Сосницу, гдЂ онъ, подъ присмотромъ и поруками, жилъ до своей смерти.
Государь Царь АлексЂй Михайловичь, къ неизчетной горести своихъ подданныхъ и, не меньше того, Малоросіянъ, за кротость его, отмЂнно его любившихъ, 30 Генваря, 1676 г., скончался; но народъ обрадованъ былъ возшествіемъ на тронъ царскій достойнаго сына его, пріемника Федора АлексЂевича. Царствованіе сего Государя началось продолженіемъ непріятельскихъ дЂйствій съ Турками въ пользу Римскаго Императора, Леопольда, имЂвшаго съ ними открытую войну, въ которой, съ Россійской стороны, дЂланы диверсія. Султанъ, съ своей стороны, дЂлая также вредъ Россіи, выпустилъ изъ Эдикуля Юрія Хмельницкаго, бывшаго нЂсколько разъ въ Малоросіи Гетманомъ, и объявилъ его Княземъ Сарматскимъ или Малоросійскимъ и Гетманомъ Козацкимъ. Войска ему опредЂлены Татарскія подъ командою самаго Хана Крымскаго, и Турецкія, съ Пашею Ибрагимомъ. Хмельницкій, съ тЂми войсками разхаживая въ ЗаднЂпрской Малоросіи, подговаривалъ народъ тамошній къ соединенію съ нимъ въ протекцію Турецкую, но, не получивъ въ томъ ни мало успЂха, имЂлъ несчастіе видЂть своими глазамя многія варварства и неистовыя лютости, произведенныя Турками и Татарами надъ народомъ Рускимъ, ему не покоряющимся. И когда примЂтили Турки врожденное въ Хмельницкомъ сокрушеніе надъ единовЂрнымъ и однороднымъ ему народомъ, то, оковавши его желЂзами, отослали обратно въ Эдикуль Цареградскій, изъ котораго, по времени, произведенъ онъ изъ Князей Сарматскихъ пономаремъ Греческой церкви въ одномъ изъ тЂхъ острововъ, въ которой онъ сосланъ на вЂчное заточеніе.
Султанъ Турецкій, свЂдавъ въ 1677 году, что городъ Чигиринъ, по уничтоженіи Дорошенка и его власти, остался во владЂніи Гетмана Самуйловича, отправилъ для завладЂнія тЂмъ городомъ и его окрестностями многочисленную армію свою, состоявшую изъ Турковъ и Татаръ, подъ командою Хана Крымскаго и Сераскира Паши, Ибрагима, и повелЂлъ имъ, взявши Чигиринъ, идти на Кіевъ и овладЂть онымъ и всею тогобочною стороною. Но не такъ-то дЂлается въ полЂ, какъ располагается Султаномъ въ СералЂ. Ханъ съ Пашею и со всЂми войсками прибыли къ Чигирину того года въ ІюлЂ мЂсяцЂ и, осадивъ его со всЂхъ сторонъ, окопались подъ нимъ по самыя уши. Гарнизонъ, состоявшій изъ 7,000 пЂшихъ Козаковъ, подъ командою Полковника, Григорія Карповича Коровки, дЂлалъ во всЂхъ предпріятіяхъ непріятеля храброе сопротивленіе и безпрестанными вылазками изъ города всегда его поражалъ. Гетманъ Самуйловичь и Князь Ромодановскій, бывши съ свойсками своими при ДнЂпрЂ, дали знать чрезъ лазутчика въ городъ, о подсылкЂ къ нему свЂжихъ помочныхъ войскъ, и сіи войска, въ числЂ 7,000 пЂхоты, по данному имъ наставленію /178/ и по согласію съ комендантомъ городскимъ, подойдя къ городу ночью, противъ 15 Августа, ударили на станъ Турецкій въ то время, когда изъ города сдЂлана на него вылазка. Пораженіе надъ Турками и Татарами учинено страшное: они, не зная настоящаго числа нападающихъ, пришли въ ужасъ, и, бросивши станъ и укрЂпленія, удалились отъ города въ крайнемъ безпорядкЂ. При семъ убитъ и сынъ Ханскій, Османъ-Гирей. Султанъ, отмщевая за сіе пораженіе войскъ своихъ, велЂлъ умертвить съ тріумфомъ предъ сералемъ нЂсколько десятковъ Рускихъ плЂнниковъ, взятыхъ подъ Чигириномъ, и такое подлое варварство почиталось во всемъ Мусульманст†славнымъ и богоугоднымъ.
Въ 1678 году, когда Гетманъ съ Княземъ Ромодановскимъ съ войсками своими занимались въ ЗаднЂпрской Малоросіи укрЂпленіемъ городовъ и устроеніемъ въ нихъ гарнизоновъ, Татары Крымскіе позади ихъ сдЂлали во всЂхъ силахъ своихъ нападеніе на Восточную Малоросію и, прошедъ до города Рославля, причинили въ ней великое опустошеніе, плЂняя народъ и сожигая все, имъ встрЂчавшеесъ. Въ тоже самое время Турецкая армія приближилась въ другой разъ къ городу Чигирину. Гетманъ съ Княземъ, выступивъ ей на встрЂчу, имЂли нЂсколько легкихъ сраженій, въ обЂ стороны нерЂшительныхъ. Наконецъ, дана генеральная баталія, и Турки ее выиграли. Они, укрЂпившись окопами со множествомъ артиллеріи, отбивались отъ Россіянъ съ утра до ночи и принудили ихъ отступать. Но сіи, отступая, успЂли подкрЂпить городской гарнизонъ свЂжими войсками и, въ помочь къ прежнему начальнику тамошнему, КоровкЂ, оставили въ немъ стольника, Ивана Карповича Ржевскаго. Турки осадили заразъ Чигиринъ и подЂлали около него многіе окопы и насыпи; осажденные, производя изъ города жестокую пальбу и частыя вылазки, уничтожили Турецкія приготовленія и самихъ ихъ нЂсколько разъ отбивали. Но, напослЂдокъ, Турки, подЂлавъ многія мины и подорвавъ ими городскіе валы, учинили генеральный приступъ въ сіи проломы. Гарнизонныя войска, видя неизбЂжную свою гибель, предприняли самое отважное намЂреніе и рЂшились, не отдаваясь вовсе въ плЂнъ, пробиться сквозь непріятеля во что бы то ни стало. НамЂреніе сіе исполнили съ удивительною храбростію и удачею. Они построились въ одну продолговатую толстую фалангу, и когда Турки, пройдя городскіе валы, растянулись въ широкую линію, чтобы обнять городскую внутренность, то Козаки ударили на Турковъ поперекъ ихъ линіи и, сдЂлавши на нихъ сильный залпъ изъ ружьевъ, приняли передовыхъ на копья и, такимъ образомъ, очистивъ себЂ проходъ въ довольную ширину, прошли за городъ въ полномъ порядкЂ и съ малою потерею. Нападавшіе съ тылу Турки повергаемы были копьями, и они, видя великую свою гибель, слабо гнались за Козаками. Однако Козаки въ оборонительномъ состояніи прошли до самаго ДнЂпра, а тамо укрылись въ построенныхъ отъ арміи редутахъ и съ нихъ переправясь чрезъ ДнЂпръ, соединились съ своею арміею. Войска сіи, /179/ оставляя Чигиринъ, положили въ замкЂ его подъ пороховые магазейны зажженные фитили, а пушки также наполнили порохомъ съ фитилями, которые, возгорЂвшись, причинили изъ строеній ужасныя руины и истребили много Турковъ, наполнившихъ собою замокъ, стремясь за добычей. Изъ сихъ пробившихся войскъ составилъ Гетманъ шесть полковъ полевыхъ, Сердюцкихъ, т. е., непремЂнныхъ пЂхотныхъ, какъ они стали за Короля Польскаго, Баторія, и отличались отъ другихъ пЂхотныхъ полковъ реестровыхъ всегдашнею службою при границахъ, когда тЂ возвращались, по окончаніи похода, въ полковыя свои жилища. Жалованья положено имъ было по три рубля на человЂка въ годъ, а старшинамъ по чину каждаго, и мундиръ на два года, состоящій изъ куртки или камзола съ рукавами красной мальвы  186 бумажной, набитый часто баволною и выстеганный частыми полосами, и изъ шароваръ суконныхъ голубыхъ, а вмЂсто плащей изъ одного Турецкаго дуломана бЂлаго сукна, называвшагось габою, съ воротникомъ по поясъ. На сіе жалованье и снабдЂніе учредилъ Гетманъ новые поборы съ поспольства по алтыну отъ дыму  181 и покуховную пошлину съ горЂлки, за что возропталъ народъ и товариство и поднимали бунты.
По взятіи Турками Чигирина, въ 1679 гбду покушались они овладЂть всею ЗаднЂпрскою Малоросіею, и для того, укрЂпивъ нарочито при ДнЂпрЂ городъ Черкасы, отправили корпусъ войскъ, составленныхъ изъ Турковъ, Татаръ и Чигиринскихъ Козаковъ, подъ командою нЂякогось Яненка, бывшаго Старшиною при ГетманЂ ЮріЂ Хмельницкомъ, который и самъ былъ тогда при войскахъ, но подъ присмотромъ сего Яненка, а ему повелЂно покорять города, при ДнЂпрЂ лежащіе. И онъ, во первыхъ, напавъ на городъ Каневъ, истребилъ его огнемъ и мечемъ, произведши неслыханныя варварства надъ таможними жителями при ихъ сопротивленіи. Потомъ, покорилъ другіе города безъ всякаго сопротивленія, яко устрашенные его лютостію; наконецъ, ворвался было и внутрь Малоросіи и раззорилъ многія селенія около Козельца, Носовки, Иркліева и Яблонова, провозглашая при томъ себя Гетманомъ ЗаднЂпрскимъ. Но выпавшіе въ томъ году необыкновенно глубокіе снЂга и сдЂлавшаясь къ тому крайне жестокая стужа, истребили большую часть людей и лошадей изъ корпуса Яненкова, и онъ, съ остаткомъ, въ силу могъ доволоктись къ городу Черкасамъ. Войска Россійскія при ГетманЂ и Ромодановскомъ расположены были тогда въ Кіе†и около онаго въ чаяніи, что всЂ силы Турецкія туда же обратятся; но, свЂдавши о походЂ одного Яненка, посланъ былъ на него сынъ Гетманскій, полковникъ Стародубскій, Семенъ, съ Казачьимъ корпусомъ, который, преслЂдуя убЂгающаго отъ него Яненка, побралъ и раззорилъ города : Черкасы, Корсунь, Драбовку и Мошны, а народъ тамошній перегналъ внутрь Малоросіи.
Турки, принявъ намЂреніе удержать за собою Украину Малоросійскую по ДнЂпръ, въ 1680 году возобновили и укрЂпили надъ нимъ города Кизикирменъ и Кадакъ и /180/ ввели въ нихъ сильные гарнизоны, которые, сообщаясь съ крЂпостьми и гарнизонами Чигиринскимъ и Черкаскимъ, составляли пограничную цЂпь отъ Малоросіи. Татары Крымскіе, также присвояя владЂнію своему отъ рЂки Конской до вершины рЂки Ворсклы, раззорили и выжгли всЂ селенія Малоросійскія, вдоль и въ окрестности рЂки Мерлы бывшія. Гетманъ, съ войсками своими и Россійскими, прикрывая сторону Кіева и средину Малоросіи оть нашествія Турецкаго, не могъ воспягить Туркамъ въ ихъ работахъ и укрЂпленияхъ, ни Татарамъ при впаденіи ихъ въ Восточную Малоросію. Хотя же и посылалъ онъ свои повелЂнія Кошевому Запорожскому Атаману, СЂрку, чтобы имъ съ войскомъ его учинено было нападеніе на Татаръ, бродившихъ около Мерлы, и на Турковъ, укрЂплявшихъ города около СЂчи, но сей военачальникъ, видя себя оставленнымъ внутрь тогдашнихъ владЂній Турецкихъ и Татарскихъ, далеко уже отъ границъ Малоросійскихъ, ничего, по повелЂніямъ Гетманскимъ, не начиналъ, а, укрЂпивъ свои зимовники на разныхъ около СЂчи ДнЂпровскихъ островахъ, велъ себя образомъ неутральнымъ и ожидалъ конца посягательствамъ Турецкимъ и войнамъ ихъ съ Россіею и Цезаремъ. А какъ, между тЂмъ, именно въ 1682 году, Царь ?едоръ АлексЂевичь, къ несказянной горести, скончался, а на мЂсто его воцарились младые братья его, Іоаннъ и Петръ АлексЂевичи, обыкновенно за младость ихъ иностранцами мало уважаемые, то по тому и СЂчь Запорожская съ Чигиринскимъ дистриктомъ считалась въ обладаніи Турковъ до заключенія съ ними мира.
Король Польскій, Янъ Собіевскій, присвояя себЂ ЗаднЂпрскую Малоросію, съ согласія, однако жь, Козаковъ тамошнихъ, бывшихъ съ нимъ въ безпрестанныхъ походахъ противъ Турковъ, по союзу съ Цесаремъ, въ 1683 году, возвращаясь изъ славной оной побЂды надъ Турками подъ ВЂною, опредЂлилъ въ ЗаднЂпрскіе полки Гетманомъ, выбраннаго Козаками изъ своихъ Старшинъ, Якииа Куницкаго, на мЂсто убитаго подъ ВЂною Гетмана ихъ, Евстафія Гоголя. Но когда, въ 1684 году, командированъ былъ сей Гетманъ отъ Короля съ своими Козацкими полками въ Бессарабію для поисковъ надъ БЂлогородскими Татарами, собравшимись идти войною на Венгрію, то онъ, увидя Татаръ въ большемъ числЂ отъ своего корпуса, оробЂлъ и скрылся подлымъ образомъ изъ своихъ полковъ, оставивъ ихъ въ нерЂшимости на произволъ судьбы. Козаки, провозгласивъ заразъ главнымъ начальникомъ своимъ Полковника Бряцлавскаго, Димитрія Могилу, сдЂлали изъ полковъ своихъ, по его повелЂнію, пЂшую батаву или фалангу и, бывъ окружены со всЂхъ сторонъ Татарами, пробились сквозь ихъ толпы и воротились къ своимъ границамъ благополучно оборонительными мЂрами, а тамъ, сыскавъ убЂжавшаго отъ нихъ Куницкаго, убили его, по приговору всего войска, тупыми концами своихъ ратищъ, Король Собіевскій, утвердивъ Могилу надъ полками ЗаднЂпрскими Гетманомъ, въ 1685 году командировалъ его съ тЂми полками къ арміи Императора /181/ НЂмецкаго въ помощь на Турковъ, и онъ, проходя Буковину и Валахію, завоевалъ, пограничный съ Венгріею, городокъ Каменку, укрЂпленный Турками и ихъ гарнизономъ, потомъ, соединясь съ арміею Цесарскою, бывшею въ командЂ Текелія, содЂйствовалъ сильнымъ образомъ, выгнать изъ Венгріи Турковъ и Татаръ, разбитыхъ ими во всЂхъ мЂстахъ.
Съ Россійской стороны, не смотря на вредныя для ея движенія Турецкихъ и Татарскихъ силъ, въ началЂ 1686 года предприняты воинскія приготовленія противъ Польши, поводомъ сближенія тридцатилЂтняго съ нею перемирія или срочнаго мира. И для того повелЂно отъ Царей Гетману Самуйловичу вступить съ своими войсками въ предЂлы Литовскіе и БЂлорускіе и показывать видъ войны наступательной. Гетманъ, исполняя повелЂнія Царскія во всей ихъ точности, выступилъ съ войсками своимя, состоящими изъ 40,000 конницы и пЂхоты, къ границамъ Польскимъ и, переправясь чрезъ рЂки Сожь и Припеть, занялъ города Гомель, Лоевъ и Чернобыль безъ всякаго кровопролитія и грабительства. Сими дЂйствіями подвигнутое къ дЂятельности Правительство Варшавское, согласясь съ Министерствомъ Россійскимъ, давно трактовавшимъ о мирныхъ условіяхъ, заключило, наконецъ, вЂчный между Россіею и Польшею миръ. Трактатъ сего мира подписанъ и ратификованъ, и въ немъ вЂчно уступленъ Россіи городъ Смоленскъ съ его уЂздомъ, а Малоросія оставлена на тЂхъ положеніяхъ, каковы отъ стороны Польской учинены съ нею трактатомъ Зборовскимъ и каковы заключены въ договорахъ съ Россіею при ея съ нею соединеніи. Россіяне, съ своей стороны, обязались защищать Польскія владЂнія оть Татарскаго нападенія. Успокоившись, такимъ образомъ, Россія отъ стороны Польской, въ 1687 году предприняла походъ самый рЂшительный противу Крыма, съ намЂреніемъ покорить его своей власти, или вовсе раззорить. И для сего собраны многочисленныя арміи, какія давно Россія выводила, и надъ ними, по повелЂнію правительствующей Царевны, Софіи АлексЂевны, принявшей въ семъ году правленіе Государства по молодости братьевъ ея, опредЂленъ главнымъ командиромъ любимецъ сея Царевны, Бояринъ и Князь, Василій Васильевичь Голицынъ, и у него было Великоросійскихъ войскъ 120,000; при немъ въ товарищахъ, но подъ его руководствомъ, былъ Гетманъ Самуйловичъ съ 60,000 Малоросійскихъ войскъ, конныхъ и пЂшихъ. Арміи сіи двинулись въ своихъ границахъ, одна за другою, однако обЂ вмЂстЂ и но одной дорогЂ или степи. Удивительный и невЂроятный страхъ отъ Татаръ, видно вкоренившійся въ Россіянъ отъ временъ великихъ оныхъ завоевателей, Батыя и Мамая, заставлялъ ихъ держаться вмЂстЂ всЂмъ, претерпЂвая необъятныя отъ того недостатки, стЂсненія и крайнія нужды такъ, что и самая вода почиталась иногда великою рЂдкостію и дороговизною, и торговавшіе ею наживали великія суммы. Въ такомъ, однако, устройст†дошли арміи спокойно до рЂки Конской, отдЂляющей земли Запорожскія отъ степей Крымскихъ. За сею рЂкою увидЂли они степь, вызженную на необозримое /182/ пространство во всЂ стороны. Надежда пройти сіи пожарища и найти далЂе для скота пастьбы, а не меньше и досада оть неудачи похода, заставили полководцевъ идти впередъ; но сколько они ни силились преодолЂть крайность и достигнуть своей цЂли, только содЂлывали для войска и скота неизбЂжную гибель. Наконецъ, дошедъ до того, что лошади у конницы и скотъ въ обозахъ провіантскихъ всЂ почти отъ голода пали и запасы харчевые и другіе принуждены бросить и жечь, убЂждены тЂмъ воротиться къ своимъ границамъ и доволоклись къ нимъ съ великою потерею людей и скота отъ холоду и жажды. Неудачу похода сего и претерпЂнное въ немъ великое несчастіе сложили на одного Гетмана Самуйловича. Вина его подходитъ близко къ той баснЂ, въ которой волкъ винилъ овцу, для чего она возмутила ему воду внизу той рЂки, изъ которой сверху ся онъ пилъ. Обвиняли Гетмана, что онъ въ пользу Татаръ велЂлъ впереди себя выжечь передъ собою степъ ту, по которой онъ самъ съ войскомъ своимъ шелъ и претерпЂлъ отъ того больше другихъ убытковъ упадкомъ лошадей и потерею запасовъ и экипажей. Въ другое время стали бы разсуждать, что такую обширную степь, по которой проходятъ великія конныя арміи, надобно обнять и зажигать цЂлыми сотнями людей и надобно бы сихъ людей отыскать и уличить тЂмъ Гетмана; стали бы еще судить и о томъ, что ближе всЂхъ выжечь степь самымъ Татарамъ, чЂмъ того ожидать отъ стороннихъ. Но такихъ подробностей тогда не учинено, а довольно было однихъ догадокъ и голословныхъ доносовъ, утвержденныхъ крестнымъ знаменіемъ, и зло оное истреблено съ его корнемъ такъ, что и отголосковъ не осталось. Князь Голицынъ былъ тогда въ самой силЂ при дворЂ Царевны: судъ и милость, животъ и смерть, состояли въ его рукахъ. И такъ, двумъ сынамъ Гетманскимъ, Полковнику Стародубскому, Семену, и Полковнику НЂжинскому, Григорію, схваченнымъ тайно изъ корпуса, бывшаго противъ БЂлогородскихъ Татаръ, отрубили обоимъ головы въ городЂ ПутивлЂ, и тЂла ихъ зарыты на кладбищЂ абыякъ  188, безъ Христіанскаго погребенія. Самаго Гатмана, взятаго ночью въ мЂстечкЂ КоломакЂ, въ тамошней церкви, во время слушанія всенощной, и младшаго сына его, Якова, при немъ бывшаго, безъ всякаго спроса и оправданія, завезено въ Сибирь въ заточеніе и скоро объявлено мертвыми. ИмЂніе Гетманское и имЂніе сыновъ его Полковниковъ, яко орудіе настоящей вины ихъ, разграблены и разобраны по рукамъ, а недвижимость описана и забрана въ Казну. Доносъ на Самуйловича есть отрыжка старыхъ его враговъ и доносителей. Они появлялись еще съ первыхъ дней его Гетманства, и то были. Полковникъ Стародубскій, уроженецъ Рославскій, и протопопъ НЂжинскій, Вольховичь, и другіе, кои за ложь ихъ и фальши осуждены отъ Царя на смерть по законамъ, а Самуйловичемъ прощены по Христіанству. Страшное судилище надъ Самуйловичами и такъ слабыя на нихъ доказательства воздвигнуты тайнымъ ковомъ Асаула Генеральнаго, Ивана Степановича Мазепы, искавшаго давно Гетманскаго /183/ достоинства. Онъ, бывши съ молодыхъ лЂть при домЂ Самуйловича учителемъ дЂтей, а потомъ любимцемъ его и фаворитомъ, посыланъ нЂсколько разъ отъ него въ Москву съ Козачьимъ, корпусомъ подъ часъ возмущеній СтрЂлецкихъ, и бывъ ученый при томъ пришлецъ, или, какъ бы сказать, между слЂпыми одноглазый Король, сыскалъ въ Моск†такое обширное знакомство съ придворными и вельможами, что и сами Царевичи довольно его знали и за ученость и бывалость отмЂнно уважали. И такъ нетрудно уже ему было пріобрЂсть довЂренность у Министровъ, и особливо у верховнаго между ними, Князя Голицина. Доносителей на Гетмана также подобрать было не трудно; ибо, отъ частыхъ перемЂнъ Гетмановъ и другихъ чиновниковъ, завелось въ Малоросіи столько ябедниковъ, сколько было желателей подхватить что либо при перемЂнЂ, т. е., ловить рыбу въ мутной водЂ. И сіи доносчики были тЂ самыя Мазепины твари, коихъ послЂ онъ наградилъ отдачею имъ въ аренду разныхъ откупимхъ скарбовыхъ статей и чинами съ прибыточными должностьми. Осталось только подобрать и умножить голоса при выборЂ въ Гетманы. Но сіе такому искуснику, каковъ былъ Мазепа, ни мало было не затруднительно.
Элекція на выборъ Гетмана открыта была 30-го Іюня, 1687 года, въ присутствіи Министра, отъ Двора и Голицына назначеннаго. И какъ, по правамъ войсковымъ и народнымъ сей земли, должно собраться къ симъ выборамъ всЂмъ чинамъ воинскимъ и земскимъ, и выборъ обыкновенно предпочтительно производился изъ особъ первЂйшихъ чинами, заслугами и имЂніемъ, то пока съЂхадись всЂ чины, наличные изъ нихъ, предпочитая всЂмъ генеральнымъ Старшинамъ Обознаго Лизогуба, яко особу въ земли всЂми достоинствами первЂйшую, приходили къ нему всякое утро на добрыдень, т. е., съ почтеніемъ. Асаулъ Мазепа то примЂтивъ, подвинулъ тотчасъ всЂ пружины, имъ изобрЂтенныя, чтобы приклонить чиновъ на свою сторону, и, во первыхъ, обдаривъ знатно Секретаря Министерскаго, Башмакова, увЂрилъ чрезъ него самыхъ Министровъ о знатныхъ суммахъ, имъ отъ него назначенныхъ, за выборъ его въ Гетманы и уговорилъ при томъ, чтобы они разгласили между чинами о непреложномъ благоволеніи Двора на выборъ его въ Гетманы, и что они и вся нація чрезъ такаго любимца Царскаго могутъ снискать себЂ благосостояніе, самое надежное. Такая проповЂдь, украшенная обЂтами, тотчасъ подЂйствовала на умы чиновниковъ. Съ перваго утра ея разглашенія обратились всЂ почти чиновники съ своимъ добрыдемъ въ квартиру Мазепы, а Лизогуба уже обходили. Мазепа, усовершенствуя свою ролю, осыпалъ посЂтителей всЂхъ родовъ льщеніями, обнадеживаніямн и частыми пирушками и, въ день выбора большинствомъ голосовъ, выбранъ онъ Гетманомъ, 25 Іюля, и, по обыкновеннымъ формамъ, утвержденъ въ семъ достоинствЂ. Оставалось МазепЂ выполнить сіи обЂты Министерству, и онъ, съ помощію скарба Малоросійскаго и скарбовыхъ арендарей, жертвовалъ имъ съ лихвою и въ самой скорости. /184/
Гетманъ Мазепа былъ природный Полякъ изъ фамилій Литовскихъ. Онъ, почитаясь изъ Польши бЂжавшимъ по неизвЂстнымъ причинамъ, принятъ первЂе въ домЂ Самуйловича и обучалъ его дЂтей чрезъ 7 лЂтъ, потомъ опредЂлился въ службу Малоросійскихъ реестровыхъ Козаковъ въ Переяславскій полкъ. И какъ сіи Козаки обращались въ безпрестанныхъ почти военныхъ дЂйствіахъ то съ Поляками, то съ Татарами и Турками, а Мазепа всегда въ нихъ отличался храбростію, предпріимчивостію и всЂмъ воинскммъ искуствомъ, то, бывши за то награжденъ чинами, произошелъ, наконецъ, чрезъ 17 лЂтъ своей службы, съ помощію притомъ и отъ Гетмана Самуйловича, въ чинъ Асаула Генеральнаго. Но въ такіе чины и должности, каковы, по законамъ здЂшней страны, положены по выборамъ изъ природныхъ и осЂдлыхъ чиновъ, онъ никогда производимъ не былъ, ибо осЂдлости и фамиліи здЂсь у себя не имЂлъ, а только, съ первыхъ дней своего пребыванія, вызвалъ къ себЂ изъ Польши родную сестру свою, Янелю, и выдалъ въ замужство за чиновника Переяславскаго полка, Мировича, и отъ сего супружества имЂлъ въ послЂдствіи племянниковъ и внуковъ, изъ коихъ были Полковники и другіе знатные чиновники Малоросійскіе. ИзвЂстный знатностью философъ и писатель, Г. Вольтеръ, въ Исторіи своей о КарлЂ XII-мъ, КоролЂ Шведскомъ, пишетъ о МазепЂ, что „онъ былъ породы Польской и воспитанъ въ тамошней сторонЂ Іезуитами; по чему зналъ онъ нЂсколько изящныхъ по тогдашнему наукъ. Но когда онъ служилъ при дворЂ Короля Польскаго, Казиміра, то, за любовныя интриги съ женщинами, гонимъ былъ отъ одного знатнаго вельможи, искавшаго его погубить . Отъ чего бЂжалъ онъ изъ Польши на дикой Козацкой лошади, не знал самъ куда. Но лошадь занесла его на свою родину, въ жилище Козаковъ, которые, принявъ его въ свое общество за знатныя воинскія заслуги, сдЂлали, со временемъ, своимъ верховнымъ чиновникомъ. А Козаки сіи суть народъ вольный и храбрый, защищающій вольность свою оружіемъ и готовъ ее всегда защищать противъ всЂхъ народовъ, ищущихъ имъ порабощенія. Они за сіе вели недавно долговременную и ужасами исполненную войну съ Поляками, и обратили сію обширную, но нескладную, Республику въ пустыню. ПеремЂна ихъ протекціи грозитъ имъ паки рабствомъ; но духъ вольности, натурально, стремится къ защитЂ своей : онъ подобится пороху, слабому при влагЂ, а свирЂпствующему при огнЂ.“
Со вступленія Мазепы въ правленіе Гетманства первымъ его попеченіемъ было сдЂлать надежныя приготовленія къ походу на Крымъ. И для того чрезъ весь 1688 годъ нЂсколько тысячь Малоросійскихъ лопатниковъ, подъ прикрытіемъ знатнаго числа Козаковъ, дЂлали городъ Самаръ при устьЂ рЂки Самары, названный послЂ Богородичною крЂпостію, гдЂ устроенъ обширный магазейнъ и наполненъ оный великимъ числомъ провіанта и всякими другими запасами. Татары, занимаемые прошлогоднимъ походомъ Россійскимъ въ Крымъ и сегодЂтними къ /185/ нему пріуготовленіями, не могли сіи года отлучаться изъ Крыма и помогать Туркамъ противъ Цезаря, и потому Цезарь, пользуясь сею диверсіею Россійскою, знатно успЂлъ противъ Турковъ. Онъ 6 Сентября, 1688 года, взялъ приступомъ у Турковъ знатный городъ БЂлгородъ, прежде бывшую столицу Сербскую при ДунаЂ, разбивъ первЂе подъ симъ городомъ армію Турецкую, чрезъ военачальника своего, славнаго Принца Евгенія, а когда сильный корпусъ ЗаднЂпрскихъ Козаковъ, подъ командою охочекомоннаго Полковника, Семена Палія, заперъ Бессарабію и руйновалъ въ ней Татаръ при ОчаковЂ, АкерманЂ и Киліи, отколь вывелъ множество плЂнныхъ Татаръ и получилъ великія добычи, то плодомъ сихъ побЂдъ было занятіе Цесаремъ Салоники и другихъ околичныхъ городовъ и поддача въ его протекцію Княжества Трансильванскаго съ Княземъ своимъ, Михайломъ Ракоціемъ. Въ началЂ 1689 года предпринятъ Роосійскою арміею вторичный походъ въ Крымъ. Войска, ее составлявшія, собрались очень рано весною къ новой крЂпости Самарской, и ихъ было : Великоросійскихъ 75,000, а Малоросійскихъ 50,000. Главнымъ начальникомъ опредЂленъ Царевною прежній Князь Голицынъ, а подъ нимъ Гетманъ Мазепа и Бояре : Долгоруковъ, Шереметевъ, Шеинъ и Шепелевъ. Расположеніе  189 похода сего происходило по планамъ и совЂтамъ Гетмана Мазепы, яко отмЂнно знающаго дЂла воинскія, а паче противъ войскъ Азіатскихъ, и потому походъ былъ благополученъ. Войска отъ Самары выступили первыхъ чиселъ АпрЂля мЂсяца и шли двумя путями, ведущими въ одну сторону, къ Перекопской линіи. Большая часть войскъ держалась рЂка ДнЂпра по ея теченію, а другая часть, подъ командою Гетмана Мазепы, шла серединою степей Крымскихъ по вершинамъ рЂкъ Конской, БЂлозерки и другихъ. Татары, нападавшіе въ разныхъ мЂстахъ на всЂ войска и покушавшіесь зажигать степь и портить воду всякою мертвечиною, были отбиваемы и преслЂдуемы съ великимъ ихъ урономъ, и армія достигла Перекопской линіи 20 Мая, въ полномъ порядкЂ и безъ дальнЂйшей нужды. КрЂпость Перекопская, называемая по Татарски Оръ, обнята была со всЂхъ сторонъ Россійскыми шанцами и сдЂлано приготовленіе къ Генеральному на нее приступу. Но Ханъ Крымскій чрезъ посланниковъ своихъ предложилъ миръ, а за грабежъ и раззоренные города поднесъ Голицыну искупъ или военную контрибуцію, состоящую въ бурдюкЂ червонцевъ, между коими нашлась половина фальшивыхъ, и тЂмъ компанія кончена. Войска Малоросійскія явно и грозно роптали на Гетмана своего, что походъ, такъ многотрудный и убыточный, столь слабо конченъ и безъ всякой пользы, и что не допущено ихъ взять города приступомъ и раззорить его въ отмщеніе за многія ихъ селенія, Татарами раззоренныя. Князь Голицынъ, опасаясь отъ сихъ войскъ возмущенія, удалилъ отъ нихъ Гетмана и, нарядивъ его посломъ къ Царямъ и ЦаревнЂ съ реляціею своею, выправилъ туда тайно со многими Полковниками и Старшинами при своемъ конвоЂ. За прибытіемъ Гетмана въ Москву, принятъ онъ отъ Царей и Царевны /186/ съ отличными знаками милости и почестей и прожилъ тамъ болЂе двухъ мЂсяцевъ въ полномъ удовольствіи и уваженіи, а только былъ при отъЂздЂ пораженъ несчастнымъ приключеніемъ благодЂтелю его, Князю Голицыну, который, за поворотомъ своимъ изъ арміи, изобличенъ, вмЂстЂ съ Царевною, Софіею АлексЂевною, въ заговорЂ ихъ на правленіе и жизнь Царя Петра АлексЂевича и былъ оть него лишенъ всЂхъ достоинствъ и имЂнія и сосланъ въ вЂчную ссылку въ Сибирь, а Царевна заперта въ монастырь, многіе же Бояре казнены смертію. И такъ видЂли первое дЂйствіе судьбы Божіей, можетъ быть, отмщевающее за кровь невинно пролитую многихъ Самуйловичей. Остается ея ожидать надъ Мазепою; а то вЂрно уже, что конецъ дЂло блажитъ. Царь Петръ АлексЂевичь съ сего времени принялъ на себя одного правленіе царства Россійскаго, съ согласія брата своего, Іоанна АлексЂевича, отказавшагось по слабости его сложенія.
Поворотясь Гетманъ Мазепа изъ Москвы, первымъ попеченіемъ имЂлъ осторожность къ своей безопасности, и чтобы неудовольствіе войска, обнаруженное при ПерекопЂ, не распространилось навсегда и не произвело даже мщенія за погубленныхъ Самуйловичей, о которыхъ многіе въ войскЂ сожалЂли и явно за нихъ роптали, а изъ доносчиковъ ихъ нашлись нЂкоторые тайно умерщвленными, и для того учредилъ онъ особую гвардію свою: три полка пЂхотные Сердюцкіе, баталіонъ жолдаковъ и полкъ конныхъ Компанейцевъ, названныхъ компаніею надворной корогвы. И всЂ сіи войска вызвалъ изъ охотниковъ, а паче изъ ЗаднЂпровцевъ и всякой сволочи, и содержалъ ихъ на жалованьЂ въ городЂ БатуринЂ въ околичныхъ селеніяхъ, окружающихъ его резиденцію. Они были у Мазепы его ангелами - хранителями и духами, исполняющими самыя мановенія Гетманскія, и горе человЂку, впадшему въ ихъ руки! Лучшіе чиновники содрогались, увидя у себя въ домЂ кого либо изъ сихъ гвардЂйцевъ, за нимъ присланного, а чернію играли они, какъ мячемъ, по чему и ненавидЂлъ ихъ народъ, а войска національныя едва терпЂть могли, и при ихъ паденіи и разрушеніи были они притчею въ людехъ, такъ что, которые изъ нихъ не избиты при перемЂнЂ, тЂ питались заработками самыми низкими и презрЂнными, какъ-то : въ народныхъ баняхъ, винокурняхъ и поденщикахъ.
Въ 1690 году налетЂла въ Малоросію въ первый еще разъ зловредная сарана и истребила всЂ произрастЂнія и засЂвы хлЂбныя до ихъ корня. Она взялась изъ Закубанскихъ и Черкаскихъ степей, отъ Персіи и въ бывшія въ томъ году великія бури, т. е., сильные вЂтры восточные, перенеслась чрезъ Крымскія степи и пала въ Восточной и Полуденной Малоросіи, а оттоль распространилась во всю сію страну. Полетъ ея представлялъ страшныя тучи, затмЂвающія солнце такъ, что въ полдень казалась тьма ночная, и въ тЂхъ мЂстахъ, гдЂ она опускалась, съЂла все произрастающее, двже самыя древесныя листья и погоны, оставляла землю черною, обнаженною и какъ /187/ бы сильнымъ пожаромъ опустошенною. Въ иныхъ мЂстахъ, гдЂ недоставало земнаго корму, Ђла людскую цвЂтную одежду, т. е, зеленую, красную и что было сверху крашенное: шапки, поясы и кафтаны. Полеть ея сопровождался страшнымъ смрадомъ, наполняющимъ воздухъ на далекое разстояніе, а паче по вЂтру. Животное сіе есть изъ самыхъ большихъ насЂкомыхъ пресмыкающихся въ воздухЂ, а подобится тЂмъ прузамъ, кои описываютса въ Священномъ Писаніи и зараждаются въ Сиріи, около Египта, въ Абиссиніи или и Е?іопіи. По чему многіе изъ ученыхъ здЂшнихъ, а паче изъ священства, замЂтили на крыльяхъ ея или больше баснословили, что есть литтеры Ассирійскія, значущія гнЂвъ Божій. И такъ принялись было за набоженство в церковныя заклинанія и выходили многія парафіи съ процессіею церковною на встрЂчу летящей сараны; но когда увидЂли, что сарана садилась на хоругвы церковныя и на ризы священническія и грызла крашенную ихъ матерію, то, оставивъ процессіии встрЂчи, стали изыскивать средства простЂйшія къ ея погубленію. Въ тЂлахъ сихъ насЂкомыхъ не замЂчено ничего смертоноснаго, и нЂнЂкоторыа живатныя земнородныя, какъ то: собаки, свиньи и птицы, пожирали ихъ съ жадностію. Правительства гражданскія изобрЂли, по времени и по опытамъ, два надежныя средства къ истребленію сей сараны: одно выпахивать  190 осенью ея сЂмена, которыя кладетъ она въ рыхлую землю, а другое обводить рвами ту часть земли, въ которой выводится она и ползаеть еще молодою, какову можно загнать во рвы и тамо пережечь. Не смотря на великій вредъ, причиненный сараною и на чрезвычайную скудость въ пропитаніи людей и скота, войска Малоросійскія и въ семъ году имЂли свои дЂйствія. Знатный ихъ корпусъ подъ командою Асаула Генеральнаго, Ломиковскаго, держалъ въ блокадЂ своей чрезъ два лЂта Очаковъ и Буджакъ, города Татарскіе, и форштаты ихъ и околичныя селенія разграбилъ ,и выжегъ до основанія. При семъ освобождено многое число обоего пола плЂнныхъ Христіанъ, набранныхъ Татарами разновременно изъ Валахіи, Венгріи, Польши и Россіи, и забрато самыхъ Татаръ также премножество., а скота ихъ и лошадей выгнато отъ нихъ число безсчетное, и вся добыча, полученная въ жилищахъ Татарскихъ, значила великія суммы, кои раздЂлены частію на войска, а частію на Гетмана и въ скарбъ національный. Другой же корпусъ Козацкій, подъ командою Полковниковъ, перемЂняясь чрезъ три мЂсяца, стоялъ при крЂпости Самарской и посылалъ партіи свои до рЂки Конской для примЂчанія за Крымскими Татарами и удержанія ихъ отъ набЂговъ въ границы и сикурсированія ОрдЂ Бессарабской во время посЂщенія ихъ Ломиковокимъ.
ЗаднЂпрскіе Козаки подъ командою Полковника Винницкаго, Самуся, акомпанируя корпусу Ломиковскаго, играли такую же роль съ Татарами въ другой части Бессарабіи, за рЂкою ДнЂстромъ. Они, напавъ на Татаръ около городовъ Акермана и Киліи, потребили ихъ жилища, угнали скотъ и самихъ, полонили до нЂсколько тысячь, при /188/ чемъ освободили многихъ плЂнниковъ Христіанскихъ и разослали ихъ въ свои отечества, въ Венгрію, Польшу и Россію. Награжденіемъ Самуся было опредЂленіе его оть Гетмана Мазепы въ Наказные или Полевые Гетманы. Король Собіевскій, благодаря Самусю за освобожденіе Польскихъ плЂнниковъ, прислалъ ему клейноды Полеваго Гетмана съ знатными подарками. И надобно знать, что ЗаднЂпрскіе Козаки, или полки тамошніе, состоявъ всегда подъ верховнымъ начальствомъ Малоросійскаго Гетмана и бывши признаны таковыми и послЂднимъ Россійскимъ съ Польшею мирнымъ трактатомъ, имЂли, однако, у себя особыхъ Гетмановъ Полевыхъ или Наказныхъ, зависимыхъ отъ Великаго Гетмана Малоросійскаго, изключал тЂхъ, кои въ революцію то отъ Польши, то отъ противныхъ партій, незаконно поставлены были. И сіи Козаки долго удерживали при томъ свободу свою, заведенную въ самой неизвЂстной древности и употребительную у всЂхъ вольныхъ народовъ, чтобы воевать за ту изъ иностранныхъ державъ, за которую согласятъ ихъ подарками, а найпаче общими національными выгодами. По сему-то и воевали они съ Королемъ Собіевскимъ за Цесаря НЂмецкаго на Турковъ и Татаръ, а за Турковъ и Татаръ воевали на Польшу. И сія свобода видна въ самомъ стройномъ состояніи Малоросіи и во всемъ ея войскЂ, т. е., во дни Гетмана Вышневецкаго, когда воевали они за Царя Россійскаго на Турковъ и Татаръ при Астрахани, и за Гетмана Богдана Хмельницкаго, какъ онъ, бывши уже подъ державою Россійскою, лосылалъ сильный корпусъ свой на Цесарцевъ и Поляковъ, въ помощь Королю Шведскому. Поводомъ оной свободы въ ЗаднЂпріи оказался великимъ воиномъ Семенъ Палій. Онъ, бывши родимацъ Малоросійскаго города Борзны, женился въ городЂ Хвасто†и, бывъ первЂе Полковникомъ охочекомоннымъ, потомъ произведенъ отъ Гетмана Мазепы въ Полковники реестровыхъ Козаковъ Хвастовскіе. Но, сверхъ сего полка, держалъ онъ при себЂ и окочекомонныхъ Козаковъ на своемъ жалованьЂ или съ удЂла добычи, и всегдашнее съ ними упражненіе было воевать за всЂхъ, кто бы его ни позвалъ, какъ бы на толоку. Такимъ образомъ воевалъ онъ, вмЂстЂ съ Королемъ Польскимъ, Собіевскимъ, за Цезаря НЂмецкаго противъ Турковъ, воевалъ и отъ Турковъ противъ партіи Собіевскаго. Между тЂмъ велъ безпрестанныя войны со всЂми Татарами за отгонъ ими плЂнниковъ изъ державъ Христіанскихъ, коихъ онъ у нихъ отбивалъ и возвращалъ въ прежнія жилища, и за то обсылаемъ былъ отъ Государей и владЂтелей тЂхъ народовъ знатными подарками и почестьми; да, и отъ самыхъ Татаръ взымалъ нЂсколько разъ знатныя контрибуціи, а паче когда взялъ было въ плЂнъ самаго ихъ Хана, Османъ Гирея, и нЂсколько Ханскихъ Калгіевъ. Тутъ они не щадили и самыхъ остатковъ сокровищъ предка ихъ, Чингисъ-Хана, ибо Батыевы сокровища, награбленныя въ Россіи, истощилъ уже у нихъ Запорожскій Кошевой СЂрко, которому Палій во многомъ подобился. И онъ жилъ себЂ, какъ владЂтельный Князь, въ полной сла†и изобиліи, признавая, впрочемъ, верховнымъ начальникомъ /189/ надъ собою Малоросійскаго Гетмана и исполняя всЂ его предписанія, до службы войсковой и внутренняго устройства касающіясь. Но зависть человЂческая, обыкновенная сопутница счастливцевъ, не приминула гнать и Палія съ той стороны, съ которой онъ и не чаялъ. Вельможи Польскіе, сіи министры правленія народнаго, обуревающіе всегда власть Королевскую, злобясь на Палія за партизанство его съ Королемъ, опасное ихъ могуществу, схватили Палія тайно на проЂздЂ его въ Кіевъ по набоженству и завезли въ крЂпость Магдебургскую на вЂчное заточеніе, гдЂ просидЂлъ онъ въ заключеніи около года. Козаки его командованія, которыхъ онъ составлялъ все благополучіе и самое бытіе, нахватали было многихъ знатныхъ Поляковъ въ свое заключеніе, чтобы обмЂномъ ихъ выручить Палія, но ни мало въ томъ не успЂли, ибо по представленіямъ Правительства Польскаго велЂно отъ Царя и Гетмана сихъ заключенныхъ освободить. Они по такой неудачЂ прибЂгли къ хитрости: и какъ во всю Польшу и часть Германіи безпрестанно выходятъ изъ Малоросіи купеческіе караваны большыми воловыми обозами съ пшеномъ, волною, разными кожами и другими продуктами, то они, снарядивъ великій обозъ на воловыхъ фурахъ и наложивъ на нихъ по части всЂхъ своихъ продуктовъ, помЂстили при нихъ фурщиками и внутри фууръ, покрытыхъ волною и кожами, до 300 Козаковъ съ ихъ сбруею и, такимъ образомъ, подойдя къ городу, Магдебургу, упросились съ обозомъ ночевать въ городЂ, а воловъ выгяали на наемную отъ города пастьбу, за которую дорого заплатить обЂщались. Въ наступившую ночь, когда въ городЂ все успокоилось, Козаки, вышедши изъ фуръ, пробрались тихо къ крЂпости, въ которой заключенъ былъ Палій и о которой завременно она развЂдали, схватили осторожно привратниковъ и другихъ нужныхъ стражей, за тЂмъ освободили Палія и взяли его съ собою, а съ нимъ увезли и 4 легкія пушки съ ихъ снарядами, въ городЂ же оставили порожнія фуры съ чучелами людей, якобы спящихъ подъ напредками.  191 И такъ собравшись прошли они всю ночь и часть дня, пока осмотрЂлись городскіе начальники и жители; но погоня ихъ была непродолжительна и безуспЂшна, а Козаки, проходя Польшу, разграбили многихъ Вельможъ, участвовавшихъ въ заключеніи Паліевомъ, и наградили свои убытки съ процентами. Вельможи Польскіе не приминули мстить Палію и дЂлать за нимъ поисковъ. Они, соглася Гетмана Короннаго Польскаго, мимо воли Королевской, отправили на него корпусъ войскъ наемныхъ иностранныхъ, т. е., Гусарскіе полки и НЂмецкую пЂхоту, такъ называемаго чужеземнаго регименту, съ артиллеріею. Палій, провЂдавъ о семъ завременно, скрылъ свое войско въ лЂсахъ и садахъ за городомъ Хвастовомъ, и какъ только корпусъ Польскій приблизился къ городу тому, съ намЂреніемъ на него напасть, то Палій, напавъ нечаянно съ двухъ сторонъ на непріятеля, разбилъ его и разогналъ во всЂ стороны, а обозы и всю артиллерію получилъ въ добычу. Поляки не удовольствуясь симъ покушеніемъ, собрали еще другой корпусъ войскъ, большій перваго, со /190/ многими волонтирами изъ знатной Шляхты и своихъ паничей, отправили его на Палія подъ командою изъ Венгровъ Полковника Рустича. Палій, узнавъ о превосходныхъ силахъ Польскихъ, пригласилъ къ себЂ, мимо знанія Наказнаго Гетьмана, Самуся, Полковниковъ ЗаднЂпрскихъ: Абазу и Искру и другихъ съ ихъ полками, упредилъ съ ними Поляковъ и, напавъ на нихъ подъ городомъ Бердичевомъ на самомъ разсвЂтЂ, разбилъ ихъ на голову, такъ, что не многіе, оставшіесь въ живыхъ, убЂжали въ замокъ Майжелевскій съ комаидиромъ своимъ, Рустичемъ, который, бывши спущенъ ночью по веревкЂ съ каменной замковой стЂны, по примЂру Апостольскому въ ДамаскЂ, бЂжалъ проповЂдывать Полякамъ о своемъ пораженіи, а остальныя войска свои бросилъ на жертву Козакамъ и обозы съ запасами въ ихъ добычу. Гетманъ Мазепа, не смотря на своевольную зацЂпку Поляковъ, не безъ причинъ считалъ и съ своей стороны произшествія ЗаднЂпрскія оскорбительными для обоюдныхъ мирныхъ трактатовъ, Польскаго и Рускаго, а можеть быть и отъ обоихъ сихъ Дворовъ таковыми ихъ почитали. Но, зная при томъ неуступчивый духъ Паліевъ и страшный характеръ его, сложилъ всю вину на Наказнаго Гетмана, Самуся, яко на главнаго той стороны начальника, и для того требовалъ его къ отвЂту. Самусь заразъ прибылъ къ Гетману, подтвердилъ клятвами свою невинность и сложилъ тогда же должность Наказнаго Гетмана, и клейноды на сіе званіе вручилъ МазепЂ, а самъ упросился быть Полковникомъ Богуславскимъ, чЂмъ онъ и оставленъ. Палія же, довольное спустя время, призвавъ къ себЂ Мазепа подъ предлогомъ воинскихъ распоряженій, тотчасъ, арестовалъ и осудилъ на вЂчную ссылку въ Сибирь, а имЂніе его, состоящее въ великихъ сокровищахъ и пожиткахъ, конфисковалъ на скарбъ войсковой, обыкновенно не безъ своего удЂла. Палій, побывъ 15 лЂтъ въ заточеніи, освобожденъ изъ него Царемъ Петромъ АлексЂевичемъ предъ извЂстною Полтавскою баталіею со Шведами, на которой, оказавъ чудеса храбрости и отваги, убитъ, наконецъ, пушечнымъ ядромъ.
Ханъ Крымскій, Исламъ Гирей, вЂдая о недовольст†многихъ Малоросійскихъ чиновниковъ и самыхъ войскъ на своего Гетмана за излишнія его строгости и великія сдирства и, знавъ еще о таковыхъ неудовольствіяхъ Великоросійскихъ Бояръ на своего Государя, вводившаго въ правленіе свое и войско многія новости, предпріялъ было завесть въ Малоросіи возмущеніе, конечно по планамъ правительства Турецкаго. И для того вызвалъ къ себЂ секретно въ Крымъ Канцеляриста войсковаго, любимца Мазепина, близкаго сродника знатному чиновнику ЗаднЂпрскому, ИскрЂ, который, проЂхавъ первЂе въ СЂчь Запорожскую подъ видомъ посланничества Гетманскаго, пробрался оттуда въ Крымъ. Ханъ, свЂдавъ отъ него о дальнЂйшихъ тайнахъ правительственныхъ и о состояніи сильнаго Государства Россійскаго, обнадежилъ его возведеніемъ въ достоинство Гетманское и, 1692 года; зимою, выправилъ Петрика съ знатнымъ корпусомъ Татаръ внутрь Малоросіи, /191/ въ городъ Переяславль, чтобы въ немъ провозгласить его Гетманомъ и соединиться съ войсками, преданньши Палію, а недовольными Мазепою. Корпусъ сей удачно прошелъ пустую ЗаднЂпрскую степь до Чигринъ-Дубровы, а оттоль пробрался на Золотоношу и Домонтовъ до Переяславля, но, свЂдавъ тутъ, что Есаулъ Генеральный, Гамалія, съ сильнымъ Козачьимъ корпусомъ преслЂдуетъ его со стороны Полтавы и заходитъ ему въ тылъ, бросился, во всей опрометчивости, бЂжать прежнимъ своимъ путемъ и захватилъ въ плЂнъ всЂхъ людей, на пути ему попадавшихся. Гамалія, преслЂдуя бЂгущихъ Татаръ, отнялъ унихъ плЂнниковъ, разбросанныхъ по пути, но самихъ настигнуть и поразить не могъ. Въ 1693 году и послЂдующіе за нимъ три года, Петрикъ оный, съ Крымскими и БЂлогородскими Татарами, подъ начальствомъ сына Ханскаго, Нурадинъ Султана, водился при границахъ Малоросійскихъ и нападалъ разновременно на селенія Полтавскаго, Миргородскаго и Переяславскаго полковъ, проповЂдуя въ нихъ себя Гетманомъ, яко бы отъ Султана Турецкаго, въ пріемство по Юрію и Дорошенку, устроеннымъ, и разглашая при томъ, что и Гетманъ Мазепа тайно на сіе согласуетъ, яко онъ есть его побочный сынъ и единственный по немъ наслЂдникъ. Но какъ народъ Малоросійскій о такихъ наслЂдствахъ и пріемствахъ, а не меньше о союзахъ и покровительствахъ Турецкихъ, и слышать не хотЂлъ, и вездЂ, гдЂ онъ ни показывался, принималъ противъ него оборонительныя мЂры и всячески ему противился, то Петрикъ, злобясь на народъ, раззорялъ и сожигалъ его селенія, а людей забиралъ въ плЂнъ. Гетманъ Мазепа, въ отраженіе разсЂваемой на него Петрикомъ, такъ постыдной и нелЂпой, клеветы, поступилъ тому, кто его достанетъ живаго или мертваго, 1000 талеровъ и публиковалъ о томъ письменными листами, выставленными въ пограничныхъ селеніяхъ, а для поисковъ надъ нимъ и Татарами командировалъ три сильные корпуса Козацкіе: одинъ подъ командою Полковника Кіевскаго, Коровки, и Переяславскаго, Ивана Мировича, другой подъ командою Полковника Черниговскаго, Якова Лизогуба, а третій подъ командою Полковниковъ, Гадяцкаго, Михайла Боруховича, и Миргородскаго, Данила Апостола. Корпуса сіи поражали Татаръ вездЂ, гдЂ только достигнуть ихъ могли. Полковники, Коровка и Мировичь, гнавъ ихъ отъ Домонтова до самаго Очакова, раззорили весь тамошній округъ, предавая огню и мечу все, имъ встрЂчавшеесь. А когда на защищеніе Очаковскихъ посадовъ вышло было изъ города нЂсколько тысячь Турковъ, то они, разбивъ ихъ на голову, 3,000  192 Янычаръ съ двумя знаменами взяли въ плЂнъ и завоевали при нихъ семь пушекъ. Полковникъ Лизогубъ, преслЂдуя Татаръ до жилищъ ихъ Буджацкихъ, опустошилъ округъ сей огнемъ и мечемъ и много выгналъ оттуда своихъ плЂнныхъ, забравъ въ плЂнъ самыхъ Татаръ, со множествомъ лошадиныхъ и скотскихъ табуновъ и другихъ Татарскихъ пожитковъ. А Полковники, Боруховичь и Апостолъ, разбивъ Татаръ около мЂстечка Соколки, загнали ихъ въ устье рЂки Ворсклы цЂлыя тысячи. ВсЂ ихъ вьюки /192/ съ запасами и всЂхъ плЂнниковъ Рускихъ отняли у нихъ, считая, однако, при томъ великою потерею погибшаго отъ Татаръ охочекомоннаго Старшину, Якима Вечорку. Онъ, бывши прежде въ охочекомонномъ Паліевомъ полку, имЂлъ при себЂ небольшую партію свою изъ охотниковъ и самыхъ удальцовъ, жившихъ при немъ изъ добычи. Всегдашнее упражненіе сего Вечорки было служить при всЂхъ тЂхъ Малоросійскихъ корпусахъ, которые были въ дЂйствіяхъ противъ непріятелей. Такимъ образомъ, приставъ онъ къ сему корпусу, дЂйствовалъ, съ партіею своею, на Татаръ съ отличнымъ и удивительнымъ мужествомъ и храбростію, и побужденіемъ, видно, поступленныхъ Мазепою талеровъ всегда напускалъ въ средину Татаръ и искалъ Петрика, и посему-то схваченъ онъ такъ, что другія войска примЂтить того не могли, и умерщвленъ Татарами тиранскимъ образомъ, что примЂчено на тЂлЂ его, изуродованномъ на многихъ мЂстахъ варварски. Но и Петрикъ тутъ же погибъ отъ удара, видно, Вечоркина. Трупъ его найденъ между Татарскими, пробитый на сквозь копьемъ и повЂшенный на крюкъ при мЂстечкЂ Кишенькахъ, съ надписью: „Бунтовщикъ и возмутитель народный.“
Въ 1694 году, во время похода войскъ Татарскихъ изъ Крыма и Бессарабіи къ границамъ Цесарскимъ, Гетманъ Мазепа, прикрывая со всЂми войсками своими границы Малоросійскія отъ ихъ впаденія, держалъ кордонъ отъ устья Самары до рЂки ДнЂстра и самъ стоялъ лагеремъ у устья рЂки Синюхи и устроилъ тамъ земляный ретраншаментъ или обширный замокъ, по распоряженію Писаря Генаральнаго, Орлика, знавшаго работу инженерную, почему онъ и Орликомъ назвался. По удаленіи же Татаръ въ Валахію, повелЂлъ Гетманъ Запорожскимъ Козакамъ напасть на Перекопскую ихъ линію и тамошнюю крЂпость, и показывать видъ впаденія въ Крымъ, чтобы сею диверсіею отвлечь Татаръ отъ Венгріи. Для сего командировалъ въ помощь Запорожцамъ пять полковъ охочекомонныхъ или компанейскихъ подъ командою Полковниковъ ихъ, Федорины и Кожуховскаго. Войска сіи, во все лЂто штурмуя линію, взяли на ней три каменныя каланчи или круглыя батареи, построенныя на отмЂляхъ Гнилаго моря, называемаго Сивашемъ, забрали въ плЂнъ 60 человЂкъ Турковъ и нЂсколько сотъ ихъ убили, да отняли 8-мъ пушекъ и 5-ть знаменъ. Изъ главной ставки Гетманской посланные къ Очакову и Буджаку, съ деташаментами Козацкими, Полковники: Боруховичь и Коровка, пригнали нЂсколько сотъ Турковъ и Татаръ и нЂсколько тысячь ихъ скота и лошадей, и доказали то, что Татары отъ Венгріи начали возвращаться для защищенія своихъ семействъ. А Гетманъ отправилъ всЂхъ плЂнниковъ и ихъ знамена и пушки въ Москву чрезъ Полковниковъ, Мировича и Боруховича, кои получили отъ Государя знатные подарки, а къ Гетману благодарственные отзывы.
Въ 1695 году Государь Царь Петръ АлексЂевичь съ арміею своею предпріялъ первый походъ для завоеванія Турецкаго города, Азова, и городъ сей дЂйствительно, /193/ по всЂмъ правиламъ воинскимъ осадилъ, а Гетмана Мазепу съ войсками Малоросійскими, и Болярина, Бориса Петровича, Шереметева, съ корпусомъ войскъ Великоросійскихъ, командировалъ внизъ рЂки ДнЂпра, для осады тамошнихъ Турецкихъ и Татарскихъ городовъ и озабочиванія Татаръ, чтобы они не могли помогать Азову. Походы Гетмана и Шереметева сопровождались великими успЂхами. Они въ одно лЂто овладЂлм 14 каменными Турецкиии городами, и войска тамошнія съ жителями и начальниками забрали въ плЂнъ и разослали по Малоросійскимъ городамъ подъ стражу. Изъ тЂхъ же взятыхъ городовъ, КизикирменЂ и Кинбурнъ раззорили до основанія и предали запустЂнію, а на остро†ТаванЂ каменную крЂпость съ землянымъ валомъ подкрЂпили и оставили въ ней свой гарнизонъ изъ Козаковъ Малоросійскихъ и Запорожскихъ. Государь же въ сіе лЂто Азова взять не могъ, по причинЂ измЂны одного артиллерійскаго офицера, иностранца, Якова Янсона, который, заклепавъ всЂ осадныя пушки, предался къ непріятелю въ Азовъ, а не менЂе и по тому, что Государь недовольно у себя имЂлъ судовъ и города ими съ морской стороны осаждать не могъ, а Турки, напротивъ того, имЂвъ достаточную флотилію, дЂлали въ городъ изъ моря всякое пособіе, и не только съЂстными и другими запасами снабдили его съ изобиліемъ, но и свЂжими войсками довольно подкрЂпили. И такъ Государь, оставивъ въ одной только занятой каланчЂ достаточный гарнизонъ, отправился самъ для распоряженія на будущую кампанію въ Москву.
Пріуготовленіе ко второму походу на Азовъ и распоряженіе къ оному пребудутъ вЂчно достопамятны въ Исторіи Руской и они всегда прославлять станутъ премудрость Монарха, распоряжавшаго съ такимъ благоразуміемъ, и усердіе Россіянъ, содЂйство павшихъ волЂ Монаршей съ безпримЂрною ревностію. Вь 10 почти мЂсяцевъ на рЂкахъ, впадающихъ въ Донъ,а изъ него въ Азовское море, сооружена была такал флотилія, какая и у старыхъ приморскихъ державъ вЂками только сооружается. Вдругъ покрыли Азовское море военные корабли, галеры, бригантины, галіоты и другіи морскія суда, и ихъ считалось до 700, въ такой странЂ, которая о мореходст†прежде и понятія не имЂла. Построеніе этой многочисленной флотиліи совершено раскладкою матеріаловъ и работниковъ на достаточныхъ помЂщиковъ и обывателей, въ чемъ и монастыри, наравнЂ съ другими, съ усердіемъ участвовали, а успЂхъ происходилъ оть соревнованія Россіянъ на пользу отечества и Монарха своего. Мастера же были выписаны изъ иностранныхъ морскихъ державъ, а паче изъ Голландіи. Походъ къ Азову открытъ весною 1696 года. Въ число многочисленной Россійской арміи вступило Малоросійскихъ войскъ 15,000, а надъ ними Наказнымъ Гетманомъ опредЂленъ Мазепою Полковникъ Черниговскій, Яковъ Лизогубъ, и Полковники: Гадяцкій Боруховичь, Прилуцкій Горленко, Лубенскій СвЂчка, да Компанейскіе Федорина и Кожуховскій, а Гетманъ Мазепа, со всЂмъ Малоросійскимъ войскомъ, составлялъ обсерваціонный корпусъ на степяхъ Крымскихъ и наблюдалъ, чтобы Ханъ Крымскій, съ /194/ своими Ордами, не напалъ въ тылъ арміи подъ Азовомъ, и онъ многія такія покушенія Татарскія отвращалъ съ успЂхомъ. Войска Малоросійскія командованія Лизогуба, съ ихъ обозами и артиллеріею, по назначенію Государя, расположены были за Азовомъ отъ стороны Кубанской, для воспященія сообщенія съ городомъ Ордамъ Кубанскимъ. Всегдашнее бдЂніе сихъ войскъ въ ихъ препорученіи много способствовало войскамъ, осаждающимъ городъ, а осажденныхъ крайне стЂсняло въ городЂ. Татаре Кубанскіе не преставали нападать на станъ Козацкій, укрЂпленный обозами, артиллеріею и окопными батареями, но Козаки всегда ихъ отбивалн и самихъ поражали съ желаемымъ успЂхомъ. Турки городскіе при нападеніи Татаръ всякой разъ рвались имъ пособлять вылазками изъ города, но равную съ тЂми имЂли участь и гонимы были отъ Козаковъ въ самый городъ съ великою потерею людей убитыми и въ полонъ взятыми, а въ послЂднюю таковую вылазку, сдЂланную Турками 17 числа Іюля, Козаки, отбивши ихъ отъ стана своего, вогнались въ самый городъ и овладЂли однимъ городскимъ болверкомъ съ четырьмя въ немъ большими пушками, въ которомъ укрЂпившись и прибавивъ къ тому 9 пушекъ своихъ, произвели внутрь города сильную пальбу, продолжавшуюсь безпрерывно цЂлыя сутки. А какъ въ ту пору и отъ стороны арміи, на поднятыхъ выше городскаго вала траншейныхъ батареяхъ, производилась по городу еще сильнЂйшая пальба, и была оная Туркамъ крайне раззорительна, то они 18 Іюля выставили на батареЂ бЂлое знамя и просили мира, который имъ и дарованъ, а городъ 19 числа, по указу Царскому, занятъ Бояриномъ и Воеводою АлексЂемъ Васильевичемъ ПІеиномъ.
Государь, возвращаясь изъ сего похода, призвалъ къ себЂ изъ степей Крымскихъ въ городъ Острогожскъ или Рыбное, Гетмана Мазепу, благодарилъ его за успЂхи воинскіе и уЂхалъ въ Москву торжествовать оные. Потомъ, продолжая Государь противъ Турковъ и Татаръ дЂйствія, повелЂлъ Гетману МазепЂ и Князю Якову Федоровичу Долгорукому, прикрывать войсками своими захваченные у нихъ города и страны и покушаться на завоеванія ихъ вновь, а паче на взятіе Очакова, самъ же Государь отправился, въ числЂ посольства своего, въ чужіе краи для союзовъ и ради примЂчанія того, что въ нихъ лучшее и ко введенію въ своей землЂ полезнЂйшее. И по сему Гетманъ и Князь Долгорукій въ 1697 году, отправясь съ войсками сухимъ путемъ и судами водными, встрЂтили въ ЛиманЂ ДнЂпровскомъ Турецкаго Исламъ Пашу, командированнаго Великимъ Визиремъ для занятія опустошеннаго Россіанами города, Кизикирмена, а самъ Визирь, разъЂзжавшій большимъ флотомъ по Черному морю, покушался отнять у Россіянъ крЂпость на остро†Тавани. Гетманъ, опрокинувъ заразъ Исламъ Пашу съ его войскомъ и флотиліею, прогналъ его отъ Кивикирмена и, подчинивъ сей городъ, ввелъ въ него свой гарнизонъ съ артиллеріею. Но когда выступили за симъ къ Тавани, съ намЂреніемъ подкрЂпить тамошній гаризонъ, то увидЂли крайнюю невозможность пересилить легкою флотиліею своею большой флотъ Визиря /195/ и осаждать съ моря Очаковъ. И такъ, сдЂлавъ нЂсколько сраженій съ передовыми судами Визирскими и подкрЂпивъ Таванскую крЂпость войскомъ и провіантомъ, возвратились на зимовье въ свои границы. Визирь, по отступленіи войскъ Россійскихъ, не преставалъ нападатъ на крЂпость Таванскую; онъ дЂлалъ при ней высадки, рылъ подкопы, кидалъ въ крЂпость бомбы и гранаты, но все было тщетно. Осажденные, отражая покушеніа Турецкія, частыми вылазками своими причинялы имъ великое пораженіе и всЂ ихъ намЂренія уничтожали. По сему Визирь, отчаявшись въ своихъ предпріятіяхъ произвесть ихъ силою, приступилъ къ хитрости и сулилъ великія тысячи командующимъ гарнизономъ и на всЂхъ воиновъ давалъ по шести левовъ своихъ денегъ, съ тЂмъ договоромъ, что онъ ихъ отвезетъ къ Рускимъ границамъ со всЂмъ багажемъ и аммуниціею, увЂряя, при томъ, что они брошены Гетманомъ умышленно для ихъ истребленія, дабы невышло наружу, что и онъ побралъ отъ него великіе подарки за уступку крЂпостей оныхъ. Войска Малоросійскія съ презрЂніемъ отказали Визирю въ его подкупахъ и посулахъ и объявили торжественно, что они имЂють свою честь и совЂсть, хота бы всЂ Гетманы и Визири вовсе ихъ не имЂли, и что устроенные на ихъ Рускихъ земляхъ непріятельскіе города, кровію ихъ завоеванные, не иначе, какъ за такую же цЂну уступить могутъ. Визирь, устыдясь въ неудачахъ на его искушенія, принуждень былъ удалиться отъ крЂпостей и оставить ихъ свободными.
Въ 1698 году при городЂ КизикирменЂ и крЂпости Тавани равныя прежнимъ происходяли сцены. Турки отъ воды, а Татары отъ степей, окружили ихъ съ самой весны и дЂлали на нихъ разныа покушенія; но Гетманъ Мазепа и Князь Долгорукій, съ войсками своими и флотиліею, поспЂшивъ къ нимъ на помощь, поразили непріятеля во всЂхъ его пунктахъ и принудили къ отступленію. Они, снабдя гарнизоны свЂжими войсками и запасамн, прикрывали ихъ чрезъ все лЂто и дЂлали свои покушенія на городъ Очаковъ. Но какъ флотилія Россійская еще все слаба была противъ флота Турецкаго, разъЂзжавшаго при ОчаковЂ, то всЂ дЂйствія воинскія состояли въ сію компанію въ наЂздахъ съ обЂихъ сторонъ и шермниціяхъ, при чемъ всегда верхъ одерживали. Россіяне, и отъ того имЂли они у себя 715 плЂнныхъ Турковъ и Татаръ, 9 пушекъ ихъ и 11 знаменъ, со миожествомъ лошадей и скота Татарскаго, и съ тЂмъ воротились въ глубокую осень къ своимъ границамъ, снабдивъ при отходЂ оставленныя крЂпости всЂмъ нужнымъ и, сверхъ того, учредивъ при пограничной крЂпости Самарской нарочитый резервный корпусъ изъ отборной конницы Малоросійской, который держалъ разъЂзды свои до Кизикирмена и навЂдывался о состояніи тамошнемъ. Между тЂмъ воротился Государь изъ путешествія своего въ чужіе краи, призвалъ къ себЂ въ Воронежъ Гетмана Мазепу и почтилъ его знатными подарками, въ благодарность за воинскіе подвиги. Война съ Турками кончена 1699 года, и миръ съ ними заключенъ для Россіи на 50, а съ Императоромъ Леопольдомъ на 20 лЂтъ. Трактатъ мирныхъ условій подписанъ въ КарловичЂ того года, /196/ Генваря 26 дня, и по сему уступлены отъ Турковъ Императору часть Венгріи, Трансильваніи и Славоніи по рЂку Саву, а Россіи городъ Азовъ сь его окрестностями; другіе же Турецкіе города и укрЂпленія, за Россіею бывшіе, положено срыть и вовсе уничтожить. По сему гарнизонныя Россійскія войска, выступая изъ тЂхъ укрЂпленій, срыли и подорвали ихъ до основаніа, и видны многія таковыя развалины внизу рЂкъ ДнЂпра и Дона и по рЂкЂ Конской.
Войска Малоросійскія, собравшись изъ походовъ и гарнизоновъ въ свои жилища, имЂли секретныя предписанія готовиться къ новымъ походамъ противъ Шведовъ, которымъ отъ Государя готовлена война по союзу его съ другими державами, а паче за оскорбленіе Его Величества отъ Шведовъ вь недавнемъ путешествіи. Войска сіи принуждены напередъ сражаться съ голодомъ и дороговизною, случившимися тогда въ Малоросіи отъ бывшихъ сряду чрезъ два года великихъ въ хлЂбЂ неурожаевъ по причинЂ безмЂрныхъ жаровъ и долговременныхь засухъ, отъ чего и въ рогатомъ скотЂ происходили тогда великіе падежи. Война со Швеціею открылась въ началЂ 1701 года и началась осадою Россійскими войсками города Нарвы, гдЂ и Малоросійскихъ войскъ было 7,000, подъ командою Наказнаго Гетмана, Стольника и Полковника НЂжинскаго, Обидовскаго, да Полковника Полтавскаго, Искры. Армія Россійская, изъ 90,000 состоящая, осадила Нарву по всЂмъ правиламъ воинскимъ и, подЂлавъ траншеи и всЂ нужныя укрЂпленія, имЂла сначала довольный успЂхъ осаждающихъ. Но подоспЂвшій на помощь къ городу, Король Шведскій, Карлъ XII, съ 20,000 своею арміею, уничтожилъ всЂ успЂхи воинства Россійскаго и самое воинство сіе обезоружилъ. Сраженіе, при семъ бывшее, ни мало не заслуживаетъ сего названія, да и дЂйствительно почиталось оно съ первыхъ дней однимъ магическимъ искуствомъ, проклятымъ тогда же отъ Олонецкаго духовенства, потомъ справедливо признано ошибкою безпримЂрною начальствующихъ, которую и самая неключимая простота признать такою не усомнилась. Король, сколько ни нападалъ на Россіянъ во время дня, ничего сдЂлать не могъ и съ потерею возвращался, но когда Россіяне въ темноту ночную развели большіе огни внутрь стана своего и траншей, въ намЂреніи видЂть чрезъ то приближеніе непріятеля, то Шведы, подойдя темнотою къ стану и траншеямъ Россійскимъ, изъ которыхъ, натурально, ничего оть огней въ сторонЂ не видно, высмотрЂли въ нихъ всЂ важные пункты, огнями освЂщенные, и напустили на пороховые ящики и запасы гранаты свои и бомбы, а на войско столпившеесь пушечныя ядра и картечи. Войска, видЂвши великое свое пораженіе, но не видЂвши отъ кого обороняться, и бывши при томъ поражены ужасомъ отъ возгорЂвшихся пороховыхъ ящиковъ и запасовъ, бросались во всЂ стороны изъ траншей, не зная сами куда, и попадалясь въ руки Шведовъ безъ всякой обороны. Въ плЂнъ взяты были одни чиновники и что было отличное, а прочія войска разпущены въ свои жилища, обозы же со всЂми запасами и амуниціею /197/ остались въ добычу побЂдителямъ. Король Шведскій, по освобожденіи Нарвы, пошелъ съ арміею въ Курляндію и тамъ, разбивъ Польскія и Саксонскія войска, вступилъ, чрезъ Литву, въ Польшу. Малоросійскія войска, выступившія съ самымъ Гетманомъ къ городу Пскову, для прикрытія отъ Шведовъ границъ Россійскихъ, поручены въ команду Наказнаго Гетмана, Полковника Миргородскаго, Данила Апостола, и ихъ тутъ было 20,000, да другой корпусъ сихъ войскъ, въ числЂ 7,000, подъ командою Полковника Гадяцкаго, Боруховича, соединился съ корпусомъ Князя РЂпнина, а самъ Гетманъ съ 10,000 вступилъ въ Польскую БЂлорусію и наблюдалъ за движеніями Поляковъ, противныхъ Королевской партіи, въ окрестностяхъ города Могилева. Военныя дЂйствія оныхъ корпусовъ чрезъ нынЂшнюю кампанію состояли въ томъ, что Бояринъ Михайло Борисовичь Шереметевъ съ Наказнымъ Гетманомъ Апостоломъ, ходили подъ городъ Юрьевъ Ливонскій или Ревель, войска Шведскія, прикрывавшія сей городъ, разбили и вогнали въ городъ, при чемъ убитъ Полковникъ Компанейскій, Пашковскій, а изъ Шведской стороны, кромЂ побитыхъ, взято въ плЂнъ 70 человЂкъ солдать, двухъ офицеровъ, одну чугунную пушку и одинъ дереванный барабанъ. Князь РЂпнинъ съ Полковникомъ Боруховичемъ проходили до города Риги и имЂли многія перестрЂлки съ конницею Шведскою, но въ главное сраженіе съ корпусомъ Шведскимъ, стоявшимъ подъ стЂнами Риги, вступить не отважились.
Войска Малоросійскія въ 1702 году, бывъ отдЂльными корпусами по прежнему въ арміяхъ Боярина Шереметева и Князя РЂпнина, при своихъ начальникахъ, содЂйствовали имъ сильнымъ образомъ въ поискахъ надь непріателемъ въ провинціяхъ его Лифляндской и Курляндской  193 и вь оборонЂ своихъ границъ, а особый корпусъ ихъ изъ арміи главной Гетманской, прикрывавшей отъ Польши Малоросійскія границы, отряженъ былъ, подъ командою Полковника Стародубскаго, Михайла Миклашевскаго, къ Польскому городу, Быхову, гдЂ собрался корпусъ войскъ Польскихъ, преданныхъ Королю Шведскому, а противныхъ Королю Августу. Миклашевскій, совокупясь съ Польскимъ войскомъ партіи Короля Августа, бывшимъ въ командЂ Рейментара ихъ, Халецкаго, разбилъ войска противныя и загналъ начальника ихъ, Бельцыневича, въ городъ Быховъ; потомъ, сдЂлавъ на городъ сей приступъ, взялъ его штурмомъ и, полонивъ Бельцыневича, съ другими при немъ чиновниками, отослалъ ихъ къ Гетману въ Батуринъ. А когда самъ Миклашевскій возвращался съ войскомъ своимъ къ границамъ, то Чины и Шляхетство Литовское  194, союзное Россіи, сдЂлали представленіе Гетману о опасности ихъ отъ партій Шведскихъ, набЂгавшихъ изъ Польши и Курляндіи въ ихъ жилища. Посему Гетманъ повелЂлъ Миклашевскому остаться въ Лит†и дЂлать поиски надъ непріятелями тамошними.
При таковыхъ съ Россійской стороны военныхъ дЂйствіяхъ, и когда ими занимались всЂ полевыя войска, въ 1703 году открылось /198/ для Россіи новое явленіе, подходившее близко къ войнЂ мешдоусобной или внутренней, явленіе, почти обыкновенное въ каждую войну и въ каждомъ народЂ и, такъ сказать, преслЂдующее сіи войны и дающее урокъ правительствамъ и министерству, какъ они съ народами поступать должны. Народъ Азіятскій, изъ племенъ языческихъ Татаръ, называемый Башкирцы, съ давнихъ временъ обитающій въ Азіятической Россіи, за рЂкою Волгою, бывъ озлобленный самыми неважными, кажется, случайностями, поднялъ оружіе и взбунтовался противъ Россіи. СлЂдствіемъ того было опустошеніе жилищъ и укрЂпленій Христіанскихъ и истребленіе самыхъ Христіанъ, а причинствовала сему одна степная ярмонка, на которую собираются многіе Азіятскіе и Европейекіе народы и племена съ своими товарами. На ней, между другими продуктами и издЂліями, множество бываетъ въ продажЂ разішхъ языческихъ кумировъ и малеванныхъ Христіанскихъ образовъ, а дЂлаютъ и продаютъ ихъ одни Христіане. По нерасторопности Земской Полиціи, такъ называемой выЂзжей для устройства ярмонки, поставлены были ряды кумировъ языческихъ въ одну линію съ рядомъ образовъ Христіанскихъ. Торговавшіе тЂ обои издЂлія, Христіане, Башкирцы и Калмыки, одни сравнивая образы съ кумирами, а другіе тому прекословя, имЂли между собою, первЂе обыкновенное преніе, потомъ крупную ссору, а наконецъ и самую драку. Христіане, бывъ туть многолюднЂе отъ язычниковъ, разогнали сихъ послЂднихъ, оплевали ихъ кумиры и многіе изъ нихъ побросали въ грязь и попирали ногами. Язычники, раздраженные до бЂшенства такимъ поношеніемъ ихъ чтилищъ, собрались со всей ярмонки, напустили на Христіанъ своими стрЂлами, многихъ изъ нихъ поранили и нЂсколько убили. Правительство страны тамошней осудило и перевЂшало за то многихъ Башкирцевъ, но не уважило и не удовлетворило при томъ ихъ претензіи, и сіе-то самое произвело бунтъ Башкирскій, а для его усмиренія командированъ изъ арміи Бояринъ Шереметевъ, и при немъ, съ 5,000 корпусомъ Малоросійскимъ, Судья Полковой Лубенскій, Каспаровскій. Бунтъ оный скоро утишенъ былъ не столько строгостію и способомъ воинскимъ, сколько кротостію и благоразуміемъ Боярина.
Король Шведскій, озлобясь до ожесточенія на Короля Польскаго, Августа II, за то, что онъ воздвигнулъ на него войну и согласилъ на нее Царя Россійскаго и Короля Датскаго, поступилъ съ Августомъ такъ, какъ во времена варварскія поступали съ своими побЂжденными древніе Римляне, Александры, Тамерланы и другіе побЂдители. Онъ, разбивъ во многихъ мЂстахъ Польскія и Саксонскіа войска, изгналъ Короля Августа изъ Польши и, въ 1704 году, лишилъ его Королевскаго достоинства, а на мЂсто его принудилъ Чиновъ Польскихъ выбрать себЂ Королемъ Воеводу Станислава Лещинскаго, который, бывъ у Короля Шведскаго Депутатомъ отъ РЂчи Посполитой Польской, показался ему своею фигурою. Во время сихъ перемЂнъ Шведскія войска, бывши безъ дЂла, разхаживали по ПольшЂ и дЂлали свои добычи, грабя монастыри и церкви, /199/ а паче Рускіе и Уніатскіе, которыя удерживали еще видъ устроеній Рускихъ: они, вмЂстЂ съ другими сокровищами церковными, обдирали иконы, отнимали потиры и всякую утварь, не оставляя ничего, что только имЂло цЂну. Гетманъ Мазепа, съ арміею своею, состоящею изъ 30,000 войскъ Малоросійскихъ, прикрывая границы Россійскія отъ впаденія въ нихъ Шведовъ, расхаживалъ чрезъ весь тотъ годъ около рЂкъ Припети и Любара, а прочія Малоросійскія войска, при прежнихъ своихъ начальникахъ, соединены были съ арміями Россійскими и дЂйствовали на Шведовъ въ Курляндіи, Лифляндіи и ЛитвЂ. Гетманъ Мазепа, продолжая съ арміею своею прикрывать границы и перемЂняя походы свои, смотря по движеніямъ непріятельскимъ, въ 1705 году имЂлъ повелЂніе отъ Государя вступитъ въ границы Польскія со стороны Галиціи. Онъ потомъ, войдя въ Польшу и расположась при городЂ ЗамостьЂ, командировалъ отъ себя сильный корпусъ Козацкій подъ командою Полковниковь, Черниговскаго Полуботка, Гадяцкаго Боруховича и Компанейскаго,Танскаго, въ пограничное съ Цесаріею Спишское воеводство, въ которомъ собравшійся Польскій корпусъ, приверженный новому Королю, Лещинскому, на голову они разбили и воеводу Спишскаго убили. Гетманъ, не выхода изъ Польши, разположилъ войска свои на зимовыя квартиры въ части Галиціи и имЂлъ главную квартиру въ городЂ Бродахъ, а оттоль приходилъ зимою съ легкимъ корпусомъ къ городу Минску и былъ при томъ въ городЂ СлуцкЂ, яко бы для совЂщанія съ Польскими Вельможами о способахъ продолжать со Шведами войну съ лучшимъ противъ прежняго успЂхомъ и, поворотясь оттоль въ Броды, привелъ съ собою нЂсколько соть Польскихъ охотниковъ изъ жолнЂрства ихъ, будто приверженныхъ къ партіи прежняго Короля, Августа, и за то гонимыхъ партизантами нынЂшняго Короля Лещинскаго, которыхъ размЂстилъ онъ по своимъ полкамъ Гвардейскимъ, то есть, пЂшимъ Сердюцкимъ и въ конный Компанейскій.
Походы сіи въ Польшу были для Мазепы великимъ камнемъ претыканія и соблазна. Въ нихъ-то устроилъ онъ гибель свою и многихъ невинныхъ людей, имъ обманутыхъ. Близкое между собою разстояніе Шведскихъ и Малоросійскихъ войскъ, квартировавшихъ въ ПольшЂ, дало ему случай свидЂться тайно съ Королемъ Шведскимъ и разположить съ нимъ предпріятіе свое отстать отъ Государя и предаться его непріятелю, и сіе происходило столь скрытно, что, по день событія, никто проникнуть не могь. Гнусный умыселъ сей породила въ немъ адская злоба за личную обиду свою. Преданіе народное, взятое отъ приближенныхъ съ Мазепою особъ, повЂствуеть, что въ недавнемъ отъ того времени былъ Мазепа на одномъ пиру съ Государемъ у Князя Менщикова, и за противорЂчіе въ разговорахъ ударилъ Государь Мазепу по щекЂ, и хотя за то скоро и помирился съ нимъ, но Мазепа, скрывъ наружно злобу, запечатлЂлъ ее въ сердцЂ своемъ. А многіе при томъ бывшіе, также злобные Бояре, недоброжелательствовавшіе /200/ Государю за перемЂны государственныя, а больше за погибшихъ въ бунты своихъ родственниковъ, сочли случай оный божественнымъ даромъ мщенія и утвердили Мазепу въ его отважномъ намЂреніи обЂщаніями своими о ихъ помощи. Господинъ Вольтеръ, повЂстнуя о семъ случаЂ въ своей Шведской Исторіи, говоритъ такъ: „Государь, имЂвши Мазепу за своимъ столомъ, предложилъ ему завесть у себя въ Малоросіи регулярное войско и всЂ тЂ подати народныя и пошлинныя, каковы заведены въ Великоросіи. И когда на сіе отвЂчалъ Мазепа, что въ таковомъ военномъ и пограничномъ народЂ, каковъ Малоросійскій, того вдругъ сдЂлать не можно, а раз†изподоволь и по временамъ, то Государь, разсердась за сіе на Мазепу  195, разругалъ его, схватилъ за усы и похвалялся лишить его Гетманства.“ ОбЂ оныя повЂсти, сложа вмЂстЂ, все выводятъ тоже, что Мазепа имЂлъ умыселъ, такъ вредный, побужденіемъ собственной его злобы и мщенія, а отнюдь не національныхъ интересовъ, которые, натурально, должны бы въ такомъ случаЂ подвигнуть войска и народъ къ ихъ удержанію онаго, но, вмЂсто того, народъ всемЂрно истреблялъ Шведовъ, яко своихъ враговъ, нашедшихъ непріятельски на его земли. Онъ-то ихъ истребилъ до половины при проходЂ незнаемыхъ лЂсовъ и путей и при безпечномъ квартированіи, какъ у своихъ союзниковъ.
Мазепа, очищая временно тотъ путь, по коему вела его излишняя отвага и крайнее ожесточеніе въ неизмЂримую пропасть, удалялъ отъ себя всЂхъ подозрительныхъ ему людей, неспособныхъ къ подражанію въ его предпріятіяхъ, а инымъ изъ таковыхъ искалъ и самой смерти. И съ симь точно умысломъ въ 1706 году командировалъ онъ безвременно и въ противность всЂхъ правилъ воинскихъ Стольника и Полковника Стародубскаго, Михайла Миклашевскаго, съ его полкомъ въ Литовскій городъ, Несвижъ, а Полковника Переяславскаго, Мировича, противнаго другимъ Мировичамъ, Мазепинымъ родственникамъ, слЂдовательно и самому МазепЂ, отправилъ съ полкомъ его въ Польскій городъ, Ляховичи, повелЂвъ имъ сражаться съ цЂлыми корпусами Шведовъ и Поляковъ и не допускать ихъ съ собою соединяться и составлять армію. Оба тЂ Полковники, со многими чиновниками и ихъ полками, наважденіемъ Мазепинымъ, были истреблены. Миклашевскій, сражавшись съ непріятелемъ подъ Несвижемъ и не могшій преодолЂть многолюдства, пробился сквозь непріятеля въ замокъ Несвижскій и тамъ отбивался пять дній, а наконецъ,изнемогши отъ усилій непріятельскихъ, былъ ими изрубленъ со всЂмъ полкомъ; а Мировичь, бывши окруженъ при Ляховичахъ многочисленнымъ непріятелемъ, послЂ продолжительной обороны, взятъ въ плЂнъ со многими чиновниками и знатными Козаками и отведенъ въ Шведскій столичный городъ, Стокгольмъ, гдЂ и умеръ.
Царь Петръ АлексЂевичь въ 1707 году, Іюля 1, прибывъ въ Черниговъ, отправился оттоль рЂкою Десною на судахъ въ городъ Кіевъ, гдЂ, вмЂстЂ съ Гетманомъ Мазепою, Августа 15, заложили крЂпость, названную Печерскою, /201/ салютовали торжество сіе пальбою изъ ружьевъ и пушекъ. Войска Малоросійскія, кои работу сію начали, въ нЂсколько лЂтъ совершили. Изъ бывшихъ при семъ многихъ чиновниковъ Малоросійскихъ, поданъ доносъ Государю отъ Судьи Генеральнаго, Кочубея, и швагра его, Полковника Полтавскаго, Искры, о умышляемой Царю измЂнЂ оть Гетмана, преданнаго Королю Шведскому. Государь повелЂлъ изслЂдовать доносъ сей и судить по нему учрежденной для того особой Коммисіи подъ управленіемъ Министра своего, Шафирова. СлЂдствіе продолжалось нЂсколько мЂсяцевъ. Доказательства и справки разбираемы были со всею строгостію и опытностію, но ничего на Гетмана подозрительнаго не найдено и не показано. ВсЂ доказательства состояли въ наслышкахъ отъ ненадежныхъ людей, открывшихся при очныхъ ставкахъ, въ разговорахъ Гетманскихъ, сопровождавшихся подозритвльными минами, и въ догадкахъ по пЂснямъ, сочиненнымъ отъ Гетмана съ аллегорическими выраженіями, а паче въ пЂсне, такъ называемой, Чайка, значущей страждущую и колеблемую Малоросію. Приговоръ Коммисіи, по окончаніи слЂдствія, осудилъ доносчиковъ на смерть, яко безъ доказательныхъ и обругавшихъ Гетмана такъ великимъ преступленіемъ. Государь утвердилъ приговоръ оный и отправилъ осужденныхъ для казни къ Гетману. Но сей, по обыкновенному своему притворству, отказался отъ удовлетворенія собственной своей претензіи, а предалъ виновныхъ въ волю Государя, какъ преступниковъ Государственныхъ, И Государь повелЂлъ надъ ними экзекуцію произвесть отъ Коммисіи, ихъ осудившей. По чему имъ и отрублены головы при селЂ БорщаговкЂ, подъ городомъ БЂлою Церквою, въ виду войска, стоящаго здЂсь лагеремъ. Тяжкое преступленіе Мазепино, сокрытое тайною непроницательною, и легкія объ немъ доказательства, такъ худо произведенныя Кочубеемъ и Искрою, свидЂтельствуютъ о глубочайшей мудрости перваго и о пылкой простотЂ послЂднихъ, а преданіе народное завЂряетъ, что сіи такъ стремительно, но слабо, поступили побужденіемъ ревности за жену Искрину, имЂвшую подозрительныя обхожденія съ Гетманомъ.
Король Шведскій въ 1708 году, проходя съ арміею своею Польшу и Литву и возвратясь изъ Саксоніи, предпріялъ идти во внутренность Россіи, въ самую ея столицу, Москву, и по тому отъ стороны Россійской начались страшныя и безпрестанныя движенія войскомъ въ пограничномъ народЂ, а въ Малоросіи началась новая эпоха нашествія непріятельскаго, каторая и до днесь таковою считается простонародіемъ въ ихъ лЂтосчисленіи достопамятностей, и не иначе объ ней воспоминають, какъ съ сокрушеніемъ сердечнымъ и удивленіемъ. Войска, переходя съ мЂста на мЂсто, занимали дефилеи и переправы по пути арміи Шведской, нападая безпрестанно на ея авангарды и фланги, а народъ Малоросійскій, выходя изъ жилищъ своихъ, занималъ и укрЂплялъ убЂжища свои въ лЂсахъ, болотахъ и мЂстахъ неприступныхъ, и дЂлалъ копья, бердыши и другія ручныя орудія, приготовляясь къ оборонЂ. /202/ Гетманъ Мазепа, укомплектовавъ и снабдивъ всЂмъ надобнымъ войска свои, состоявшія по арміи, а резиденцію свою, городъ Батуринъ, въ которомъ хранились всЂ сокровища, запасы и магазейны, подкрЂпивъ достаточнымъ гарнизономъ изъ Сердюцкихъ пЂхотныхъ полковъ и одного коннаго Прилуцкаго полка, подъ командою Полковника Носа, выступилъ самъ, съ остальными войсками Малоросійскими и со многими чиновниками воинскими и гражданскими, сверхъ обыкновеннаго штата нарочито умноженными, къ границамъ БЂлорускимъ, яко бы для отраженія непріятеля. Но, переправясь чрезъ рЂку Десну и разположивъ лагеръ свой между городовъ, Стародуба и Новгорода СЂверскаго, около мЂстечка Семеновки, на мЂстЂ, по нынЂ называемомъ Шведчиною, объявилъ здЂсь прокламацію свою, сочиненную къ войску и народу Малоросійскому, а изъ нея говорилъ рЂчь всЂмъ чинамъ, тутъ собраннымъ, слЂдующаго содержанія: „Мы стоимъ теперь, Братія, при двухъ пропастяхъ, готовыхъ насъ пожрать, ежели не изберемъ пути для себя надежнаго ихъ обойти. Воюющіе между собою Монархи, приближившіе театръ войны къ границамъ нашимъ, столь ожесточены одинъ на другаго, что подвластные имъ народы терпятъ уже, и еще претерпятъ, бездну золъ неизмЂримую, а мы между ими есть точка или цЂль всего злополучія. Они оба, по своенравію своему и присвоенію неограниченной власти, подобятся самымъ страшнымъ деспотамъ, каковыхъ вся Азія и Африка едва ли когда производили. И по тому побЂжденный изъ нихъ и падшій разрушитъ собою и державу свою и приведетъ ее въ ничтожество. Жребій державъ оныхъ предопредЂленъ судьбою рЂшиться въ нашемъ отечест†и въ глазахъ нашихъ, и намъ, видЂвши угрозу сію, собравшуюсь надъ главами нашими, какъ не помыслить и не подумать о себЂ самихъ? Мое сужденіе, чуждое всЂхъ пристрастій и душевредныхъ поползновеній, есть таково : когда Король Шведскій, всегда побЂдоносный, и коего вся Европа уважаетъ и трепещетъ, побЂдитъ Царя Россійскаго и разрушитъ царство его, то мы неминуемо причислены будемъ къ ПольшЂ и преданы въ рабство Полякамъ по волЂ побЂдителя, и въ волю его творенія и любимца, Короля Лещинскаго, и уже тутъ нЂтъ и не будетъ мЂста договорамъ о нашихъ правахъ и преимуществахъ, да и прежніе на то договоры и трактаты сами собою уничтожатся, ибо мы, натурально, сочтены будемъ завоеванными или оружіемъ покоренными, слЂдовательно, будемъ рабы неключимы, и судьба наша послЂдняя будетъ горше первой, которую предки наши оть Поляковъ испытали съ толикою горестію, что и самое воспоминаніе объ ней въ ужасъ приводить. А ежели допустить Царя Россійскаго сдЂлаться побЂдителемъ, то уже грозящія бЂдствія изготовлены намъ отъ самаго Царя сего; ибо вы видите, что, хотя онъ происходитъ оть колЂна, выбраннаго народомъ изъ Дворянства своего, но, присвоивъ себЂ власть неограниченную, караетъ народъ тотъ по своему произволенію, и не только свобода и имЂніе народное, но и самая жизнь его порабощены /203/ единственной волЂ и прихоти Царской. ВидЂли вы и послЂдствія деспотизма сего, по коему онъ изтребилъ многочисленныя семейства самыми варварскими казнями за вины, возведенныя ябедою и вынужденныя тиранскими пытками, коихъ никакое человЂчество стерпЂть и претерпЂть не можетъ. Начало общихъ болЂзней нашихъ изпыталъ я на самомъ себЂ. Вамъ извЂстно, что за отреченіе мое въ замыслахъ его, разительныхъ для нашего отечества, выбитъ я по щекамъ, какъ несносная  196 блудница. И кто жъ тутъ не признаетъ, что тиранъ, обругавшій столь позорно особу, представлающую націю, почитаетъ, конечно, членовъ ея скотомъ несмысленнымъ и своимъ пометомъ? Да и дЂйствительно таковыми ихъ почитаетъ, когда посланнаго къ нему депутата народнаго, Войнаровскаго, съ жалобою о наглостяхъ и озлобленіяхъ, чинимыхъ безпрестанно народу отъ войскъ Московскихъ, и съ прошеніемъ подтвержденія договорныхъ статей, при отдачЂ Хмельницкаго заключенныхъ, коихъ онъ еще не подтверждалъ, а долженъ по тЂмъ же договорамъ подтвердить, онъ принялъ пощечинами и тюрьмою и отправитъ хотЂлъ шибеницею, отъ которой спасся сей однимъ побЂгомъ. И такъ остается намъ, Братія, изъ видимыхъ золъ, насъ обышедшихъ, избрать меньшее, чтобы потомство наше, повергнутое въ рабство нашею неключимостію, жалобами своими и проклятіями насъ не обременило. Я его не имЂю и имЂть, конечно, не могу, слЂдовательно, безпричастенъ есмь въ интересахъ наслЂдія, и ничего не ищу, кромЂ благоденствія тому народу, который почтилъ меня настоящимъ достоинствомъ и съ нимъ ввЂрилъ мнЂ судьбу свою. Окаяненъ былъ бы я и крайне безсовЂотенъ, когда бы воздавалъ вамъ злое за благое и предалъ его за свои интересы! Но время открытьсл вамъ, что я избралъ для народа сего и самихъ васъ. ДолголЂтнее искуство мое въ дЂлахъ политическихъ и въ знаніи интересовъ народныхъ, открыло мнЂ глаза о нынЂшнемъ положеніи дЂлъ Министерскихъ, и сколь они приближены стали къ нашему отечеству. Первымъ искуствомъ почитается въ таковыхъ случаяхъ тайна, непроницаемая ни отъ кого до ея событіл. Я ее ввЂрилъ одному себЂ, и она меня предъ вами извиняетъ собственною своею важностію. ВидЂлся я съ обоими воюющими Королями, Шведскимъ и Польскимъ, и все искуство мое употребилъ предъ ними, убЂдить перваго о покровительст†и пощадЂ отечества нашего отъ воинскихъ поисковъ и раззореній въ будущее на него нашествіе, а въ разсужденіи Великоросіи, намъ единовЂрной и единоплеменной, изпросилъ у него  191 неутралитетъ, т. е., не должны мы воевать ни со Шведами, ни съ Поляками, ни съ Великоросіянами а должны, собравшись съ воинскими силами нашими, стоять въ приличныхъ мЂстахъ и защищать собственное отечество свое, отражая того, кто нападетъ на него войною, о чемъ заразъ мы должны объявить Государю, а Бояре его, не зараженные еще НЂмещиною и помнящіе пролитую неповинно кровь ихъ родственниковъ, обо всемъ томъ извЂстны и со мною согласны. Для всЂхъ /204/ же воюющихъ войскъ выставлять мы повинны за плату провіантъ и фуражъ, число возможное безъ собственнаго оскудЂнія нашего; а при будущемъ общемъ мирЂ всЂхъ воюющихъ державъ положено поставить страну нашу въ то состояніе державъ, въ какомъ она была прежде владЂнія Польскаго, при своихъ природныхъ Князьяхъ и при всЂхъ прежнихъ правахъ и преимуществахъ, вольную націю значущихъ. Споручительствовать за то взялись первЂйшія въ ЕвропЂ державы: Франція и Германіа; и сія послЂдняя сильнымъ образомъ настаивала о таковомъ положеніи нашемъ еще во дни Гетмана Змновія Хмельницкаго, при ИмператорЂ ФердинантЂ III-мъ, но не сбылось оно по междоусобію и необдуманности предковъ нашихъ. Договоры наши о вышесказанномъ заключtны мною съ Королемъ Шведскимъ письменнымъ актомъ, подписаннымъ съ обЂихъ сторонъ и объявленнымъ въ означенныя державы. И мы теперь почитать должны Шведовъ своими пріятелями, союзниками, благодЂтелями и какъ бы отъ Бога низпосланными для освобожденія насъ отъ рабства, презрЂнія и возстановленіа въ первую степень свободы и самодержавства. Ибо извЂстно, что прежде были мы то, что теперь Московцы : правительство, первенство и самое названіе Руси отъ насъ къ нимъ перешли. Но мы теперь у нихъ, какъ притча во языцЂхъ! Договоры сіи со Швеціею не суть новые и первые еще съ нею, но суть они подтвердительные и возобновительные прежнихъ договоровъ и союзовъ, предками нашими сь Королями Шведскими заключенныхъ. Ибо извЂстно, что дЂдъ и отецъ нынЂшняго Короля Шведскаго, имЂвши важныя услуги отъ войскъ нашихъ въ войнЂ ихъ съ Ливонцами, Германцами и Даніею, гарантировали страну нашу и часто за нее вступались противъ Поляковъ, а потому и отъ Гетмана Хмельницкаго, за соединеніемъ уже съ Россіею, посланъ сильный корпусъ Козацкій, при Наказномъ ГетманЂ, АдамовичЂ, въ помощь Королю Шведскому, Густаву, и содЂйствовалъ ему при взятіи столицъ Польскихъ, Варшавы и Кракова. И такъ, нынЂшніе договоры наши со Швецію суть только продолженіе прежнихъ, во всЂхъ народахъ употребительныхъ. Да и что жъ то за народъ, когда о своей пользЂ не радитъ и видимой опасности не упреждаетъ? Такой народъ неключимостію своего уподобляется, по истинЂ, безчувственнымъ тварямъ, отъ всЂхъ народовъ презираемымъ.“
По выслушаніи рЂчи Гетманской и по прочтеніи во всЂхъ ставкахъ и собраніяхъ войсковыхъ прокламаціи его, заключили иные, яко ко благу есть 198, а другіе — ни, а льститъ народы! И такъ препираясь съ собою нЂсколько дней, согласились въ одномъ только томъ, что нужна перемЂна ихъ состоянію и несносно презрЂніе въ землЂ своей отъ народа, ни чЂмь ихъ не лучшаго, но нахильнаго и готоваго на всЂ обиды, грабленія и язвительныя укоризны; но чЂмъ тому пособить и за что взяться, о семъ придумать не могли; а что бы отстать отъ Царя и царства Христіанскаго и предать себя въ волю Монарха Лютеранскаго, /205/ попирающаго иконы Святыхъ и сквернящаго середы и пятницы мясояденіемъ, о томъ и слышать не хотЂли. И, наконецъ, собравшись всЂ чины и Козаки по своимъ полкамъ, поднялись одного утра до разсвЂта изъ лагеря своего, оставивъ въ немъ Гетмана съ двумя Компанейскими полками и всЂхъ Старшинъ Генеральныхъ, со многими чиновниками, къ полкамъ не принадлежащими, кои какъ бы были подъ стражею у Компанейцевъ. НамЂреніе сихъ чиновъ и Козаковъ состояло въ томъ, чтобы соединиться имъ съ войсками Великоросійскими и донесть Государю о всемъ, у нихъ происходившемъ съ Гетманомъ, и что они въ замыслахъ его не участвуютъ и весьма противятся. За симъ, отправившись они на Стародубъ, нашли корпусъ Менщикова въ БЂлорусіи, при которомъ и самъ Государь тогда присутствовалъ, донесли Государю о коварст†Мазепиномъ и о смутномъ состояніи правительства Малоросійскаго, и просили о разрЂшеніи имъ выбора новаго Гетмана по правамъ ихъ и привиллегіямъ, сіе узаконяющимъ. Государь, поблагодаривъ Козакамъ за ихъ вЂрность и обЂщавъ произвесть выборъ оный съ возвращеніемъ ихъ въ Малоросію, повелЂлъ имъ остаться въ командЂ Князя Менщикова и содЂйствовать ему въ поискахъ надъ Шведскимъ Генераломъ, Левенгауптомъ, который, по указу Короля своего, выступивъ съ помощнымъ войскомъ и со многими запасами изъ Лифляндіи, поспЂшалъ соединиться съ Королевскою арміею въ БЂлорусіи.
Менщиковъ, Сентября 28 дня, 1708 года, напавъ на корпусъ и превеликій обозъ Левенгаупта, между мЂстечкомъ Пропойскомъ и деревнею ЛЂснымъ надъ рЂкою Сожью, въ БЂлорусіи, далъ ему сраженіе въ присутствіи самаго Государя. И какъ войска Великоросійскія отъ сильнаго и нечаяннаго нападенія Шведовъ на мЂстЂ сраженія не устояли, а смЂшавшись побЂжали, то Государь, самъ собравъ и выстроивъ ихъ по прежнему, поставилъ позади фронта и по флангамъ Малоросійскихъ Козаковъ, съ строгимъ повелЂніемъ рубить саблями и колоть копьями всЂхъ тЂхъ, кои во время сраженія подадутся назадъ, не щадя ни кого, ни самаго его, Государя, когда онъ впадетъ въ сію слабость. Возобновленное сраженіе увЂнчано было найлучшимъ успЂхомъ и полною побЂдою. Шведы повсюду разбиты и разсЂяны; преслЂдованіе ихъ продолжалось до самой ночи и до рЂки Сожи, гдЂ многіе изъ нихъ перетопились, а остальные переправились въ плавь черезъ нее. На мЂстЂ сраженія и на побЂгЂ въ плЂнъ взято Шведовъ до 12,000, и весь обозъ, состоящій во множест†тысячь повозокъ, съ запасами и артиллеріею, достались побЂдителямъ. Сраженіе сіе должно почитаться началомъ или преддверіемъ рЂшительной побЂды надъ Королемъ Шведскимъ и всЂхъ его несчастій. Онъ чрезъ него лишился всей нужной ему помощи въ свЂжемъ войскЂ и воинскихъ запасахъ.
Изъ БЂлорусіи командированъ Менщиковъ съ корпусомъ его и Козаками въ Малоросію для предупрежденія арміи Короля Шведскаго и истребленія резиденціи Гетманской, города Батурина, яко хранилища многихъ запасовъ и /206/ арсеналовъ національныхъ. Онъ поспЂшилъ туда въ послЂднихъ числахъ Октября, и зная коликой важности стоило овладЂть симъ городомъ въ самой скорости и избЂгая продолжительной осады по формЂ, принялъ отважное намЂреніе взять его приступомъ, и для того повелъ заразъ войска свои на городскія укрЂпленія. Войска Мазепины, называемыя Сердюки, составленныя изъ вольницы, а больше изъ Украинскихъ Поляковъ и Волоховъ, и содержавшія гарнизонъ въ городЂ, знавъ также, чего имъ ожидать должно отъ войскъ Царскихъ, защищали городъ и его укрЂпленія съ примЂрною храбростію и отвагою. Осаждающіе отбиваемы были нЂсколько разъ отъ городскихъ валовъ  199, рвы городскіе наполнялись трупами убитыхъ съ обЂихъ сторонъ, но битва еще продолжалась около города во всЂхъ мЂстахъ. Наконецъ, наступившая ночь и темнота развели бьющихся, и Россіяне отступили отъ города и перешди рЂку Сеймъ для обратнаго похода. Но бывшій въ городЂ съ полкомъ своимъ, Полковникъ Прилуцкій, Носъ, несогласный также, какъ и другіе полки, на предпріятія Мазепины и гнушавшійся его вЂроломствомъ, а удержанный въ городЂ присмотромъ Сердюковъ, выслалъ ночью изъ города Старшину своего, прозваніемъ Соломаху, и велЂлъ ему, догнавши Менщикова на походЂ, сказать, чтобы онъ приступилъ къ городу предъ свЂтомъ и напалъ на указанное симъ Старшиною мЂсто, на которомъ разположенъ полкъ Прилуцкій, гдЂ самъ Полковникъ будетъ сидЂть на пушкЂ, окованный цЂпями, подъ видомъ арестанта, а войско его положится ничкомъ около валу; и се былъ знакъ или лозунгъ для пощады сихъ предателей при всеобщемъ губительст†гражданъ. Менщиковъ, увЂрясь на Полковника и его Старшину, приступилъ къ городу и вошелъ въ него на разсвЂтЂ со всею тихостію и когда Сердюки, поводомъ вчерашней ихъ викторіи, напились до пьяна и были въ глубокомъ снЂ, напалъ онъ со всЂмъ войскомъ на сихъ сонныхъ и прочинающихся, безъ обороны рубилъ ихъ и кололъ безъ всякой пощады, а виднЂйшихъ изъ нихъ перевязалъ въ крюкъ. ОтдЂлавшись такимъ образомъ отъ Сердюковъ, Менщиковъ ударилъ на гражданъ безоружныхъ и въ домахъ ихъ бывшихъ, кои ни мало въ умыслЂ Мазепиномъ не участвовали, выбилъ всЂхъ ихъ до единого, не щадя ни пола, ни возраста, ни самыхъ ссущихъ младенцевъ. За симъ продолжался грабежъ города отъ войскъ, а ихъ начальники и палачи занимались, между тЂмъ, казнею перевязанныхъ Сердюцкихъ Старшинъ и гражданскихъ урядниковъ. Самая обыкновенная казнь ихъ была живыхъ четвертовать, колесовать и на колъ сажать, а дальше выдуманы новые роды мученія, самое воображеніе въ ужасъ приводящіе. И удивительна ли сія жестокость въ такомъ человЂкЂ, каковъ Менщиковъ? Когда онъ былъ пирожникомъ и разнашивалъ по Моск†пирога, то слишкомъ ласкался къ тЂмъ людямъ, кои пироги его покупали, а когда сталъ Княземъ и полководцемъ, то уже слишкомъ варварски терзалъ людей, оставившихъ ему превеликія богатства. Трагедію свою Батуринскую кончилъ онъ огнемъ и жупеломъ: /207/ весь городъ и всЂ публичныя его зданія, т. е., церкви и присудственныя мЂста съ ихъ архивами, арсеналы и магазейны съ запасами, со всЂхъ сторонъ зажжены и превращены въ пепелъ. ТЂла избіенныхъ христіанъ и младенцевъ брошены на улицахъ и стогнахъ града „и не бЂ погребаяй ихъ!“ Менщиковъ, спЂша отступленіемъ и бывъ чуждъ человЂчества, бросилъ ихъ на съЂденіе птицамъ небеснымъ и звЂрямъ земнымъ, а самъ, обремененный безчетными богатствами и сокровищами городскими и національными, и взявъ изъ арсенала 315 пушекъ, удалился отъ города и, проходя окрестности городскія, жегъ и раззорялъ все, ему встрЂчавшеесь, обращая жилища народныя въ пустыню.
Равной участи подвержена была большая часть Малоросіи. РазЂзжавшія по ней партіи воинства Царскаго сожигали и грабили всЂ селенія безъ изъятія, и по праву войны, почти неслыханному. Малоросія долго тогда еще курилась послЂ пожиравшаго ее пламени. Народъ, претерпЂвшій бездну золъ неизмЂримую, по счастію, приписывалъ злополучіе свое однимъ Шведамъ, ненавистнымъ ему за однЂ середы и пятницы, въ которыя они Ђли, купленныя у сего же народа, молоко и мясо.
Новгородъ СЂверскій приготовленъ былъ отъ Мазепы для перваго пріема и раздоха Короля Шведскаго и его арміи. Онъ нарочито былъ укрЂпленъ и имЂлъ знатный магазейнъ въ своемъ замкЂ; а для охраненія крЂпости и магазейна введенъ въ него гарнизономъ одинъ Сердюцкій полкъ, подъ командою Полковника своего, Чечеля, и д†сотни реестровыхъ Козаковъ: Новгородская и Топальская, подъ командою Сотника Новгородскаго, Лукьяна Журавки. И какъ обыкновенно и реестровые Козаки всегда Сердюковъ ненавидЂли за безчинство ихъ и наглости и искали имъ за то отмщенія, а Царь съ войсками своими приближился тогда къ Новгороду и стоялъ на супротивномъ ему берегу, при рЂкЂ ДеснЂ, въ селЂ Погребкахъ, квартируя самъ въ домЂ Козака тамошняго, Мальчича, то Сотникъ Журавка, согласно съ Протопопомъ Новгородскимъ, Лисовскимъ, и Козачьими Старшинами, чрезъ Хорунжаго, Павла Худорбая, увЂдомили Государя въ Погребкахъ, что они могуть сдать городъ, если онъ благоволитъ прислать ночью свои войска къ городу съ луговой его стороны. Государь по сему извЂщенію командировалъ тотчасЂ довольное число войскъ въ указанное мЂсто, а Сотникъ съ своею командою и гражданами провели и впустили ихъ въ городъ, такъ называемыми, Водными воротами, что между замка и кляштора. Войска Царскія, напавъ нечаянно на Сердюковъ по городу и въ замкЂ, всЂхъ истребили и городъ заняли. Государь чрезъ сутки посЂтилъ городъ и квартировалъ въ каменномъ домЂ Сотничемъ и намЂревался переказнить нЂсколько десятковъ гражданъ за пріемъ къ себЂ Сердюковъ и для устрашенія тЂмъ гражданъ другихъ городовъ, дабы они вражескихъ войскъ также не принимали; но случившійся при семъ Бояринъ, Графъ Шереметевъ, вступившись за гражданъ, доказывалъ /208/ Государю, что, „Когда Ваше Величество, знавши больше Мазепу, чЂмъ сей народъ его зналъ, могли въ немъ обмануться, дЂлая ему довЂренность, самую почти неограниченную, то какъ же въ немъ не обмануться народу, удаленному отъ всЂхъ дЂлъ политическихъ и Министерскихъ, которыя вЂчно для нихъ закрыты и непроницаемы? А Мазепа при томъ былъ верховный ихъ командиръ, не дававшій имъ отчета въ своемъ поведеніи.“ Государь, уваживши такъ слушные резоны и что, по счастію, не было при семъ Менщикова, простилъ гражданъ и наградилъ чиновниковъ, содЂйствовавшихъ въ сдачЂ города : Сотника Журавку жаловалъ полковникомъ Стародубскимъ, а Протопопа Лисовскаго произвелъ въ Сотники Новгородскіе, и сей, съ приписью Протопопъ, по воскресеньямъ служилъ въ церкви въ епатрахили, а въ прочіе дни Присутствовалъ въ Сотенномъ правденіи при саблЂ, но бороды, однако, не брилъ, и судя людей тяжущихся, вмЂстЬ ихъ и благословлялъ. Но при семъ явленіи препрославленъ лучше всЂхъ спаситель невинности, Бояринъ Шереметевъ. Память его пребудетъ незабвенна и досточтима въ НовгородЂ въ роды родовъ.
Король Шведскій, вступивъ съ арміею своею изъ Польши въ Малоросію, нашелъ Гетмана Мазепу около рЂки Десны, въ предЂлахъ Новгорода СЂверскаго. Видя его безъ войскъ и безъ всего того, что ему обЂщалъ, почелъ его обманщикомъ или предателемъ Царю своему и намЂревался за то казнить; но убЂдительныя жалобы Мазепы и трогательное его рыданіе увЂрили Короля, что онъ, Мазепа, самъ обманулся войскомъ и народомъ своимъ. Г. Вольтеръ, описуя дЂянія героя своего, Короля Шведскаго, говоритъ въ семъ мЂстЂ такъ : „Карлъ XII-й, продолжая походъ свой изъ Польши на Москву, вдругъ поворотилъ съ дороги Московской въ окрестностяхъ Смоленскихъ и направилъ походъ свой въ Украину, землю Козаковъ сего имени. Весь его Генералитеть и самый любимецъ, Пиперъ, сему удивлялись, но ничего не знали. Наконецъ, по многотрудныхъ и медлительныхъ походахъ чрезъ мЂста лЂсныя и болотистыя, разтерявши въ нихъ артиллерію и запасы, достигли тоя Украины, гдЂ предсталъ предъ Короля, при рЂкЂ ДеснЂ, владЂлецъ Украинскій, Мазепа, и разрЂшилъ эту загадку, дотолЂ неразрЂшимую. Козакъ сей явился у Короля не такъ какъ вождь какой нибудь арміи, но какъ бЂглецъ, съ немногими людьми изъ своего штата. Король, его увидя, изумился, а онъ донесъ ему, что войско отъ него отстало и народъ не послушался, что не многіе полки его гвардіи, вызванные изъ вольницы, остаются въ городЂ БатуринЂ, его резиденціи, для сбереженія магазейновъ и запасовъ, и совЂтовалъ Королю поспЂшить туда своимъ походомъ, чтобы Московцы и тЂмъ не обовладЂли.“ Вступленіе Шведовъ въ Малоросію ни мало не похоже было на нашествіе непріятельское, и ничего оно въ себЂ враждебнаго не имЂло, а проходили они селенія обывательскія и пашни ихъ, какъ друзья и скромные путешественники, /209/ не касаясь ни чьей собственности и не дЂлая во все тЂхъ озарничествъ, своевольствъ и всЂхъ родовъ безчинствъ, каковы своими войсками обыкновенно въ деревняхъ дЂлаются подъ титуломъ: „Я слуга Царскій! Я служу Богу и Государю за весь міръ Христіанскій! Куры и гуси, молодицы и дЂвки, намъ принадлежатъ по праву воина и по приказу его Благородія!“ Шведы, напротивъ, ничего у обывателей не вымогали и насильно не брали, но гдЂ ихъ находили, покупали у нихъ добровольнымъ торгомъ и за наличныя деньги. Каждый Шведъ выученъ былъ отъ начальства своего говорить по Руски сіи слова къ народу: „Не бойтесь! Мы ваши, а вы наши!“ Но не смотря на то, народъ здЂшній уподоблялся тогда дикимъ Американцамъ, или своенравнымъ Азіятцамъ. Онъ, выходя изъ засЂкъ своихъ и убЂжищъ, удивлялся кротости Шведовъ, но за то, что они говорили между собою не по Руски и ни мало не крестились, почиталъ ихъ нехристями и невЂрными, а увидЂвши ихъ ядущихъ по пятницамъ молоко и мясо, счелъ и заключилъ безбожными бусурманами и убивалъ вездЂ, гдЂ только малыми партіями и по одиночкЂ найти могъ, а иногда забиралъ ихъ въ плЂнъ и представлялъ къ Государю, за что давали ему жалованье, сначала деньгами по нЂскольку рублей, а напослЂдокъ по чаркЂ горЂлки, съ привЂтствіемъ: „Спасибо, Хохленокъ!“
Король Шведскій, вступя въ Малоросію, публиковалъ въ ней и выставилъ на публичныхъ мЂстахъ прокламацію свою къ здЂшнему народу слЂдующаго содержаніа :
„ПреслЂдуя злобнаго своего непріятеля, Царя Московскаго, воздвигнувшаго на Швецію войну со всЂхъ сторонъ безъ всякихъ причинъ, а по одной злости своей и тщеславію, я вступаю въ землю Козацкую не ради завоеванія ея или покорыствованія сокровищами и пожитками жителей здЂшнихъ, но единственно для возстановленія правъ ихъ и свободъ прежнихъ, за которыя и предки мои, Короли Шведскіе, противъ Польши всегда вступались, и къ тому обязаны были важными имъ заслугами Козацкими и союзными съ ними договорами и трактатами. Ибо мнЂ извЂстно по сосЂднимъ слухамъ и протесту Гетмана Мазепы, что Царь Московскій, бывши врагъ непримяримый всЂмъ народамъ въ свЂтЂ и жадничая покорять ихъ своему игу, повергши и Козаковъ въ неключимое свое рабство, презирая, отнимая и касуя всЂ ваши права и свободы, торжественными съ вами договорами и трактатами утвержденныя, забылъ при томъ и безстыдно презрЂлъ самую благодарность, всЂми народами за святость чтимую, которою одолжена вамъ, Козакамъ, и народу Рускому Московія, доведенная междоусобіями своими, Самозванцами и Поляками до ничтожества и почти небытія, но вами удержана и усилена. Ибо извЂстно всему свЂту, что народъ Рускій съ своими Козаками, бывъ сначала народомъ самодержавнымъ, т. е., отъ самаго себя зависимымъ, подъ правленіемъ Князей своихъ или Самодержцевъ, соединялся потомъ съ Литвою и Польшею для сопротивленія съ ними противъ Татаръ, ихъ раззорявшихъ, но /210/ послЂ, за насиліе и неистовства Поляковъ, освободившись отъ нихъ собственною своею силою и храбростію, соединился съ Московіею добровольно и по одному единовЂрству, и, сдЂлавъ ее такову, какова она теперь есть, отъ нея попираемъ и озлобляемъ нынЂ безсовЂстно и безстыдно. И такъ я обЂщаваю и предъ цЂлымъ свЂтомъ торжественно кланусь честію своею Королевскою, по низложеніи непріятеля своего, возстановить землю сію Козацкую или Рускую въ первобытное ея состояніе самодержавное и ни отъ кого въ свЂтЂ независимое, о чемъ я, съ Гетманомъ вашимъ, Мазепою, и письменными актами обязался и утвердилъ, а гарантировать ихъ взялись первЂйшія въ ЕвропЂ державы.“ Государь, свЂдавъ о разосланныхъ по Малоросіи спискахъ прокламаціи Карла XII-го и въ такой же силЂ разсЂянныхъ универсалахъ Мазепы, которымъ, однако, народъ здЂшній ни мало не ввЂрался, публиковалъ и отъ себя во всенародное извЂстіе манифестъ свой, подписанный собственною рукою и выставленный при всЂхъ церквахъ, и въ немъ изъяснялся, что „Взнесенныя на него отъ упорнаго непріятеля, Короля Шведскаго, и исчадія его, отступника Мазепы, клеветы, пороки и подозрЂнія суть несправедливы, змышлены и исполнены коварствъ и обмановъ для прельщенія народнаго, и что онъ никогда и въ мысли не имЂлъ обижать, раззорять и порабощать вольный народъ Малоросійскій, а паче касовать и уничтожать правъ ихъ и привиллегій, утвержденныхъ родителемъ его, Царемъ АлексЂемъ Михайловичемъ въ договорныхъ статьяхъ славнаго и мудраго Гетмана, Зиновія Хмельницкаго, при соединеніи Малоросіи съ державою Великоросійскою заключенныхъ, но по нихъ и по особой Царской милости, будетъ сей вЂрный и усердный народъ содержать при всЂхъ его правахъ, волностяхъ и преимуществахъ вЂчно и нерушимо, и можно нелестно сказать, что ни единый народъ подъ солнцемъ не можетъ хвалиться такою легкостію и свободою, яко же нашъ народъ Малоросійскій, ибо ни единаго пенязя въ казну нашу брать не велЂли съ него и наслЂдникамъ нашимъ о томъ завЂщали. А что касается до противника нашего, Карла, то всему свЂту извЂстно, какія онъ съ арміею подЂлалъ раззоренія всЂмъ тЂмъ народамъ, кои проходилъ : церкви ихъ и святилища грабилъ и дЂлалъ ихъ конюшнями и поварнями, священнослужителей тиранилъ и умерщвлялъ, сосуды и утвари Церковныя передЂлывалъ на мирскія непристойныя вещи, на иконы священныя ругалъ, сокрушалъ и ногами попиралъ, да и въ Малоросію заведенъ онъ Мазепою съ однимъ и тЂмъ же умысломъ, чтобы, по раззореніи ея, предать народъ въ вЂчную неволю, въ ссылку Полякамъ, отъ которыхъ онъ набралъ довольное число денегъ, а Мазепа и Лещинскій, яко единородные Полякамъ, его творенія, не что иное у него будутъ, какъ только сборщики и тираны народные, творящіе волю его, и вЂчные Шведскіе данники или Васалы.“ По обнародованіи Царскихъ манифестовъ, народъ Малоросійскій, и безъ того преклоненный на сторону Великоросійскую, натурально, по одновЂрству /211/ и однородству, которыя сугубо тогда ему оттЂнивалъ народъ Шведскій языкомъ своимъ и иновЂрствомъ, приложилъ къ манифестамъ свои выдумки или басни, пронесенныя отъ языка въ языкъ на счетъ Шведовъ и Мазепы и составившія, наконецъ, непреложное и вЂчное преданіе народное, извЂстное даже до сего дне, что, будто, Шведы, ругаясь съ иконъ святыхъ и попирая ихъ ногами, заставляли также и Мазепу поругаться онымъ и потоптать ногами чудотворный образъ Богородичный въ селЂ ДегтяровкЂ, что надъ Десною, бывшій въ каменной тамошней церкви, имъ Мазепою созданной, и что сей образъ испускалъ тогда жалостный стонъ, а Мазепа, стоя на немъ, отрекалса отъ своея вЂры и присягалъ на вЂру Шведскую. Эхо объ этомъ раздалось тотчасъ во всю Малоросію, съ перемЂною только мЂста и названія иконы Богородичной. Одни говорили, что сіе послЂдовало съ образомъ Балыкинскимъ, а другіе съ Каплуновскимъ, и такъ далЂе. А между тЂмъ истребленіе Шведовъ отъ народа продолжалось во всЂхъ мЂстахъ и случаяхъ, гдЂ ихъ только удобно найти могли, и злость на нихъ умножалась отъ поревнованія народнаго за вЂру свою и ея поруганіе, отъ чего въ одну осень и зиму убавилось Шведовъ почти до половины.
Государь въ НоябрЂ мЂсяцЂ того же 1708 года, собравъ въ городъ Глуховъ Чиновъ и Козаковъ Малоросійскихъ, которые въ разсужденіи военныхъ замЂшательствъ собраться только могли, велЂлъ имъ произвесть выборъ на Гетмана вольными голосами и по ихъ правамъ и заведеніямъ. Чины и Козаки объявили на то Государю, что они не иначе должны приступить къ выбору Гетмана, какъ подписавши первЂе приговоръ отъ лица всея націи, что выборъ тоть производится съ утвержденіемъ Гетману всЂхъ правъ его, преимуществъ и прерогативъ, вольность народа и права его обезпечивающихъ, и просили при томъ Государя завЂрить ихъ о томъ своею грамотою. Государь увЂрилъ собраніе клятвенно, что онъ всЂ права Гетманскія, войсковыя и народныя и бывшія на то договорныя статьи, подтвердитъ непремЂнно, по прошествіи нынЂшнихъ военныхъ замЂшательствъ и неудобствъ. По чему, въ присутствіи Государя и его Министровъ, 7 Ноября, выбрали въ Гетманы Полковника Стародубскаго, бывшаго послЂ Маклашевскаго, Ивана Ильича Скоропадскаго, который тогда же отъ Государя и утвержденъ, и ему вручены клейноды войсковые и національные, Гетманское достоинство значущіе, т. е., булава, бунчукъ и печать, а отъ Государя особенно пожаловано знамя Государственное, изображающее двуглаваго орла съ регаліями Царственными.
По окончаніи краткихъ торжествъ выбора и утвержденія Гетманскаго, открылось тамъ же, въ ГлуховЂ, новое явленіе, до того еще въ Малоросіи не бывалое, явленіе страшное, названное сопутницею МазепЂ въ адъ. Многочисленное духовенство Малоросійское и, ближайшее къ граяицамъ здЂшнимъ, Великоросійское, нарочито собранное въ Глуховъ, подъ начальствомъ и инспекторствомъ извЂстнаго Епископа, Прокоповича, и составившее, изъ себя, такъ названный, /212/ помЂстный соборъ, въ 9-й день того жь Ноабря, предало Мазепу вЂчному проклятію или ана?емЂ. Мрачное торжество сіе совершалось въ каменной Николаевской церкви, въ присутствіи Государя и при многочисленномъ собраніи чиновниковъ и народа. Духовенство и клирики были въ черномъ одЂяніи, и всЂ со свЂщами чернаго цвЂту. Портреть Мазепы, висЂвшій до того среди города на шибеницЂ, влеченъ былъ по городу палачами и втянутъ внутрь церкви. Духовенство, окружа его, прочитывало и воспЂвало нЂкоторые псалмы изъ Священнаго Писанія, потомъ, провозгласивь и нЂсколько повторивъ: „Да будетъ такой-то Мазепа проклятъ!“ оборотило на портреть его возженныя свЂчи, а клирики, повторяя тоже самое пЂніемъ, оборачивали и они свЂчи свои ничкомъ. Начальствующій Епископъ ударилъ при томъ концемъ жезла своего въ грудь портрета, со изреченіемъ: „Ана?ема!“ И тогда повлекли обратно портретъ изъ церкви и пЂли сей стихъ церковный: „Днесь Іуда оставляеть учителя и пріемлеть діавола,“ и тЂмъ обрядъ тоть кончился.
Во время расположенія Шведскихъ войскъ на зимовыя квартиры по Малоросіи, бывшіе между ними чиновники Малоросійскіе, вызванные прежде Мазепою для войны съ Шведами, а потомъ оставшіесь при немъ подъ присмотромъ, улучивъ удобное время къ своему побЂгу, уЂхали тайно отъ Мазепы изъ квартиръ своихъ и прибыли къ Государю съ изъясненіемъ своей невинности и вЂрной къ нему преданности. Они приняты отъ Государя благосклонно и оставлены въ прежнихъ ихъ чинахъ и должностяхъ. И сіи были: Данило Апостолъ, Иванъ Сулима, Дмитро Горленко, Иванъ Максимовичь, Михайло Ломиковскій, Гамалія, Кандыба, Бутовичь и Канцеляристъ Антоновичь; а прочіе премногіе чиновники и знатные Козаки, подозрЂваемые въ усердіи ихъ къ МазепЂ, по тому что они не явились въ общее собраніе для выбора новаго Гетмана, отыскиваемы были изъ домовъ ихъ и преданы различнымъ казнямъ въ мЂстечкЂ ЛебединЂ, что около города Ахтырки. Казнь сія была обыкновеннаго Менщикова ремесла: колесовать, четвертовать и на колъ сажать, а самая легчайшая, почитавшалсь за игрушку, вЂшать и головы рубить. Вины ихъ изыскивались отъ признанія ихъ самихъ, и тому надежнымъ средствомъ служило препохвальное тогда таинство,- пытка, который догмать и по нынЂ извЂстенъ изъ сей пословицы Руской: „Кнутъ не Ангелъ, души не вынетъ, а правду скажеть,“ и которая производима была со всею аккуратностію и по узаконенію Соборнаго Уложенія, сирЂчь, степенями и по порядку, - батожьемъ, кнутомъ и шиною, т. е. разженнымъ желЂзомъ, водимымъ съ тихостію или медленностію по тЂламъ человЂческимъ, которые отъ того кипЂли, шкварились и воздымались. Прошедшій одно испытаніе, поступалъ во второе, а кто всЂхъ ихъ не выдерживалъ, таковый почитался за вЂрное виновнымъ и веденъ на казнь. Пострадало такимъ образомъ, не превозмогшихъ таковыхъ уроковъ пытки, до 900 человЂкъ. Число сіе можетъ быть увеличено; но, судя по кладбищу, отлученному отъ Христіанскаго и извЂстному подъ названіемъ „Гетманцовъ,“ /213/ должно заключать, что зарыто ихъ сдЂсь очень не мало. И ежели въ человЂчест†славится тотъ великодушіемъ, кто презираетъ ужасы и опасности, то уже нЂтъ для тЂхъ и титуловъ, кои были орудіями и участниками Лебединскихъ тиранствъ и звЂрскихъ лютостей, ужасающихъ самое воображеніе человЂческое. Остается теперь размыслить и посудить, что, ежели по словамъ самаго Спасителя, въ Евангеліи описаннымъ, которыя суть непреложны и не мимо идуть, ежели, „всякая кровь, проливаемая на земли, взыщется отъ рода сего,“ то какое взысканіе предлежитъ за кровь народа Рускаго, пролитую оть крове Гетмана Наливайка, до сего дне, и пролитую великими потоками за то единственно, что искалъ онъ свободы, или лучшей жизни въ собственной землЂ своей и имЂлъ о томъ замыслы, всему человЂчеству свойственные ?
Король Шведскій, сь арміею своею и Мазепою зимовавшій до праздника Рождества Христова въ РомнЂ и его окресностяхъ, перешелъ послЂ праздника въ городъ Гадячь и въ его околичныя селенія, а въ Роменъ и его окрестности посланы отъ Государя Малоросійскія войска для раззоренія и опустошенія тЂхъ селеній. Экспедиція сія на Роменщину значила д†политическія причины, доказующія отмЂнную проницательность и правоту великаго министра и любимца Царскаго, Менщикова, ихъ придумавшаго: одну, наказать Роменцевъ за пріемъ къ себЂ въ квартиры арміи Шведской, отъ которой и самая армія Россійская весьма удалялась, а другую испытать, какъ на пробномъ камнЂ, вЂрность и усердіе войскъ Малоросійскихъ. И сіи войска, бывъ какъ бы ушибены и обезумлены тогдашнимъ хаосомъ, съ зажмуренными глазами и окаменЂннымъ сердцемъ, руйновали свою невинную братію, Роменцевъ, прямо, какъ непрілтелей своихъ. Жилища ихъ были раззорены и сожжены, скотъ отогнатъ и розданъ по арміи, какъ добычный, и все приведено въ запустЂніе, а народы тамошніе сильнЂйшіе, пробЂгая сквозь руки своихъ гонителей, удалялись на рубежи Великоросійскіе, подъ протекцію великихъ тамошнихъ Бояръ, и оселили собою знатныя слободы: Юнаковку, Михайловку, и премногія другія, извЂстныя по нынЂ подъ названіемъ „Вольныхъ Черкасовъ.“ Слабые же и немощные скитались вь своихъ развалинахъ и погребахъ, между головнями и снЂгами, и исчезали медленно въ отечест†своемъ и при гробахъ предковъ своихъ. И такъ Роменцы сугубое претерпЂли раззореніе за то только, что были несчастливы. Шведы, навалившіесь на нихъ цЂлою арміею, и знавши, что ихъ Малоросіяне вездЂ убивали, поступали съ ними, какъ съ своими завоеванными непріятелями, и уже больше не говорили : „Мы ваши, а вы наши ;“ а дана имъ была такая воля отъ Короля, какъ черту на Іова, т. е., души только не коснись. ПослЂдній же ударъ надъ ними совершили единородные и единовЂрные ихъ братія, Козаки Малоросійскіе, ужасавшіесь дЂлъ рукъ своихъ.
Между тЂмъ приближавшаясь компанія 1709 года показывала великій урокъ для обоихъ /214/ воюющихъ Монарховъ и народовъ, и сей самый годъ сталъ замЂчательною эпохою Исторіи СЂверной и всея Европы. Въ немъ-то сбылось неожиданное паденіе и уничиженіе Швеціи, а возвышеніе Россіи. Монархъ Россійскій, хота и видЂлъ армію Шведскую, уменьшенную въ Малоросіи до половины, и что войска его столько возмужали и укрЂпились, что уже могли стоять противъ Шведовъ, въ трое отъ нихъ меньшихъ, однако, не надЂясь на счастіе свое, столь мало ему благопріятствовавшее, и опасаясь, чтобы дЂла его не приняли худшаго оборота, посылалъ и въ семъ году, и почти на канунЂ послЂдняго и рЂшительнаго сраженія, отзывы свои Королю Шведскому, соглашая его на мирныя предложенія, которыми оставлялъ ему всЂ прежнія требованія на Ингерманландію и Финляндію, а выговаривалъ себЂ одну только пристань на Балтійскомъ морЂ съ городомъ Петербургомъ и Шлиссельбургомъ. Но Король Шведскій, упоенный славою завоевателя и всегдашними своими побЂдами, отвергнувъ тЂ предложенія, сказалъ посланникамъ Царскимъ и иностраннымъ посредникамъ, на миръ его соглашавшимъ, что „помирится онъ съ Царемъ въ столичномъ городЂ его, МосквЂ, гдЂ принудить Московцевъ заплатить ему 30 милліоновъ талеровъ за военные убытки, и покажетъ Царю, надъ чЂмъ и какъ царствовать.“ Государь такимъ жестокимъ отказомъ ставъ безнадеженъ на мирные успЂхи, началъ стягать войска свои въ окрестность Полтавы, а на держанномъ при томъ военномъ совЂтЂ приговорено отъ всего Генералитета дать Шведамъ рЂшительное сраженіе во что бы то ни стало.
Король Шведскій, хотя и зналъ, что армія его знатно умалилась, и усилить ея неоткуда, да и во всЂхъ воинскихъ снарядахъ и запасахъ былъ крайній недостатокъ, и что счастіе, прежде отъ него неотступное, начало въ Малоросіи перемЂняться всегдашними неудачами, но, надЂясь на храбрость своихъ воиновъ и пытаясь собственною своею отвагою, которая изъ дЂтства вкоренилась въ немъ отъ воспитанія и внушенныхъ притомъ фальшивыхъ правилъ о извЂстной предестинаціи или предопредЂленіи, за одно почитаемомъ имъ съ языческимъ неизбЂжнымъ рокомъ, и что они, будто, заставляють человЂка вдаваться во всЂ опасности, презирая самыя невозможности вопреки здраваго разсудка, природою намъ внушеннаго. По симъ правиламъ предпринявъ продолжать съ Россіею войну, самую отчаянную, выступилъ изъ квартиръ своихъ въ началЂ АпрЂля мЂсяца тогоже 1709 года, и разположилъ станъ свой при мЂстечкЂ, Будищахъ, а тамъ простоявъ до половины Мая и наскучивъ праздностію, вздумалъ осадить городъ Полтаву, въ надеждЂ получить въ ней великія сокровища и запасы по завЂренію спутника своего, Мазепы. Осада и приступъ на городъ были жестокіе и страшные въ правилахъ воинскихъ. За неименіемъ осадной артиллеріи и мортиръ съ бомбами, Шведы напали на бастіоны съ ружьями и палашами и нЂсколько ихъ взяли. Но коменданть Полтавскій, иностранецъ Алартъ, съ солдатами и пЂшими Козаками, встрЂчали ихъ артиллеріею, а провожали и опрокидали съ валовъ копьями. ПодоспЂвшія жь изъ арміи свЂжія войска Россійскія, съ луговой стороны /215/ въ городъ прошедшія, и со всЂмъ ту осаду уничтожили, и Король, собираясь послЂ того не перепустить чрезъ рЂку Ворсклу Россійской арміи, для переправы къ ней приступившей, поЂхалъ съ двумя своими гвардЂйцами ее рекогносцировать, а наЂхавъ ночью на Козацкій пикетъ, хотЂлъ его сбить, и для того, напавъ на него собственною своею особою, кололъ Козаковъ шпагою; но они, сдЂлавъ на него исправной выстрЂлъ изъ своихъ гвинтовокъ, убили одного гвардЂйца, а Короля тяжко ранили въ ногу и разшибли ея голень. И такъ Король, къ прежнимъ недостаткамъ армейскимъ, нажилъ и свой собственный, ставъ объ одной ногЂ. Случайность сія, хотя была не изъ сонма предестинацій, а отъ самопроизвольной и неприличной Королю запальчивости, однако давала ему знать, что къ личному командованію сраженіемъ онъ неспособенъ и долженЂ оть него удаляться и спасать свою армію.
ОбЂ воюющія арміи собрались къ Полта†въ ІюнЂ мЂсяцЂ и разположились одна въ виду другой, укрЂпивъ себя шанцами и другими нужными окопами. Армія Россійская состояла изъ 76,000, и въ томъ числЂ Малоросійскихъ отборныхъ войскъ, оставшихся отъ командированія прочихъ къ прикрытію границъ, было 20,000, подъ командою Генеральныхъ Старшинъ и прежде бывшаго Наказнаго Гетмана ЗаднЂпрскаго, Семена Палія, сысканнаго изъ Сибирскаго заточенія, который, бывъ отлично искусенъ въ наЂздахъ и разорваніи соединенныхъ фронтовъ, много пособствовалъ въ побЂдЂ непріятеля. Шведская армія немногимъ превосходила 20,000, да Мазепиныхъ войскъ, собравшихся къ нему изъ разкасированныхъ Компанейцевъ и Сердюковъ, не болЂе было одной тысячи; но они съ самимъ Мазепою во всякое время оставались при обозахъ своихъ и Шведскихъ, уклоняясь всегда отъ сраженій съ Россіянами и содержа противъ нихъ самый строгій неутралитетъ, выговоренный. Мазепою у Короля Шведскаго и объявленный въ деклараціяхъ его во всей Малоросіи. Ибо Мазепа, какъ всЂмъ извЂстно, бывъ христіанинъ, отмЂнно набожный, воздвигнувшій на свой кошть многіе монастыри и церкви, почиталъ за смертный грЂхъ проливать кровь своихъ соотчичей и однодвЂрцевъ, и исполнялъ то съ рЂшительною твердостію, не преклоняясь ни на какія убЂжденія. А потому никто не докажетъ, чтобъ сіи его войска причастны были хотя одному убійству надъ Россіянами. Однако, не смотря на то, всЂ попадавшеесь изъ его спиры узники въ руки Россіянъ, воспринимали одну участь съ Лебединскими мертвецами, и замЂчательно, что смыслъ о неутралитетЂ, яко сло†иностранномъ, иначе тогда толковали отъ нынЂшнихъ о немъ понятій. Наконецъ, въ 27 день Іюня, 1709 года, совершилось то сраженіе, которое рЂшило судьбу Россіи и Швеціи, удивило Европу и сдЂлало переломъ въ политикЂ державъ и въ жребіи Королей: низверженнаго и вновь возведеннаго, разумЂя Польскихъ. Сраженіе сіе начали Шведы на самомъ разсвЂтЂ и конницею своею напали на регулярную конницу Россійскую и прогнали ее за ея шанцы. Но начальникъ Козацкій, Палій, съ Козаками своими напавъ тогда на /216/ Шведовъ въ тылъ и на фланги ихъ фронтовъ и прорвавшись въ интервалы, сдЂлалъ великое имъ пораженіе копьями и изъ ружъевъ, отъ чего они, смЂшавшись, побЂжали къ своимъ шанцамъ и потеряли Генерала своего, Шлипенбаха, взятаго въ плЂнъ. Козаки, преслЂдуя Шведовъ до ихъ шанцевъ, провели позади себя сильную колонну пЂхоты Россійской, подъ командою Генерала Менщикова, и она, напавъ на шанцы Шведскіе и сдЂлавъ сильный залпъ изъ пушекъ и ружьсвъ, увалилась въ нихъ штыками и погнала Шведовъ во всЂ стороны. Такимъ образомъ обовладЂли шанцами и взяли въ плЂнъ командовавшаго ими, Генерала Розена, со многими офицерами и рядовыми. Шведы послЂ сего собрались и построились вновь между шанцами и обозаии своими на открытомъ полЂ и ожидали нападеніа Россіянъ. Государь выстроилъ и свои войска противъ Шведскихъ, поставивъ въ срединЂ пЂхоту съ артиллеріею, а по флангамъ конницу. Сраженіе возобновилось: пальба продолжалась, съ обЂихъ сторонъ болЂе трехъ часовъ; наконецъ, Шведы, не имЂвъ артиллеріи и претерпЂвъ отъ Россіянъ великой уронъ, показали во фронтЂ своемъ многіе интервалы или пустоту, а Палій, сіе примЂтя, тотчасъ ворвался въ нихъ Козаками и произвелъ всеобщее замЂшательство, въ непріятелЂ. Случившійся во весь тоть день великій туманъ пособствовалъ Козакамъ обхватить ихъ съ тылу и во фланги, а Шведамъ помогалъ онъ скрыть свое отступленіе съ мЂста баталіи. Сіе началось порядкомъ ретирады, но послЂ, смЂшанные Козаками, обратились Шведы въ бЂгь. Россіяне, гонясь заними въ туманЂ, побрали въ плЂнъ: Фельдмаршала ихъ Реншильда, и двоюроднаго брата Королевскаго, Принца Виртембергскаго, а Министра и любимца, Королевскаго, Пипера, нашли въ обозЂ Шведскомъ съ канцеляріею его и казною; обозъ со всЂмъ лагеремъ достался побЂдителямъ. Король Шведскій, во время сраженія не могши Ђздить на лошади верхомъ, по причинЂ раненной своей ноги, носимъ былъ солдатами на носилкахъ между рядами своихь войскъ, коихъ поощрялъ онъ къ сраженію, держа въ одной рукЂ пистолетъ, а въ другой шпагу. Но какъ онъ, при пораженіи и замЂшательст†войскъ, нЂсколько разъ былъ съ носилокъ опрокинутъ на землю, и раненная нога его, вновь зашибенная, причинила ему боль несносную, то оть того онъ впалъ въ обморокъ и былъ долго въ безпамятствЂ. И въ ту пору Генералы его, положа Короля въ коляску, выправили его внизъ по теченію рЂки Ворсклы къ ДнЂпру, куда и остатки арміи Шведской бЂжали, съ намЂреніемъ переправиться чрезъ ту рЂку. Мазепа съ штатомъ своимъ также туда убирался и былъ Шведамъ единственнымъ проводникомъ, показавъ имъ одну только сію услугу между бездною золъ, отъ прожекта его Шведами претерпЂнныхъ.
Король, опамятовавшись въ дорогЂ, требовалъ къ себЂ любимца своего, Пипера, но ему отвЂчали, что ни Пипера, ни арміи его при немъ нЂть, а осталось все то при ПолтавЂ, въ плЂну у Московцевъ, сопутствуетъ же ему одинъ Мазепа. Тогда онъ возопилъ: „Ахъ, Боже! Все мое погибло, а только грЂхъ /217/ мой предо мною есть выну!“ Достигнувъ ДнЂпра, они остановились при устьЂ рЂки Ворсклы, и когда всЂ остатки Шведскіе туда стягались, Мазепа, между тЂмъ, промышлялъ о перепра†чрезъ ДнЂпръ и, по счастію, собралъ нЂсколько лодокъ Запорожскихъ рыболововъ. Король, садясь въ нихъ съ Мазепою, прощался въ слезахъ сь Генераломъ своимъ, Левенгауптомъ, подоспЂвшимъ тогда съ войсками, и выговорилъ ему, „что лучше бы желалъ онъ въ сей рЂкЂ утопиться, чЂмъ васъ оставлять на жертву непріятелю!“ А когда Левенгауптъ еще спрашивалъ у него Монаршаго приказанія, что ему дЂлать, какъ атакуютъ его Московцы, остающагось безъ амуниціи и провіанта, Король на сіе отвЂчалъ: „ДЂлайте то, что общимъ совЂтомъ приговорите; а я не зваю самъ о себЂ, что со мною будетъ; предаюсь въ волю Божію и васъ тому поручаю, прося всЂхъ васъ простить меня за всЂ тЂ несчастія, въ которыя вы мною повергнуты.“ Потомъ, оборотясь къ МазепЂ, сказалъ ему со вздохомъ: „Ахъ, Мазепа! Ты-то меня и армію мою погубилъ своими обнадеживаніями!“ и съ тЂмъ отплылъ за ДнЂпръ. Переправилось чрезъ сію рЂку около 1,000 Шведовъ, не военныхъ, а болЂе придворныхъ и другихъ штатовъ, и они съ королемъ прибывъ къ границамъ Турецкимъ, переправились чрезъ рЂку Бугь въ предЂлахъ Очаковскихъ, помощію Паши тамошняго, который проводилъ ихъ до города Бендеръ, гдЂ пробылъ Король по извЂстное въ исторіи время, а Мазепа того же года, Сентября 6-го дня, отъ печали умре, пребывъ остальные свои дни великимъ утЂшителемъ Королю Шведскому, почитавшему его за превосходный разумъ и здравое разсужденіе о великодушіи въ несчастіяхъ. О смерти Мазепиной то замЂчанія достойно, что онъ предъ самою кончиною своею велЂлъ къ себЂ подать ларчикъ съ бумагами и оныя при себЂ сжегъ, сказавъ предстоящимъ : „Пусть одинъ я буду несчастливъ, а не многіе, такіе патріоты, о которыхъ враги мои, можеть быть, и не думали, или и думать не смЂли; но судьба жестокая все разрушила на неизвЂстный конецъ!“
По разбитіи Шведовъ подъ Полтавою и по взятіи всего, тутъ ихъ бывшаго, командировалъ Государь многихъ Генераловъ и Князя Менщикова съ корпусами для преслЂдованія ихъ по дорогЂ, ведущей къ ДнЂпру. Корпуса сіи, идучи по слЂдамъ Шведскимъ, брали въ плЂнъ всЂхъ тЂхъ, которыхъ постигали изъ слабыхъ, раненныхъ и заблудившихся въ странЂ незнаемой; а дорогу имъ показывали умершіе отъ ранъ и умирающіе по пути оть изнеможенія; и состояніе ихъ было такъ жалостно, что не коснулся ихъ никто умерщвлять или же озлоблять, а всякъ вспомогалъ имъ пищею, а паче водою, безъ которой они томились жаждого и мучительно умирали. Достигши ДнЂпра, нашли всЂ остатки Шведовъ въ узкомъ мЂстЂ, между ДнЂпромъ и Ворсклою, при устьЂ сей послЂдней, за мЂстечкомъ Кишеньками, такъ назвавномъ, видно, по своему мЂстоположенію. Войска Россійскія выстроили тутъ линію свою противъ Шведовъ, отъ берега одной рЂки до другой. Но Шведы, бывъ подъ командою Генерала своего, Левенгаупта, безъ пороха и пуль, не дождавшись атаки РоссіянЂ, /218/ предложили имъ сдаться на капитуляцію. Договоръ ея былъ короткій, и по нему сдались они, положа оружіе и отдавъ зыамена и штандарты въ руки побЂдителямъ, со всЂмъ тЂмъ, что у нихъ ни было, принадлежащаго къ вооруженію, и за симъ взяты они въ плЂнъ; рядовые погнаты пЂшо, а офицеры повезены на подводахъ внутрь Россіи, и ихъ всЂхъ считалось въ плЂну до 17,000. ПобЂда надъ Шведами, такъ славная и рЂшительная, торжествована была, обыкновенно, молебствіями и пированіемъ, на которое приглашены были и всЂ плЂнные Генералы и Министры Шведскіе. Имъ возвращены шпаги и оказаны отличныя милости Царя, на простыхъ же плЂнниковъ розданы суммы денежныя для путеваго ихъ снабдЂнія. За тЂмъ начались многія пожалованія и производства своимъ Генераламъ и офицерамъ, а рядовымъ произведено жалованье не въ счетъ обыкновеннаго. Одни Малоросіяне и ихъ войска остались при семъ поношеніемъ и притчею въ людЂхъ, т. е., безъ награжденія и благодарности. И хотя они въ истребленіи арміи Шведской болЂе всЂхъ показали ревности и усердія, хотя они около года губили Шведовъ въ землЂ своей, во всЂхъ мЂстахъ и случаяхъ, гдЂ только удобно постигнуть ихъ могли, не преклоняясь при томъ ни на какія льщенія и обнадеживанія Королевскія и Мазепинскія, однако предлогомъ невЂрностн сего одного человЂка, избраннаго Царемъ въ свои наперсники, все то было забыто, и они за симъ неправеднымъ образомъ и единственно по навЂтамъ и ябедамъ злобнаго любимца, Менщикова, повержены въ презрЂніе, поруганіе и гоненіе; а убытки ихъ, раззоренія и опустошенія, двумя арміями причиненныя и почти неизчетныя, остались безъ всякаго вознагражденія и уваженія; словомъ сказать: „Воздали имъ злая за благая, и ненависть за возлюбленіе.“
По смертн Мазепы провозглашенъ въ Бендерахъ, оть стороны Порты Оттоманской и Короля Шведскаго, Гетманомъ Малоросійскимъ Писарь Мазепинъ, Семенъ Орликъ, и онъ универсалами своими разсЂвалъ плевелы въ полкахъ ЗаднЂпрскихъ и во всей Малоросіи, приглашая народъ и войска къ своему повиновенію, и продолжалъ сіе до половины 1711 года, т. е., до заключенія Турками съ Россіею вЂчнаго мира, а тогда изчезъ онъ со всЂмъ своимъ скопищемъ и очутился послЂ на жительст†во Франціи, отколь писалъ дважды въ Малоросію, чтобы съ нея подарено было ему 20,000 рублей денегъ, а онъ за то обЂщевалъ выдать въ Малоросію всЂ ея древнія привиллегіи и другіе важные документы національные, имъ при смерти Мазепиной захваченные. Войска и народъ Малоросійскій, отъ временъ Виговскаго и Мазепы, видЂвши столько обманщиковъ, сколько видЂла Великоросія Самозванцевъ, весьма презирали сумазбродства Орликовы и ни мало не внимали его льщеніямъ и затЂямъ, а были привержены непоколебимо къ законному своему начальству. И только одни Запорожцы, бывъ оть многихъ лЂтъ становищемъ или СЂчею въ серединЂ почти степей Татарскихъ, т. е., въ устьЂ ДнЂпра и Буга, не знали, кому достаются они, и пристали къ Орлику, а съ нимъ и /219/ Татарами Крымскими и Бессарабскими дЂлали многіе набЂги и раззоренія въ Малоросіи, а паче въ ЗаднЂпріи, отмщевая народу за его имъ непослушаніе и сопротивленіе.
Руины Шведскія и погибшія въ ней многія тЂла человЂческія, худо похороненныя или разнесенныя звЂрьми и птицами на поверхность земную, изринули въ 1710 году страшную въ Малоросіи моровую язву. Она началась изъ Полтавщины и протянулась въ Польшу и Галицію, отъ чего весьма много померло людей вездЂ, а паче въ Кіе†и другихъ лучшихъ городахъ, въ которые, обыкновенно, во время руинъ стекается народъ со всЂхъ раззоренныхъ селеній и приноситъ съ собою бЂдность, отчаяніе, болЂзнь и самую смерть. Сему губительству народному сопутствовало другое его несчастіе, равнявшееся почти первому. Зловредная сарана, налетЂвшая, какъ грозныя тучи, изъ обыкновеннаго отечества своего, Персіи и Закубанскихъ степей, напала на Малоросію и съЂла до корня засЂвы хлЂбные и все произрастающее. Народъ, пораженный таковыми двумя страшными ударами, думалъ въ отчаяніи, что пришла уже кончина міра, упражнялся въ моленіяхъ и пріуготовленіяхъ къ смерти, мало заботясь о своей жизни несносной. Но голодъ и постояльцы, вошедшіе на зимовлю, разогнали мракъ отчаянія народнаго и понудили его пещись о пропитаніи себя и сихъ гостей и избывать на то послЂднее свое имущество. Правительства народныя не властны были тогда облегчить состояніе своихъ подчиненныхъ, ибо все то отняли у нихъ постояльцы и ихъ начальники, и они сами представляли одинъ ноль, ничего незначущій.
Между тЂмъ Король Шведскій, пребывая въ Бендерахъ, подвигнулъ Турковъ въ ЦарьградЂ объявить въ пользу его войну Россіи, и походъ арміи Россійской въ Турціи открытъ въ началЂ 1711 года, весною. Въ сей походъ Малоросійскихъ реестровыхъ Козаковъ командировано, подъ начальствомъ Обознаго Генеральнаго, Лизогуба, 20,000, а съ прочими Козаками выступилъ, по указу Царскому, Гетманъ Скоропадскій противъ Крыма. Онъ, прикрывая съ той стороны свои границы отъ рЂки Донца до рЂки Буга, имЂлъ главный станъ свой у Каменнаго Затона. Армія Россійская, довольно многочисленная, но недовольно имЂвшая при себЂ провіанта, подъ предводительствомъ самаго Государя, вошла спокойно внутрь Турецкой Молдавіи, за рЂку Прутъ, но тамо, бывши атакована со всЂхъ сторонъ многочисленнымъ непріятелемъ и изнурена голодомъ, пришла въ послЂднюю крайность совсЂмъ погибнуть или отдаться въ плЂнъ непріятелю. По счастію, компанія сія преисполнена была ошибками съ обЂихъ старонъ, видно устроенными самою Судьбою для пощады человЂчества. Государь ошибкою зашелъ за Пруть безъ провіанта, надЂясь его получить изъ Молдавіи, котораго, однако, не получилъ, а изнурилъ свои войска до крайности. Визирь Турецкій, обнявши, съ одной стороны Прута, Россійскую армію, также ошибся, убавивъ свою армію до половины и заславъ ее въ тылъ Россіянамъ за Пруть, и когда бы Россіяне ударили тогда на оставшуюсь часть /220/ арміи Турецкой, навЂрно бы ее разбили и обогатились Турецкимъ провіантомъ прежде, чЂмъ Запрутскія войска ихъ могли бъ назадъ переправиться. Но Екатерина I-я, бывшая послЂ Императрицею Россійскою, всЂ тЂ ошибки прикрыла и исправила своимъ благоразуміемъ. Она уговорила Государя и подкупила Визиря помириться, не вступая въ сраженіе, и тЂмъ неизвЂстность сраженія кончила извЂстными на обЂ стороны пользами. Государь съ арміею выпущенъ изъ Турціи свободно и воротился въ свои границы благополучно, а Турки получили обратно завоеванный у нихъ городъ Азовъ, съ окрестностями, да въ пользу союзниковъ своихъ, Поляковъ, пріобрЂли ЗаднЂпрскую Малоросію по самый Кіевъ, которую принужденъ былъ Государь уступить ПольшЂ тогдашнимъ своимъ трактатомъ. Но, поворотясь въ Россію, велЂлъ, говорятъ, онъ Гетману Скоропадскому протестовать о сей уступкЂ, яко неправильно учиненрой надъ вольною страною, въ протекціи только Россійской бывшею, при своихъ нравахъ и особыхъ съ Царями условіяхъ.
По возвращеніи арміи Россійской съ Турецкаго или Прутскаго похода, въ 1712 году, разположилась одна дивизія, подъ командою Фельдмаршала, Бориса Петровича Шереметева, на квартирахъ въ Малоросіи и навсегда уже она здЂсь оставлена подъ названіемъ Консистентовъ, а современно съ нею вошли и въ города знатнЂйшія Великоросійскія войска и составили въ нихъ непремЂнные гарнизоны, именно: въ ГлуховЂ, СтародубЂ, НЂжинЂ, ЧерниговЂ, КіевЂ, ПереяславлЂ, Полта†и Лубнахъ. Продовольство всЂхъ тЂхъ войскъ и ихъ лошадей провіантомъ и фуражемъ возложено на обывателей Малоросійскихъ, не обходя никого, и даже самыхъ служивыхь реестровыхъ Козаковъ, а выстаченіе провіанта и фуража положено безъ заплаты и въ натурЂ, т. е., мукою, крупою, овсомъ и сЂномъ, и для сего всЂ селенія и жители обложены были порціонами и раціонами. Для сбору ихъ и представленія въ команды учреждены въ каждомъ городЂ, уЂздЂ или сотнЂ, коммисары, выбранные изъ грамотныхъ и имущественныхъ Козаковъ. Поставка сего провіанта и фуража въ войска значила не одно продовольство людей и лошадей, но служила она и хорошею контрибуціею для командировъ воинскихъ, а то дЂлалось такимъ образомъ: Когда въ удобное время поставляютъ коммисары провіантъ и фуражъ въ команды, то командиры его не принимаютъ, а говорятъ, что „онъ, завременно приготовленный, протухнетъ или вытхнется, и отъ того интересъ Государевъ постраждетъ.“ Когда же наступятъ обыкновенные годичные мЂсяцы, Мартъ и Ноябрь, съ крайнимъ бездорожьемъ, тогда они и потребують сихъ выстаченій вдругъ, съ экзекуціями и побоями. Коммисары, зная невозможность поставки натурою, а паче изъ отдаленнаго разстоянія, прибЂгаютъ къ войсковымъ командирамъ, ползаютъ предъ ними, вытерпливаютъ всЂ ужасы придирокъ и самыхъ пощечинъ, и, наконецъ, умилостивляютъ ихъ и платятъ имъ всякую порцію и рацію деньгами, и вдесятеро больше, чего они стоять. Отважные же коммисары, поставившіе тогда участки свои натурою, /221/ должны выдержать странное испытаніе фуража на самихъ себЂ, т. е., всЂ начальники, даже и рядовые, по перемЂнкамъ порютъ коммисара въ носъ и губы сЂномъ и овсомъ, говоря, что „онъ или крупенъ, или мелокъ, либо худаго урожая, и что много отъ того претерпитъ интересъ Государевъ;“ за тЂмъ все кончится приношеніемъ и пожертвованіемъ. Но коммисаръ, возвращающійся отъ отдачи натурою, всегда уже примЂтенъ по разбитымъ губамъ и огромному носу, и отъ сего многіе Козаки потеряли имЂніе свое, откупаясъ отъ коммисаровъ.
Гетманъ Скоропадскій, ища облегченія въ возложенныхъ тягостяхъ народу Малоросійскому, и безъ того раззоренному до крайности войною, язвою и сараною, подарилъ Князю Менщикову свою урядовую Гетманскую, Почепскую волость, съ городомъ Почепомъ, и просилъ его о ходатайствованіи у Царя милости въ пользу народную. Менщиковъ, получа отъ Гетмана такой знатной подарокъ, увеличилъ его собственною своею властію вдесятеро, и подъ видомъ древняго уЂзда Почепскаго, присоединилъ къ Почепской волости сотни : Мглинскую, Бакланскую, и части сотень Стародубской и Погарской, занявъ все то своимъ ограниченіемъ и проведенною при томъ чрезъ иностранцевъ всемогущею астролябіею, которой до толЂ во всей Руси не бывало и предъ которою все было безмолвно, почитая направленіе и дЂйствіе ея магнита божественнымъ или магическимъ произведеніемъ. Вошедшіе въ то ограниченіе владЂльцы, чиновники и Козаки, съ ихъ крестьянами или посполитыми, причислены къ Почепу и обложены всЂми повинностями посполитства тамошняго, считая всю Почепщину тогдашнюю удЂльнымъ княжествомъ Менщиковымъ; а разставленные во многихъ мЂстахъ гербы Княжескіе съ титуломъ его, оканчивающимся, обыкновенно, сими словами: „и прочая, и прочая, и прочая,“ заставляли всЂхъ думать, что древнія пагубныя дЂленіа Руси на Княжества опять отрыгнулись. Между тЂмъ попавшіесь въ сіе химическое Княжество владЂльцы и чиновники жалованы были по волости бургомистрами городскими и войтами сельскими, и долго сносили иго сіе, какъ оглушенные или обмороченные. Гетманъ, увидя, что подарокъ его Менщикову послужилъ только къ порабощенію и ряззоренію многихъ людей и даже благородныхъ, дЂлалъ къ Государю о томъ свои представленія, и по нихъ, говорятъ, Государь Менщикова штрафовалъ; но сіе еще больше раздражило Менщикова и сдЂлало его непримиримымъ врагомъ Гетману и всей вообще Малоросіи, которая въпослЂдствіи выпила отъ злобы любимца сего самую горестную чашу мщенія; а любовь къ нему Царская породилась еще во время его пирожничества и отъ обыкновенныхъ угожденій слабостямъ человЂческимъ. Но были онЂ необыкновенными въ обладаніи Царемъ и его склонностями такъ, что сей Государь, при всей добротЂ своей души, слЂпо повиновался Менщикову, угождая коварнымъ его намЂреніямъ. Первымъ сигналомъ мщенія Менщикова было посЂщеніе его всей Почепщины, а оттоль резиденціи Гетманской, города Глухова, гдЂ, хотя и дЂланы ему отъ Гетмана всевозможныя /222/ встрЂчи, торжества и угощенія, однако велЂлъ онъ при себЂ поставить на площади Глуховской каменный столбъ, и на немъ воткнуть пять желЂзныхъ спицъ, по числу головъ, Гетманской и Генеральныхъ Старшинъ. Гетманъ не преминулъ опять жаловаться Государю за такую тяжкую ему обиду и самое презрительное поношеніе, и Государь, говорятъ, опять штрафовалъ за то Менщикова, но тЂмъ болЂе умножилъ злобу его и поиски надъ Гетманомъ и Малоросіею. Всеобщее мщеніе произведено Малоросіянамъ оть Менщикова посылкою многочисленныхъ войскъ ихъ, при такомъ же числЂ чиновниковъ, на выдуманные имъ каналы и линіи около Ладоги, Сулака и Астрахани, гдЂ отъ тяжелыхъ работъ каторжныхъ, а паче отъ жестокости климатовъ тамошнихъ и крайне худаго содержанія, великія тысячи ихъ согнили и перемерли, а при повтореніи сихъ посылокъ и работъ чрезъ нЂсколько лЂтъ погибли и переведены всЂ ихъ устроенныя войска. Поступившіе же на ихъ мЂста молодые Козаки оставлены безъ всякаго устройства и повержены въ таковое же презрЂніе и употребленіе, удаленное почти отъ должностей воинскихъ. ВладЂльцы Малоросійскіе, или знатные помЂщики тамошніе воспріяли участокъ мщенія Менщикова отборомъ многихъ у нихъ деревень и другихъ недвижимыхъ имЂній. Предлогомъ тому было жителъство въ ихъ деревняхъ и на ихъ земляхъ Великороссійскихъ бЂглыхъ крестьянъ, помЂщичьихъ и коронныхъ, которые переселились сюда еще за Польскаго владЂнія Малоросіею. А бЂгали они изъ прежнихъ своихъ жительствъ, яко бы по причинЂ на нихъ гоненій за вЂру нЂкуюсь, старую Христіанскую, о которой въ Малоросіи и слуху не было, а только извЂстно въ ней, что въ началЂ XII-го вЂка одинъ бродяга Армянской ереси, Мартынъ Мнихъ, разсЂвалъ бредни свои подъ видомъ Греческаго Іеромонаха, въ сЂверной и восточной части Великоросіи, и многихъ заразилъ тамъ своимъ заблужденіемъ. Но когда приволокся онъ съ такимъ умысломъ на границу Малоросійскую, то въ селЂ РублевкЂ, въ окрестности города Опошни, взятъ подъ аресть и отправленъ въ Кіевъ, гдЂ сужденъ онъ Митрополитомъ и всЂмъ духовнымъ соборомъ тамошнимъ, и по приговору его, апробованному и утвержденному Константинопольскимъ Патріархомъ, которому тогда Малоросійское духовенство подчинено было, сожженъ публично со всЂми сочиненіями своими, исполненными самыхъ вздорныхъ бредней. Отобранныя у помЂщиковъ деревни названы Описными Государевыми слободами и изъяты отъ подчиненности Малоросійскихъ правительствъ, а подчинены особенной волостной КонторЂ, учрежденной въ слободЂ Климовой, подъ начальствомъ отставныхъ офицеровъ, и названа она Конторою описныхъ Малоросійскихъ раскольничьихъ слободъ. Названіе раскольнаковъ приписываемо было всему крестьянству, въ вЂдомст†той Конторы бывшему; а названы они раскольниками по тому, что многочисленные акты ихъ или разнообразные толки не подходятъ ни къ какой сектЂ Христганской и ниже къ деистической, а суть онЂ одинъ бредъ мужичій, взятый изъ самаго грубаго язычества и умноженный безумнымъ суевЂріемъ. /223/ Онъ состоить въ выборЂ ручныхъ перстовъ, которыми бъ сильнЂй креститься, и въ разборЂ образовъ Угодничьихъ и крестовъ Христовыхъ,и которыйобразъ отъ другихъ старЂе, богатЂе и безобразнЂе, тотъ у нихъ и достойнЂйшій къ почитанію; крестъ, имЂющій больше концевъ, есть предпочтительнЂе тЂхъ, которые о четырехъ концахъ, и сихъ иные считаютъ печатью Антихристовою. Равно и о книгахъ Христіанскихъ тоже бредятъ, что которая изъ нихъ старЂе и меньше вразумительна, та и священнЂе; и въ такихъ разборахъ весь ихъ догматъ состоитъ. О сущест†же самой религіи и законЂ Христіанскомъ и понятія они не имЂютъ, а готовы спорить за все съ найлучшими богословами до бЂшенства, и скорЂе пойдуть на всЂ мученія, чЂмъ признаются въ томъ, чего не понимаютъ. Раскольники сіи умножились въ Россіи по мЂрЂ ихъ преслЂдованія, а разбЂгались изъ нея также по мЂрЂ сихъ преслЂдованій. Они наполнили выходцами своими всю Польшу, Пруссію, Молдавію и Бессарабію, но пострадали за нихъ одни помЂщики Малоросійскіе, да и то мирскіе. А монастыри, ублажившіе Менщикова, удержали ихъ навсегда въ своемъ крестьянствЂ, и лишились ихъ уже при всеобщей своей руинЂ.
Гетманъ Скоропадскій чрезъ весь 1715 годъ стоялъ съ знатнымъ корпусомъ войскъ своихъ за ДнЂпромъ, около Кіева, и примЂчалъ за движеніемъ Польскихъ вельможъ, ихъ урядниковъ и жолнЂрства, кои дЂлили тогда между собою прежде бывшіе Малоросійскіе ЗаднЂпрскіе полки, недавно имъ отъ Царя уступленные. Уступка сія, натурально, сдЂлана для РЂчи Посполитой, т. е., въ пользу всей націи Польской; но вельможи, пользуясь тогдашнимъ безначаліемъ или междуцарствіемъ, на первомъ бывшемъ у нихъ СеймЂ, задобривъ Примаса и управляющихъ Сеймомъ чиновниковъ, а раду ихъ, составленную, обыкновенно, изъ мелкой и убогой Шляхты, обдаривъ жупанами и удовольствовавъ пирушками, раздЂлили полки оные врознь между собою и утвердили дЂлежъ сей Сеймовымъ опредЂленіемъ, подъ предлогомъ, что они прежнее число войска Козацкаго сами выставлять будутъ для РЂчи Посполитой, владЂя ими безъ посредства національныхъ чиновниковъ. И такъ обовладЂвши тЂми полками и отъ времени до времени раздробляя ихъ по своимъ фамиліямъ, поработили, наконецъ, сихъ Козаковъ въ свое крестьянство, и полки ЗаднЂпрскіе такимъ образомъ уничтожены; а только имЂли помЂщики тамошніе по нЂскольку Козаковъ для своихъ прислугъ партикулярныхъ, подъ именемъ служиваго хлопства. Чиновники и знатнЂйшіе Козаки полковъ ЗаднЂпрскихъ по имянному Царскому указу 1711 года, Сентября 23 дня, къ Полковникамъ: БЂлоцерковскому, Антонію Танскому, и всЂмъ другимъ состоявшемусь, оставя въ ЗаднЂпріи недвижимыя свои имЂнія, перешли на сію сторону ДнЂпра и размЂстились въ Малоросіи и Слободскихъ полкахъ. Переходъ сей продолжался и въ семъ году подъ прикрытіемъ корпуса Гетманскаго.
Полки Малоросійскіе, продолжая работы линій и каналовъ, раздЂлены были на большія /224/ команды или корпусы и состояли, при ЦарицынЂ, подъ командою Хорунжаго Генеральнаго, Ивана Сулимы, и инженера, прозваніемъ Перра, гдЂ дЂлали линіи отъ Ордъ Кубанскихъ и рыли каналъ для соединенія рЂкъ Дона и Волги. При Ладожскомъ же озерЂ командовали ими, съ перемЂного по годамъ: Наказный Гетманъ, Полковникъ Черниговскій, Павелъ Полуботокъ, Лубенскій, Полковникъ, Андрей Марковичь, Наказный Гетманъ, Полковникъ Полтавскій, Иванъ Чернышъ. Они осушали непроходимыя болота и рыли каналы для прохода водныхъ судовъ въ Санктпетербургъ, городъ новопостроенный Государемъ на свое имя въ самыхъ СЂверныхъ болотахъ, при устьЂ рЂки Невы, который созиданъ весь почти на сваяхъ и насыпяхъ и былъ могилою многочисленнаго народа, погибшаго отъ мокроть, тягости и стужи. Да отъ стороны Персидскихъ и Горскихъ границъ начальствовали при рЂкЂ СулакЂ, чрезъ три года, Полковники : Гадяцкій, Гаврило Милородовичъ, и Лубенскій, Марковичь, и при нихъ дЂлана крЂпость Святаго Креста съ другими пограничными укрЂпленіями, и высыпаны плотины со многими каналами и насыпями.
По возвращеніи въ 1718 году Государя изъ чужихъ краевъ, въ которыхъ вояжировалъ онъ около 2-хъ лЂтъ и былъ при томъ во Франціи и столичномъ ея городЂ, ПарижЂ, Гетманъ Скоропадскій, съ Старшиною Генеральною и Полковииками, отправился къ нему въ Москву съ поздравленіемъ его съ счастливымъ возвращеніемъ изъ такъ отдаленнаго путешествія и съ донесеніемъ о всемъ, въ отсутствіе его происходившемъ внутрь націи и на границахъ. Государь принялъ Гетмана и Старшину его очень благосклонно, возилъ ихъ съ собою въ новый городъ, С.-Петербургъ, и тамо ласковыми пріемами и такими жь угощеніями довольно ихъ осчастливилъ. Но они почитали крайнимъ своимъ несчастіемъ присутствіе ихъ при необыкновенномъ судЂ, бывшемЂ тогда надъ Царевичемъ, АлексЂемъ Петровичемъ, которымъ сей Царевичь осужденъ на смерть и 26 Іюня  200 скончался. Въ вину Царевичу приписывали выЂздъ его изъ Россіи въ Цесарію безъ вЂдома и позволенія отца его и Государя; а выЂздъ тотъ имъ учиненъ, яко бы для избЂжанія обязательствъ на отреченіе свое отъ Царства Рускаго и чтобы за тЂмъ удалиться въ монастырь и постричься въ монахи. Причина удаленія Царевича отъ наслЂдства и престола, хотя есть тайна непроницаемая, но, судя по наружности и по семейномъ состояніи фамиліи Царской, заключили многіе, что Царевичь огорчилъ тогда отца своего, вступаясь за родную свою мать, сосланную въ монастырь, и что, по тому, предоставлялъ Царь наслЂдіе свое другимъ своимъ дЂтямъ, отъ втораго супружества бывшимъ. Какъ бы ни было, но Гетманъ и Старшины его отреклись отъ приговора Царевича на смерть, и когда у нихъ отбирано о семъ мнЂніе, то объявили съ твердостію, что „судить сына съ отцемъ и своимъ Государемъ они ни какой власти не имЂють, да и никто изъ согражданъ въ такомъ важномъ дЂлЂ безпристрастнымъ судіею быть не можетъ.“ /225/
Государь, учреждая въ томъ году разныя Коллегіи, учредилъ при томъ Духовный Правительствующій Синодъ на мЂсто преждо бывшаго Патріаршаго правленія, которое, вмЂстЂ съ симъ Патріархомъ, тогда упразднено, и для сего сочинены многіе уставы и Духовный Регламентъ, а къ выслушанію сего послЂдняго и дачи на него согласія съ подписками, звано въ С-Петербургъ Малоросійское первЂйшее духовеиство. Митрополитъ Кіевскій, Іоасафъ Кроковскій, получа о томъ повелЂніе, держалъ первЂе у себя духовный Соборъ по поводу предметовъ оныхъ, и какъ при томъ пронесся слухъ, обыкновенный при всЂхъ новостяхъ, о отборЂ у духовенства недвижимыхъ имЂній, и что они останутся, иные на жалованьЂ, а другіе на доброхотномъ подаяніи, то Митрополитъ приговорилъ своимъ Соборомъ не соглашаться на таковыя постановленія и на нихъ не подписываться, а объявить въ общемъ собраніи Россійскаго духовенства, что они отъинуду имЂютъ свои имЂнія, а не отъ правительствъ Россійскихъ, и что даръ и надача тЂхъ имЂній на храмы Христіанскіе и на ихъ служителей учинены отъ такихъ особъ и властей, кои на то имЂли право и свободу, законами утвержденную; а законы оные подтверждены договорными статьями, съ Царемъ АлексЂемъ Михайловичемъ и царствомъ Россійскимъ заключенными отъ ихъ націи. Но когда проЂзжалъ Митрополитъ Кроковскій съ Епископами и прочимъ духовенствомъ своимъ въ С.-Петербургъ, то, по подозрЂніямъ о Соборномъ его приговорЂ, донесеннымъ отъ чернеца Свинскаго монастыря, Иринея, взять онъ въ городЂ Твери подъ стражу и запертъ въ тамошній монастырь, гдЂ скоро умре. Первенство же надъ духовенствомъ имЂлъ Епископъ Переяславскій, Кириллъ Шумлянскій, который съ тЂмъ духовенствомъ все, отъ нихъ требованное, подписалъ безъ всякаго сопротивленія. Воротившеесь изъ Петербурга духовенство, а паче первенствующій между Архимандритами, Кіевопечерскій Архимандритъ, Іоакимъ Сенютовичь, поражены были страшнымъ приключеніемъ, сочтеннымъ ими за вЂрный прогностикъ на перемЂну въ монашествЂ; а то былъ необыкновенный пожаръ въ Кіевскомъ Печерскомъ монастырЂ, случившійся, отъ недосмотра намЂстника, въ отсутствіе Архимандрита, который весь почти монастырь обратилъ въ пепелъ и развалины, при другихъ драгоцЂнностяхъ церковныхъ и монастырскихъ, цЂлыми вЂками собранныхъ. НеоцЂненною потерею считалась самая первая въ Россіи, многочисленная и найдревнЂйшая, библіотека, собранная и умноженная Великимъ Княземъ Кіевскимъ, Ярославомъ Владиміровичемъ, и сбереженная въ пещерахЂ отъ всЂхъ прежде бывшихъ непріятельскихъ нашествій и руинъ, но нынЂ, къ стыду содержателей ея и къ крайнему сожалЂнію просвЂщенныхъ соотечественниковъ, среди благоденствія и тишины, пламенемъ поглощенная. ВЂ ней содержались великія тысячи книгъ рукописныхъ и разныхъ драгоцЂнныхъ манускриптовъ, писанныхъ на разныхъ языкахъ, и многія между ними на такихъ, которые и ученымъ тогдашнимъ мужамъ не были свЂдомы, а особливо всЂ записки и документы, до исторіи правленія Славянскихъ /226/ племенъ и царствъ и до ихъ законовъ и устройствъ касающіесь. Государь, при печальномъ извЂстіи о такой важной потерЂ, не могь удержаться отъ слезъ; но она была невозвратна.
Продолжавшаясь со Швеціею такъ долговременная война, наконецъ, въ АвгустЂ, 1721 года, кончилась миромъ, и трактатъ мирныхъ условій съ обЂихъ сторонъ подписанъ въ НейштатЂ, при границЂ Шведской. По нему получила Россія многія провинціи отъ Шведовъ изъ завоеванныхъ ею, при Балтійскомъ морЂ и Финскомъ заливЂ, Ливонскихъ земель. Трактатъ оный напечатанъ и публикованъ во всей Россіи съ обыкновенными торжествами, а главное торжество совершилось въ городЂ МосквЂ, при чемъ оть Сената и Синода именемъ всего народа приписанъ и поднесенъ Царю титулъ : „Петръ Великій, Императоръ Всеросійскій и Отецъ Отечества.“ Гетманъ въ изходЂ сего года отправился съ Генеральною Старшиною, съ многими Полковниками и Бунчуковыми Товарищами въ Москву, съ поздравленіемъ Государя своего съ славнымъ миромъ и воспріятіемъ Императорскаго титула. При чемъ учинена Гетманомъ и всею Старшиною его, совмЂстно со всЂми Боярами и чиновниками Великоросійскими, присяга на содержаніе устава, такъ названнаго: „О правдЂ воли Монаршей,“ т. е., что Его Величество, кого восхощетъ опредЂлить по себЂ наслЂдникомъ скипетра Россійскаго, имЂетъ совершенную въ томъ свободу, о чемъ и во всей Россіи была генеральная присяга, равно учинена оная тогда же и въ полкахъ Малоросійскихъ. Но молва народная, преслЂдующая, обыкновенно, всЂ новизны, не оставила и ея безъ своего сужденія, и она отнеслась въ пользу наслЂдства, а не выбора, и доказывала врожденную склонность къ своимъ Монархамъ.
Гетманъ Скоропадскій, съ чиновниками своими возвращаясь въ 1722 году изъ Москвы въ Малоросію, получилъ, чрезъ Министра, Петра Андреевича Толстаго, новый отъ Императора имянной указъ, бывшій для него громовымъ ударомъ. Въ немъ повелЂлъ Императоръ быть въ Малоросіи Коллегіи, подъ предсЂдательствомъ Бригадира, Степана Вельяминова, и десяти при немъ офицерамъ гарнизоннымъ, смЂняющимся погодно. Должность имъ предписана учредить и взымать сборы, денежные и хлЂбные, со всЂхъ жителей Малоросійскихъ и со всего ихъ стяжанія, не обходя ничего и никого, а въ Коллегіи вершить дЂла по аппеллціямъ отъ всЂхъ правительствъ Малоросійскихъ, къ нимъ на ревизію входящія, каковы въ тЂхъ правительствахъ рЂшены были на основаніи Малоросійскихъ правъ, въ СтатутЂ начертанныхъ, который сличали бы они послЂ съ своимъ Статутомъ, въ присутствіи ихъ бывшимъ, и тЂмъ однимъ дЂла свои кончали. Гетманъ, прибывъ въ Глуховъ того года, Іюня 3-го дня, умре и погребенъ въ Гамаліевскомъ каменномъ монастырЂ, при рЂкЂ ШосткЂ, Гетманшею, Настасіею Марковичевою, построенномъ. По смерти его заразъ Коллегія учреждена прибывшимъ для того Бригадиромъ Вельяминовымъ и гарнизонными офицерами, между которыми вмЂщались Генеральные Старшины и Полковникъ Черниговскій, Павелъ Полуботокъ, /227/ назначенный указомъ Сенатскимъ къ правленію должности Гетманской. Въ слЂдъ за симъ учреждены сборы со всЂхъ жительствъ, произрастеній, скотоводства, пасЂкъ и промышленности, не уваживъ при томъ ни какихъ состояній и привиллегій.
Императоръ въ томъ же году предпринялъ путь рЂками, впадающими въ Волгу, къ городу Астрахани. Армія его слЂдовала туда сухимъ путемъ, въ которой Малоросійскихъ Казаковъ находилось 12,000, подъ командою Наказнаго Гетмана, Полковника Миргородскаго, Данила Апостола, и Полковника Прилуцкаго, Игната Галагана, и Кіевскаго, Антона Танскаго. Отъ Астрахани сдЂланъ походъ всею арміею къ границамъ Персидскимъ, и армія, проходя жилища Горскихъ и Каракалпацкихъ Татаръ къ рЂкЂ Тереку, покорила многихъ изъ ихъ владЂльцевъ, а достигнувъ Персидскихъ границъ, обовладЂла тамошнимъ городомъ, Дербентомъ, почитавшимся за ключь Персіи съ сей стороны. Походъ сей, въ разсужденіи военныхъ дЂйствій съ Азіятическими народами, ни мало не отяготилъ войскъ Россійскихъ, и все имъ уступало и покорялось при первыхъ перестрЂлкахъ и сраженіяхъ. Но въ разсужденіи положенія земли тамошней, ея горъ и утесовъ, а паче по причинЂ жаркаго и сухаго климата, былъ онъ для народа здЂшняго крайне несносенъ и губителенъ, и войска возвращались оттоль въ самомъ жалостномъ состояніи, безъ лошадей и провіанта, имЂвши видъ изсохшій и близкій къ Египетскимъ муміямъ, а знатная часть ихъ померла и разтеряна въ скалахъ и пропастяхъ Горскихъ. Сверхъ сихъ, возвращающихся изъ Персіи, войскъ, въ началЂ 1723 года командировано еще 12,000 Малоросійскихъ Козаковъ на Коломакъ, въ команду Фельдмаршала, Михайла Михайловича, Голицына, при всЂхъ своихъ начальникахъ, гдЂ они пробыли до успокоенія границъ оть Персіи и Крыма, которыя тогда тревожились.
В отсутствіе Императора Генеральные Малоросійскіе Старшины, съ правителемъ Полуботкомъ, сдЂлали представленіе въ Сенатъ о неумЂренныхъ налогахъ и податяхъ, установленныхъ, Бригадиромъ Вельяминовымъ, на всЂхъ чиновъ и Козаковъ Малоросійскихъ, безъ уваженія ихъ состояній и привиллегій, и вопреки самыхъ договорныхъ статей, съ Гетманомъ Богданомъ Хмельницкимъ заключенныхъ. Сенатъ по тому представленію, насланнымъ въ Коллегію указомъ, уволнилъ было всЂхъ Старшинъ и Козаковъ отъ всЂхъ податей, уважая ихъ службу, на своемъ коштЂ и въ собственномъ вооруженіи производимую, которая несравненно болЂе стоитъ, чЂмъ тЂ подати. Но Государь, возвратившись изъ Дербентскаго похода, по доносу Вельяминова, опять велЂлъ подати оныя взыскивать, не обходя никого и не уважая ничего, а просившихъ о томъ Старшинъ Генеральныхъ и Полуботка сыскать къ отвЂту, въ Петербургь, чрезъ нарочнаго курьера. По чему они, въ ІюнЂ мЂсяцЂ, 1725 года, туда отъ Коллегіи выправлены, а именно: Полковиикъ Полуботокъ, Судья Генеральный, Чорнышъ, Пысарь Генеральный, Семенъ Савичъ, и Бунчуковые Товарищи: Иванъ Корецкій, изъ Стародуба, /228/ Карпика изъ Переяславля, Гребенка изъ Гадяча, да при нихъ Канцеляристы Войсковые: Володьковскій, Ханенко и Рамоновичь. Чиновники оные, прибывъ въ Петербургъ и представъ предъ Государя своего, просили его найубЂдительнЂйше, стоя на колЂняхъ, о пощади отечества своего, угнЂтеннаго до крайности налогами и всЂхъ родовъ притЂсненіями, производимыми Бригадиромъ Вельяминовымъ и его Коллежскими чинами, и просили еще о возстановленіи правъ ихъ и привиллегій, договорными статьями и мирными Царскими грамотами подтвержденныхъ, и чтобы по нимъ позволено было имъ избрать себЂ Гетмана вольными голосами. Государь, по внушенію прежняго и единственнаго гонителя Малоросійскаго, Менщикова, всегда преслЂдовавшаго Малоросіанъ съ крайнею злобою и мщеніемъ, назвавъ ихъ измЂнниками и вЂроломцами, повелЂлъ изтязать ихъ и судитъ Тайной Канцеляріи а квартиру ихъ, бывшую на Троицкой пристани, подлЂ кофейнаго дому, обнять крЂпкою стражею. Тайная сія Канцелярія, не сходствовала ин съ какими гражданскими и духовными судилищами и ихъ правами и обрядами, а была она единственною въ своемъ родЂ и во всемъ мірЂ, и только подобилась нЂсколько Священной Римской Инквизиціи. Въ ней не принимались доказательства и оправданія, ни письменныя, ни свидЂтельскія, ни совЂстныя, т. е., подъ присягою; но испытывали и взыскивали въ ней собственнаго признанія въ возводимыхъ винахъ, или подозрЂніяхъ. Не признающій себя виновнімъ долженъ вытерпЂть то пыткою чрезъ три пріема или перемЂны и разными орудіями, а наконецъ огненными, т. е., разкаленною желЂзною шиною и зажженною сЂрою. Такимъ образомъ, когда Писарь Генеральный, Савичь, въ оной Тайной Канцеляріи вопрошаемъ былъ самимъ Государемъ: „Знаетъ ли онъ о зломъ умыслЂ товарищей его и соотечественниковъ, кои душили барановъ ?“ а онъ отвЂчалъ на сіе съ обыкновенною тогдашнею Малоросійскою вЂжливостію: „Не скажу Вашеци!“ то за сіе изреченіе, за сію вЂжливость, встрЂченъ былъ, на первый случай, хорошею пощечиною, а дальше приговоренъ въ пытку. Но счастію Савича, ожидавшій здЂсь очереди своей, Канцеляристъ Володьковскій объявилъ Государю, что реченіе Савичево: „Не скажу Ващеци !“ не значитъ упрямство или умышленное запирательство, а значитъ оно то, что по вЂжливости говорится иными: „Не могу доложить Вашему Величеству“, или по простосердечію говорятъ: „Незнаю.“ Государь, хотя уважилъ объясненіе Володьковскаго и пріостановялъ пытку Савичу, но посылалъ въ Малороссію нарочнаго чиновника справиться, подлинно ли реченіе оное употребительно въ Малоросіи; и посылка сія стоила казнЂ 70 рублей, кои съ Савича и взысканы; а онъ, между тЂмъ, просидЂлъ до возвращенія посланца въ тяжкой неволЂ. Проведши Тайная Канцелярія въ изысканіяхъ своихъ болЂе 4-хъ мЂсяцевъ, 10-го числа Ноября, осудила чиновниковъ Малоросійскихъ на вЂчное заточеніе и лишеніе имЂнія ихъ въ подьзу Государя и его казны. И когда объявили имъ учиненный ею о томъ приговоръ, то Полковникъ Полуботокъ /229/ присутствующему при семъ Государю Императору сказалъ: „Вижу, Государь, и понимаю, изъ какого источника почерпнулъ Ты злость тую, которая не сродна сердцу Твоему и неприлична характеру Помазанника Божія. Правота и кротость, судъ и милость, суть единственное достояніе всЂхъ Монарховъ міра сего, и законы, управляющіе всЂмъ вообще человЂчествомъ и охраняющіе его отъ золъ, есть точное зерцало Царямъ и Владыкамъ на ихъ должность и поведеніе, и они первые блюстители и хранители имъ быть должны. Откуда же произходитъ, что Ты, о Государь! поставляя себя выше законовъ, терзаешь насъ единою властію своею и повергаешь въ вЂчное заключеніе, присвоивъ въ казну собственное имЂніе наше ? Вина, на насъ возводимая, есть одна должность наша, и должность священная, во всЂхъ народахъ тако чтимая, а отнюдь не законопреступная и осужденію повинная. Мы просили и просимъ отъ лица народа своего о пощадЂ отечества нашего, неправедно гонимаго и безъ жалости раззоряемаго, просимъ о возстановленіи правъ нашихъ и преимуществъ, торжественными договорами утвержденныхъ, которыя и Ты, Государь, нЂсколько разъ подтверждалъ. Народъ нашъ, бывши единоплемененъ и единовЂренъ Твоему народу, усилилъ его и возвеличилъ царство Твое добровольнымъ соединеніемъ своимъ въ такое время, когда еще въ немъ все младенчествовало и выходило изъ хаоса смутныхъ временъ и почти изъ самаго ничтожества. И сіе одно недовлЂло бы ему погубить у васъ мзды своея; но мы, съ народомъ своимъ, не преставали, сверхъ того, знатно помогать вамъ всЂмъ во всЂхъ воинскихъ ополченіяхъ и пріобрЂтеніяхъ вашихъ, и, не говоря о СмоленщинЂ и ПольшЂ, одна Шведская война доказываетъ безпримЂрное усердіе наше къ ТебЂ и Россіи. Ибо всЂмъ извЂстно, что мы одни цЂлую половину арміи Шведской погубили въ землЂ своей и въ жилищахъ нашихъ, не вдаваясь при томъ ни въ какія льщенія и искушенія, и сдЂлавъ Тебя въ состояніи переселить удивительное мужество и отчаянную храбрость Шведовъ; но за то пріобрЂли себЂ одно поношеніе и озлобленіе и, вмЂсто благодарности и воздаянія, повержены въ самое неключимое рабство, платить дань поносную и несносную, и заставлены рыть линіи и каналы и осушать непроходимыя болота, утучняя все то тЂлами нашихъ мертвецовъ, падшихъ цЂлыми тысячами отъ тяжестей, голода и климатовъ. ВсЂ оныя бЂды и скорби наши усовершенствованы, наконецъ нынЂшнимъ правленіемъ, нашимъ. Владычествующіе надъ нами чиновники Московскіе, незнающіе правъ и обычаевъ нашихъ и почти безграмотные, знаютъ только одно то, что они властны дЂлать намъ все, не касаяся однихъ душъ нашихъ. И такъ, бывши мы окружены со всЂхъ сторонъ гоненіями и напастьми, къ кому иному прибЂгать должны съ воплями своими, какъ не къ ТебЂ, АвгустЂйшій Монархъ ? Ты покровитель нашъ и споручитель за благоденствіе наше. Но злоба любимца Твоего, непримиримаго врага нашего и местника, совратила Тебя съ пути истины и мерзитъ /230/ царствоваваніе Твое. Повергать народы въ рабство и владЂть рабами и невольниками есть дЂло Азіатскаго тирана, а не Христіанскаго Монарха, который долженъ славиться и дЂйствительно быть верховнымъ отцемъ народовъ. Я знаю, что насъ ждутъ оковы и мрачныя темницы, гдЂ уморятъ насъ гладомъ и притЂсненіемъ, по обычаю Московскому; но, пока еще живъ, говорю тебЂ истину, о Государь! что воздаси Ты непремЂнно отчетъ предъ Царемъ всЂхъ Царей, Всемогущимъ Богомъ, за погибель нашу и всего народа.“
Государь, выслушавъ терпЂливо рЂчь Полуботкову, не сдЂлалъ, однако, ни какого ему и товарищамъ его снисхожденія, но повлекли ихъ тотчасъ въ новую Петропавловскую крЂпость и тамо перековали и заключили ихъ въ темницы. ИмЂніе, при нихъ бывшее, до послЂдней вещицы, отобрано отъ нихъ и роздано въ даръ разнымъ чиновникамъ и стражамъ темничнымъ, а иное переведено на деньги и причислено въ казну Государеву, равно и Малоросійскія ихъ имЂнія, движимыя и недвижимыя, да и самые жилые домы, по указу Государеву, конфискованы Коллегіею на Государя; а семейства узниковъ изгнаны изъ нихъ и скитались по разнымъ чужимъ домамъ, питаясь съ подаянія милостыни, на ряду нищихъ. Въ слЂдъ за сими узниками сысканы изъ Малоросіи оставшіесь въ ней чинами Коллегіи: Асаулъ Генеральный, Василій Жураховскій, Бунчужый Генеральнный, Яковъ Лизогубъ, Полковники: Миргородскій, Апостолъ, и Гадяцкій, Милорадовичь, кои также окованы и посажены въ темницы въ ПетербургЂ, имЂнія же ихъ всЂ до послЂдка конфискованы и забраны на Государя. А еще въ слЂдъ за тЂмъ забраны со всЂхъ полковъ Малоросійскихъ правившіе полками и сотнями и посажены въ тюрьмы при Коллегіи въ ГлуховЂ, а имЂнія ихъ, по одному и тому же плану, отобраны на Государя и причислены въ его казну. И такъ, въ сіи три пріема поражены были всЂ первенцы правительствъ Малоросійскихъ, а на ихъ мЂста опредЂлены чиновники Великоросійскіе, и между ими Полковники: въ Стародубъ Леонтій Кокошкинъ, въ Черниговъ Михайло Богдановъ, и въ НЂжинъ Петръ Толстой, Вина связней сихъ объявлена была оть Государя имяннымъ его указомъ, въ Малоросіи публикованнымъ, что, „По недоброжелательству ихъ къ нему, Государю, и Царству, его, не только не развели они, но худо сберегли, тЂхъ овецъ и барановъ, кои онъ выписалъ дорогою цЂною изъ Шлезіи и раздалъ было на содержаніе и прокормленіе въ Малоросіи, гдЂ они пропадали не по болЂзнямъ своимъ, а отъ неусердія и злыхъ замысловъ чиновниковъ, которые мыслили только о Сеймахъ своихъ и вредныхъ выборахъ.“ Заключенные такимъ образомъ чиновники томились въ темницахъ своихъ болЂе года, и отъ обыкновеннаго въ нихъ притЂсненія, а паче оть сырости крЂпостныхъ строеній, въ 1724 году померли въ нихъ въ оковахъ, Полковники : Полуботокъ и Карпика, Писарь Савичъ, и Канцеляристъ Володьковскій, а прочіе пригнили и перекалечились.
О смерти Полуботка преданіе оставило сію достопаматность, что /231/ когда, бывши онъ болЂнъ, почувствовалъ кончину свою и просилъ у тюремныхъ приставовъ призвать къ нему священника, а тюремщики о томъ дали знать Государю, то Государь приходилъ къ нему проститься, и онъ сказалъ ему: „Я вражды къ ТебЂ никогда не имЂлъ и не имЂю, исъ тЂмъ умираю, какъ христіанинъ. ВЂрю несомнЂнно, что, за невинное страданіе мое и моихъ ближнихъ, будемъ судиться отъ общаго и нелицемЂрнаго Судіи нашего, Всемогущаго Бога, и скоро предъ Него оба предстанемъ, и Петръ съ Павломъ тамо разсудятся.“ Государь дЂйствительно скоро послЂ того, и именно, Генваря 28-го, 1725 года, скончался.
Царствованіе по немъ воспріяла супруга его, Императрица Екатерина І-я, коронованная отъ него въ Моск†1724 года, Мая въ 7 день. Первое отъ нея изыде повелЂніе освободить узниковъ Малоросійскихъ, оставшихся въ живыхъ, отъ ихъ заключеній и темницъ, и возвратить имъ все имЂніе и прежніе чины и достоинства, предавъ ничтожеству и забвенію всЂ возводимыя на нихъ примЂты и подозрЂнія, о которыхъ она совершенно знала, что они суть дЂло злобы и коварнЂйшей мести властолюбца Менщикова, владЂвшаго Государемъ своимъ и его склонностями почти обаятельно.
Начатые Петромъ І-мъ, покойнымъ Императоромъ, походы въ Персію, безпрерывно продолжались и въ 1725 годЂ. Въ АпрЂлЂ мЂсяцЂ командировано изъ Малоросіи 20,000 Козаковъ и нЂсколько сотъ бывшихъ Гетманскихъ гвардейцевъ, а съ ними и всЂхъ наличныхъ Бунчуковыхъ и Войсковыхъ товарищей, подъ командою Генеральнаго Старшины, Лизогуба, и Полковниковъ : Кандыбы и Горленка, да Обознаго Полковаго, Михайла Ограновича, которые, пополнивъ прежнія, командированныя туда, свои войска, пробыли въ Персидскомъ походЂ, въ Гилянской провинціи, что за городомъ Дербентомъ, до 5 лЂть. Отъ другаго похода туда же, продолжавшагось къ границамъ Персидскимъ и называвшагось Сулацкимъ, на сей разъ Малоросійскія войска увольнены. Но увольненіе сіе сдЂлалось достопамятнымъ, и указъ изъ Правительствующаго Сената былъ о томъ въ своемъ родЂ единственный и до него небывалый. Въ немъ предписывано выслать въ походъ 10,000 Козаковъ, или искупитъся отъ того платою въ казну по нЂсколько рублей съ Козака. Старшины Генеральные и чиновники, въ походъ наряженные, имЂли о семъ предметЂ продолжительный совЂтъ и соглашались собрать въ казну, съ каждаго Козака, иные по два, а другіе по три рубли; но Козаки съ своими Старшинами, въ непремЂнномъ штатЂ съ ними служащими, протестовали противъ соглашенія главныхъ чиновниковъ своихъ, доказывая имъ, что они почитаютъ за стыдъ и крайнее поношеніе искуплять себя деньгами отъ службы воинской, на которую посвящають они жизнь свою, а не деньги, и когда походъ оный есть правильный и состоянію ихъ приличный, то они готовы идти въ него; естьли же оный инаковъ, чЂмЂ правильный и состоянію ихъ приличный, то за чтоже имъ платить деньги такъ постыднымъ образомъ /232/ и въ противность ихъ договорныхъ статей и всЂхъ привиллегій, въ которыхъ ни слова не сказано о искупленіяхъ, приличныхъ однимъ плЂнникамъ и невольникамъ, а не свободному народу, избравшему едность свою съ Россіянами добровольнымъ образомъ и по единовЂрству, а отнюдь не для даней и сдирствъ? Старшины Генеральные, не могши въ такомъ критическомъ положеніи своемъ инаго придумать, какъ только отнестись о томъ въ Сенатъ, сдЂлали отъ себя въ него представленіе и получили въ резолюцію, въ 1726 году, указъ, чтобы „Козаковъ въ Сулацкій походъ не высьтлать, а взыскать за него съ каждаго Козака денегъ по 4 рубля,“ кои и взысканы съ насиліемъ, а всего 40,000 рублей.
Императрица Екатерина I-я, въ 1727 году, Мая 6-го, дня, умре, и того же числа воспріялъ Императорскій престолъ внукъ Петра І-го, Государь Петръ АлексЂевичь, сего имени Второй. Правленіе его началось дЂяніями, прямо Царскими. Онъ, возртановляя народамъ права ихъ и достоянія, властолюбіемъ и притворствами поврежденыя, подтвердилъ Малоросіи всЂ съ нею договоры и прежнія ея привиллегіи и, на основаніи оныхъ, заразъ уничтожилъ Малоросійскую Коллегію, и членовъ ея Великоросійскихъ разспустилъ по ихъ жилищамъ, а Малоросійскихъ оставилъ присутствовать въ Генеральной Канцеляріи и въ Генеральномъ СудЂ, которые тогда же возстановлены. ВсЂ налоги и сборы, Коллегіею установленные, отрЂшилъ, а повелЂлъ собирать подати въ скарбъ Малоросійскій, на надобности національныя, по прежнимъ тамошнимъ заведеніямъ. Обладавшаго правленіемъ Государственнымъ и часто его потрясавшаго, Генералиссимуса, Князя Менщикова, безпрестанно соплетавшаго козни свои для чиновъ и народа, того же года, Сентября 18-го дня, повелЂлъ Государь арестовать со всЂмъ домомъ его и сослать въ вЂчную ссылку, въ Сибирскій городъ, Березовъ, имЂнія же конфисковать и причислить въ казенное вЂдомство. Пораженіе Менщикова послЂдовало въ то время, когда онъ льстилъ себя быть близкимъ родственникомъ Императору, прямуя ему въ супружество дочь свою, Марію, и догадываться можно съ допольною вЂроятностію, что при другихъ беззаконіяхъ Менщикова, обнаружились происки его на жизнь отца Императорскаго, Царевича АлексЂя Петровича, по причинамъ, такъ слабымъ, нагло умерщвленнаго. И такъ, помянена бысть предъ престоломъ Всевышняго кровь многихъ мертвенцовъ, неповинно пролитая на Руси, и изли Богъ чашу гнЂва своего на главу убійцы и на домъ его.
Государь Императоръ, продолжая благодЂтельствовать Малоросіянамъ, въ исходЂ того же, 1727, года, прислалъ въ Малоросію Министра своего, Федора Васильевича Наумова, съ грамотою, повелЂвающею чинамъ и войску открыть элекцію на выборъ Гетмана и избрать его вольными голосами по правамъ своимъ и привиллегіямъ. По сему, собравшись въ ГлуховЂ, всЂ чины и реестровые Козаки Малоросійскіе, и всЂ Архіереи и знатное духовенство здЂшнее, открыли элекцію выбора, и сіе происходило такимъ образомъ: Въ первый день, /233/ по утру данъ былъ сигналъ изь 4-й пушки, на батареяхъ городскихъ разставленныхъ, и по нему начался сборъ чиновъ и войска въ соборную церковь, при которой устроенъ былъ обширный амфитеатръ. Отъ стороны Правительства несены были въ тріумфЂ клейноды національные, провождаемые многочисленнымъ коннымъ и пЂшимъ конвоемъ и разложены оные на амфитеатрЂ по приготовленнымъ для того столамъ. Министръ Императорскій предшествовалъ клейнодамъ съ Императорскою грамотою и положилъ ее на амфитеатрЂ при своемъ секретарЂ. За тЂмъ въ церкви началась литургія божественная, отправляемая всЂмъ духовенствомъ соборнЂ. По окончаніи оной началось пЂніе молебна и сдЂланъ при томъ вторичный выстрЂлъ изъ 41 пушки. ПослЂ молебна приступили всЂ чины и Козаки къ амфитеатру и имъ прочтена Генеральнымъ Писаремъ Императорская грамота, которая, по прочтеніи, салютована была отъ войска бЂглымъ огнемъ, а изъ батарей городскихъ пушечными выстрЂлами. За тЂмъ объявлено отъ Министра чинамъ и войску соглашатъся о голосахъ выбора и приготовить ихъ къ третьему дню, а между тЂмъ открыты и продолжались пированія, и въ первый день данъ балъ Министромъ отъ имени Императора, во второй сдЂланъ оный отъ націи, и на нихъ были приглашены чины и знатное духовенство, а на войска отпущались достаточные напитки и разныя жареныя кушанья. Въ третій день, по утру 1-го Октября сдЂланъ сигналъ изъ пушекъ и началось шествіе къ церкви и амфитеатру по примЂру перваго дня, и когда все въ немъ установилось въ порядокъ, то повторена отъ Министра краткою рЂчью воля Монаршая, на которую всЂ единогласно объявили, что они избираютъ Гетманомъ Полковника Миргородскаго, Данила Апостола, и избираютъ на всЂ прежнія права ихъ и преимущества. ПослЂ сего начались подписки на выборъ отъ чиновъ, духовенства, и войска, а въ церкви отправлялась литургія и, наконецъ, молебенъ съ пальбою, при которомъ учинена присяга отЂ новаго Гетмана на вЂрность Государю и отечеству и вручены ему отъ Министра клейноды войсковые, на амфитеатрЂ бывшіе, т. е. булава, знамя бунчукъ и печать національная. Кончилось все ето поздравленіями и всеобщимъ пированіемЂ на счетЂ Гетмана съ продолжительною пальбою изъ пушекъ и ружьевъ.
ГетманЂ Апостолъ, по устроеніи уряда своего, отправился заразъ съ первЂйшими чиновниками въ Москву, съ приношеніемъ благодарности своей и отъ всей націи Государю Императору за его великія милости, такъ справедливо и отечески оказанныя. Государь принялъ Гетмана и чиновъ его въ полной мЂрЂ Монаршихъ благоволеній и повелЂлъ ему дожидаться Высочайшей коронаціи и присутствовать при ней, которая, со всЂми великолЂпными торжествами, совершена въ ФевралЂ мЂсяцЂ, 1728 года. Между частными Монаршими милостями, для всЂхъ вЂрноподданныхъ изліянными, получилъ Гетманъ для народа и правительства Малоросійскаго рЂшительныя статьи, имъ поднесенныя и Государемъ 22-го Августа конфирмованныя, въ которыхъ, какъ прежнія /234/ договорныя статьи Гетмана Богдана Хмельницкаго, во всемъ ихъ пространст†подтверждены, такъ и вновь разширенные и изъясненные пунткты утверждены, между коими былъ одинъ и о переводЂ правъ съ Польскаго на Рускій языкъ, что значило какъ бы контрмаршъ; ибо извЂстио, что права оныа переведены прежде съ Рускаго на Польскій языкъ, яко древнія Славянскія, въ Лит†заодно съ письмомъ Рускимъ принятыя. Гетманъ возвратился въ Глуховъ съ тЂми статьями и съ подтвердительною грамотою на его Гетманство, обогащенный при томъ знатными подарками Царскими. На основаніи старыхъ и новыхъ правъ и постановленій Малоросійскихъ, въ 1729 году было въ Малоросіи великое производство чиновъ, отъ короннаго утвержденія зависящихъ. Они были избраны чинами и войскомъ вольными голосами, и сихъ выбранныхъ было по три кандидата на каждую должность, а Государь утверждалъ и опредЂлялъ къ должностямъ по одному изъ трехъ. Такимъ образомъ произведены, изъ Бунчужныхъ въ Обозные Генеральные : Яковъ Лизогубъ, изъ Полковниковъ въ Судьи Генеральные: Кандыба, изъ Сотниковъ также въ Судьи: Михайло ЗабЂла, изъ Дозорцевъ Гадяцкихъ въ Писари Генеральные: Михайло Турковскій, изъ Полковниковъ въ Подскарбіи: Андрей Марковичь, изъ Сотниковъ въ Есаулы Генеральные: Иванъ Мануйловичь и Федоръ Лисенко, изъ Бунчуковыхъ Товарищей въ Хоружіе: Якимъ Горленко, да Иванъ Владиславичь Борозна въ Бунчужные Генеральные, а Григорій Гребенка въ Полковники Гадяцкіе. И всЂмъ онымъ Старшинамъ Генеральнымъ опредЂлены ранговыя деревни отъ 200 до 400 дворовъ изъ посполитаго народа, бывшаго до того въ управленіи Ратушъ и Скарбовой Канцеларіи, кои уже навсегда остались ранговыми деревнями и переходили во владЂніе того, кто былъ въ означенныхъ должностяхъ. Также и другимъ войсковымъ  201, чиновникамъ, въ полкахъ служащимъ, розданы ранговыя деревни и прочія имЂнія, кои ихъ до того не имЂли, и содержаніе чиновничества возвращалось въ первобытное состояніе, какъ за Королей Ягелоновъ устроено было.
Блаженство Малороссіи не долго продолжалось; послЂ долголЂтнихъ гоненій, ее угнетавшихъ, просіявшій лучь утЂшенія и надеждъ скоро затмился и померкъ. БлагодЂтельствовшій народу, юный Государь Императоръ Петръ II-й, 25 Генваря  202, 1750 года, скончался отъ репы, и произвелъ въ народЂ сЂтованіе и скорбь чрезвычайныя. Молва народная, быстрЂе всЂхъ Меркуріевъ и Геніевъ пронесшая общее несчастіе, раздавалась оть предЂлъ Россіи до концевъ ея, и наполняла обиталища народныя томнымъ уныніемъ. Жалость общая усугублялась отъ того, что въ семъ МонархЂ кончилась мужеская линія избранныхъ Царей Россійскихъ изъ благословеннаго дому Романовыхъ. Вельможи Россійскіе и, бывшій тогда въ МосквЂ, Гетманъ Апостолъ, по тайнымъ совЂтамъ и соглашеніямъ, избрали и пригласили на царство, чрезъ депутацію свою, племянницу Петра І-го, вдовствующую Герцогиню Курляндскую, Анну Ивановну, которая и воспріяла престолъ имперіи Всеросійской того года, Февраля 20-го дня, /235/ и ей учинена во всей Россіи торжественная присяга отъ дворянства, гражданствя и войска, ЗатЂмъ, въ 28 день АпрЂля, того же года, коронована она Императрицею по уставамъ, Церковному и Гражданскому.
Возвращавшійся изъ Палестины, Игуменъ Московскаго монастыря и Іеромонахъ Сухановъ, путешествовавшій туда, для поклоненія въ ІерусалимЂ Гробу Господню и другимъ Святымъ мЂстамъ, посЂтилъ въ семъ же 1730 году Кіевь, гдЂ принимали его во всЂхъ монастыряхъ съ отличными почестями, а проживалъ он болЂе въ монастыряхъ Печерскомъ и Софійскомъ. Поворотившись Сухановъ изъ Кіева въ Москву, изданнымъ отъ себя путникомъ, порицалъ иногія замЂченныл имъ въ ПалестинЂ и во всей Греціи излишества въ обрядахъ и служеніяхъ церковныхъ и неблагочинія въ обителяхъ монастырскихъ, яко бы далече отстоящихъ отъ благолЂпій Рускихъ и всЂхъ старыхъ преданій и обрядовъ благочестивыхъ Христіанскихъ. А на Малоросійское духовенство особо доносилъ СвятЂйшему Синоду, что оно совсЂмъ исказило вЂру старую Рускую и заразилось треклятою Латинщиною Римскою, и что оно безъ угрызенія совЂсти креститъ младенцевъ, не погружая, а обливая ихъ водою, и не оплевывая притомъ всЂмъ клиромъ сатаны и всЂхъ дЂлъ его, а въ церквахъ, де, Малоросійскихъ во врема великаго посту отправляются пять разъ по пятницамъ Страсти Христовы, съ полнымъ трезвономъ и Евангельскимъ чтеніемъ, напЂвая по нотамъ Римскимъ или Италійскимъ съ приступкою отъ пЂвцовъ старшихъ, какъ бы на игрищЂ, и что, наконецъ, всЂ Архіереи и Архимандриты Малоросійскіе, да и самъ Митрополитъ тамошній, имЂютъ на митрахъ своихъ кресты, уподобительные тЂмъ, каковы есть на коронахъ Царей Рускихъ, и къ нимъ они подбираются безъ ужаса и содроганія. Синодъ СвятЂйшій, принявъ доносъ Суханова во всей важности, требовалъ оть Митрополита Кіевскаго, Варлаама Ванатовича, строжайшаго отвЂта и объясненія на всЂ пункты доносителевы. И сей Митрополитъ отвЂчалъ Синоду, что запросы Суханова есть самый бредъ мужичій, истязаній и преній Богословскихъ нестоющіе, и есть они порожденіо безтолковаго Мартына, Мниха Арманскаго, въ Великоросіи нелЂпые толки свои и расколы посЂявшаго, а въ Кіе†за то осужденнаго и всенародно сожженнаго. А что касается до обрядовъ и правилъ церкви Малоросійской и ея духовенства, то суть они неизмЂнны и неповрежденны отъ самыхъ временъ введенія сюда религіи Христіанской Греческаго исповЂданія, первЂе чрезь Апостола Христова, Андрея, потомъ чрезъ Княгиню Ольгу и Князя Владиміра Кіевскаго, и они во всемъ согласны и по днесь со всЂми Іераршествами и народами Греческаго ИсповЂданія, кромЂ послЂдователей Сухановыхъ, кои сами не вЂдятъ, что творятъ. По сему отвЂту Митрополить Ванатовичь тотчасъ сысканъ въ Петербургъ, признанъ отъ Синода еретикомъ и возмутителемъ Церкви Россійской, и, лишенный всЂхъ достоинствъ и самаго сана, сосланъ въ вЂчную ссылку простымъ монахомъ, а на его мЂсто присланъ въ Кіевъ /236/ Митрополитомъ Рафаилъ Заборовскій.
Гетманъ Апостолъ въ 1731 году, по имянному указу сысканъ въ Москву и тамо пожалованъ Императрицею кавалеромъ Александра Невскаго. Тогда же повелЂно ему сдЂлать Малоросійскими Козаками земляную линію многими крЂпостьми и редутами, отъ рЂки ДнЂпра до рЂки Донца, для защищенія той стороны оть Крымскихъ Татарскихъ набЂговъ. Линія сія работана многіе годы, а посылано туда ежегодно по 20,000 Козаковъ и по 10,000 изъ посполитыхъ свободныхъ, войсковыхъ и владЂльческихъ, такъ названныхъ, лопатниковъ, надъ которыми погодно командовали Наказными Гетманами Полковники : Прилуцкій, Игнатъ Галаганъ, Лубенскій, Петръ Апостолъ, Кіевскій, Антонъ Танскій, и многіе другіе чиновники. Работа сія похитила опять многія тысячи народа, безвременно погибшаго отъ тяжестей, зноя и климата; но, судя, о неизмЂрномъ пространст†работъ оныхъ, судя о ширинЂ и глубинЂ рвовь и каналовъ лицейныхъ, о ихъ валахъ и насыпяхъ съ премногими наугольииками, батареями и разныхъ родовъ крЂпостьми, названными по именамъ Царственной фамиліи и по городамъ Великоросійскимъ, и, наконецъ, судя, что развернувши всЂ сіи сгибы въ прямую линію, составятъ они ее около 1000 верстъ, надобно заключить, что такая работа въ иныхъ странахъ была бъ почтена чудомь произведенія человЂческаго и ни мало не уступила бы удивленіемъ изрытому Меридову озеру и всЂмъ каменнымъ работамъ и насыпямъ Египетскимъ, но сдЂсь-только что считается она Украйнскою линіею, и отобраны къ ней многія Малоросійскія земли, заселенныя однодворцами и помЂщичьими крестьянами Великоросійскями. Малоросійскіе же поселенцы отъ прежнихъ и нынЂшнихъ тяжестей и гоненій удалившіесь многими тысячами изъ жилищъ своихъ, зазваны и оселены помЂщиками Великоросійскими на земляхъ своихъ въ Орловской, Курской, Воронежской и Тамбовской провиаціяхъ и даны имъ нарочитыя льготы, со увольненіемъ отъ рекрутства и другихъ Государственныхъ повинностей; а напротивъ того, за пріемъ въ работу Великоросійскихъ крестьянъ, раззорены премногія фамиліи Малоросійскія платежемъ помЂщикамъ тЂмъ штрафовыхъ денегъ вдесятеро больше, нежели извЂстная цЂна, положенная отъ сыновъ Израилевыхъ. И поводомъ здирства сего было то, что помЂщики оные завели было промыслъ и подсылали нарочито крестьянъ своихъ въ Малоросію, которые, походивъ нЂсколько въ селеніяхъ здЂшнихъ подъ видомъ заработковъ и сдЂлавъ также нЂсколько ночлеговъ и поденщины у зажиточныхъ хозяевъ, возвращаются послЂ того къ своимъ помЂщикамъ и разсказываютъ имъ похожденіе свое, а сіи представляютъ ихъ въ Воеводскія Канцеляріи къ допросамъ и берутъ отъ Воеводъ сыщиковъ съ инструкціями, наполненными мыогихъ указовъ, въ Малоросіи до того неизвЂстныхъ, и силою оныхъ берутъ отъ передержатвлей контрибуцію свою, а при случаЂ несостоянія ихъ къ платежу, грабятъ ихъ скотъ и движимость, а самихъ запираютъ въ тюрьмы. /237/
Между тЂмъ, по кончинЂ Короля Польскаго, Августа II, въ 1733 году открылись Россійскимъ войскамъ походы въ Польшу для возведенія въ Короли Польскіе сына Королевскаго, Августа III, и для преслЂдованія и изгнанія изъ Польши прежняго творенія Шведскаго, Короля Станислава Лещинскаго, который вступилъ тогда въ Польшу по призыву Поляковъ, его партизантовъ, и завелъ съ ними Конфедерацію. Главнымъ начальникомъ надъ войсками Великоросійскими былъ Графъ Лассій, а надъ Малоросійскими Обозный Генеральный, Яковъ Лизогубъ. А когда по прошенію Императора НЂмецкаго, Карла VI, командированъ къ нему въ томъ же году къ рЂкЂ Рейну Графъ Лассій, съ 16 полками въ помощь противъ Французовъ, съ Цесаремъ тогда воевавшихъ, то прибылъ на его мЂсто командиромъ Князь АлексЂй Шаховской, а съ помощными корпусами Генералъ Фельдмаршалъ Графъ фонъ Минихъ, и Полковникъ Прилуцкій, Галаганъ, и всЂхъ войскъ Малоросійскихъ въ походЂ тогда было 20,000. Войска сіи, преслЂдуя вездЂ по ПольшЂ собравшіясь партіи Лещинскаго, имЂли съ ними многія сраженія и всегда ихъ разбивали и разгоняли. Наконецъ, 50 Іюля, взявъ приступомъ знатный городъ Гданскъ, выгнали изъ него самаго Лещинскаго, тамо скрывавшагось, который бЂжалъ изъ города въ рыбачьей лодкЂ, и въ такомъ убранст†сдЂлалъ конецъ мятежамъ Польскимъ. Пораженіе во многихъ мЂстахъ Поляковъ и взатіе ихъ укрЂпленій и запасовъ принесло много чести командиру Малоросійскому, Лизогубу, и его войскамъ, оказавшимъ отмЂнное мужество и усердіе. А Полковникъ Галаганъ удивлялъ всЂхъ храбростію своею и предпріимчивостію. Между другими его отличностями, до расторопности военной относящимись, оказалъ онъ одно въ предЂлахъ Слуцкихъ, гдЂ выступившій противъ его войскъ сильный корпусъ конницы, разсыпалъ предъ его фронтомъ на довольное разстояніе милліоны желЂзныхъ гвоздей, нарочито сдЂланныхъ съ тяжелыми головками, которые, павши на землю, натурально, оборачивались острыми концами своими вверхъ. Галаганъ, сіе замЂтивъ, повелЂлъ самой малой части своихъ войскъ маскировать предъ Польскимъ фронтомъ и.гвоздями, а самъ, со всЂмъ главнымъ войскомъ, обошедъ непріятеля скрытными мЂстами, ударилъ по немъ въ тылъ и принудилъ его, отступая назадъ, насунуться на гвозди, на которыхъ, занозивши лошадей, не могъ онъ бЂжать и былъ избитъ на голову.
Гетманъ Апостолъ въ 1734 году, Генваря 17, умре, и погребенъ Митрополитомъ Кіевскимъ, Рафаиломъ, въ городЂ Сорочинцахъ, въ каменной церкви, Гетманомъ сооруженной. ЖенЂ Гетманской опредЂлено Императрицею изъ казны Малоросійской въ пенсію по 3,000 рублей ежегодно, а для управленія Малоросіею въ другой разъ учреждена Коллегія изъ трехъ чиновъ Великоросійскихъ и трехъ Малоросійскихъ, которымъ повелЂно указомъ присутствовать наравнЂ, первымъ по правой, а послЂднимъ по лЂвой сторонЂ, подъ предсЂдательствомъ Генералъ Поручика, Сенатора и Кавалера, Князя АлексЂя Ивановича Шаховскаго; а по его смерти командовалъ Малоросіею и /238/ ея Коллегіею Генералъ Поручикъ и Кавалеръ, Иванъ Федоровичь Барятынскій, по смерти же его, заступилъ мЂсто его Генералъ Поручикъ и Кавалеръ, Александръ Ивановичь Румянцевъ. Командованіе Генераловъ оныхъ, по личнымъ ихъ добротамъ и благороднымъ характерамъ, хотя было кроткое, справедливое и для Малоросіянъ утЂшительное, но бывшая изъ членовъ ихъ, отдЂльная Министерская Канцелярія или, такъ названная, Тайная Экспедиція, заставляла трепетать Малоросіянъ въ самыхъ отдаленнЂйшихъ ихъ жилищахъ и въ своихъ домахъ. Она была точное изчадіе великой оной Санктпетербургской Тайной Канцеляріи, и не преставала, отъ времени до времени, допрашивать, разпрашивать, мучить разными орудіями и, наконецъ, пекти шиною попадавшихся ей несчастныхъ людей. ДЂла ея и подвиги значили бы въ нынЂшнее время бредъ горячки, или помЂшанныхъ умовъ, а тогда они были самыя важныя, таинственныя и прибыточныя. Въ ней истязывались и мучились люди, какъ бы въ Римскомъ чистилищЂ, единственно по доносамъ и всЂхъ родовъ прицЂпкамъ и придиркамъ перехожихъ и квартировавшихъ солдатъ, а паче изъ бЂглецовъ и другихъ бродягъ; а доносы состояли: о сло†и дЂлЂ ГосударевЂ. И сіе слово и дЂло было для злодЂевъ и бездЂльниковъ какъ бы сигналъ, или лозунгъ, либо талисманъ, на ихъ злобу и мщеніе, и состояло оно изъ трехъ пунктовъ: касательно жизни, чести и благосостоянія Государевой особы и его Фамиліи. Каждый обыватель, хотя бы онъ былъ найчестнЂйшій человЂкъ и дознаннаго поведенія, подвергался мучительствамъ по доносу самаго дознаннаго злодЂя и бездЂльника. Когда не уподчивалъ кто солдата и всякаго бродяги, когда не обдарилъ его или, по неосторожности, озлобилъ чЂмъ такого, то уже горе тому! Бродяга тотчасъ идеть къ городскому или сельскому начальнику и кричитъ передъ нимъ, что имЂетъ на такого-то именно донесть слово и дЂло Государево: „Куй его и меня!“ Начальство, не имЂя ничего о начальст†испытывать, но, оцЂпенЂвши оть одного слова доносителева, оковываетъ въ цЂпи оговореннаго, равно и доносчика, отсылаеть ихъ подъ крЂпчайшею стражею и видомъ самаго ужаснаго секрета въ Министерскую Канцелярію; а тамо, не входя въ изслЂдованіе о состояніи доносителя и оговореннаго, о причинахъ самаго доноса, и можетъ ли онъ быть справедливъ, и не входя даже въ разсудокъ, могъ ли оговоренный по разстоянію и способамъ жительства сдЂлать какое зло Государю и его фамиліи, которыхъ онъ никогда не видалъ и видЂть не можетъ, но, повинуясь слЂпо своей инструкціи, опредЂляютъ доносителя въ пытку, и когда онъ въ три разные ея пріемы выдержитъ и утвердитъ доносъ свой, то уже оговоренный есть безотвЂтенъ и его мучатъ и умерщвляютъ непремЂнно. Преданіе общее и достовЂрное повЂствуетъ о самомъ мЂстЂ, гдЂ была Министерская Канцелярія, что „ежели бы перстомъ руки Божеской изрыть частицу земли на мЂстЂ ономъ, то ударила бъ изъ него фонтаномъ кровь человЂческая, пролитая Министерскою рукою.“
ИзвЂстно, что во всякомъ /239/ родЂ добра и зла, есть свои тонкости или вЂтви разширенія ихъ. Таковы имЂло и таинственное оное слово и дЂло Государево. Сверхъ трехъ его пунктовъ, довольно угнетавшихъ человЂчество и бывшихъ великимъ для него бичемъ, прибавлены еще къ нимъ поиски за честь и достоинство клейнодовъ и регалій Государственныхъ. И, не говоря. о многихъ подробностяхъ жертвъ изысканій тЂхъ, довольно сего доказательства истины, что одинъ знатный помЂщикъ или владЂлецъ мЂстечка Горска претерпЂлъ великія пакости и изтязанія за одного орла гербоваго, на печатяхъ употребляемаго. ПереЂзжавшій чрезъ мЂстечко оное офицеръ армейскій, по имени Якинфъ Чекатуновъ, не довольно утрактованный хозяиномъ, увидЂлъ въ домЂ его на одной печи горничной, по кахлямъ или изразцамъ печнымъ, вымалеваннаго мастеромъ орла, тотчасъ арестовалъ командою своею хозяина сего, отослалъ въ Министерскую Канцелярію съ доносомъ, что онъ жжеть на печахъ своихъ гербъ Государственный, невЂдомо съ какимъ умысломъ. Министерская Канцелярія, сочтя доносъ тотъ полусловомъ и дЂломъ Государевымъ, допрашивала помЂщика . съ какимъ намЂреніемъ поставилъ онъ на печи своей гербъ Грсударственный и его прижигаетъ? ПомЂщикъ, поставляя въ доказательство свидЂтелей и свою присягу, хотя извинялся, что купилъ онъ печь тую въ свободномъ мЂстечкЂ, ГороднЂ, у гончара тамошняго, Сидора Перепелки, у котораго, между множествомъ фигуръ, на украшеніе печей сдЂланныхъ, были, между животными, лица человЂческія, а между птицами и орлы, но что бы то было священное и заповЂданное, ему о томъ и въ умъ не приходило, и купилъ онъ всЂ печи, а между ими и ту зазорную, съ единственнымъ и общимъ умысломъ, чтобы зимою согрЂвать горницы. Однако, не смотря на всЂ извиненія, орлы стоили помЂщику хорошаго табуна лошадей и коровъ съ денежнымъ приданнымъ.
При окончаніи походовъ Польскихъ, въ 1755 году открылись походы въ Крымъ и Турцію. Татаре Крымскіе, возмнивъ о удобностяхъ своихъ къ добычамъ во время отлучекъ войскъ Россіискихъ въ Польшу и на Рейнъ, стали чинить набЂги и хищенія въ границахъ Малоросійскихъ. Но главное ихъ стремленіе знатно отразилъ Генералъ Леонтьевъ съ Малоросійскими полками, новую линію прикрывавшами, именно: Полтавскимъ, Миргородскимъ, Лубенскимъ и Гадяцкимъ. Они гнали Татаръ до самаго ихъ Перекопа и отняли всЂ ихъ вьюки съ запасами и поразили ихъ. Между тЂмъ подоспЂлъ изъ Польскаго похода Фельдмаршалъ, Графъ фонъ Минихъ, и принялъ главное начальство надъ арміею, собравшеюся противъ Крыма у пустаго городища, называемаго Каменный Затонъ, куда прибыли и всЂ другіе Малоросійскіе полки, и подчинены оные отъ Фельдмаршала Полковнику Гадяцкому, Галецкому. Полковникъ сей, при многихъ заслугахъ своихъ, былъ особливо почитаемъ человЂкомъ отважнымъ, предпріимчивымъ и расторопнымъ, и по тому Фельдмаршалъ отлично его уважалъ и почиталъ. Но излишнее честолюбіе, сопутствующее обыкновенно /240/ людей замысловатыхъ, завело его въ пропасть гибельную, съ поврежденіемъ доброй славы всего войска, ему подчиненнаго. Онъ прокладывалъ себЂ дорогу въ Малоросійскіе Гетманы, на мЂсто недавно умершаго Апостола, и вздумалъ прославиться нарочитыми подвигами воинскими и снискать чрезъ то сильную рекомендацію Фельдмаршалскую. И когда отъ передовыхъ разъЂздныхъ командъ донесено было Фельдмаршалу, что войска Татарскія въ нарочитыхъ силахъ выступили изъ внутренности Крыма и заняли, такъ называемую, Черную Долину или Черкесъ-Долину, которая и Гайманъ долиною называется, и имЂетъ она одни водяныя копани среди степей безводныхъ, чрезъ которыя всей арміи переходить должно, и Фельдмаршалъ наряжалъ на нихъ нарочитый корпусъ войскъ съ пЂхотою и артиллеріею, то Галецкій, внушивъ Фельдмаршалу, что то выступленіе Татарское есть, неважное и значитъ только разъЂзжую команду, могущую перепортить однЂ водяныя копани, ежели ихъ не прогнать въ самой скорости легкимъ отрядомъ, взялъ при томъ на себя уничтожить замыслы Татарскіе и разогнать ихъ самихъ съ частію легкихъ войскъ, командованію его ввЂренныхъ. Фельдмаршалъ по сему завЂренію Галецкаго, поручилъ ему экспедицію сію, прибавивъ въ помощь ему два полка Драгунскіе. Полковникъ Галецкій, отрядивъ съ собою 4 полка Малоросійскихъ: Гадяцкій, НЂжинскій, Стародубскій и Черниговскій, и взявъ легкую тЂхъ полковъ артиллерію и, назкаченные ему, полки Драгунскіе, отправился съ ними на Татаръ. Походъ сей производили на нихъ по ихъ же правиламъ или хищнымъ ухваткамъ, т. е., середину дня покоились войска и кормили лошадей въ мЂстахъ скрытныхъ, а въ прочее время и во всю ночь продолжали свой маршъ, и такимъ образомъ достигли Гайманъ Долины на самой зарЂ. Но въ какое пришелъ изумленіе Галецкій, когда увидЂлъ при той долинЂ необозримую степь, покрытую Татарскимъ становищемъ! Отвага его не давала ему унывать, а рЂшимость запрещала медлить и попустить войску разсмотрЂть свое несчастіе. Онъ тотчасъ напалъ на Татаръ, пробуждавшихся оть сна, и во всей своей опрометчивости прошелъ ихъ станъ во все его пространство и поразилъ цЂлыя тысячи, а прочихъ разсыпалъ по его сторонамъ. Но когда возвратился онъ въ долину, какъ въ единое пристанище, способное для роздыха и водопоя, то тутъ окруженъ былъ Татарами со всЂхъ сторонъ и принужденъ биться и устроить батарею, прикрытую по четыремъ угламъ легкою артиллеріею. Нападеніе и отпоръ продолжались во весъ день съ равною отвагою и неустрашимостію, и отъ множества труповъ, побитыхъ съ обЂихъ сторонъ людей и лошадей, сдЂланъ былъ валъ вокругъ батавой, довольно возвышенный, на подобіе ретраншамента, и изъ него удобно защищались. Но въ вечеру повелЂно отъ Хана Татарскаго спЂшиться всЂмъ Татарамъ и бросить въ средину батавы знамена свои и бунчуки. Посему знаку полЂзли Татары въ батаву со всЂхъ сторонъ и, не взирая ни на какія ихъ пораженія, Галецкій, призвавъ сына своего, Петра, бывшаго въ Стародубскомъ полку Сотникомъ Погарскимъ, позволилъ ему /241/ спасаться, яко молодому человЂку, всЂми возможными способами, а о себЂ сказалъ, что онъ того дЂлать не будетъ по должности присяги и своего начальства. И такъ войска оныя были многолюдствомъ Татарскимъ разбиты на голову, и начальникъ Галецкій изрубленъ въ куски, а сынъ его и нЂсколько сотъ Козаковъ и Драгуновъ спаслись во время наступившей темноты ночной между труповъ и въ пустыхъ копаняхъ. Убито же всЂхъ чиновниковъ и рядовыхъ 5,270. 203 Пораженіе войска Малоросійскаго разнеслось тотчасъ вездЂ, и даже въ самой столицЂ, съ обыкновенною прибавкою или увеличиваніемъ и, не смотря на смягчительныя донесенія Фельдмаршальскія, имЂлъ Минихъ отъ Двора грозные выговоры, а другіе чиновники понесли и тяжкія оштрафованія.
Съ тЂхъ поръ возненавидЂлъ Фельдмаршалъ всЂхъ Малоросіянъ до крайности, и, не взирая на все та, что самъ былъ причиною, послЂдовавъ совЂтамъ высокопарнаго человЂка, гналъ ихъ при всЂхъ случаяхъ безъ милосердія и очернилъ своевольными, упрямыми и для Россіи неусердными людьми. А когда армія дошла до Перекопской линіи и предпринято взять ее штурмомъ, то для войскъ Малоросійскихъ назначена при семъ позиція, самая опасная и мстительная. Имъ повелЂно перейти въ концЂ линіи заливъ Гнилаго моря, называемаго Сивашъ и атаковать съ той стороны линейную стражу. Войска сіи, помощію хорошихъ своихъ вожатыхъ, проживавшихъ часто въ Крыму по торговымъ промысламъ и знавшихъ по Сивашу отмЂли и броды, прошли ночью Сивашъ очень удачно, и тамо, спЂшившись, ударили на Татаръ съ полною злобою и мщеніемъ на своихъ побитыхъ, и, загнавши ихъ въ тотъ уголъ, что между крЂпости и Сиваша и уподобляется полумЂсяцу, выбили всЂхъ Татаръ, а на батареяхъ Турковъ, безъ всякой пощады, и, собравши ихъ трупы, заметали ими линейные рвы на довольное пространство, а по симъ трупамъ вся пЂхота, не имЂвшая въ пустой степи для штурма лЂстницъ и фашиннику, перешла удобно, какъ по плотинамъ. За сію чрезвычайную услугу, хотя войска Малоросійскія достойны были благодарности, но имъ сказано ее сквозь зубы, и прибавлено къ тому, что они уподобляются упрямой лошади, которая когда захочетъ, то и на гору везеть, а когда не хочетъ, то и съ горы нейдетъ. Плодомъ взятія линіи Перекопской было то, что всЂ укрЂпленія и самый средній замокъ съ базаромъ были взяты, а каменныя батарея и башни подорваны порохомъ, и все тутъ опустошено и приведено въ небытіе. ПослЂ того прошла армія всю внутренность Крыма, загнала Татаръ въ Кафскія горы, и самую столицу Хана ихъ, называемую Бахчисарай, разграбила и опустошила, и со многими корыстьми и плЂнниками воротилась на зимовлю въ селенія Малоросійскія. Ибо тогда какъ бы почиталось за грЂхъ зимовать въ чужой сторонЂ, не смотря на всЂ въ ней завоеванія и успЂхи, а возвращались всегда въ Малоросію въ глубокую осень и потерявши чрезъ то множество людей и весь почти скотъ, который опять набирали въ Малоросіи. Позади же арміи, обыкновенно, полонили рЂки ДнЂпръ и Самаръ, чтобъ /242/ Татары зимою ихъ по льду не переходили, и для сего изъ Малоросіи выгоняли другую армію рабочихъ людей, которые въ слЂдъ за морозами, рубили и очищали ледъ, погибая сами отъ морозовъ и не имЂя вь пустыхъ степяхъ чЂмъ согрЂться. Такимъ-то образомъ воевали въ старину, хотя не такъ отдаленную, но имЂвшую свои правила воинскія и разсудокъ политическій, о которыхъ всякой богословъ непремЂнио скажетъ, что они были по промыслу Божію, а вольнодумецъ заключитъ, что отъ непросвЂщенія умовъ. А то уже вЂрно, что Украинскіе народы гостепріимство свое вотъ какъ воспЂвали: „Москалыкы-соколыкы ! Поилы вы нашы волыкы; а колы вернетесь здоровы, поисте и останни коровы!“ Но какъ бы то ни было, въ послЂдующую компанію взяты приступомъ знатные Турецкіе города: Очаковъ и Азовъ, коихъ подорвали порохомъ и до основанія раззорили, принудивъ тЂмъ Турковъ къ вЂчному съ нами миру, который долго продолжался.
Для утвержденія съ Турками мира, въ 1740 году отправленъ посломъ въ Царьградъ Правитель Малоросіи, Генералъ Румянцевъ, а до возвращенія его оттоль опредЂленъ на его мЂсто Генералъ и Кавалеръ, Михайло Леонтьевъ, и тогда въ Правленіи Малороссійскомъ все измЂнилось. Леонтьевъ началъ правленіе свое изысканіемъ первенства между членами Коллежскими, кто изъ нихъ большій или старшій? А пока сіе разрЂшено Сенатомъ, считалъ онъ Писаря Генеральнаго за Губернскаго Секретаря, а другихъ Старшинъ Генеральныхъ только въ чинахъ Капитанскихъ. Но Сержантъ Гвардіи всегда посЂдалъ ихъ мЂста; прочихъ же чиновниковъ едва признавалъ онъ за созданіе Божіе и, обыкновенно, подчинялъ ихъ Регистраторамъ Коллежскимъ и тЂмъ подобнымъ. Преимущество тЂхъ выводилъ изъ того, что они Россійскіе Императорскіе чиновники, а сіи, хотя также служатъ въ имперіи и суть коренные граждане Рускіе, но все еще что-то иное, нежели Имперскіе, потому только, что названіе чиновъ осталось старинное Руское, а не иностранное, недавно принятое въ Россіи. ЗамЂшательство и нестроеніе отъ того происходило всеобщее, и иные возмнили даже, что они къ имперіи Россійской болЂе не принадлежатъ, а отдаются Туркамъ; потому взошли въ Сенатъ представленія и жалобы, и Сенатъ указомъ повелЂлъ чинамъ онымъ имЂть равенство по прежнему, а засЂданіе, по указу 1734 года установленное; на мЂсто же Леонтьева опредЂленъ въ ПредсЂдатели Тайный СовЂтникъ и Кавалеръ, Иванъ Ивановичь Неплюевъ, благоразуміемъ котораго все утишилось и пришло въ прежній порядокъ.
Государыня Императрица, Анна Ивановна, въ томъ же году скончалась, и линія Царя Ивана АлексЂевича вскорЂ по ней пресЂклась. Государыня сія, собственною своею особою, довольно была кротка и милостива, но правленіе ея было часто, яко трость, колеблемо. Причиною всЂхъ шатаній и непріязней полагаютъ Министра ея и любимца, Бирона, возведеннаго ею въ Графское достоинство, а послЂ въ Герцоги Курляндскіе. Онъ, говорятъ, былъ человЂкъ умный, но крайне властолюбивый и къ /243/ корыстямъ жадный. ИзвЂстная Тайная Канцелярія, сіе пугалище дворянъ и всЂхъ зажиточныхъ людей, бывъ въ точной его дирекціи, была достаточнымъ орудіемъ выполнять всЂ его пожеланія и самыя мановенія. Всякъ, вЂруяй въ Бирона и творяй волю его, спасенъ и прославленъ, а не вЂруяй въ него и противайся вму, осужденъ есть и погибшій. Наглая и лютая казнь знатнаго Министра, Волынскаго, даетъ совершенное понятіе о тогдашнемъ правленіи и о всЂхъ его превратностяхъ и варварствахъ Биронскихъ. О неистовствахъ брата его, слишкомъ хромаго и почти безногаго Бирона, содрогаются оть одного воспоминанія обыватели Стародуба и его окружностей. Онъ, бывъ совершенный калека, имЂлъ, однако, чинъ полнаго себЂ Генерала Россійскаго, и, квартируя нЂсколько лЂтъ съ войскомъ въ СтародубЂ съ многочисленнымъ штатомъ, уподоблялся пышностію и надменностію самому гордому Султану Азіятскому; поведеніе его а того жь больше имЂло въ себЂ варварскихъ странностей. И, не говоря объ обширномъ сералЂ, сформированномъ и комплектуемомъ насиліемъ, хватали женщинъ, особенно кормилицъ, и отбирали у нихъ грудныхъ дЂтей, а вмЂсто ихъ заставляли грудью своею кормить малыхъ щенковъ изъ псовой охоты сего изверга; другіе же его скаредства мерзятъ самое воображеніе человЂческое.
Возшествіе на Всеросійской Императорскій престолъ Великой Княжны Елисаветы Петровны, родной дщери Петра I, въ 1741 году, разрушило до основанія систему правительства Биронскаго, вмЂстЂ съ опекунствомъ его и регенствомъ при иностранномъ наслЂдствЂ, введенномъ было въ Россію его же прожектомъ. Царствованіе Императрицы Елисаветы съ первыхъ еще дней озарило Россію великими надеждами къ ея блаженству, а въ послЂдствіи сіи надежды сугубо исполнились безпримЂрными добротами сея Государыни. Она была кротка, набожна и человЂколюбива, словомъ, преисполнена всЂхъ изящныхъ качествъ Верховной матери в Царицы своихъ народовъ. Она во всЂ дни царствованія своего не пролила ни одной капли крови своихъ подданныхъ, и смертная казнь самыхъ преступниковъ навсегда ею уничтожена и запрещена, а вмЂсто ея отлучались таковые отъ общества и ссылались въ вЂчное заточеніе на покаяніе и исправленіе. Самая Тайная Канцелярія, сія инквизиція Римская въ иномъ видЂ и облаченіи, тосковала безъ дЂла и, не имЂя пищи отъ крови человЂческой, изсыхала и превращалась въ чахотку, приближаясь поминутно къ своему паденію и ничтожеству; ибо доказано уже всегдашними опытами, что Правительство и начальники смотрять на Царей, какъ дЂти на отцовъ, а рабы на господъ своихъ, и каковы сіи, злы, порочны, или добродЂтельны, таковы и тЂ бываютъ, по крайней мЂрЂ наружностію имъ уподобляются, стыдясь идти не по ихъ правиламъ и нравамъ.
Государыня Императрица Елисавета въ 1744 году благоволила посЂтить, со всЂмъ дворомъ своимъ, Малоросію, путешествуя въ главный городъ ея, Кіевъ, по набоженству, которое она отправляла /244/ здЂсь чрезъ нЂсколько недЂль съ примЂрнымъ благочестіемъ, посЂщала пЂшо священные храмы и всЂ чтимые народомъ мЂста съ нарочитымъ приготовленіемъ и благоговЂніемъ. При семъ розданы нарочитыя суммы нищимъ, бЂднымъ и всЂмъ церковнымъ служителямъ и монашеству, а въ храмы и гробницы дарствованы многія дорогія вещи и утвари. Во время путешествія сего веселилась Государыня и удивлялась встрЂчЂ и конвою войскъ Малоросійскихъ, бывшихъ подъ начальствомъ Обознаго Генеральнаго, Якова Лизогуба, и всЂхъ другихъ Старшинъ и Полковниковъ. Десять ихъ реестровыхъ, полковъ, да два компанейскихъ и нЂсколько командъ Надворной Гетманской Корогвы изъ Запорожскихъ Козаковъ, разположены были на границЂ Малоросійской, около Толстодубова, въ одну линію, а д†ширенги. Первый полкъ, отсалютовши ГосударынЂ знаменами и саблями и пропустя Монархиню, поворачивался рядами съ праваго фланга и проходилъ позади втораго полка, а тамъ опять становился во фрунтъ въ концЂ всей линіи; второй, отправивши также салютацію свою, проходилъ по зади третьаго полка и занималъ мЂсто въ концЂ перваго. Итакъ дЂлая всЂ полки и команды, представляли непрерывный фронтъ и безкоанечную линію до самой ставки Монаршей А какъ Государыня Ђхать изволила очень тихо, а нЂсколько часовъ иногда проходила и пЂшо, то конвой войскъ оныхъ продолжался и успЂвалъ въ маршахъ своихъ и поворотахъ безъ всакаго затрудненія. Войска сіи, бывъ воегда въ своихъ мундирахъ, имЂли тогда новые, которые состояди всЂ одинакіе: изъ черкески синяго сукна съ вылетами, и изъ куфайки и шароваръ по полкамъ, тоже и шапки одной фигуры а вышины, но при томъ были по полкамъ, а амуничныя вещи всЂ рядныя и одинакія. Отъ Кіевской Академіи помощію выписанныхъ машинъ и своего изобрЂтенія дЂланы ГосударынЂ разныя удивительныя явленія къ ея удовольствію; между прочимъ выЂзжалъ за городъ важный старикъ самаго древняго виду, великолЂпно прибранный и украшенный короною и жезломъ, но сдЂланный съ молодаго студента. Колесница у него была божескій фаетонъ, а въ него впряжены два піитическіе крылатые кони, называемые пегасы, прибранные изъ крЂпкихъ студентовъ. Старикъ сей значилъ древняго основателя и Князя Кіевскаго, Кія. Онъ встрЂтилъ Государыню на берегу ДнЂпра, у конца мосту, привЂтствовалъ ее важною рЂчью и, называя ее своею наслЂдницею, просилъ въ городъ, яко въ свое достояніе, и поручалъ его и весь народъ Рускій въ милостивое ея покровительство. Въ продолженіе пріемовъ Государыни отъ чиновъ и народа Малоросійскаго, съ живЂйшими чувствованіами непритворнаго ихъ усердія и полной радости, примолвила, однажды, Государыня, окруженная безчисленнымъ народомъ: „Возлюби мя, Боже, такъ въ царствіи небесномъ, какъ я люблю сей благонравный и незлобивый народъ!“
Въ бытность Императрицы въ Кіе†подано ей прошеніе отъ чиновъ и войска Малоросійскаго о учрежденіи имъ Гетмана по правамъ ихъ и договорамъ. Государыня, принявъ просьбу сію благосклонно, /245/ повелЂла прислать о томъ депутацію свою въ Петербургъ ко дню торжественнаго бракосочетанія племянника ея и наслЂдника, Герцога Голштинскаго, Петра ?едоровича, съ Принцессою Ангальтъ-Цербскою, Екатериною АлексЂевною. Депутатами избраны и отправлены: Обозный Генеральный, Яковъ Якимовичь Лизогубъ, Хоружій Генеральный, Николай Даниловичь Ханенко, Бунчуковый Товарищъ, послЂ бывшій Подскарбій Генеральный, Тайный СовЂтникъ и Кавалеръ, Василій Андреевичь Гудовичь. Сенатъ опредЂлилъ было на содержаніе ихъ по 10 рублей каждому на мЂсяцъ; но Государыня, свЂдавъ о томъ, повелЂть соизволила давать имъ, яко знатнымъ особамъ и за такимъ дЂломъ прибывшимъ, по сту рублей въ мЂсяцъ на каждаго, и отъ полиціи приличную квартиру, утверждая то и на будущія времена. Депутаты сіи почтены были, при бывшемъ, въ 1745 году, торжест†бракосочетанія НаслЂдника, весьма почетными мЂстами, но во время пированія зависть, или ненависть, не преминула явиться въ своей личинЂ. НЂкоторые изъ Министерства вопрошали Депутатовъ съ видомъ насмЂшлявымъ: „Что за причина, что ваши Гетманы, когда не всЂ, то многіе, были коварны и неусердны для Россіи и искали для нея вреднаго?“ - „Что касается до усердія къ Россіи,“ - отвЂчалъ Депутатъ Гудовичь,- „то никто къ ней изъ вольныхъ народовъ не былъ такъ приверженъ и усерденъ, какъ Малоросіяне. И сіе доказывается самымъ тЂмъ, что они, бывши свободны, отбившись отъ Польши, предпочли Россію всЂмъ другимъ народамъ, въ протекцію свою ихъ зазывавшимъ, а избрали ее одну къ тому, по однородству и единовЂрству своему, въ чемъ они навсегда устояли и никогда не поколебались, отринувъ и презрЂвъ многія сосЂднія льщенія и страхи сильныхъ державъ, и даже недавнія Шведскія, ко изкушенію самыя удобныя. А что касается до нЂкоторыхъ Гетмановъ, то объ нихъ кстати служить можетъ извЂстная пословица: Якыхъ створылысте, такыхъ и мате. Ибо то неоспоримо, что только тЂ Гетманы были неусердны къ Правительству Россійскому, которые имъ избраны, или избраны по настоянію сего Правительства, и сему причины троякія полагать можно: 1-ое, что Министерство Россійское не такъ хорошо знало ихъ, какъ свои природные чины знать объ нихъ должны, и по тому худыхъ избирало; 2-ое: Министерство Малоросійское, натурально, искало такимъ паденія, которые не по его волЂ избраны, и для того попускало имъ совращаться; 3-е: отъ стороны Россійской непремЂнно имъ, яко своимъ твореніямъ, больше довЂрялось, нежели надобно было, а можетъ и того больше, а по тому полагались на нихъ въ своихъ интересахъ, несносныхъ симъ Гетманамъ и невмЂстимыхъ въ правленіи. А при всемъ томъ, судя по Христіански, можно еще сказать, что все то есть прочно, что дЂлается справедливо, ибо тутъ самъ Богъ споручитель и поборникъ.“ Депутаты сіи отпущены въ Малоросію съ грамотою, обЂщававшею позволеніе на выборъ Гетмана, и имъ при отпускЂ жалованы собольи шубы, перстни съ /246/ брилліантами и по 1,000 рублей каждому на проЂздъ.
Для элекціи при выборЂ Гетмана, въ 1750 году, въ ГенварЂ мЂсяцЂ, прибылъ въ Глуховъ, изъ С.-Петербурга Министромъ, Генералъ-Аншевъ и Кавалеръ, Графъ Иванъ Семеновичь Гендриковъ, и, послЂ обыкновенныхъ торжествъ и церемоній, продолжавшихся чрезъ три дни по прежнимъ церемоніаламъ, но съ необыкновеннымъ великолЂпіемъ, умноженнымъ, по мЂрЂ щедротъ и милостей благодЂтельствующей Монархини, 17-го Февраля всЂ чины духовнаго и мірскаго званія и Козаки реестровые, въ полкахъ служащіе, собравшись на площадь городскую къ Соборной церкви и выслушавъ прочтенныя на амфитеатрЂ, до выборовъ касательныя, грамоты и другіе постановительные акты, торжественно избрали Гетманомъ изъ природныхъ Малоросіянъ, Графа Кирила Григорьевича Разумовскаго, бывшаго въ то время ДЂйствительнаго Камергера, Академіи наукъ Президента, Лейбъ-Гвардіи Измайловскаго полка Полковника и Кавалера. Съ донесеніемъ о томъ выборЂ и съ прошеніемъ его утвержденія отправлены были ко Двору посланники отъ народа: Бунчужный, Генеральный, Дамьянъ Васильевичь Оболонскій, Полковникъ НЂжинскій, бывшій потомъ Тайнымъ СовЂтникомъ, Генеральнымъ Обознымъ и Кавалеромъ, Семенъ Васильевичь Кочубей, и Бунчуковый Товарищь, послЂ бывшій ДЂйствительнымъ Статскимъ СовЂтникомъ и Генеральнымъ Судьею, Илья Васильевичь Журманъ, съ довольною ассистенціею. Имъ дана публичная аудіенція АпрЂля 24-го, и при ней, въ отвЂтЂ чрезъ Канцлера, Графа АлексЂя Петровича Бестужева-Рюмина, сказано было объ утвержденіа народнаго выбора, а вскорЂ даны были и указы Правительствующему Сенату и Государственной Иностранной Коллегіи, въ вЂдомст†которой всегда Малоросія состояла, объ ономъ утвержденіи, и чтобы Гетману имЂть впредь мЂсто съ Генералъ-Фельдмаршалами и считаться между оными по старшинству съ пожалованія въ чинъ, а Великоросійскихъ членовъ, бывшихъ у дЂлъ Малоросійскихъ, тогда же выслать.
Гетманъ Графъ Разумовскій въ 1751 году получилъ на достоинство свое высочайшую грамоту въ тЂхъ точно выраженіяхъ, какова была дана Скоропадскому, и 29-го Іюня того года имЂлъ онъ торжественный въЂздъ свой въ городъ Глуховъ, гдЂ приняли его съ подобающими почестьми, собравшіесь завременно духовнаго и мірскаго званія чины, и всЂ Малоросійскіе полки, коимъ въ 1-й день Іюля публично прочтена Высочайшая грамота, съ салютаціею и троекратною пальбою оть войска, бывшаго въ парадЂ, и отъ главной артиллеріи изъ пушекъ. Между тЂмъ поднесены и вручены Гетману клейноды войсковые и національные, съ приличными обрядами и церемоніями, а кончилось торжество параднымъ шествіемъ въ Соборную церковь и пЂніемъ въ ней литургіи и благодарственнаго Богу молебствія. ПослЂ чего начались пированія, приготовленныя для чиновниковъ водворцЂ Гетманскомъ, а для войска въ ихъ лагеряхъ, и сіе продолжалось на коштъ Гетманскій и частію на счетъ скарбовый. При отпускЂ /247/ въ домы чиновниковъ и войска, объявлена имъ отъ Гетмана благодарность его за выборъ и почести, ему оказанныя, и что онъ посЂтитъ ихъ и отвизитуеть скоро въ полковыхъ жилищахъ, и будетъ совЂтоваться съ ними о поправкЂ общихъ нуждъ и недостатковъ и о введеніи полезнаго. СтаршинЂ же Генеральной объявлено при томъ собираться къ переводу резиденціи Гетманской и всего Малоросійскаго Трибунала въ городъ Батуринъ, въ которомъ на тотъ конецъ велЂно оть Двора Митрополиту Кіевскому освятить со всЂмъ Малоросійскимъ духовнымъ соборомъ прежнее городовое мЂсто, опустошенное и превращенное въ могилу Генераломъ Менщиковымъ въ Шведскую руину, гдЂ въ послЂдствіи и построено нЂсколько домовъ и обширный дворецъ Гетманскій великимъ національнымъ иждивеніемъ, а работниками Козацкими. Гетманъ дЂйствительно въ 1752 году объЂхалъ всЂ Малоросійскіе полковые и знатнЂйшіе сотенные города и имЂлъ вездЂ встрЂчи и радостные пріемы отъ собиравшихся въ нихъ чиновъ, войска и народа. Вся, кажется, Малоросія тогда была въ движеніи и все въ ней ликовало, отправляя пріемы и проводы, оканчивавшіесь увеселительными пиршествами. Одинъ только случай смутилъ сіи народныя торжества, случай, конечно, обыкновенный, но молвою народною иначе протолкованный. Когда Гетманъ, бывши въ ЧерниговЂ, объЂзжалъ верхомъ, со многочисленною свитою, всЂ городовыя укрЂпленія, то подлЂ главнаго крЂпостнаго бастіона, при церкви Св. Екатерины, сорвалъ съ него вихрь голубую ленту ордена Св. Апостола Андрея, но подхватилъ ее, не допустя до земли, совЂтникъ Гетманскій и любимецъ его, Григорій Николаевичь Тепловъ, который сталъ было налагать ее на прежнее мЂсто, но Гетманъ, принявши отъ него и свернувши, положилъ въ свой карманъ. ВозшумЂвшій тогда народъ выводилъ о семъ приключеніи разныя толки свои и нелЂпости, то о ГетманЂ, то о его совЂтникЂ, и сіе даже дошло до знанія самой матери Гетманской, которая старуха, бывъ тоже вЂка стараго, уговаривала нЂсколько разъ сына своего удалить отъ себя Теплова, или вовсе не принимать его совЂтовъ, предсказывая неизбЂжныя ему несчастія оть сего совЂтника и его совЂтовъ.
Императрица Елисавета, всегда благодЂтельствуя Малоросійскому народу, осчастливила его, найпаче въ 1755 году, уничтоженіемъ тягостныхъ и затруднительныхъ внутреннихъ зборовъ, наложенныхъ прежними правительствами. Издревле, по привиллегіямъ и правамъ, народъ сей пребывалъ свободенъ отъ всЂхъ таковыхъ налоговъ; но нЂкоторые изъ Президентовъ Правительственныхъ, каковы были Леонтьевъ и ему подобные, подъ видомъ воинскихъ надобностей въ бывшіе походы, завели разные сборы, зависЂвшіе отъ постановленныхъ ими приставовъ и откупщиковъ, какъ то : покуховное, скатное, поковшонное и всякое другое, мЂровое и вЂсовое, мытничество, подъ титуломъ индукты и эвекты бывшее, которые въ общественныхъ промыслахъ стЂсняли и затрудняли народъ до крайности, и оть того торговля въ Малоросіи была въ самомъ худомъ /248/ состояніи, а къ большему ея стЂсненію учреждены были на Великоросійской границЂ таможни, и взаимные продукты подвергались отяготительному платежу пошлинъ. А вмЂсто того имЂла Малоросія свободный ввозъ чужестранныхъ товаровъ, на кои пошлина положена была безъ дальняго разбора, по надобности и прихоти. Тоже самое въ разсужденіи вывоза въ чужіи краи товаровъ и продуктовъ произходило. Императрица обрадовала народъ при сложеніи упомянутыхъ внутреннихъ сборовъ, разрЂшая при томъ свободный торгъ между Малою и Великою Россіею и разпространял полезныя учрежденія на внЂшнюю торговлю, изъ доходовъ которой сдЂлано удовлетвореніе Гетману и скарбу Малоросійскому.
Въ открывшуюсь съ Пруссіею войну, вспомогательную для союзницы Россійской, Маріи Терезіи, Императрицы Римской, въ 1756 году наряжено въ тотъ походъ Малоросійскихъ реестровыхъ Козаковъ 5,000, да компанейскихъ 1,000, съ приличною артиллеріею, а къ нимъ начальниками опредЂлены: Генеральный Есаулъ, Яковъ Дамьяновичь Якубовичь, Полковникъ Прилуцкій, Галаганъ, и Обозные полковые: Стародубскій, Скорупа, Кіевскій, Солонина, и другіе Старшины, полковые и сотенные, сколько ихъ по числу войска надобно было. Корпусъ сей командированъ разновременно, 4-мя отдЂленіями: два изъ нихъ пригнали въ армію 10,600 воловъ, а два привели до 6,000 лошадей, собранныхъ въ Малоросіи. И войска сіи были при баталіи Эгередорфской и на другихъ сраженіяхъ 7-мь дЂтъ, а воротились по окончаніи войны, въ двухъ мундирахъ и вооруженіяхъ: одни въ Гусарскихъ, а другіе въ Чугуевскихъ. И сіе значитъ, что они, за убылью Гусаръ и Чугуевскихъ Козаковъ, сформированы были и служили на мЂсто тЂхъ войскъ, кои набирались, обыкновенно, изъ вольницъ, и отъ того часто убывали и уничтожались. Сверхъ сихъ войскъ набрано было въ началЂ сей войны 8,000 погонщиковъ, изъ мЂщанъ и посполитыхъ Малоросійскихъ наряженныхъ, кои, бывъ отправлены къ арміи въ Пруссію, размЂщены тамо по полкамъ въ солдаты, фурщики и деньщики, и по окончаніи войны воротились оттоль очень не многіе, а больше ихъ померло и изкалечено. Произошло же сіе не отъ климата или воздуха, который въ Германіи и Пруссіи нарочито здоровый, но по худому содержанію сихъ людей начальниками, а паче ихъ инспекторіею, кои, считая ихъ на ряду Лопарей и Камчадаловъ, вгоняли ихъ въ чахотки, или ипохондріи, за одно свое нарЂчіе, и что они не скоро понимали выговаривать тогдашнія преизящныя реченія: намнясь и намЂдни, и придомковъ ихъ, ушь и кабыщъ.
Гетманъ Разумовскій, во время правленія своего, часто Ђзживалъ, со всЂмъ домомъ своимъ, въ Петербургъ, и больше тамо проживалъ у брата своего, Рейсъ-Графа, АлексЂя Григорьевича Разумовскаго. Правленіе же Малоросіи поручалъ Генеральнымъ Старшинамъ, и въ немъ разширилъ онъ Судъ Генеральный, прибавивъ къ нему 10 депутатовъ, выбранныхъ изъ Шляхетства, и возстановивъ его по прежнему въ право Трибунальное, /249/ а въ полковыхъ жилищахъ возстановилъ и учредилъ 20 повЂтовъ и въ нихъ суды Земскіе, Градскіе и Подкоморскіе, оставивъ въ Сотенныхъ правленіяхъ одни словесные разборы между Козаками о маловажныхъ ихъ спорахъ. Земскія же и градскія дЂла ихъ предоставилъ разбору Судовъ ПовЂтовыхъ, наряду чиновной Шляхты, въ числЂ которой и они вмЂщались на точныхъ основаніяхъ стародавнихъ ихъ привиллегій и договоровъ, по которымъ всЂ справы ихъ производились и вершились по артикуламъ, для Шляхетства узаконеннымъ, безъ всякой для нихъ отмЂны, ибо другихъ имъ правъ изобрЂтено еще не было, да и самая Польская Шляхта, оставшаясь, по договорнымъ статьямъ, въ протекціи войска, не дерзала еще присвоивать ихъ себЂ одной, лишая того Козаковъ, своихъ протекторовъ. Шляхта сія ежедневно почти умножалась новыми выходцами изъ музыкантовъ, мастеровыхъ и панскихъ служителей, которымъ никакого разбора здЂсь не было, а когда кто покажется изъ Польши, то уже и Шляхтичь, какъ бы онъ былъ избраннаго рода Левитскаго отъ древнихъ Іудеевъ.
Частыми поЂздками въ Петербургъ пріобрЂлъ Гетманъ въ собственное и наслЂдственное владЂніе города: Батуринъ и Почепъ съ ихъ уЂздами, да волости Шептаковскую и Бакланскую, бывшія ранговыя или столовыя Гетманскія. ОнЂ пожалованы ему въ вЂчность въ въ 1760 году, и молва народная, пронесшаяся вдругь оть одного края Малоросіи до другаго, сочинила о семъ пожалованіи разные толки. Одни говорили, что Гетмана впредь уже не будетъ, а кончится сіе Іераршество на Разумовскомъ, другіе же доказывали, что оно утвердится въ потомст†его родовитымъ и будетъ, вмЂсто избирательнаго Гетманства, наслЂдственное Герцогство Малоросійское, по примЂру древнихъ, въ ней бывшихъ, наслЂдныхъ Княжествъ. ПослЂднее мнЂніе стало было выходить наружу. По прошествіи 5 лЂть сочинена была просьба къ ИмператрицЂ оть лица всей Малоросіи, съ прошеніемъ непремЂннаго Гетманства въ потомст†Разумовскаго и съ показаніемъ тому причинъ, крайне оскорбительныхъ для самыхъ просителей и ихъ потомства. Въ ней безъ пощады озлословлены и обмараны были прежде бывшіе правители и подчиненные Малоросійскіе, живые и мертвые. Просьба сія значила вмЂстЂ приговоръ и декретъ на злостные поступки Малоросіянъ, о которыхъ двадцать девять ихъ тридесятыхъ долей ничего того не знали, но увлечены стали силою въ ненавистные пороки и въ то, что называется: „Отъ устъ вашихъ сужу васъ.“ Сочиненіе сіе было дЂло рукъ извЂстнаго Гетманскаго фаворита, почитавшагось иногда и менторомъ его. Другая рука, а паче гражданина природнаго, задрожала бы оть первыхъ почерковъ, такъ хульныхъ и злобныхъ на Малоросію; но тотъ питомецъ ея во всей точности изполнилъ пророческія и царскія слова: „Иже яша хлЂбы моя, возвеличиша на мя запинанія.“ Какъ бы то ни было, но собранные въ Глуховъ изъ всей Малоросіи чиновники и Шляхетство таковой просьбы не подписали, и сколько ни были они обольщаемы, обнадеживаемы и, /250/ такъ сказать, обаяны пріемами и великолЂпіями, почти царственными, однако, по одиначкЂ и по ночамъ, разбЂжались всЂ они изъ Глухова. Въ слЂдъ за ними посыланы были въ повЂты и сотни нарочитые чиновники для подписовъ на той же просьбЂ. Но собранные въ нихъ чиновники и знатные Козаки, не обинуясь сказали симъ посланцамъ, что они такую нелЂпую просьбу и выдумку почитаютъ весъма противною ихъ правиламъ, привиллегіямъ и самому разсудку, и никогда на нее не согласятся. Въ послЂдствіи отплатилъ, говорятъ, Гетманъ неудовольствіе свое Малоросіянамъ самою жестокою сатирою: онъ въ просьбЂ своей аттестовалъ ихъ МонархинЂ самыми коварными, злостными и подлыми людьми, и тЂмъ поблагодарилъ имъ за свое Гетманство. А сличая благодарность сію съ благодарностью славнаго онаго Гетмана, Зиновія Хмельницкаго, сего великаго политика, великаго вождя и удивительнаго воина, можно посудить и почудиться о вЂкахъ и нравахъ прошедшихъ и настоящихъ, и видЂть, что въ нихъ блигодЂтельнЂе и просвЂщеннЂе, и что мрачно и грубо. Гетманъ Графъ Разумовскій въ послЂднихъ числахъ Октября мЂсяца, 1761 года, отозванъ ко Двору въ Петербургь, а въ Малоросіи, для правленія дЂлъ, оставилъ Обознаго Генеральнаго, Семена Васильевича Кочубея, Подскарбія, Василія Андреевича Гудовича, Писаря, Андрея Яковлевича Безбородька, и Есаула, Ивана Тимо?Ђевича Журавку. 25 Декабря, сего года, скончалась Императрица, Елисавета Петровна, и кончила собою знатный вЂкъ для Малоросіи, вь который царствованіе ея таковымъ почиталось и всегда почитается.
На престолъ Императорскій вступилъ племянникъ ея, Петръ III. Для возвЂщенія о томъ и приведенія къ присягЂ чиновъ и войска присланъ былъ въ Малоросію ДЂйствительный Камергеръ, Петръ Кириловичь Нарышкинъ, котораго во всЂхъ Малоросійскихъ городахъ принимали съ воинскими почестями, иллюминаціями и пальбою изъ пушекъ и мортиръ, а онъ публиковалъ посольство свое и читалъ манифестъ торжественно въ собраніяхъ и Соборныхъ церквахъ съ молебствіями. Къ присягЂ приводимы были чиновники и Козаки, служащіе и отставные, и ихъ мужескаго пола дЂти отъ 7-лЂтняго возраста, а изъ городовыхъ жителей одни ихъ урядники и начальники, до посполитаго же народа сіе не касалось. Посланнику оному, при окончаніи его коммисіи и послЂ пріемовъ и угощеній, подносимы были во всЂхъ полкахъ и городахъ нарочитые подарки денежные и хорошими вещами, а въ Глухо†отъ дома Гетманскаго поднесенъ перстень съ брилліантами въ 3,000 рублей. ВсЂ же подарки Малоросійскіе оцЂнены до 200,000 рублей, но оные учинены весьма доброхотно, и пріемъ ихъ угождалъ и увеселялъ народъ.
Царствованіе Петра III, продолжавшеесь только половину года, отличилось воинскими ополченіями, экзерциціями и приготовленіями къ нимъ. Столица его и окрестности ея наполнились звукомъ оружія, шумомъ воиновъ и громомъ пальбы ихъ изъ ружьевъ и пушекъ, при всегдашнихъ почти эволюціяхъ /251/ и торжествахъ. Въ Малоросію посланы отъ сего Государя зазывы, самые лестные для молодыхъ людей, приглашающіе ихъ въ военную службу Голштинскую. Юношество здЂшнее всЂхъ состояній и воспитаній, какъ бы волшебною силою, возмутилось и поднялось птичьимъ полетомъ съ Полудня на СЂверъ. ВсЂ дороги наполнены были къ Петербургу сими Голштинцами. ОдЂтые изъ нихъ въ тонкое шелковое платье, т. е., панычи, текли вмЂстЂ съ ободранными и полунагими молодцами и равнялись съ ними красными гарусными галстуками, надЂтыми на подобіе обрончиковъ на ихъ шеи. Студенты и ученики Кіевскихъ, Черниговскихъ и Переяславскихъ училищъ, канцелиристы и авскультанты Глуховскихъ Департаментовъ и всЂхъ полковъ и Сотенныхъ канцелярій, а равно судовые и магистратскіе приказные служители, оставивши перья, приняли на себя военные обрончики и тянулись въ слЂдъ за первыми вербаками. Вербунки сіи хотя въ Малоросіи были обыкновенными, и ими всегда комплектовано здЂсь 4 полка Гусарскіе и столько же Компанейскихъ; но нынЂшній вербунокъ ни чему тому не уподоблялся, а похожъ былъ онъ, нЂкоторымъ образомъ, на Посполитое рушенье, ибо всЂ почти молодые люди, оставивши дЂла свои и науки, поднялись и, столпившись великими партіями, потянулись на Столицу, какъ бы она войною и облеженіемъ угрожаема была. При всЂхъ необыкновенныхъ явленіяхъ, обыкновенно почти являются характеры народные или ихъ склонности, такъ, на пр., при охотЂ Малоросіянъ къ военной службЂ, открылась охота Іудейская къ подрядамъ. Одинъ изъ Евреевъ, Полковникъ Гадяцкій, Крыжановскій, природный Жидъ и свЂжій перекрестъ, всегдашними арендами своими и откупами дошедшій до богатства и чина Полковника, увидЂлъ необыкновенный успЂхъ при вербункЂ Голштинцовь, тотчасъ взялся за ряду и отозвался о томъ Государю, съ обЂщаніемъ поставить ихъ цЂлый полкъ конный на своемъ иждивеніи. Государь, уважая усердіе Крыжановскаго, но не зная его счетовъ, въ которыхъ, по совЂсти Іудейской, непремЂнно поставляль онъ всякой обрончикъ въ четверо дороже отъ его цЂны, произвелъ Крыжановскаго на первый случай Бригадиромъ. А онъ дЂйствительио изъ Козацкихъ дЂтей своего полку, да изъ стадниковъ и чобановъ заводской и всякой другой сволочи, сформировалъ было полкъ, такъ назвавшійся, Подцабольскій. Но какъ все скорое и порывистое имЂетъ и такой же конецъ, то и Голштинцы съ Подцабольдинцами тЂмъ же были поражены: они, съ Іюня мЂсяца, 1762 года, т. е., по кончинЂ Государя, бывь уничтожены и распущены во свояси, волоклись всЂми дорогами въ Малоросію, и по мЂрЂ ихъ поступковъ, оказанныхъ въ тріумфальномъ своемъ походЂ до Петербурга, вездЂ на возвратномъ пути презыраемы были отъ жителей до омерзЂнія. Достаточные изъ нихъ и, что называется, панычи, возвращались наравнЂ сь другими въ одной формЂ, т. е., въ сЂрыхъ крестьянскихъ зипунахъ, босикомъ, и, подходя къ своимъ, жилищамъ, прятались въ лЂсахъ и байракахъ до ночи, не показываясь отъ стыда своимъ знакомымъ, а ночью уже убирались /252/ въ свои домы, и не вдругъ познаваемы были семействами своими по ихъ убранствамъ и личнымъ перемЂнамъ. Между тЂмъ Государь Петръ III, въ краткое царствованіе свое издалъ два пространные законы: одинъ о преимуществахъ дворянства, со учрежденіемъ для нихъ Герольдіи, а другой объ уничтоженіи навсегда Тайной Канцеляріи и ея судилищъ, яко беззаконствовавшихъ въ Россіи.
Вступленіе на Всероссійскій престолъ Императрицы Екатерины АлексЂевны II-й послЂдовало Іюня 20 дня, 1762 года, а священное коронованіе ея совершилосъ въ Моск†того же года, Сентября 22, къ которому посыланы были депутаты оть Малоросіи, Генеральные: Обозный, Семенъ Васильевичь Кочубей, и Судья, Илья Васильевичь Журманъ, съ большею свитою знатнаго дворянства и другихъ чиновъ. Царствованіе Императрицы Екатерины II-й началось и долголЂтно продолжалось великами намЂреніями въ дЂлахъ внутреннихъ и внЂшнихъ и такими же успЂхами въ предпріятіяхъ гражданскихъ и воинскихъ, которыми возведена Россія на верхъ величія и славы, ко удивленію и позавидованію всЂхъ народовъ, а производились они подъ девизомъ: „Недокончанная совершаемъ?“ Въ сей планъ вошло, между прочимъ, великое число повЂтовъ и сотень Малоросійскихъ, со всЂми ихъ жителями. Одинъ изъ генераловъ, нЂкто Мельгуновъ, проживавшій въ ЗаднЂпрскихъ селеніяхъ подъ видомъ вояжира, или и хуже, доносилъ ко Двору, что онъ нашелъ въ оной сторонЂ такихъ людей, которые никакому правительству не принадлежатъ, и сутъ они тоже, что и Американцы, но къ военной службЂ признаются способными и охотными. Правительство предписало ему вербовать сихъ людей въ Пикинеры и подчинить ихъ пограничнымъ начальстамъ. Вербунокъ тотъ охватилъ всЂ ЗаднЂпрскія селенія Малоросіи и часть полковъ: Миргодскаго, Лубенскаго, и весь почти Полтавскій, на сей сторонЂ ДнЂпра состоящіе. А происходилъ онъ такимъ образомъ: РазъЂжавшій по селеніямъ Мельгуновъ, останавливался, обыкновенно, въ корчмахъ сельскихъ и въ нихъ созывалъ тамошнихъ Козаковъ. ПослЂ первой попойки, предлагалъ имъ записываться въ Пикинеры, т. е., въ такую службу, которая есть также Козацкая, но съ лучшими отъ Козачей преимуществами и выгодами, по которымъ нынЂшнихъ начальниковъ ихъ не только бояться они не должны, но и шапокъ предъ ними снимать не обязаны. Народъ, такъ близкій сосЂдствомъ къ Азіятскимъ жителямъ, слЂдовательно и къ ихъ грубостямъ, тотчасъ хватался за слово, не бояться начальства и не шапковать предъ нимъ, и началъ записываться въ Пикинерію, столько, по ихъ мнЂнію, своевольную. Однако записывались въ нее самые мЂлкіе хозяева и великіе изъ нихъ опіяки и буяны. Такимъ образомъ навербованные Пикинеры изъяты заразъ изъ вЂдомства Малоросійскихъ правительствъ и въ нихъ насланны томъ письменные наказы. Между Пикинерствомъ же нажалованы имъ ротмистры и поручики изъ грамотныхъ шинкарей и церковниковъ, вербунку оному споспЂшествовавшихъ. Въ слЂдъ за вербаками, очень по немногу изъ /253/ каждаго селенія набравшимися, вошли въ отказъ самыя селенія, со всЂми безъ изъятія жителями, ни мало не соглашавшимись на перемЂну ихъ состоянія и правъ природныхъ, и поверстаны всЂ они подъ права Новоросійской губерніи, недавно устроенной, а селенія ихъ раздЂлены на 4 полка: Елисаветградскій, ДнЂпровскій, Полтавскій и Донецкій. Сотенныя правленія скасованы, и знамена ихъ и архивы, иные заперты въ церквахъ, а другіе употреблены Ротмистрами и ихъ женами на домовыя свои снадобья. Отъ правительствъ полковъ Малоросійскихъ многія были представленія къ Гетману объ отборЂ изъ ихъ вЂдомства такъ многихъ селеній въ Пикинерію, да и отъ частныхъ помЂщиковъ и владЂльцевъ также внесены ему жалобы о уничтоженіи стародавнихъ ихъ правъ, многими Монархами упривиллегированныхъ. Гетманъ обо всемъ томъ дЂлалъ свои представленія ко Двору и въ Правительствующій Сенатъ, но все было тщетно, и отъ Сената объявленъ на то готовый указъ, еще въ сороковыхъ годахъ состоявшійся, коимъ повелЂвалось причислить къ проводимой тогда Украинской линіи пустопорожнихъ земель, въ поперечнику на 30 верстъ, а въ длину на сколько та линія простираться будетъ. Новоявленная Пикинерія пользовалась нарочитыми льготами около 7-ми лЂтъ : ни какихъ податей и службы съ нихъ не требовано, а только внушалось имъ о ихъ преимуществахъ, и что они отъ Малоросіянъ суть лучшіе и предпочтительнЂе. Для сего отличія нашиты имъ на обыкновенныхъ ихъ шапкахъ бЂлые банты изъ холста и тесьмы. Они снимали сіи шапки съ головъ только внутри церкви, но и то уже предъ алтаремъ. ВстрЂчаясь съ Малоросіяниномъ, обыкновенно грозилъ ему Пикинеръ: „Вороты зъ дорогы, Гетманець; бо я за тебе лутчый!“ А когда вопрошано его, по чему лучшій? то отвЂчалъ : „Я и самъ того не знаю; але Рохмыстры нашы такъ говорять и лыбонь за тымъ, що маемъ корону на шапкахъ. А Рохмыстры нашы все письменны: изъ прасоливъ и шынкаривъ, а деякы и изъ поповичивъ жалованы.“ Таковою химерою усыплена была Пикинерія до того, что никто въ ней больше не отзывался о древнихъ своихъ правахъ и привиллегіяхъ, а хвастался каждый настоящимъ величіемъ. Но въ послЂдствіи неизбЂжная судьба, преслЂдующая, обыкновенно, безпечную надменность, дала изпить симъ лучшимъ самую худшую чашу горестей. Въ открывшуюсь съ Турками войну повелЂно формировать Пикинеровъ въ регулярныя войска: ротмистрамъ ихъ объявлены чины противъ армейскихъ прапорщиковъ, но и то за урядъ, а не имЂвшіе сихъ урядовъ и всЂ чины нижніе, въ сравненіи съ урядовыми и армейскими, значили только ХристіанъУкраинскаго исповЂданія. Простымъ Пикинерамъ начали шить мундиры съ пуговицами и пріучать ихъ къ экзерциціи; но они, оставивши все лучшее, разбЂжались въ зимовники Запорожскіе и хутора Новосербскіе, и тамо скрывались въ чаяніи видЂть кончину свою. Старики ихъ, изъ прежде бывшихъ Козацкихъ Старшинъ, и именно: мЂстечка Нехворощи, Павло Головко и многіе другіе, вздумали было отзываться /254/ о прежнихъ своихъ правахъ и свободахъ, и что они, по договорнымъ статьямъ Гетмана Хмельницкаго, имЂютъ свою службу, въ нихъ назначенную, которую готовы отправлять безпрекословно и со всякою ревностію, а другой нести не желають ее никогда и не искали. За сіи отзывы всЂ, въ нихъ участвовавшіе, сочтены бунтовщиками, причинствовавшими къ побЂгу Пикинеровъ, и пограничною БЂлевскою Коммисіею осуждены къ наказанію кнутомъ. Но наказаніе сіе превзошло мЂру свою, и превосходитъ, кажется, самыя тиранства Нероновскія. Осужденные вожены были по всЂмъ ротнымъ мЂстечкамъ, въ Пикинерномъ полку назначенпымъ, и въ каждомъ биты кнутомъ безъ пощады. ЗасЂченные изъ нихъ на смерть, привязаны къ хвостамъ конскимъ и тасканы по улицамъ городскимъ, а наконецъ, разтерзанныя такимъ образомъ тЂла ихъ, бросаны въ навозныя ямы и зарываны въ нихъ наровнЂ скотскихъ падалищъ, безъ всякаго Христіанскаго, и даже человЂческаго погребенія. Экзекуцію сію отправлялъ Полковникъ Пикинерный, нЂкто окрещенный Турокъ, Адобашъ, съ Донскими Козаками, и экзекуторы такіе были преизбранные мужи, достойные судейскаго приговора и его дЂйствія. Они въ каждомъ мЂстечкЂ, выгнавши изъ домовъ народъ на площадь смотрЂть экзекуцію, разграбили домы тЂ чисто по Татарски и подЂлились добычею съ своимъ Туркомъ, чЂмъ роды сіи отъ вЂковъ отличались, и въ семъ-то состоитъ прямое достоинство ихъ, ославленное воинскимъ.
Между тЂмъ, Гетманъ Разумовскій, бывши въ ПетербургЂ, оставилъ тамъ при ДворЂ соввтника своего, Теплова, помЂщеннаго въ КабинетЂ Императрицы докладчикомъ. Онъ, надЂясь на него, какъ на самаго себя, и по его точно совЂтамъ, воротившись въ Глуховъ, производилъ вышезначущіесь Генеральные сеймы или собранія для изпрошенія себЂ непремЂннаго и потомственнаго гетманства. Но также по совЂту одной и той же особы внесены тогда же и донесенія ко Двору оть Оберъ-Комендантовъ Малоросійскихъ, внутреннихъ и пограничныхъ городовъ, о необыкновенныхъ собраніяхъ и движеніяхъ чиновъ здЂшнихъ, подозрЂваемыхъ въ неизвЂстномъ имъ намЂреніи, и что, для предосторожности, приведены ими въ движеніе войска, консистующія въ Малоросіи, и поднята на батареи артиллерія въ крЂпостяхъ. Изъ двухъ оныхъ совЂтовъ, такъ между собою несогласныхъ и противныхъ, но ославленныхъ высочайшею Министеріею, вышелъ одинъ результатъ, довольно согласный и рЂшительный. Гетманъ позванъ, чрезъ нарочнаго курьера, въ Петербургъ, а артиллерія Малоросійская, съ ея принадлежностію, арестована и взята въ особое отъ прежняго вЂдомство. За пріЂздомъ Гетмана объявленъ ему гнЂвъ Монаршій и чтобъ онъ не являлся ко Двору, до испрошенія себЂ увольненія отъ Гетманства. Чрезъ нЂсколько седмицъ, именно, въ НоябрЂ, 1764 года, просьба о томъ подана, и Гетманъ, ВсемилостивЂйше увольненный отъ его достоинства, допущенъ во Дворецъ подъ именемъ и титуломъ Фельдмаршала. ВстрЂча ему во внутреннихъ чертогахъ Царскихъ учинена Кабинетскимъ Министромъ, а его прежнимъ /238/ совЂтникомъ и фаворитомъ, Тепловымъ, который, во время обыкновенныхъ привЂтствій, съ восхищеніемъ облобызалъ Гетмана, а стоявшій тогда на дверяхъ противной комнаты, Графъ Орловъ, акомпанируя лобзаніе сіе, оправдалъ при томъ пророчество матери Гетмановой, сказавъ публично: „И лобза, его же предаде.“
При уволненіи Гетмана Разумовскаго отъ Гетманскаго достоинства, утЂшеніемъ ему было пожалованіе всЂхъ остальныхъ Гетманскихъ волостей въ вЂчное и потомственное его владЂніе, между коими вмЂщались многіе курени Козачьи, также СтрЂлецкіе, и нЂсколько монастырей съ ихъ землями и угодьями, поступившіе въ то владЂніе наряду ранговыхъ имЂній и крестьянъ; а были изъ нихъ первые караульными посыльными въ Гетманскихъ дворцахъ, а послЂдніе выбраны изъ Козаковъ для добычи звЂрей и птицъ на столъ Гетманскій и на его штатъ, но остались они въ крестьянствЂ, яко безгласные. Сіе пожалованіе произвело новую молву въ Малоросіи въ разсужденіи Гетманства; но, наговорившись довольно, стали вЂрить несомнЂнно, что Гетмана болЂе не будетъ у нихъ, ни наслЂднаго, ни избирательнаго, и что, по неимЂнію на сей урядъ деревень, и выбирать его не на что, а доброхотное для него подаяніе лишитъ церковниковъ и жильцовъ въ богадЂльняхъ и тюрьмахъ пропитанія. Старшины Генеральные и Полковники, имЂвшіе долгъ въ другія времена дЂлать собраніе и посылать депутацію ко Двору о выборЂ новаго Гетмана, на сей разъ пріутихли съ симъ выборомъ, а возмнивъ, что всЂ урядовыя имЂнія, по примЂру Гетманскихъ, осуждены въ вЂчную раздачу нынЂшнимъ ихъ владЂльцамъ, яко послЂднимъ изъ старой системы урядникамъ, спокойно ожидали событія онаго, и, льстя себя надеждою содЂлаться на счетъ націи хорошими владЂльцами, оставили сію націю ожидать обЂтованія Отча свыше, но и сами во мнЂніи своемъ грубо ошиблись; ибо въ послЂдствіи сбылось съ ними не тако.
На мЂсто правленія Гетманскаго, въ 1765 году учреждена въ Малоросіи Коллегія, съ правомъ и преимуществомъ, равнымъ другимъ двумъ Государственнымъ Коллегіямъ. Чинами въ ней опредЂлены 4 чиновника Великоросійскіе и 4 Малоросійскіе изъ Генеральныхъ Старшинъ, а Президентомъ въ Коллегіи и Генералъ-Губернаторомъ въ Малоросіи опредЂленъ Генералъ-Аншефъ, Петръ Александровичь Румянцевъ. Коллегія сія вошла въ правленіе, яко роса на пажить, и яко иней на руно, т. е., съ полною тишиною и кротостію, отличающею ее отъ прежнихъ Коллегій Малоросійскихъ, имЂвшихъ духа бурна и характеръ презорства и ненависти. Особенно народъ Малоросійскій обрадованъ былъ своимъ Генералъ-Губернаторомъ, памятуя благодЂянія отца его, бывшаго прежде въ Малоросіи правителемъ, и онъ дЂйствительно оправдалъ надежды народныя патріотическими своими поступками для его блага; и во первыхъ : усмирилъ раззорявшія народъ воинскія команды, прохожія и квартировавшія, коихъ поступки съ народомъ здЂшнимъ умалены были мало чЂмъ отъ нашествія Татарскаго и другихъ /255/ непріятелей. Десятокъ солдатъ разгонялъ прежде цЂлыя деревни, а капральство ихъ потрясало самыя города и мЂстечка; управа же на нихъ была самая ближайшая: Кіевъ, Полтава и Смоленскъ, гдЂ начальства ихъ такъ были неприступны, какъ Султаны Азіятскіе, а привязкы ихъ и претензіи мудренЂе всЂхъ узловъ Гордіанскихъ. Все у нихъ до послЂдней булавки значило интересъ Государевъ, и за него придирки и взысканія были безконечны.
Графъ Румянцевъ, скоро за прибытіемъ въ Малоросію, обозрЂлъ всЂ пограничные и другіе знатнЂйшіе города и селенія и ихъ устройство; замЂтилъ, между прочимъ, что продовольствіе консистующихъ и пограничныхъ войскъ выстаченіемъ на нихъ отъ обывателей въ натурЂ провіанта и фуража, есть одинъ поводъ къ злоупотребленіямъ и сдирствамъ отъ чиновъ воинскихъ, и что сіи нарочито требуютъ выстаченія оныхъ во время, къ поставкамъ неудобное, и потому вымогаютъ и берутъ за то деньгами, по чему сами захотятъ, отягощая и раззоряя народъ до крайности. Въ отвращеніе сего зла, учредилъ Графъ одинакій сборъ денежный со всЂхъ обывателей Малоросійскихъ, обходя однихъ чиновниковъ и служащихъ Козаковъ, повелЂвъ платить съ каждаго дыма, т. е., съ жилой хаты, по рублю и д†копЂйки въ годъ, что составляетъ съ души мужеска пола по 35 копЂекъ. И сія подать вносится въ Казначейства ПовЂтовыя, для того учрежденныя, а изъ нихъ, повелЂніемъ Канцеляріи скарбу Малоросійскаго, отпускаются деньги въ полки и команды воинскія на продовольствіе войскъ и ихъ лошадей, по установленнымъ штатамъ и цЂнамъ. Народъ Малоросійскій, такими учрежденіями бывъ довольно облегченъ и облагодЂтельствованъ, прославлялъ за то новое свое начальство. Но какъ блаженство человЂческое, по недовЂдомымъ судьбамъ, всегда почти преслЂдуется какимъ ни есть зломъ, его обременяющимъ, и даеть матерію самымъ философамъ препираться цЂлые вЂки о началахъ добра и зла, доселЂ ими нерЂшенныхъ, то и народъ Малоросійскій, при благоденствіи своемъ, посЂщенъ быль симъ общимъ жребіемъ злаго навЂта. Графъ Румянцевъ въ 1767 году повелЂлъ учинить всему народу и его имЂнію Генеральную опись, которая, какъ въ своемъ родЂ, такъ и способЂ ея произведенія, была новость необыкновенная. Коммисіонерами къ тому наряжены въ каждый повЂтъ штабъ, оберъ и унтеръ-офицеры со многими писарями и рядовыми изъ Великоросійскихъ консистующихъ полковъ и гарнизоновъ, кои, знавъ только строить и ранжировать солдатъ и ихъ школить, поступали по тЂмъ правиламъ и съ поселянами. Въ каждомъ селеніи выгоняли народъ изъ жилищъ его на улицы, не обходя никого, и даже самыхъ ссущихъ младенцевъ, строили ихъ ширенгами и держали такъ на всякихъ погодахъ, въ ожиданіи прохода по улицамъ главныхъ Коммисіонеровъ, кои, дЂлая имъ перекличку, замЂчали каждаго на грудяхъ крейдою и угольями, чтобы съ другими не замЂшался. Скотъ обывательскій, держанный вмЂстЂ при своихъ хозяевахъ, также пересмотрЂнъ и переписанъ, яко значущій имЂніе, /257/ хозяевъ. Ревъ скотскій и плачь младенцевъ издали возвЂщали о приближеніи къ нимъ Комисіонеровъ со многочисленною ассистенціею. ПослЂ людей и скотовъ принимались за помЂщиковъ и владЂльцевъ. Отъ нихъ требованы были крЂпости и доказательства на владЂнія помЂстьями и землями, и туть-то потрясали всЂ сокровища каждаго. Обыкновенно домогались нЂякихсь Писцовыхъ книгъ и жалованныхъ Царскихъ грамотъ; но онЂ здЂсь были у однихъ поповъ на парафіи, да и то Архіерейскія; а какъ помЂщикамъ, по правамъ и договорнымъ статьямъ ихъ, всЂ надачи и пожалованья происходили отъ Гетмановъ и Трибунальныхъ правительствъ, а только не многіе имЂли на то подтвержденія Царскія по ихъ желаніямъ и случившимся нарочитымъ оказіямъ, то и представлены отъ всЂхъ владЂтелей универсалы Гетманскіе и декреты Судовые; но ихъ сначала считали за пашпорты или покормежныя, а не много что за свидЂтельства обыкновенныя, и послЂ уже мало по малу приходили они въ свою силу, смотря по старательствамъ владЂльцевъ и ихъ пожертвованіямъ. Опись оная, со всЂми ея страшными слЂдствіями и поисками, не имЂла своего окончанія и нечаянно уничтожилась. ВозгорЂвшаясь съ Турками война за дЂла Польскія дала Малоросіянамъ другую работу. Все въ ней кипЂло и шумЂло, и все занималось выстаченіемъ войска, работниковъ, погонщиковъ, фуръ съ волами и провіанта къ арміямъ, со всЂми другими къ нимъ принадлежностями. Малоросіяне, не смотря на тогдашнюю свою тягость и безпримЂрныя заботы, прославляли Бога, имъ тако благодЂтельствовавшаго, приписывая Промыслу Его открытіе войны на избавленіе ихъ отъ Генеральной описи и ея послЂдствій, грозившихъ, по ихъ мнЂнію, разрушеніемъ собственности и стяжанія каждаго.
Предъ начинаніемъ войны войска Малоросійскія воспріяли другой видъ и устроеніе. Въ Коллегію Малоросійскую послЂдовалъ имянной указъ Императрицы, повелЂвающій служащихъ Козаковъ подчинить, по судамъ и должности, военному уставу, а только по земству и имЂніямъ вЂдаться имъ и семействамъ ихъ, по прежнимъ правамъ своимъ въ ПовЂтовыхъ судилищахъ. Для сего разосланы по полкамъ и сотнямъ военные уставы и послЂдняго изданія диспозиціи, напечатанныя на двухъ языкахъ, Рускомъ и НЂмецкомъ; для управленія жь полковъ и сотень открыта при Коллегіи особая Коммисія. Подъ ея распоряженіемъ переформированы и комплектованы полки непремЂнными Козаками, которые записаны въ военный списокъ до положеннаго на выслугу времени. И сіе устроеніе въ многомъ подобилось самымъ древнимъ разпоряженіямъ здЂшнимъ, заведеннымъ отъ Гетмана Князя Ружинскаго и опущеннымъ послЂ руинъ Шведскихъ и отдачи Полякамъ ЗаднЂпріи. Ради экзерциціи учреждены два лагеря, при Полта†и ПереяславлЂ, и компаментъ тамо продолжался цЂлое лЂто, а послЂ сего, въ началЂ 1769 года, послЂдовалъ войскамъ всеобщій походъ и открылась дЂйствительная съ Турками война, которая чЂмъ кончится, Богъ вЂсть!
РАЗНОСЛОВІЯ, ВСТРЂЧАЮЩІЯСЯ ВЪ НЂКОТОРЫХЪ СПИСКАХЪ ИСТОРІИ РУСОВЪ, ДОСТОЙНЫЯ ПО ЧЕМУ ЛИБО ОСОБЕННАГО ВНИМАНІЯ.
1. Пропущено: произшедшій отъ племени Афета, сына Ноева.
2. Славяну.
3. Проп. : внука Афетова.
4. Проп.: отъ временъ Вавилонскаго языковъ смЂшенія.
5. Или.
6. Славнаго.
7. У Славянъ.
8. ВЂры.
9. Проп.: Священныхъ библій и изъ.
10. Мороты.
11. Чужеплеменныя.
12. Гуэнцы.
13. Руснаками, Руссіянами.
14. Рюсу, Россу.
15. Польскихъ.
16. СЂва.
17. Русняками.
18. Андреевскимъ.
19. Изнеможенія.
20. Не разжигался.
21. СлавнЂйшіе.
22. Соблюдшій.
23. За раздЂломъ.
24. Назывались.
26. Въ Чермной Россіи.
26. Въ.
27. Въ.
28. Сіи же.
29. Принцеслава.
30. Блудича.
31. Ладыша.
32. Или Калги Султаны, т. е., Прицы Султанскіе.
33. Прибавлено: Олельковичь
34. Литовскій и Польскій.
35. Руссіи.
36. Многимъ.
37. Оставшіеся.
38. Магометанами.
39. Чтимыя.
40. Пропущено: одни.
41. Ягела.
42. Державамъ.
43. Догматическихъ.
44. НаслЂдниковъ.
45. И другія.
46. Черкаскъ, Черкасы.
47. Состоявшимъ изъ депутаціи, посыланной оть 3-хъ классовъ народа.
48. По природЂ.
49. Одно Рыццарство.
50. ВЂчною.
51. Только: отъ слова.
52. Первоначально.
53. Прибавлено: въ скарбъ.
54. Погтановленіями.
55. И Малороссіи.
56. Зъ родными.
57. Всякихъ.
58. Коренному.
59. О родности.
60. НЂть: своимъ народомъ.
61. РЂкахъ.
62. ЯгеллЂ.
63. НЂтъ: Гетмана.
64. На пункты.
65. Уржендованы.
66. Янзыкомъ.
67. Славяцкіемъ, СлавЂцкимъ.
68. Супречые.
69. Боронили.
70. Сударей.
71. Прибавлено: въ Королены.
72. Перваго.
73. Мировали.
74. Учинкамъ.
75. Калишскій, Калицкій.
76. Компутамъ.
77. Прибавлено: Восточные.
78. Руснакамъ, Руснякамъ, Русакамъ.
79. Порощамъ и по пасЂкамъ городскимъ.
80. Кашеевъ, кащеевъ, кишеевъ.
81. Ранговаго.
82. 5-го.
83. ДнЂпръ.
84а. Кафы.
84б. Мурзъ.
85. Прибавл: Рускихъ.
86. Безпрепятственно.
87. Чрезъ Донъ и Кубань.
88. Противъ Турокъ, тамо кочующихъ и живущихъ селеніями.
89. ВладЂнія.
90. НЂть: или Полеваго Гетмана.
91. Всего етого нЂтъ.
92. ВсЂ.
93. Выбранныхъ.
94. Подъ.
95. На.
96. НаровнЂ.
97. Полковые,
98. Внутри.
99. Селилъ.
100. Прибавл: и довЂренность братская Епископовъ.
101. Рыцарствомъ и звоевательствомъ.
102. НЂтъ: Богдана.
103. Шехъ, Жахъ.
104. Не умедлили.
105. 1586,1588.
106. Варварски.
107. Сербулитской.
108. За.
109. Воинскій.
110. Кунискимъ, Купинскимъ.
111. Лежейскій, Леженскій, Леокайскій.
112. Туптовольскій, Туптальскій, Туптало.
113. ОбрЂзавши.
114. ВсЂ единодушно.
115. Народовъ.
116. Маеткамъ.
117. СлучЂ.
118. Фортельно.
119. По 20.
120. Талеровъ, Тинфовъ.
121. Чинимое.
122. Страшное.
123. Петержицкаго, Петрижицкаго.
124. Скабичевскаго.
125. ПобЂдиша, Побидсила.
126. Недругайло.
127. Баюкъ, Боюкъ.
128. Гейдеровскій.
129. Запалый.
130. Сутяга, Супига.
131. Окуловичь.
132. Мантей, Метыляй.
133. Наше въ Руси; Руское.
134. И самую свободу, раззоривъ и вЂроисповЂданіе наше.
135. Яблоновскій.
136. Кисель, КисЂль.
137. Раданъ.
138. Нестелей, Нестельный.
139. Худобрай.
140. И всей.
141. Корсуня.
142. Попамъ.
143а. Корсунскаго.
143б. Горка.
144. Кратички.
145. Улицами.
146. 26:
147. Курузы, Карузы.
148. Мултянскій.
149. Ракочіемъ.
150. Узулъ, Узупъ.
151. Свободу.
152. Фланга,
153. Приб.: съ 15-ю тысячами воротился.
154. Правиламъ.
155. Переморозять.
156. НЂтъ: Слободской.
157. Новицкомъ.
158. Калишскій, Калницкій.
159. ПушкарЂ.
160. БуханЂ.
161. Фридргейма.
162. Денгофа, Донгова, Дайтова, Дештова, Данилова.
163. УкрЂпилась.
164. Не тЂмъ ли Макаріемъ, котораго мощи почиваютъ въ Соборномъ Переяславльскомъ ХрамЂ Полтавской губерніи, тоже Архимандритомъ Каневскимъ, замученнымъ Турками ?
165. Кокшактами, Кокіяктами.
166. Наприкла.
167. Чугая.
168. Смерть.
169. Угождать,
170. Тиранскимъ.
171. Заглумленъ, затлумленъ, затомленъ.
172. Свободу націи.
173. Волняныхъ.
174. ФормЂ.
175. ОмерзЂнія.
176. Началнымъ.
177. Рогозою.
178. Велинскій, Вилинскій.
179. Иркліевъ.
180. Шалостей.
181а. Гагаринъ,
181б. 5-ть.
182. БатуринЂ.
183. Шишкевичь, Шимкевичь.
184. Косагова.
185. Мольбою.
186. Мольбы.
187. Дому.
188. Опіякъ.
189. Распоряженіе.
190. Зыкапивать.
191. Напрядками.
192. 30 тысячь, и просто: 30.
193. Эстляндской и Лифляндской.
194. Ливонское.
195. НЂтъ: схватилъ за усы.
196. Безчестная.
197. Для того.
198. Благо, благодать.
199. Воротъ.
200. 28.
201. Вышнимъ.
202. 18-го.
203. 3,217.
ОБЪЯСНЕНІЕ НЂКОТОРЫХЪ СЛОВЪ МАЛОРОСІЙСКИХЪ ВЪ ИСТОРІИ РУСОВЪ, НЕПОНЯТНЫХЪ ДЛЯ ВЕЛИКОРОСІЯНИНА.
Балка, долина, буеракъ, въ лЂсу, полЂ, и под.
Ватажка, отъ ватага, стадо : пастухъ стада; начальникъ, предводитель.
Вовна, волна, шерсть.
Выстаченье, поставка, доставка.
Вытхнется, протухнетъ, и под.
Габа, родъ платья.
Драбына, грядка, облочокъ, бока въ повозкЂ, телегЂ.
Добрыдень, доброй день; на добрыдень, съ добрымъ утромъ.
Корогва, хоругвь, знамя.
Каплыця, часовня.
Маентокъ, имЂніе, имущество помЂстье.
Могорычь, угощеніе водкой и под послЂ сдЂлки.
НЂякійсь, кто-то, неизвЂстный, какой-то, нЂкто.
Опіяка, пьяница.
Опуцькы, отъ опуцёкъ, стебли, употребляемые въ пищу.
Очеретъ, тростникъ, камышъ.
Парахвія, парафія, церковной приходъ.
Покуховная пошляна, сборъ, пошлина, съ продажи напитковъ, вина, и под. тому, бочками.
Прямуя, проча, назначая.
Румъ, дорога, путь.
Руйновать, разорять, уничтожать.
Сегобочный, по сю сторону (бокъ) находящійся.
Степъ, поле, на коемъ ростетъ больше всего трава, обнаженное почти совершенно отъ лЂсовъ, и т. н. СлЂдовательно, ето вовсе не то, что степь.
Сурма, родъ трубы, свирЂли.
Толока, непаханное поле, на которое выгоняютъ скотъ; отъ толочить, выбивать посЂянный хлЂбъ, или траву, скотомъ.
Тогобочный, по ту сторону находящійся.
Утрактованный, угощенный, задобренный.
Фрасунокъ, печаль, жалость.
Хавтуры, оставшееся отъ поминальнаго обЂда, и самыя поминки.
Холодокъ, тЂнь подъ чЂмъ отъ зноя; родъ растЂнія.
Цвынтарь, кладбище, погостъ.
Чагарныкъ, камышъ и кусты прирЂчные и под. тому.
Чекмень, армякъ.
Шахвовать, дЂлать, приготовлять, и под.
Щыбеныця, висЂлица.
Щынкаръ, корчмарь, трактирщикъ, кабачникъ, продавецъ горячаго вина, цЂловальникъ.


Обновлен 31 янв 2015. Создан 31 янв 2014



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником